Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Мой Мастер

Сергей, поджарый мужчина, тридцати двух лет, встречал на вокзале свою двоюродную сестру...

  1. fantaser84
    Сергей, поджарый мужчина тридцати двух лет, встречал на вокзале свою двоюродную сестру Ирину и ее дочку Лену. Ирина была его старше на год. Они выросли практически вместе, и, хотя последние десять лет они не виделись, между ними сохранились теплые отношения.

    Ирина возвращалась к брату, потерпев окончательное поражение в попытке устроить свою жизнь. Она вместе с братом выросла в небольшом районном городе. Поступив в медицинский колледж, вышла замуж. Была скромная свадьба. Скоро у них родилась дочь. А через четыре года, муж Ирины утонул. Так иногда бывает. Прожила два года одна, потом переехала в Екатеринбург. Там предприняла попытку начать все сначала. Второй брак, оказался неудачным. Опять переезд, в другой город, где они с дочкой, прожили последние пять лет. И в результате, возращение в родной край. В областном городе, где успешно обосновался Сергей, ей пообещали работу. Ехать к родителям не имело смысла. Их маленький городок медленно умирал.

    Сергею оказался удачливее сестры. Он владел небольшим бизнесом, и жил в собственном доме. Детьми так и не обзавелся, развелся с женой два года назад.

    Встретив свою сестру, он отметил, что за это время, она практически не изменилась. Та же стройная фигура, осиная талия, небольшая и упругая грудь. Ирина познакомила его со своей дочкой. Перед Сергеем стояла худенькая, невысокая девушка, восемнадцати лет, которая в будущем обещала стать стройной симпатичной женщиной. Он отметил, что в ней не узнать ту девчонку, с жидкими косичками и разбитыми коленками, которую он помнил.

    Узнав о приезде сестры, он настоял, чтобы она пожила в его доме, пока все не образуется.

    — Дом двухэтажный, места хватит всем, — сказал он ей тогда по телефону.

    Сейчас он с удовольствием показывал гостям их комнаты. Одну для племянницы, и другую для сестры.

    — Куда нам столько, мы и в одной прекрасно поживем, — запротестовала Ирина, смущаясь.

    — Даже не спорь, в доме три спальни, их надо как-то использовать.

    — Мама, у меня будет отдельная комната! — обрадовалась Лена. — Представляешь?

    Уже к вечеру, все трое чувствовали себя так, как будто только вчера расстались, благодаря искренней радости от встречи, радушию хозяина и легким характерам мамы с дочкой.

    Три дня пронеслись, как будто их не было. Но, казалось злой рок, преследует Ирину. Обещанное место оказалось занятым. Надо было срочно искать что-то другое.

    Вечером, вернувшись с работы, Сергей застал дома похоронное настроение. Ирина горько переживала очередную неудачу.

    Попытки Сергея как-то развеять мрачные мысли сестры, ни к чему, ни привели. Около полуночи он сидел и смотрел телевизор, размышляя, почему так происходит. Вроде все у его сестренки есть, а вот не везет, хоть ты тресни. «Завтра», — пообещал он себе. — «Надо поспрашивать знакомых. Наверняка, что-то найдется».

    Услышав, что Ирина спустилась на кухню и готовит чай, он поднялся с дивана. Сестра сидела с чашкой чая, уставившись в никуда. Сергей присел рядом.

    — Хватит кукситься, сестренка, что-нибудь придумаем. Завтра я этим займусь. Все-таки миллионный город!

    В ответ она заплакала.

    — Почему у одних все легко получается, а тут бьешься, бьешься и ничего. В чем я провинилась, — пара слезинок упало на стол.

    Как любой мужчина Сергей растерялся, увидев женские слезы.

    — Ну, хвати, хватит, в самом деле, что-то ты совсем расклеилась, — он приобнял ее, ободряя. Она, плача, уткнулась в его плечо. Сергей растерянно гладил ее по спине, утешая. Вдохнул запах ее волос, почувствовал знакомое, до последней родинки, тело. Воспоминания десятилетней давности нахлынули на него. Оказалось, он ничего не забыл. Все было как вчера.

    * * *

    Тогда он перешел на последний курс. Случайно встретил Ирину на улице. Она, обрадовалась, и, пеняя ему, что они долго не виделись, затащила к себе, на съемную квартиру. Она жила одна. Лена гостила у бабушки.

    Они просидели тогда до позднего вечера. Говорили и не могли наговориться. После своей трагедии Ирина понемногу возвращалась к нормальной жизни.

    Сергей стал бывать у нее чаще. Угасшая детская дружба вспыхнула вновь. Но не только дружба. Он засматривался на ее фигуру, ладную попку, бросал взгляд ей в декольте. Пытался гнать от себя эти мысли, все-таки сестра. Она выгодно отличалась от его подружек. С ней не надо было притворяться и играть. С Ириной, простой и близкой с детства, он чувствовал себя, как дома. Прожив в общаге четыре года, это начинаешь ценить.

    Однажды Сергей, сняв рубашку, ремонтировал текущий кран на кухне. Жаркое летнее солнце накалило комнату. Заглянула Ирина, увидев, что он вспотел, принесла полотенце.

    — Ты такой сильный, как мой муж, — сказала она со странной интонацией, глядя на его руки. Он потянулся, чтобы взять полотенце и нечаянно уронил его. Они присели, чтобы поднять с пола злополучное полотенце. Ее губы оказались очень близко. Повинуясь безотчетному импульсу, он обнял и поцеловал Ирину. Она не стала вырываться, ответила ему, жадно впиваясь в его губы. От острого желания обладать ею, его поясницу пронзила боль. Не переставая целовать, он начал лихорадочно снимать с нее одежду, прямо на кухне.

    — Сергей, не надо, что ты делаешь? Отпусти меня! Ты просто сумасшедший! — шептала ему Ирина, прижимая его к себе. Он взял ее прямо в кухне. Резко и сильно вонзаясь в нее, угадав ее желание — отдаться без всяких изысков. Они кончили вместе через минуту. Потом повторили уже спокойнее, на кровати.

    Страсть, которая вспыхнула между ними, была как огонь. Они вели себя, как одержимые.

    Ирина работала, он учился. Иначе, они бы не расставались друг с другом ни на минуту. Это сладкое безумие продолжалось полгода. Потом об их связи случайно узнали родители. Обе семьи стали на дыбы! Было много разговоров, нотаций, ругани. В город приехал Иринин отец, и увез ее домой.

    Сергей бросился на ближайший автобус! Но его перехватили отец с матерью.

    — Брат пообещал убить тебя, если ты появишься на пороге, — кричал ему отец. — Сидит дома с ружьем.

    Через месяц, Ирину отправили на Урал, к родственникам.

    — Прости меня, но по другому я не могу, и не пиши мне, пожалуйста. Так будет лучше, для всех, — плакала она в телефонную трубку, прощаясь с ним...

    * * *

    И вот теперь прошло десять лет, а как будто их и не было. Перед ним сидела убитая горем женщина, которую он любил больше всего в жизни.

    Ирина престала плакать, но он продолжал обнимать ее. Нагнулся, еще раз вдыхая пьянящий аромат ее волос. Она подняла лицо. Сергей поцеловал ее глаза, чувствуя на губах соль слезинок. Ирина замерла. Он нашел ее губы. Они были мягкие и нежные, как тогда. Их первый, через десять лет, поцелуй, затянулся. Оба начали задыхаться.

    — Прекрати, возьми себя в руки, — прошептала ему сестра.

    В ответ он еще раз поцеловал ее. Его руки скользили по такому желанному телу. Одежда не стала помехой. Сергей сам, не понял, как они оказались на кухне без одежды.

    С трудом сохраняя остатки разума, он увлек несопротивляющуюся Ирину к себе в комнату.

    Ирина только подалась навстречу, когда он входил в нее. В тот вечер они долго любили друг друга. Он брал ее на кровати, брал ее у стенки, любил ее на полу и на столе. Ставил на четвереньки, поднося свой член к ее рту, и она покорно делала ему минет, потом он опять входил в нее. Он кончил два раза, а она... Много, очень много. Под конец, когда она стояла на коленях перед ним, он поднес член к ее попке. Она не сопротивлялась. Только застонала, когда он входил в ее тугую дырочку. Это стало кульминацией той ночи! Десять лет назад, она на такое не решалась. Сергей кончил прямо ей в попку, содрогаясь от удовольствия.

    Они долго лежали обессиленные, и разговаривали. Обо всем, что случилось с ними за десять лет. В конце концов, она сказала:

    — Давай договоримся — это не должно больше повториться. Я приношу всем несчастье. Не хочу, чтобы ты стал несчастен. Ты же понимаешь, что у нас нет будущего? Поэтому, пусть это будет сон, который приснился нам обоим. Поверь, так будет лучше...

    Сергей слушал свою сестру и не понимал, о чем она говорит. Он только что вернул ее, а она хочет, чтобы он сам от нее отказался? Ну, нет!

    Но, на следующий день, Ирина, без послаблений следовала своим правилам. Все его попытки поцеловать, или, просто, обнять ее, она решительно отвергала, ускользая от него.

    Тогда он решил просто, напросто соблазнить ее.

    Дня через четыре, он попросил Ирину, отпраздновать с ним выдуманный успех на работе.

    Они, в двенадцать ночи, сели в зале и распили бутылочку шампанского. Он увлек ее танцевать, поцеловал. Плотина, которую она тщательно воздвигала — рухнула. Она не сопротивлялась его ласкам. И, вот уже он входит в ее мокрую щелочку, задрав платье до подмышек. Вскоре платье полетело прочь. Сергей увел голую Ирину в свою комнату. Там они снова наслаждались друг другом.

    Нежно поглаживая тело любимой сестренки, он убеждал Ирину, что глупо сопротивляться их чувству:

    — Давай, воспринимать все случившее как есть. Не будем сопротивляться своей судьбе.

    Разгоряченная после секса, она не находила сил возражать ему.

    Через неделю решилась проблема с работой. Для Ирины нашлось место в небольшой, ведомственной больнице. Единственный минус — суточные дежурства раз в неделю. Ирина целый вечер ходила счастливая.

    А когда Сергей уже засыпал, осторожно скрипнула дверь. Она пришла к нему сама.

    * * *

    Как-то он заехал домой в непредвиденное время. Быстро открыв входную дверь, Сергей оторопел. Спиной к нему, в коридоре, стояла племянница и терлась о ручку швабры своей щелкой, через трусики. Сергей быстро взял себя в руки.

    — Что ты делаешь? — ничего более оригинального, ему в голову не пришло.

    — Вот хочу отскрести от пола пятно, — ответила покрасневшая до самых корней волос, Лена, нервно поправляя юбку.

    — Да, — хмыкнул он, — огромное пятно. Его обязательно надо оттереть.

    Никакого пятна на полу не было.

    Вечером, он рассказал Ирине про пятно и швабру.

    — Вот, чертовка, — воскликнула она, — предупреждала же, чтобы была осторожнее. Говорила, что мы теперь не одни! А она все равно! Возраст у нее такой, гормоны играют. Я все понимаю, но должна же немного и головой думать! Где, и что делать!

    — Ладно, только ты ей ничего не говори. Я старался сделать вид, что ничего не заметил.

    Сергей удивлялся, отношения между Ириной и дочкой напоминали отношения двух подруг, только одна была старше и опытнее. Такая гармония между мамой и дочкой встречается редко.

    — Конечно, не скажу, — Ирина вдруг повалила его на спину. — А хочешь, я тоже потрусь о швабру, перед тобой. Ты же наверняка, вспоминаешь эту сцену? Колись?

    — Вспоминаю, — не стал отказываться он, пытаясь поцеловать ее грудь, оказавшуюся перед его лицом. — Только я принесу швабру сюда, а то вдруг Лена еще не спит. А потом... — он намеренно сделал паузу, распаляя ее любопытство.

    — Что потом?

    — Потом я тебя отшлепаю, за то, что ты плохая девочка. Прямо по голой попке.

    Он сходил за шваброй. А наутро Ирина тщательно прятала от дочки свою попку с красными полосками.

    — Боюсь, мы немного переборщили с тобой вчера, — сказала она ему утром, украдкой, пока не видит дочь, целуя его в губы. — Видишь, следы не сошли? — Но расстроенной она не выглядела.

    — Главное, чтобы Лена не заметила, — заметил Сергей.

    — Не знаю, не знаю, она глазастая. Каждый вечер, как могу, шифруюсь, пробираясь к тебе. Но, кажется, она догадывается...

    * * *

    Проработав на новой работе неделю, Ирина, в очередной раз, заговорила о необходимости снять квартиру и съехать от брата. Мол, и так, загостились.

    Сергей решил раз и навсегда поставить точку в этом вопросе. Когда за ужином Ирина снова завела этот разговор, он прервал ее.

    — Так, сестренка, слушай брата. Он умный, трамвай видел, шутка. Одним словом, будете жить здесь. Год, а потом можешь вернуться к этой теме. Так, что принимай бразды правления, как хозяйка. С вашим приездом, дом стал на дом похож. А деньги будешь откладывать. У тебя дочка растет, ее одевать надо, учить. То, да се. В общем, все, тема закрыта!

    Лена активно поддержала дядю. Она не хотела расставаться с собственной комнатой. После небольшого препирательства, Ирине пришлось уступить им.

    На следующий день, Сергей решил еще одну проблему. В доме был всего один ноутбук, и Лена несколько раз просила разрешения посидеть за ним. Обрадованный, что Ирина никуда не уезжает, он взял и купил ноутбук для племянницы.

    — Это тебе, в благодарность за поддержку, — пошутил он, вручая счастливой девушке подарок.

    — Зря ты это сделал, — заметила позже Ирина. Теперь она пол ночи за ним сидеть будет. Там, тоже не отходила от компьютера. Хотела с собой забрать, только куда нам такую бандурину переть.

    — Ничего, будет сидеть, не отвлекаться на маму, которая тайно пробирается в мою спальню, — отшутился Сергей.

    Через неделю Лена пожаловалась, что ее ноутбук перестал подключаться к Интернету. Сергей забрал его на реанимацию. Компьютер был забит вирусами. Он занялся его чисткой, и обнаружил ее подборку порно. Помимо обычных картинок, много было собрано изображений подчинения женщин. В избранном почти все ссылки тоже на эту тему.

    И безопасности она не придавала никакого значения. Ее почта открылась автоматически, стоило запустить браузер. Сергей не удержался и заглянул к ней в ящик. Там он нашел, отправленное два дня назад. Письмо, адресованное некоему Мастеру.

    «Здравствуйте Мастер! Мне очень нравится Ваш сайт, я много раз прочла все материалы, которые там есть. Очень хотела бы попасть в Вашу школу. Мне 18 лет.

    Я не мазохист, или правильнее будет мазохистка, не знаю, но мне нравиться представлять себе подчинение мужчине. Моя любимая книга — «История О». Сама боль мне не нравится, но я, как и О, хотела бы подчиняться, гордилась бы носить ошейник, клеймо и цепь.

    Извините Мастер, пишу, путано, долго не решалась написать Вам. Может быть, Вы примите меня в Вашу школу. А деньги бы я нашла.

    Такое вот письмо. Сергей посмотрел сайт этого Мастера. Типичное издание БДСМ, но с философией. Интерес вызывает его школа рабынь. Чувак вербует себе вирт рабынь и дерет с них еще штуку баксов, дань называется. Молодец! Два в одном! Но отдавать свою племянницу ему... Обойдется. Он ненадолго задумался. Судя по всему, ответа она еще не получила. План действий созрел быстро. Сергей занес адрес Мастера в черный список, создал похожий адрес, и отправил ей письмо.

    В письме, написанном в суховатой, безапелляционной манере, он согласился заняться ею. Он брал ее в кандидатки.

    Она должна описать ему свою внешность, рост, вес, размер груди, талии, бедер. Подробно рассказать, где и с кем живет. Описать свой сексуальный опыт. Прислать свое фото, обнаженной, сделанное перед зеркалом. Особо подчеркнул, чтобы замазала в фотошопе, или другой программе, лицо. Оно его не интересует. Ему важно точное исполнение его приказов. Все это сдобрил долей философии, надерганной с соответствующих сайтов, добавил пару цитат из «Истории О».

    Лена не обманула его ожиданий. Ответила Мастеру, на следующий день.

    Оказалось, что она девственница, парней у нее было двое, но дальше поцелуев они не продвинулись. Ласкает себя регулярно. Почти каждый день. Иногда по несколько раз в день. Приложила фотографию, сделанную в ванной. У нее оказались маленькие грудки, с небольшими сосочками, и реденькие черные волосики на лобке.

    Отвечая, он похвалил ее, посоветовал еще раз подумать, готова ли она. Еще раз подчеркнул, что она должна будет точно и безоговорочно выполнять все, что он от нее потребует. Задал еще несколько вопросов, ее фантазии, чего боится, что ей нравится, и не нравится. Дал первое задание — удалить с лобка растительность и прислать ему фото.

    На следующий день, он получил ответ. Она старалась ответить на все вопросы, как можно откровеннее. Волосики удалила. На фотографии ее лобок был голый. Губки — бесстыдно обнажены. Видно было, что она очень стеснялась, сдвигала ножки, как можно плотнее.

    Сергея позабавила эта наивная попытка прикрыться. С другой стороны, он не мог не оценить ее решимости, и желания выполнить приказ Мастера. Коротко ответил, что он удовлетворен, и пусть она ждет нового задания.

    Два дня он обдумывал, что от нее потребовать. С приятным удивлением обнаружил, что ему нравиться ее послушание. Под впечатлением этого чувства, было составлено очередное письмо.

    Первым делом Мастер дал ей новое имя, назвав ее «Ми», что означает «моя игрушка». Теперь он будет обращаться к ней только так. Назначил ей испытательный срок — семь заданий. Если она будет послушной и добросовестной, то попадет в кандидаты, как она просила. Если он будет особенно доволен своей Ми, то разрешит ей надеть ошейник.

    Установил ряд постоянных правил. Во-первых, его письма она должна читать только голой. Писать ему тоже, только голой. В своей комнате всегда находиться без трусиков, причем не прятать их, а вешать на стул, или класть на стол.

    В качестве задание, он приказал ей прислать ему фотографии, где она ласкает себя стоя, и сидя на стуле. Естественно, одежды на ней быть не должно.

    Она, также должна была описывать свои ощущения, которые она испытывает, при выполнении его заданий.

    В ответе, Лена благодарила его, пообещала, что постарается заслужить ошейник. Робко интересовалась, что ей делать, если она читает письмо Мастера, а в дверь вдруг постучится мама. Она может не успеть одеться. Девушка, серьезно увлеклась игрой.

    Теперь он приказал ей сфотографироваться во всех зеркалах, какие есть в доме, конечно голой. Одежду оставить в своей комнате.

    В ответном письме он получил еще четыре фотографии. Из прихожей, из ее комнаты, из своей комнаты, и из комнаты Ирины. Лена описывала, как она, дрожа от стыда, шла к каждому зеркалу, ожидая, что откроется входная дверь и войдет или мама, или дядя. Как ее это возбудило, что она не удержалась и мастурбировала прямо в коридоре...

    Сергей подумал, что Лене придется кое-что прикупить. Он объяснил ей, как открыть кошелек на веб мани. Посла следующие задания.

    Ночью, когда все спят, она должна сходить в ванную, одетая только в короткую футболку. Чтобы лобок и попка были обнажены.

    Второе, один раз поласкать себя в зале, опять одетой только в футболку, а трусики должны были остаться в ее комнате. В этот раз он не требовал фотографии. Но она прислала по собственному почину. Видимо, поставила фотоаппарат на стол, и сняла себя на стуле с раздвинутыми ногами, теребя губки пальцем.

    Он ее жестоко отругал, написав, что ему не нравятся вульгарные, «мясные» фото, и не нравятся вульгарные девушки. А она была в одном шаге от этого! Сделал первое и последнее предупреждение. «Ты должна спрашивать моего разрешения, когда захочешь что-то сделать для меня!» — закончил он отчитывать ее.

    Следующее задание — прислать ему фото, на котором она ласкает свою грудь, оттягивая соски.

    «Утром спустишься в зал, разденешься до трусиков. И будешь так ходить полдня, до двух часов. Одежда должна валяться в зале», — звучало второе задание в этом письме.

    Он перевел ей деньги на электронный кошелек, и она должна была купить небольшой штатив для фотоаппарата. Детально описал его, и послал ей несколько картинок, какой именно приобрести.

    Через день получил отчет от своей Ми. Она все сделала правильно. Он удивился, как сильно она оттягивала свои маленькие сосочки, неужели ей не было больно!

    Прошла уже неделя, как Лена стала Ми. Иногда Сергей смотрел на племянницу, которая вела себя, как тысячи других ее сверстников: «Неужели только вчера, она сидела за компьютером голой и читала его письмо? Никогда бы не догадался, что эта девочка может так делать!»

    Один раз, он попросил Ирину сесть голой за стол перед экраном ноутбука, представляя на стуле племянницу.

    Дал Лене очередное задание — помыть полы голой, и сфотографироваться со шваброй.

    Почти каждую ночь Ирина приходила к нему. «Ты просто сумасшедший! Каждый раз устаиваешь, какое-то буйство плоти», — однажды выразилась она.

    Сергей никак не мог насладиться телом сестры. Каждая минута, проведенная с ней, наполняла его немыслимым счастьем. Чувствуя его любовь, Ирина возбуждалась сильнее, чем от самых изощренных ласк, с радостью покоряясь ему, позволяя делать с ней все, что могла родить его фантазия.

    Как-то Ирина пожаловалась брату, что дочка изменилась. Повеселела, но в тоже время, немного отдалилась от нее. Раньше они были ближе.

    — Не переживай, наверное, появились другие интересы, естественный процесс, — Сергей обнял сестру, — Главное, чтобы ты от меня не удалилась.

    После своего первого дежурства, Ирина пришла домой в пол десятого. Зря она волновалась, дежурства, в этой больнице, оказались не утомительны. Она смогла поспать. По дороге она прикинула, как обновить гардероб дочке. Благодаря Сергею, она могла себе это позволить.

    Войдя в дом, она увидела, что Лена, голая, в одном фартуке, моет полы в коридоре. Ирина оторопела.

    — Что это такое? Ты что делаешь?

    — Привет мам, полы мою.

    — А почему? Почему ты так одета? Точнее раздета?

    — Одета и одета, так, может мне удобнее, какая разница, дома то никого, — Лена попробовала отшутиться.

    — А если Сергей?

    — Мам, пол десятого! Он никогда раньше двух часов не появляется. И всегда звонит, заранее.

    — Но все равно, что за наряд? Не увиливай!

    — Ну, мам, мне так нравится, — Лена смущенно замолчала.

    — Ладно, но ты понимаешь, что это не прилично, в конце концов?

    — Мам, ты сама говорила, что в интимной сфере нет разделения, что прилично, а что нет. Если это никому не мешает. А кому я мешала, я была одна, ты меня без одежды видела много раз...

    — Да, говорила, но это все равно... Не правильно!

    — Мам! — Лена сверкнула глазами, — я не в упрек тебе, ни в коем случае. Я же вижу, что ты вся светишься, но будь последовательна. Заниматься любовью с братом, многие тоже могут счесть... неприличным. Но, я же так не считаю. Ты даже можешь не таиться...

    — Ага, вот как, — стушевалась Ирина. — Значит ты обо всем знаешь... Ну, ты понимаешь, — замолчала подбирая слова.

    Лена, оставив швабру, подошла и обняла мать.

    — Мам, ты молодец! Я тебе завидую, честное слово! Я же вижу, как вы смотрите, друг на друга. Вы любите, друг друга, кому это мешает? Не надо ничего говорить...

    — Дочка! — Ирина прижала ее к себе. — Спасибо! Но согласись, увидеть тебя так, это, достаточно, неожиданно, не так ли?

    — Просто, так надо.

    — Вот, наверное, в чем соль! Так, с этого места поподробнее. Кому надо, почему так, и как еще надо? Может, стоит все-таки матери рассказать, а то мало, ли что?

    Лена не стала ничего скрывать, в двух словах сказала, что она переписывается с мужчиной, а может не мужчиной. Объяснила, как все происходит.

    — И, мам, можешь ругать меня, но мне очень нравиться!

    — Лена, он просто тебя использует!

    — Мам, еще вопрос, кто кого? Мне же очень сильно, сильно нравиться выполнять его задания!

    — А если?

    — Мам, ну какие если. Он даже не знает в каком городе я живу. Я, кстати, тоже ничего про него не знаю. Это то же самое, если бы я прочитала, как использовать для своего удовольствия душ, и стала так делать. Согласись? Все это, только буковки на экране...

    — Ну, не знаю. А фото?

    — Лица то нет, а фотками с голыми девушками весь Интернет забит...

    — Ладно, но фото, хоть, покажешь? Как-то это все...

    Лена дала посмотреть матери часть фотографий, которые она отсылала. Как показалось Ирине, с некоторой долей гордости показала.

    — Ну, вроде бы ничего так, вроде бы ты права, убедила... Ладно, иди, домывай, потом в магазин сходим, надо тебя приодеть немного, я аванс получила. А может тебя сфотографировать надо, как ты полы моешь?

    — Нет, ма, не надо. Он сказал через зеркало. Надо все точно делать.

    — Да. Я вижу, действительно тебе очень нравиться, — Ирина смотрела на дочку, которая в этот момент нагнулась.

    — Ты, пришла и перебила мне настроение.

    — Ничего, с таким другом, оно у тебя быстро появится. Позовешь, когда освободишься.

    В этот же день Сергея получил письмо от Ми. Она даже перевыполнила его задание. Прислала фото, где она стоит с шваброй между ножек, крепко сжимая ее, как тогда, когда он ее непроизвольно засек. В этом письме она упомянула про разговор с мамой.

    Он похвалил свою Ми, и приказал купить ошейник, который она заслужила, подробно описав его. Она должна была прислать ему фотографию ошейника, и дождаться его разрешения надеть.

    А вечером, у него в комнате, Ирина, в свою очередь поделилась с ним своей тревогой.

    — Вроде все дочка объясняет логично, но как-то... Ты, что думаешь?

    Сергей, развеял ее сомнения как мог. Сравнил эту переписку с фантазиями.

    — Представь, она представляет себе, что-нибудь в таком духе, а может и похлеще. В этом нет никакого криминала? Так и здесь. Причем, еще один аспект. Лучше пусть это будет дома, и ты в курсе, чем в подворотне. Знаешь же, что иногда бывает, когда подростки реализуют свою нерастраченную энергию. Какие формы это иногда принимает? Я думаю так.

    — Как ... вас теперь одних оставлять? — в шутку спросила Ирина. — Уйду на дежурство, а ей задание, поужинать голой. Ты возбудишься, и случится непоправимое, — она толкнула его в бок. — Вон у тебя от этих разговоров уже опять стоит, — Ирина нагнулась и поцеловала его член.

    — Стоит у меня не от разговоров, а оттого, что моя рука гладит твою грудь, если ты не заметила. А к этой ситуации, у меня отношение, как к просмотру эротики. Да, интересно, да, возбуждает. Но живую, горячую женщину заменить не может. А за твои гнусные инсинуации, получишь сегодня по попке. Мне нравиться тебя шлепать, не могу отказаться от такого повода, — он схватил ее в охапку и повалил на кровать.

    В субботу, утром, после завтрака, Сергей попросил у девушек два часа, надо было поработать, а потом пообещал свозить их на пляж. Дескать, надо вас подкоптить немного, а то слишком белые.

    Минут через сорок, к нему пришла Ирина. Сначала просто сидела рядом, потом несколько раз провела пальчиком по шортам.

    — Так, это, что приставание? А если Лена увидит?

    — Не увидит, она умотала в наш Магнит, за ошейником. Хотя, я ее предупредила, что там одно барахло. Только ты меня не выдай, случайно. Считается, что ты не в курсе всей этой истории.

    — Ладно, буду делать рожу кирпичом. А ошейник, если хочешь, по пути на пляж заедем в «Карусель», там большой выбор. И рядом большой зоомагазин. Мы с тобой пойдем в другие ряды, а она сможет выбрать, то, что надо.

    — Давай, так и сделаем, — она продолжала поглаживать его члену. — А мне, чтобы заработать ошейник, какое твое задание надо выполнить? — и хитро посмотрела на Сергея.

    — Ты его уже заработала.

    — Нет, так не честно. Наша Ми почти две недели старалась. Ты должен придумать, что-то такое, эдакое, — она оттянула шорты, и лизнула вставший член.

    — Эй, любимая, я немного поработать собрался!

    — Работай, кто тебе не дает, — Ирина облизывала головку, — ты, что не можешь?

    — Нет, конечно, — Сергей попытался ее отстранить. — Это только женщины могут, и любовью заниматься, и о трещине в потолке думать.

    — Это, смотря с кем. С тобой обо всем забываешь, даже на каком свете находишься, — она забрала головку в рот и стала посасывать. Он откинулся на стуле. Но тут раздался звук открываемой входной двери. Ирина резко дернулась, отпуская Сергея, и ударилась головой о столешницу. Раздался характерный стук.

    — Э! Что тут у вас такое? — в комнату вошла Лена.

    — Я о столешницу ударилась, — пожаловалась Ирина, все еще сидя на коленях.

    — А, как? — начала Лена и запнулась.

    Сергей посмотрел вниз. Как она сидела, то удариться можно было только одним способом, поднимая голову с его колен. Его разобрал дикий смех. Поняв, почему он смеется, Ирина тоже зашлась в хохоте.

    — Ну, вы даете, на пять минут вас оставить нельзя, — хихикнула Лена, и вышла.

    Утирая слезы, Ирина пошла за дочкой в коридор. Сергей попробовал вернуться к работе. Из коридора доносилось: «я же тебе говорила, грубые, барахло, заедем в карусель»...

    В «Карусели», Сергей с Ириной покатили тележку подальше от зоотоваров. Но вскоре Лена нашла их. Выглядела она расстроенной. Отведя маму в сторону, она что-то говорила ей в пол голоса.

    — Понимаешь, я не могу выбрать, там их слишком много, — жаловалась Ирине дочка. А Мастер прислал точное описание. Не знаю, что и делать. Вдруг ему не понравится. Поможешь?

    — Да, в чем проблема? Купи два, денег у тебя хватит.

    — Нет, два нельзя, должен быть только один.

    — Ладно, пошли. Только Сергея предупрежу.

    — Что, все удачно прошло, — спросил Сергей сестру, когда они приехали на пляж.

    Он привез их на дальний берег, куда мог проехать только внедорожник. Лена, в этот момент переодевалась за машиной.

    — Да, все нормально, она счастлива до безумия. Торопится домой, отослать фото своему Мастеру. А ты мне купишь ошейник? — она вспомнила разговор дома. — Ты придумал, что я должна сделать?

    — Хорошо, придумал. Ты должна будешь сегодня загорать топлесс. Место вроде пустынное, тут не городской пляж, где мы были на прошлой неделе, но могут подъехать люди. Так, что задание не легкое.

    — А если появятся люди, я должна буду одеться? — Ирине идея понравилась.

    — Нет, конечно, если хочешь ошейник, — отрезал Сергей. — Правда, с нами Лена...

    — Это не проблема. А где мне раздеваться, тут, или на пляже? — машину от пляжа отделяли песчаные дюны.

    — Тут, и на пляж идти уже так, — усмехнулся Сергей.

    Лена ускакала вперед, и когда, на берегу, увидела маму, сделала круглые глаза:

    — Ничего себе! А если еще кто-то появится?

    — Мне нечего стесняться, вроде пока с фигурой все в порядке.

    — Понятно, — Лена посмотрела на Сергея.

    Первые полчаса Ирина немного стеснялась, потом освоилась. Даже сыграла с Леной в бадминтон.

    Вода была еще холодной, поэтому рискнул плавать только Сергей, а девчата окунулись всего по разу.

    Через час их уединение было нарушено. Сначала подошла пожилая пара. Тетка очень неодобрительно косилась на полуобнаженную Ирину. Чуть попозже, подъехала компания — две пары. Лет на пять моложе Сергея. Они посмотрели заинтересованно, но затем занялись своими делами. Ирина, как королева, не обращала на соседей внимания, мужественно выполняя задание брата.

    По-настоящему она смутилась только один раз. Когда они уходили с пляжа, то идти пришлось в непосредственной близости от этой компании. Один парень восхищенно засвистел. Но Ирина выдержала марку до конца, шла, не повернув головы.

    У машины, Лена обняла маму:

    — Ты такая смелая! Я бы умерла на месте.

    Дома, Лена сразу убежала в свою комнату, фотографировать ошейник, чтобы отослать письмо Мастеру. Ирина вешала полотенца на веранде. Сзади подошел Сергей. Обнял ее за грудь.

    — Ты мне сегодня очень понравилась, обнаженная на пляже, — прошептал он ей в ухо. — Пришлось даже плавки поправлять, чтобы член наружу не выскочил, — он засунул руку ей в шорты, поглаживая лобок.

    — О! Сережа! — она прогнулась, возбуждаясь от ласки, — мне тоже очень понравилось. У меня трусики намокли, когда я шла мимо них.

    Его рука проскользнула глубже, к ее щелке. Палец лег на клитор. Он стал поглаживать его.

    — Теперь, если ты захочешь поводок к ошейнику, тебе придется раздеться полностью на пляже, — охрипшим голосом произнес Сергей, продолжая ласкать быстро намокающую щелку сестры.

    — Да! Да! — я разденусь у машины, а ты запретишь мне брать на пляж одежду, чтобы я никак не могла укрыть себя! — она застонала, выгибаясь.

    Он проник пальцем в ее мокрую дырочку, стал ласкать ее сильно, но аккуратно внутри.

    — Но ты плохо справилась с заданием, — он нашептывал ей, ты ускорила шаги, когда парень засвистел. Поэтому, — он расстегнул ее шорты, и они упали на пол. Теперь он гладил ее двумя руками, спереди, и сзади, — поэтому, тебе придется выполнить дополнительное задание. Вечером, мы с тобой поедем за ошейником. В машине ты снимешь трусики, это раз. Потом мы подойдем к стойке, и ты на себе примеришь несколько штук, а все в торговом зале будут видеть, для чего мы покупаем ошейник.

    Пальцем второй руки он проник в ее дырочку, и стал медленно вращать им, немного приподнимая ее вверх.

    — Да! Да! Я так хочу! Пусть все видят, какая я развратная! А! А! А! — она забилась в его руках. Оргазм захлестнул ее. Тело натянулось как струна. Все мышцы напряглись и расслабились. Она повисла у него на руках.

    — Ты просто маньяк! — она задыхалась.

    — Я обычный, простой мужчина. Просто не могу сдержаться, когда рядом такая страстная женщина! Вот и сносит крышу, — он нежно поцеловал ее. — Ладно, дайте мне час, надо поработать, утром ты меня отвлекла, помнишь?

    Сергей пошел писать ответ племяннице. Ошейник они с мамой выбрали правильный, узкий, черный, с металлическими клепками. Изнутри он был отделан мягкой замшей. Он идеально подходил для изящной Лениной шейки.

    Сергей дал задание — сфотографироваться в нескольких позах покорности, в ошейнике. Прикрепил соответствующие картинки, демонстрирующие, чего он ждет.

    Уточнил, что пока она может носить ошейник, только тогда, когда читает его письма, или выполняет его приказы. Право носить ошейник в других ситуациях надо заслужить.

    Вечером Сергей повез Ирину в магазин. Отъехав, от дома остановил машину, и пристально посмотрел на сестру. Она покраснела, привстала и стянула с себя трусики. Сергей удовлетворенно кивнул и поехал дальше.

    — Ты знаешь кто? Ты самый настоящий развратник! — она, смеясь, толкнула его.

    — Какой же я развратник? Я тебя сейчас пальцем не трогал. Ты все сделала сама, — рассмеялся Сергей.

    Подъехав к супермаркету, он повел ее через дорогу, в магазин «Барсик». Было уже поздно, и покупателей не было. За прилавком скучала девушка лет двадцати пяти. Ирина, с серьезным видом стояла рядом с Сергеем, опустив руки.

    — Что вы хотели?

    — Нам нужен ошейник, хороший красивый ошейник, — Сергей благожелательно смотрел на продавщицу.

    — На какую собаку? — задала та вопрос, поворачиваясь к полкам с ошейниками.

    — Нам не на собаку, нам на женщину, — спокойно произнес Сергей.

    «Что происходит? Почему я здесь? Как это возможно? Она сейчас повернется, и будет смотреть на меня, как на... О, боже!" — думала про себя Ирина. — «Но почему мне это нравится? Ведь я опять возбуждаюсь, просто наваждение какое-то!" — она не смела поднять глаза.

    — На женщину? — удивилась продавщица.

    — Да, — Сергей был абсолютно спокоен, — на эту, — он кивнул на замершую у прилавка Ирину. — Нужен не очень широкий, двух сантиметров будет достаточно, мягкий ошейник. С крепким кольцом для поводка.

    — Да, да, конечно, — девушка никак не могла придти в себя, и растерянно переводила взгляд с Сергея на Ирину. — Сейчас, я что-нибудь найду.

    Она положила на прилавок несколько ошейников. Сергей кивнул, взял первый в руки и шагнул к Ирине. Она подалась ему навстречу, подставляя шею.

    Застегнув его, он посмотрел на сестру. Что-то его не устроило. Примерил по очереди другие.

    Продавщица раскрыв глаза смотрела на них, время, от времени облизывая губы.

    Наконец, Сергей остановился на красном ошейнике.

    — Вот это то, что надо. Мне нравится, — Он посмотрел на девушку. — Сколько с меня?

    — Пятьсот сорок два рубля, — машинально ответила та. И добавила, после паузы. — А поводок, — голос ее сел, — брать будете? У нас есть такого же цвета, плетенный.

    — Давайте посмотрим, — он кивнул.

    Взял предложенный поводок, прицепил его за кольцо. Ирина посмотрела на него странным взглядом. Ее соски набухли, и стали заметны сквозь тонкий лифчик и блузку. Сергей потянул за поводок, заставляя сестру сделать несколько шагов по магазину. Ирина покорно пошла. Продавщица пристально смотрела на них. Ее глаза затуманились.

    — По-моему, длинноват, — сказал Сергей, опуская поводок из рук. Он упал, стукнувшись о живот Ирины. Плетеная ручка оказалась на ладонь выше колен. — А может, и нет, — Сергей задумался, по-новому оценивая поводок.

    Ирина сегодня надела свободную, короткую юбку, которая доходила до середины бедра. Взяв поводок немного выше ручки, он несколько раз легонько ударил сестру между ног, под юбкой, Она вздрогнула, задышала чаще. За спиной у Сергей всхлипнула продавщица. Он обернулся. Румянец заливал ее щеки.

    — Нет, поводок мы брать не будем, — он отстегнул его и положил на прилавок. — А как Вы работаете? Может, мы заедем попозже, — Сергей достал кошелек.

    — Два, через два, — еле слышно ответила девушка.

    — Можете отложить этот поводок на четыре дня? — увидев утвердительный кивок, он снял ошейник с Ирины и вывел ее из магазина.

    Их джип одиноко стоял на парковке. Сев в машину, Ирина запустила руку под юбку, и начала яростно тереть себя. Сергей покачал головой и убрал ее руку. Задрал ей юбку. Положил свою ладонь на ее щелку, зажав губки между пальцев, покрутил ими.

    Ирина откинулась назад, и застонала в громко застонала. Он продолжал ее ласкать быстрыми, резкими движениями. Она, раздвинув ноги, распласталась под его рукой. Стоны перешли в крик! Она забилась, дрожа всем телом от удовольствия, выгибая спину. Наконец, издав последний крик, упала назад на сиденье.

    Прошло несколько минут, прежде чем она открыла глаза. Сергей медленно убрал руку.

    — Я, кажется, тебе все сиденье намочила. Юбка, точно, промокла насквозь, — Ирина смотрела на брата сияющими глазами. — А ты зачем интересовался, как она работает? Неужели ты думаешь, что я соглашусь приехать сюда во второй раз?

    — Посмотрим, — он включил зажигание.

    — Ну, ты! — только и смогла возмутиться Ирина.

    По дороге домой, она попросила его свернуть в темный переулок.

    — Я должна позаботиться о тебе, — она протянула руку к его ширинке.

    — Не надо, — Сергей перехватил ее, — я уже. Вместе с тобой, на парковке, — и рассмеялся. — Как, тогда, у тебя дома, помнишь?

    — Ага, — она хихикнула, вспомнив случай, десятилетней давности. когда проснувшаяся Лена, надолго отвлекла ее, и Сергею пришлось поработать рукой.

    Дома Ирина сразу бросилась в ванную.

    — Ты не будешь сердиться на меня, если я спать пойду? Просто на ходу засыпаю, — она действительно выглядела сонной. Он поцеловал ее на прощание.

    * * *

    На работе, разобрав текучку, Сергей открыл почту Мастера. Письмо от племянницы уже пришло. Она просила прощения, что не смогла быстро выполнить его задание в полном объеме. Прислала только две фотографии.

    Первая — Лена сидит на коленях, посредине комнаты. На шее ошейник, руки за головой. Вторая — Лена лежит на коленях, руки вытянуты вперед.

    На следующий день он получил остальные три фотографии.

    Лена стоит посредине комнаты, в пол оборота к камере, руки на затылке. Четвертая — Лена на коленях, нагнувшись вперед, попка задрана вверх. Последняя — Лена стоит, нагнувшись, руки подняты вверх. Ноги раздвинуты. Ее короткие волосы упали вниз, обнажая тонкую шею с ошейником.

    Фотографии Сергею очень понравились. Он мысленно поаплодировал девушке. Открыл письмо:

    «Мастер, я очень старалась, чтобы сделать все, как Вы сказали. Когда я фотографировалась, а Вы знаете, что мне приходиться какое-то время ждать, пока сработает автоспуск, то мне казалось, что Вы смотрите на меня. Видите все мои самые сокровенные места. И мне было очень стыдно, и одновременно, очень приятно. Я даже не выдержала, и поласкала себя прямо на полу, на четвереньках. Это было так волшебно!

    Хочу верить, что Ваша игрушка, доставила Вам немного удовольствия. Я бы хотела, доставлять Вам радость и впредь.

    Мастер, у меня есть маленькая просьба. Придумайте для меня какое-нибудь особенно трудное задание, чтобы, выполнив его, Вы разрешили бы мне носить Ваш ошейник чаще, хотя бы в своей комнате. Я его так люблю! Он такой красивый! Я хотела бы, чтобы его увидела мама!

    Ваша недостойная игрушка».

    Сергей задумался над ответом. Набухший член мешал думать. Он отложил решение.

    Этим же вечером, проходя через кухню, встретил Лену. Она пила чай, и читала «Гари Потера». Сидит, такая скромница, в очках. И не скажешь, что несколько часов назад, эта девушка каталась по полу, теребя свой клиторок. Непроизвольно он бросил взгляд на ее шею, как будто, ожидая увидеть ошейник. Конечно, его там не было.

    Сергей представил, как Лена на полу ласкала себя. Как извивалось это худенькое тело, с зажатой между ног рукой. Очередное задание родилось само собой.

    В качестве следующего задания он ...

    запретил ей ласкать себя пальцами. Она могла мастурбировать только с помощью определенных предметов. Первый — флакон из под геля для душа. Пойти, купить в магазине, подходящий. Второй — карандаш. Третий — горлышко декоративной бутылки. В зале у него стояла парочка на полках, с длинными тонкими горлышками, на которых были вылиты надписи из стекла.

    Сочиняя это письмо, он представил, как Лена будет все делать, и ему захотелось отшлепать ее по мокрой щелке. Сергей улыбнулся своим мыслям.

    Придумал ей «особое задание». В час ночи пройти на кухню, как всегда, голой. Сесть на корточки, спиной к входу. У него на кухне не было двери. И отшлепать себя по мокрой щелке, узкой лопаткой. Если она сделает это, может носить ошейник, когда захочет в своей комнате.

    В субботу, за завтраком, Сергей объявил своим девочкам, что повезет их сегодня в одно прекрасное место. Покажет им очень красивое озеро.

    — Помимо, того, что там очень красиво, у этого места есть еще два достоинства.

    — Какие? — спросили в один голос сестра с дочкой.

    — Там, на месте узнаете, — загадочно ответил Сергей.

    — А сколько это займет времени? — озаботилась племянница.

    — Думаю, мы вернемся ближе к вечеру. Пообедаем там. Все-таки ехать полтора часа.

    «Ничего себе!" — думала Лена, — «Прошло уже два дня, а я до сих пор с бутылкой не сфотографировалась. Ее надо еще как-нибудь из зала унести в комнату. А может сделать это прямо в зале?" — она представила, как это будет выглядеть, когда по коридору ходит мама с дядей. Усмехнулась своим мыслям, в очередной раз, обозвала себя озабоченной. Но в низу живота сладко потяжелело. Захотелось погладить себя между ног. Но до возвращения и думать об этом нельзя. Вздохнув, она пошла собираться.

    Дорога на озеро проходила по живописным местам, поэтому пролетела быстрее, чем ожидалось. Последние тридцать километром пришлось ехать по грунтовке, и проезжать через две небольшие деревни. Зато, когда они прибыли на место, никто не пожалел.

    Почти круглое озеро лежало в небольшой долине, среди белых, меловых холмов. Его окружали группы деревьев, как будто специально посаженные для украшения пейзажа. Озеро лежало далеко от жилых мест, самая ближайшая деревня, состоящая из десятка домов, находилась в десяти километрах. К тому же, в озере практически не было рыбы, и рыбакам здесь не появлялись. Одним словом, красиво, чисто, уединенно.

    — Действительно, очень красиво! — с удовольствием огляделась Ирина. — А какие еще два достоинства?

    — Иди, попробуй воду, — посоветовал Сергей. Озеро быстро прогревается, и в нем можно купаться даже вам, неженкам.

    — Мама, вода как молоко теплое! — закричала Лена, стоя по колено в воде.

    — А второе достоинство? — не унималась Ирина.

    — Тут никогда никого не бывает. Так, что ты будешь загорать топлесс, и труслесс.

    — Ты хочешь, чтобы я совсем разделась? — она вскинула на Сергея свои прекрасные глаза. Они сверкнули знакомым ему блеском.

    Он понял, в принципе, она не против, ему требовалось только немного настоять.

    — Да, я так хочу.

    — Ну, что ж, — она скинула с себя одежду и пошла к покрывалу, которое Лена расстелила берегу.

    — Ага, вот значит как? Вот вы какие, да? — с деланным возмущением, воскликнула Лена. — Ей значит можно все, а мне, бедненькой и несчастной, если юбка, чуть выше колен, то уже выговор делают!

    — Видел я твои юбки, бедненький и несчастный ребенок! Если делают выговор, значит юбка чуть ниже трусов, а до колен, там, как отсюда до Луны. Это раз! Второе — она уже взрослая. Взрослым можно все, детям — почти ничего. Что поделаешь, жизнь, вообще, несправедливая штука, — улыбался Сергей.

    Они хорошо проводили время. Купались, загорали, играли в карты, в бадминтон. Лена притащила из машины фотоаппарат и сделала несколько снимков.

    — Мама, какая ты у меня красивая! — не сдержала она своего восторга, разглядывая получившиеся снимки.

    Улучив момент, когда Лена плавала в озере, Ирина положила руку на плавки брату.

    — Доволен, развратник? Раздел меня, и целый день смотрит, то на меня, то на дочку. Твой член скоро плавки порвет.

    — За племянницей просто приглядываю, а тобой, ты права, любуюсь. Плавки не порвутся, не надо преувеличивать мои достоинства, — он рассмеялся над двусмысленностью фразы. — А сделать ничего нельзя, мы же не одни.

    — Мне так жалко тебя, надо что-то делать с этим, — она еще раз провела пальцем по его бугру на плавках. — Подожди, я сейчас.

    Ирина подошла к дочке, выходящей из воды. О чем-то коротко с ней переговорила, и вернулась к Сергею.

    — Пошли к машине, буду тебя спасать.

    — А Лена? — растерялся он.

    — Я ей сказал, чтобы она не смотрела в нашу сторону. Пусть лежит, загорает. Пошли, — и она потянула его за руку.

    Они зашли за машину, которая стояла в тени деревьев. Ирина опустилась на колени и лукаво посмотрела снизу вверх на брата.

    — Ты как предпочитаешь, чтобы я сама сняла с тебя плавки?

    Он, смиряясь с неизбежным, потянул их вниз. Его член закачался перед лицом сестры. Она улыбнулась и лизнула головку своим красненьким язычком. Сергей откинулся назад, опираясь на машину. Язычок его сестренки скользил по его члену вверх, вниз, задерживаясь на головке. Вволю наигравшись, она накрыла его своим ртом. Наклонилась, забирая его весь целиком, остановившись, в самом низу, носом нарисовала восьмерку у него на лобке, и медленно стала поднимать голову вверх, освобождая его член. Наконец, он почти выскочил из ее рта. Она повторила. Еще и еще. Сергею казалась, что вся вселенная находится на головке его члена! Он застонал от удовольствия.

    Затем Ирина сменила тактику. Оставив во рту только головку, она запорхала язычком по ней, с каждым разом увеличивая темп. Сергей напрягся, улетел на седьмое небо, и кончил, выстрелив в нее пряные струи.

    — Что это было? — охрипшим голосом еле произнес он. Перед глазами до сих пор плавали радужные круги.

    — Это я в Интернете вычитала, вот решила испытать, — ответили Ирина, языком слизывая последние капли со своих губ. — Тебе понравилась восьмерка?

    У него не нашлось слов! Он просто обнял ее.

    Назад Сергей шел на подкашивающихся ногах. С наслаждением рухнул в воду. Вслед за ним нырнула Ирина.

    Они вышли из воды, держась за руки. Лена с интересом, смотрела на мать. Ирина улыбнулась в ответ.

    После перекуса, Лена отвела маму в сторону и стала что-то ей горячо нашептывать, в чем-то убеждая. Наконец, Ирина, неохотно кивнула. Лена радостно чмокнула ее в щеку. Сестра вернулась к Сергею.

    — Мы сейчас на полчасика отойдем к машине. Поскучай здесь без нас, полюбуйся озером, хорошо? — она голосом выделила «здесь».

    — А что случилось? — лениво отозвался он.

    — Ничего, наши секретные дела, — ответила она, и, нагнувшись к самому уху, чтобы дочь не слышала, добавила, — потом расскажу.

    Сергей кивнул, соглашаясь, а Ирина с дочкой пошли к машине, унося фотоаппарат. Как и было сказано, он отвернулся к озеру.

    Джип стоял наискосок, обращенный мордой на выезд. Зайдя за него, Лена неуверенно сняла лифчик купальника и стала, опустив руки. Ирина сфотографировала ее, затем Лена, все еще стесняясь своей просьбы, сделать несколько фотографий голой для очередного письма, стянула вниз плавки. Ирина щелкнула ее. Лена замялась, повернулась боком — щелчок фотоаппарата. Лена замерла, не зная, что еще придумать. Ирина вздохнула и пришла на помощь.

    — Сними свои трусы совсем, закинь их, вместе с лифчиком в машину. Повернись так, чуть прогнись. Отлично! Теперь стань вот так, оторви пятки от земли, выпрямись, немного наклонись. Открой дверь, залезь на сиденье, не так, полностью не надо. Теперь спусти одну ногу вниз. Ага, вот так. Минутку. Ну, все, по-моему, достаточно.

    Разгоряченная Лена, клюнула маму в щеку.

    — Ма, спасибо, я так тебя люблю! А можно мне одеться у того дерева? — она показала в сторону одинокого тополя, росшего недалеко от них, на склоне.

    Ирина заинтересованно посмотрела на дочку.

    — Хорошо, иди, погуляй, если нравится. Можешь даже на тот холмик подняться, расскажешь, что там за камни лежат. Я скажу Сергею, что поворачиваться ему не надо.

    Лена ушла по склону вверх. Ветерок овевал ее обнаженное тело. В первый раз в жизни она полностью разделась на открытом месте. Сердце заходилось от ощущения невиданной свободы!

    Она почувствовала, что между ног стало мокро. Хотела провести там пальчиком, но вовремя вспомнила о запрете ласкать себя руками. Горестно вздохнула. Пошла дальше, и поймала себя на мысли, что непроизвольно высматривает продолговатые предметы. На земле ничего подходящего, конечно, не было. На память пришла ручка переключения скоростей в машине. Она усмехнулась. И тут ее как током пробило! Перед глазами встал фонарик, что лежал в кармане водительского сиденья. Длиной с ладонь, покрытый рифленой резиной, толщиной с горлышко бутылки.

    Почти бегом она вернулась к машине и достала его. Провела им по губкам, прикоснулась к клитору. Сладкая волна возбуждения прокатилась по ее телу. Взяв его с собой, она пошла к камням. Время от времени, Лена останавливалась и несколько раз проводила фонариком по губкам. Острое возбуждение снова накатывало на нее, и девушка шла дальше, чуть-чуть успокаиваясь. Потом все повторялось с начала — ласки, возбуждение, почти до предела... И она шла дальше, как в тумане. Дойдя до камней, она как сомнамбула пошла к тополю.

    Облокотилась на него левой рукой. Теперь, если бы дядя повернул голову, то мог прекрасно рассмотреть голую племянницу. Но Лена, дошла до такого возбуждения, что ей было все равно. Она сунула ручку фонарика между ног, и принялась ласкать себя. Резиновые пупырышки увеличивали удовольствие, соприкасаясь с нежными губками. Она стонала. Ее тело напряглось. Иногда она привставала на носочки, зажимая фонарик между ног. Ее стоны перешли во всхлипывание, перемежаемое криками! Она перестала прижимать фонарик к себе. Теперь она касалась им только клитора легкими и быстрыми, движениями. И вот теплая волна затопила ее! Девушка прогнулась, вскрикнула! Со стороны казалось, что она хочет взлететь! Яркий и бурный поток удовольствия уносил ее!

    Вернувшись к машине за купальником, Лена увидела фотоаппарат. Установив его на сиденье, она сделала несколько снимков с фонариком между ног. Подумала, что Мастеру захочется увидеть, чем она себя ласкала.

    Те фото, что она сделала с матерью, и эти с фонариком. Она ему нравиться, ее фотографии его возбуждают, так пусть полюбуется на свою игрушку.

    Надев купальник, Лена вернулась на берег, Сергей дремал, а Ирина читала привезенную с собой книжку. Девушка пошла купаться.

    — Все-таки я ненормальная, — произнесла Ирина, не отрываясь от книги. — Ты мне скажи, какая мать будет фотографировать дочку голой для мужика, а потом голую отпустит гулять?

    — Не парься, раз это произошло, и никто не впал ни в ступор, ни в истерику, значит все нормально, — пробормотал Сергей, не открывая глаз.

    Вскоре пришла пора собираться. Ирина потянулась за одеждой, но Сергей остановил ее.

    — А ты не хочешь, проехаться так до трассы. Потом и оденешься. Мне было бы приятно.

    «Нет, я точно ненормальная», — подумала про себя Ирина, садясь в машину обнаженной.

    — Ма, ты так поедешь? Класс! — Лена с восторгом смотрела на маму.

    «Она еще не знает, что Сергей хочет меня провезти через две деревни», — думала Ирина, смущаясь под взглядом дочери.

    Когда вдали показались дома первой на их пути деревни, Лена попросила:

    — Сергей, — он не любил когда его звали дядей, — Сергей останови около кустов. Пока мама будет одеваться, я сбегаю по маленькому.

    — Придется тебе потерпеть немножко, мы не будем останавливаться.

    — Что? Правда? Ты поедешь так, с ней? — в ее голосе скользило неподдельное восхищение.

    Они проехали первую деревню по совершенно пустой улице. Местным не удалось оценить Ирину.

    Подъезжая ко второй деревне, Сергей остановил машину около кустов.

    — Лена, вон твои кустики, а то потом чистое поле будет.

    Она вышла, Сергей повернулся к Ирине.

    — Если хочешь — оденься.

    — А ты? — она облизала пересохшие губы. — Ты хочешь?

    — Я бы поехал дальше так. Да и ты, — он опустил руку ей между ног. Ирина была мокрая. — Да и ты поехала бы дальше так, не правда ли? — его палец поглаживал ее клитор. Она только кивнула ему в ответ. Дальнейшие ласки пришлось прекратить. Вернулась Лена.

    Эта деревня была побольше. Домов пятьдесят. На выезде находился магазин. Около него стояли УАЗик и Жигули. Две бабки, на ступеньках, разговаривали о чем-то. Дорога в этом месте была ужасная. Яма на яме. Сергей сбросил скорость, почти до нуля.

    Первыми их увидел мужик, который выходил из УАЗика. Открыв рот от удивления, он даже помотал головой, не поверил своим глазам. Так и остался стоять с открытым ртом. Затем бабки углядели, что в машине голая! Обе, одновременно, вплеснули руками. Мол, смотри, что делается, совсем стыд потеряли! Последним зрителем был мужичок синюшного вида, он тащил из магазина бутылку с пивом. Сергей как раз проезжал мимо ступенек. Мужичок застыл столбом, бутылка выпала из его рук и покатилась по дороге...

    Объехав последнюю яму, Сергей выехал на асфальт и помчался, сокращая километры до дома.

    — Нет, вы видели, видели! — захлебывалась в восторге Лена, — Мам, ты там такой шорох навела, они теперь года два вспоминать будут! Ну, вообще! Ну, здорово! Вещь! — она чуть не прыгала от восторга. Потом неожиданно выпалила. — Как я тебе завидую!

    Ирина сидела, плотно сжимая и разжимая ноги. Немного покраснела. Сергей бросил на нее многозначительный взгляд. Она, как-то, под настроение, призналась ему, что таким образом мастурбировала в школе на занятиях.

    * * *

    Вечером, не стесняясь, племянницы, Сергей увел Ирину к себе. Как только закрылась дверь, они набросились друг на друга, как сумасшедшие. Одежда отлетела прочь!

    Он взял ее на руки и отнес на разложенный диван. Навис над нею, целуя, глубоко проникая языком в рот. Она подалась ему навстречу, подставляю свою щелку под его твердый член. Но Сергей отодвинулся.

    — Нет, не так быстро, моя любимая. Кто сегодня разъезжал голышом в машине, на глазах честных тружеников полей?

    — Ничего не знаю, — она подвинулась еще ближе, и попыталась взять его член в руки. — Ты меня сам заставил, слабую и беззащитную женщину. Я ничего не могла поделать.

    Он закинул ее руки за голову и прижал их к дивану. Дразня, несколько раз поцеловал, каждый раз отодвигаясь, когда она пыталась продлить поцелуй.

    — Может быть, может быть, но почему ты тогда ласкала себя в машине. Тебе нравилось быть голой! Тебе нравилось, чтобы на тебе смотрели все подряд! От этого ты возбудилась! Ты мастурбировала прямо в машине, прямо при мне!

    — Как я это могла сделать? — она притворно возмутилась. — Мои руки были все время у тебя на виду.

    — Не пытайся меня обмануть. Мы оба знаем, как ты это делала. Ты вела себя как «плохая девочка», поэтому будешь наказана.

    — Я согласна. А как? — сладострастная улыбка тронула ее губы.

    — Ты будешь отшлепана ремнем по голой попке. Наденешь ошейник, и получишь тридцать ударов.

    — Ты такой жестокий! — Ирина подыгрывала ему.

    Сергей застегнул на ней ошейник и положил ее на подлокотник дивана. Она лежала перед ним попкой вверх, слегка расставив ноги. Ее щелка, блестела от влаги. Ожидая шлепков, она немного подрагивала.

    Он размахнулся и шлепнул ее по одной, затем по второй половинке. Бил легко, но часто. Сразу же ее нежная кожа покраснела. Ирина застонала от удовольствия. Сергей сделал паузу, разжигая похоть. Грубо помял ее грудь. Раздвинув ей ноги, возобновил экзекуцию, перемежая удары по попке, шлепками по ее щелке. Ирина стонала и извивалась от удовольствия. Его член стоял, как вкопанный. Несколько раз он откладывал ремень в сторону, и входил в нее. Делал три четыре движения. Вытаскивал свой мокрый член, и шлепал им по ее красной попке. От возбуждения Ирина захлебывалась в рыданиях! Сергей сам был готов взорваться в любую минуту. Он сосредоточил шлепки только на ее щелке. Ремень бил по ее нежным, мокрым губкам, безжалостно сминая их. Ирина выла и стонала от удовольствия. Волны дикого наслаждения накатывали на нее, одна за другой! Она кончала не переставая!

    Сергей отбросил ремень и вошел в нее. Его член, наконец то, ощутил долгожданное объятие ее тесной трубочки. Схватив Ирину за бедра, он принялся трахать ее сильно и быстро, глубоко засаживая член в щелку. Ирина билась в судорогах наслаждения.

    Он уже не имел ни сил, ни желания сдерживаться. С каким-то звериным криком, в последний раз погрузившись в нее, он выплеснул сперму во внутрь! Замер напряженный, отдавая последние капли любимой, и почти свалился на нее без сил!

    Она ушла от него, покачиваясь. Ноги с трудом держали ее. Еще бы немного, и ему пришлось нести сестру на руках.

    Едва прикоснувшись к подушке, Ирина выключилась. Но через полтора часа пришлось проснуться. Сильно захотела в туалет. Бросив взгляд на часы, десять минут второго, она, накинув халат, спустилась вниз. Шла очень осторожно, стараясь не шуметь.

    Туалет и ванная в доме Сергей находились рядом с кухней. Ирина услышала какие-то звуки. Ирина заглянула на кухню и обомлела. Посредине, на корточках, сидела голая Лена. Одежды не было видно, значит, она так и пришла сюда.

    Ирина бросилась к дочке.

    — Ты что здесь делаешь в таком виде?

    — Ничего, — от неожиданности Лена, упала на пол. Ирина заметила, что рядом валялась узенькая лопатка.

    — Совсем крыша поехала? Ты что творишь? А если Сергей проснется, — она шепотом ругала свою непутевую дочку.

    — Что ты на меня кричишь? — так же шепотом ответила та. — Самой вон как можно, по всякому! А мне дома ничего нельзя! У тебя есть Сергей! Вон, сколько всего для тебя придумывает, приключения разные. А мне, почему нельзя? Я же никому не мешаю? Мне, может, тоже хочется, чтобы было интересно...

    — То есть, задание такое? Понятно. Ну а все-таки, если бы Сергей встал, чтобы ты делала? А может, ты на это и рассчитывала?

    — Мам, ты, вообще, а для чего бы я до часу не спала? Чтобы все уснули. Он хоть раз ночью встает? Это мы с тобой бегаем в туалет. А он спокойно спит до утра.

    — Вообще то, правильно. Ладно. — Ирине стало жалко свою дочку. Она чувствовала вину, что напрасно накричала на нее. — Прости, это я от неожиданности. Но, все-таки, а если он прикажет тебе голой по дому ходить? Будешь? — Она пристально посмотрела ей в глаза.

    — Да, не знаю я, не знаю, — в сердцах воскликнула дочка. — Я, что не понимаю, чуть, что, ты сразу его ревновать начнешь. Вы же друг друга глазами пожираете. Он только на тебя смотрит. Вот, сегодня, за ужином опять тебе в вырез пялился, когда ты наклонилась...

    — Ладно, ладно, успокойся, — польщенная Ирина погладила ее по голове. — Давай так договоримся, будут какие-нибудь сложности, ты мне скажи. И мы вдвоем, что-нибудь обязательно придумаем. Не переживай. Вот, сегодня, например. Я же тебе немного помогла? И на будущее давай так договоримся.

    Лена, с благодарностью, кивнула.

    * * *
    Вспоминая вчерашнюю ночь, Лена задвигала пальчиком быстрее. Теплая волна удовольствия быстро охватила ее. Она застонала, выгибаясь. Как всегда в последнее время, оргазм был таким сильным, что она просто отключалась!

    * * *
    Лена завалила Сергея фотографиями. Днем прислала сделанные на озере, в том числе и с фонариком. Вечером — фотографии с карандашом, с бутылкой и с флаконом из под геля. Она подробно рассказала о походе на кухню, не забыв упомянуть, про разговор с мамой. Заодно сообщила, что фото на озере сделала тоже Ирина.

    В ответе Сергей похвалил Лену, за точное выполнение его задания. Похвалил фото у джипа, особенно отметив одну из фотографий. Написав, что она ему очень понравилась. Разрешил ей носить ошейник в комнате, когда захочет, раз она справилась со сложным заданием.

    Распорядился приобрести босоножки, приказав, чтобы в дальнейшем, она фотографировалась только в них. Подробно, с картинками, описал, какие он хочет видеть на ней. Дополнительно, ей надо было купить черный купальник, с трусиками-стрингами. Чем меньше ткани, тем лучше. Также в ее гардеробе, должна появиться прозрачная футболка, и маленькие шортики. Перевел ей еще денег.

    Позже прислал задание:

    «Надо подобрать прищепку для белья, слабую, чтобы только держалась на ее губках. Привязать к ней резинку. Прищепку повесить себе на губки, второй конец резинки привязать к ручке ящика, у тебя в комнате. Затем ты должна двигать тазом так, чтобы резинка натягивалась, оттягивая губки, потом ослаблялась. Это надо сделать два раза. Один раз днем. Второй — ночью. Ночью, дверь в твою комнату должна быть полностью открыта. Сфотографируешься.

    Сергей еще раз отметил, что ему очень понравились фотографии у джипа, и за это разрешил ей надеть вечером ошейник во время ужина.

    Отправив письмо, он, наконец, занялся работой. Чтобы не отвлекаться, почту проверил только в конце рабочего дня. Письмо от Лены уже пришло.

    Она радовалась, что Мастеру понравились ее фотографии. Благодарила его за великодушие — он простил своей игрушке ее собственную инициативу. Добавила, что постарается угодить Мастеру покупками.

    Прислала описание, как она ласкала себя, с помощью прищепки. Приложила фото — она голая, с прищепкой на губках, резинка натянута, и дверь в комнату открыта. На шее ошейник. Обещала сегодня ночью сделать второе фото.

    Сергей долго рассматривал сосредоточенное лицо племянницы на фотографии. Похоже, она относилась к этому очень серьезно.

    Поймал себя на мысли, что его возбуждает ее покорность. Потихоньку он втягивался в эту игру. Захотелось стать не наблюдателем а полноценным участником. Улыбнулся про себя: «Жизнь одна».

    Домой он ехал позже обычного. Позвонила сестра. Сказала, что перехватит его на подъезде к дому — надо поговорить.

    — Есть проблема, — садясь в машину, сказала она, — сегодня за ужином Лена будет в ошейнике!

    — Не проблема, — с ходу врубился Сергей, — скажи мне, как я должен реагировать. Я изображу то, что надо.

    — Ты, сразу все понял! — она благодарно посмотрела на него. — Но дело в том, что я сама не знаю, как надо отреагировать. Если сделать вид, что ты ничего не заметил, то для нее, мне кажется, пропадет весь эффект. Этот знак, для Лены — определенное достижение, как я поняла. А с другой стороны мы с тобой никаким боком к ее Мастеру не относимся. Не знаю, даже...

    — А если так, — предложил Сергей, — я просто отмечаю, что она в ошейнике. Дескать, все понятно, есть у нее повелитель. Она — молодец! Больше ничего другого в голову не лезет.

    — Идея неплохая, — сестра задумалась. — Пусть будет так. Она такая счастливая ходит, жалко ее обламывать. Хотя все это, как-то нехорошо...

    — Вот объясни мне, пожалуйста, чего тут не хорошо? — Сергей остановился и посмотрел на Ирину. — Эта игра, а по-другому, ее назвать и нельзя, соответствует женской природе. Так фактически и было, сто лет назад. Пока не началась индустриальная революция, и бизнесу потребовались миллионы безмозглых потребителей. Мужиков оболванивать долго, женщин гораздо легче. Реклама и заработала. Потом появилась соответствующая философия со старым названием — феминизм. Как ты помнишь, феминизм, изначально, это борьба женщин аз избирательный права. А сейчас феминизм — борьба женщин с мужским миром. Сначала в Штатах, попозже в Европе, когда там уровень жизни повысился. Ну да ладно.

    С точки зрения безопасности и гигиены, все нормально? Никаких случайных связей, обжиманий по подъездам и подвалам. С точки зрения, общественного мнения — тоже. Все происходит в узком семейном кругу. Общественность отдыхает. Возрази мне? — он тронул машину.

    — Да, нечего возразить, если честно. Могу только поспорить о современной женщине, — но сегодня это не актуально, — пожала плечами сестра. Впереди показался их дом.

    Ирина позвала его на кухню в восемь. Войдя, он поискал глазами Лену.

    — Сейчас подойдет, наша Ми. Убежала переодеваться.

    Сергей сел за стол, через минуту вошла Лена. В футболке и шортах. На шее был застегнут ошейник, так хорошо знакомый ему по фотографиям. Он приподнялся, сделал вид, что немного удивлен, увидев ее с таким украшением.

    — Ошейник? А что, тебе идет. Ты так взрослее смотришься, — Сергей окинул оценивающим взглядом племянницу.

    Она порозовела, ей была приятна его похвала.

    В середине ужина он невзначай заметил, мол, дети растут на глазах, подчеркивая ее изменившийся статус.

    Весь ужин его не переставал мучить один вопрос, надела ли Лена трусики? Помнит ли она, что, надев ошейник, надо быть без трусиков? Упавшая на пол ложка развеяла его сомнения. Лена присела ее подобрать, низкие шорты обнажили верх ее попки. Трусиков на ней не было.

    Когда он курил на веранде, к нему подошла Ирина.

    — Ты просто гений! Буквально двумя словами приподнял девчонку. Талант! — она поцеловала его. — Предлагаю отметить это! — оказывается, она держала в руках бутылку вина и два бокала.

    Сергей поддержал ее.

    Сделав большой глоток из своего бокала, Ирина наклонилась, поставила его на столик. Блузка оттопырилась и перед Сергеем мелькнула ее упругая грудь.

    — А Лена права, — Ирина заметила, куда бросил взгляд ее брат. — Ты просто пожираешь меня глазами, тебе все мало, — она была немного пьяна, устала, наверное. — Теперь, когда ты так обсмотрел мою дочку, даже не знаю, как вас одних оставлять. Скоро у меня дежурство. А Ленка, та еще егоза. Видел, сегодня за ужином без трусов была? Видел, видел. Я же не слепая. Ты прямо впился взглядом в ее задницу, когда она нагнулась. Она, вообще, в последнее время, одевается редко. Вчера вечером, стучусь к ней, она мне — входи, а сама сидит голышом за компьютером! Представляешь? И так постоянно, то трусы у нее на столе лежат, то вообще, без ничего...

    — Но при тебе не мастурбирует? — лениво поинтересовался Сергей.

    Он был слегка недоволен. Ирина отпила еще вина, и пьянела очень быстро. Значит, сегодня ничего не будет, а жаль. Ему хотелось взять эту взбалмошную женщину, и хорошенько трахнуть. Когда он представил, как она отдается ему, то почувствовал, что в штанах стало тесно. Но видимо, облом ему сегодня.

    — Нет, слава богу, хватает у нее на это мозгов. Да и сколько можно! — она запоздало отреагировала на его реплику.

    — То есть сколько можно? А что было время, когда она это делала при тебе?

    — Да, было. Мы последние полгода снимали комнату в коммуналке. Спали на одной кровати. Соседки три бабки, чуть в ванной, а она совмещенная была, задержишься, больше чем на пятнадцать минут, так сразу в дверь стучали. Никаких условий. А у нее после уроков, то кружок, то еще что-нибудь. Домой почти всегда вместе приходили....

    Вот и все. Ложимся спать. Она лежит как сурок, вытянется вся. Ждет, когда я засну, и начинает потом. Я уже чувствовала, когда это случится. Пораньше «засыпала».


    — А ты как справлялась? — Сергея тема заинтересовала.

    — Мне проще. У меня на работе своя комната была. Запрусь там и быстренько. Да мне так часто и не надо было. А Ленка раз в два дня, стабильно. Я терпела, куда деваться.

    А, что ты так расспрашиваешь про нее, — после паузы вскинулась Ирина, — Меня развратил, и до дочки добираешься? — она шутила, но, наверное, алкоголь, дал прорваться ее беспокойству наружу. — Да может ее уже и не надо...

    — Что не надо? — Сергей закрыл ее бокал, когда она пыталась сама долить в него вина. — Тебе уже хватит.

    — У, ну ладно, — легко согласилась Ирина, — не надо развратить. Тьфу. Развернуть. Вот блин! Сейчас! Раз-вра-щать, — по слогам произнесла она. — Она может уже. Ладно, все, не будем про это говорить. Обещала.

    — Не будем, конечно, — согласился Сергей, чтобы не спорить с пьяной, уводя ее в комнату.

    У себя он засел за письмо к Лене. Начал с того, что жестко отругал ее: «Ты не не точно выполнила задание, дверь в твою комнату должна была быть открыта ночью, а не днем! Будешь наказана. Как — напишу завтра». Он добавил рассуждений, о том, что игрушка должна быть послушной, и следовать каждому его слову.

    С чувством выполненного долга, и с сожалением о заснувшей сестре, Сергей запустил игру на компе.

    С приездом гостей, он стал пользоваться наушниками по ночам, чтобы не мешать, им спать.

    В реальность он вернулся около полуночи. В доме стояла тишина. Ни о чем, не думая, он пошел в ванную. Везде было темно, но из кухни раздавались подозрительные звуки. Он потихоньку заглянул. Голая Лена сидела на корточках посредине кухни. Луна светила прямо в окно, и он видел, что она шлепает себя между ног лопаткой, тихонько постанывая от удовольствия.

    Сергей отпрянул. Решив немного схулиганить, он потихоньку сделал несколько шагов назад. Затем, нарочито громко прошел по коридору прямо на кухню. Но не торопился, давая время Лене, что-нибудь предпринять. Он вошел, не включая света, подошел к раковине, типа попить воды. Сильно удивился, но Лены не увидел. Доставая кружку и наливая воду, он постарался ненароком осмотреться. Удача улыбнулась ему. Буквально, краем глаза он увидел, что она сидит под столом, забившись в самое темное место. Насколько он мог понять, Лена сидела, скорчившись, плотно охватив колени руками. Сергей не торопился облегчать ее участь. Открыл холодильник, достал шоколадку, он всегда хранил шоколад в холоде — нравилось грызть твердую плитку. Налил себе еще воды, и, не спеша, стоя спиной к племяннице, съел изрядный кусок. С сожалением, вышел.

    Утром, Лена еще спала. Завтрак готовила смущенная Ирина.

    — Ты прости меня, я вчера немножко того, лишнего тебе наговорила. Не сердись, пожалуйста, — она виновато посмотрела на него.

    — Я и не сержусь, брось. С кем не бывает.

    — Спасибо. Я ни в чем тебе не подозреваю по отношению к Лене. Просто так с языка сорвалось.

    — Ладно, что ты, проехали.

    — Хорошо, — она покладисто кивнула. Некоторое время мы ели молча. Вдруг она спросила, — Скажи честно, у тебя встал на нее, когда она щеголяла в ошейнике.

    Сергей чуть не поперхнулся. Ну и вопросики с утра!

    — У меня встал на тебя, на веранде. Но ты отключилась, бросив меня так. Это для меня создало больше проблем вчера, в отличие от твоих фантазий.

    — Бедненький, и как ты? До сих пор мучаешься? Давай, это исправим.

    Ирина соскользнула со стула на пол, и потянула резинку его шорт вниз.

    — Прекрати развратная женщина, в любой момент может проснуться Лена, — он шутливо отбивался от нее, помогая стягивать с себя шорты и трусы.

    — У нее хватит соображения, оставить нас вдвоем, — Ирина склонилась над обнаженным членом брата. Обхватила его своими мягкими губами. Сергей откинулся на стуле и закрыл глаза. Положив руки ей на затылок, он надавил, принуждая действовать. Она зачастила, двигаясь губами по члену. Через минуту он разрядился ей в рот. Часть спермы попало ей на шею.

    Высосав из него последние капли, Ирина встала и поспешила в ванную. На входе столкнулась с дочкой.

    — Доброе утро мам, доброе утро Сергей. Ой, мама, а что у тебя на шее? — Лена искренне недоумевала. Затем, заметив позу Сергея. Хотя он успел заправиться, к столу не повернулся. Лена посмотрела на красные коленки Ирины, и все поняла. К тому же запах был красноречивее, всех слов. — Понятно, можете не объяснять. Я могу зайти попозже.

    — Брось, иди, накладывай себе, — Ирина потрепала дочку по голове, — а я сейчас.

    Проводив Сергея с мамой на работу, и помыв посуду, Лена поднялась в свою комнату. «Не успеешь отвернуться, так они сразу за свое», — думала она про дядю с матерью, немного завидуя им. Задумалась. Утром, валяясь в постели, она решила, что выполнит задание днем, а сначала погладит белье. Но сцена на кухне настроила ее на другой лад.

    Лена разделась. Достала из ящика стола ошейник, надела его. Села за компьютер, описать прошедшую ночь. Текст, как всегда набирала одной рукой, вторая легонько баловалась с клитором, потирая и поглаживая его.

    «Мой Мастер. Вчера мне было очень горько читать, что Вы мною недовольны. Я виновата, я недостойна Вас! Напишите быстрее, как я могу искупить свою вину. Любое наказание я приму с радостью! Сейчас пишу начало письма, как Вы от меня требуете, совершенно голая, и Ваш ошейник на шее. Жду не дождусь, когда Вы разрешите носить его за пределами моей комнаты. Мне нравиться чувствовать его на своей шее, как знак того, что я полностью принадлежу Вам. Вы можете приказать мне, что угодно, я сделаю все, чтобы заслужить Ваше внимание, и доставить Вам немного удовольствия!

    Вчера ночью, я хотела все-таки доделать до конца Ваше задание на кухне с лопаткой. Хотя Вы и решили, что я с ним справилась, но тогда мне помешала мама. Поэтому, дождавшись, когда все уснут, я разделась и спустилась вниз. Перед кухней я остановилась. В этот момент я представляла, что Вы там, сидите на стуле, и ждете меня. Мне захотелось появиться перед Вами готовой, с мокрой щелочкой. Я стала в коридоре себя ласкать. Обычно, если я просто тереблю свою пуговку, то всегда возбуждаюсь, но в этот раз не получалось. Может быть из-за того, что было не очень поздно, всего двенадцать. И в любой момент кто-то мог выйти.

    Вы мне приказывали быть откровенной, поэтому я так подробно описываю какая я развратная. Мне пришлось сделать то, что я редко делаю. Я раздвинула ноги и немного засунула палец себе в дырочку. Честно, я боюсь это делать, вдруг порву свою плеву. Но я прочитала в Интернете, что, если пользуешься тампонами, то значит там так устроено, что тонкий предмет пройдет, не повредив ничего. Когда палец у меня внутри, это на меня всегда действует. Я просто стояла в коридоре и все. Вскоре моя щелка стала мокренькой.

    Я опустилась не четвереньки, и поползла в кухню, как будто Вы меня там ждете. Достав лопатку, я стала шлепать себя по мокрой щелочке, все больше и больше возбуждаясь. Спасибо, Вам Мастер, что придумали для меня такой способ, он мне очень понравился.

    Но тут я услышала шаги. Сюда шел дядя. Я еле успела спрятаться под стол. Слава богу, что он не включил свет. Он попил воды, открыл холодильник, что-то достал оттуда, поел и вышел. Все это время я сидела совершенно голой под столом! В любой момент он мог меня увидеть! Но, я должна признаться, я боялась только одного, что он меня увидит, и Вы будете этим недовольны. Я боялась расстроить Вас. Но он меня не увидел.

    Дождавшись, когда дядя закроет у себя дверь, я поднялась в комнату. Оставила дверь нараспашку, как Вы приказывали. Достала прищепку. Настроила фотоаппарат. Стала ласкать себя прищепкой.

    Мастер, Вы придумали для меня такую сладкую пытку! Я готова ...

    была кончить, но надо было отвлечься и сделать фотографии. Я несколько раз приближалась к самому концу. Зато потом, благодаря Вам, Мастер, я испытала такой оргазм, какой редко бывает! Спасибо Вам, что Вы так добры к своей игрушке!»

    Вспоминая вчерашнюю ночь, Лена задвигала пальчиком быстрее. Теплая волна удовольствия быстро охватила ее. Она застонала, выгибаясь. Как всегда в последнее время, оргазм был таким сильным, что она просто отключалась!

    Немного посидев, переводя дух, девушка начала собираться в магазин. Ей надо было купить купальник и босоножки.

    * * *

    Сергей получил письмо ближе четырем. К нему прилагались ночные фото с прищепкой. Дверь была открыта.

    Лена купила купальник, босоножки, водолазка и шорты. Фото — она в босоножках и купальнике, с ошейником на шее. Фото — она в водолазке и шортах.

    Такое откровенное описание и фотографии, так возбудили его, что он чуть не стал дрочить в кабинете. Но одумался. «Сегодня Ирину разорву!" — подумал Сергей.

    Под настроение, он сразу же написал ответ. Назначил наказание. Она должна отстоять вечером в зале голой, голой, руки за головой, десять минут. Под колени разрешалось положить тонкую подушку или свернутый плед. Надо было сделать два снимка, в начале и в конце.

    Как она это организует, ее дело. Может посоветоваться с мамой, подсказал он.

    Очередное задание заключалось в явлении на ужин в купленном купальнике, и в босоножках. Ей запрещалось присаживаться за стол. Она должна была только обслуживать ужин своей матери и дяди.

    Поскольку он был не доволен своей Ми, то ей запрещалось надевать ошейник, во время ужина.

    Отправив письмо, Сергей задумался, не хватил ли он лишка? Потом махнул рукой, будет, что будет. Мастер он, в конце концов, или нет?

    Ирина пришла с работы на час раньше. Дочка была немного встревожена, как будто хотела с ней поговорить, но не знала с чего начать. Так они целый час и обменивались ничего не значившими фразами. Она решила помочь ей начать.

    — Ладно, хватит мяться, рассказывай, что тебя беспокоит, — а у самой сердце екнуло, вдруг она станет обсуждать утро на кухне. Но, оказалось, она волновалась зря. Лену волновали свои проблемы.

    — Мам, ты можешь уговорить Сергей полчаса не выходить из комнаты. Просто не выходить и все? Мне очень, очень надо!

    — Так, с этого места поподробнее. Очередное задание для Ми?

    — Да. Мне просто надо десять минут побыть без одежды в зале, но обязательно когда все дома. Ну и ты не заходи, пожалуйста.

    — Так, — Ирина даже удивилась своему спокойствию, наверное, стала привыкать к дочкиным играм, — хорошо. Но, что подумает о тебе Сергей, ты это можешь себе представить?

    — Не знаю, я об этом не думала. А что он думает обо мне? Ты не знаешь?

    — Хороший вопрос, главное вовремя ты его задала, — Ирина задумалась. — Да, в принципе, ничего. Особой реакции нет. Его это просто веселит, отчасти. Но, все-таки, тебе не кажется, что задания стали откровеннее, что ли? В твои годы, может надо быть скромнее, как бы.

    — Мам, а может я вся в тебя, — Лена лукаво улыбнулась, чувствуя, что Ирина это говорит, больше, по обязанности, не осуждая ее. — Сама то специально ходила переодеваться, когда он за тобой подглядывал на даче. И долго по комнате без одежды разгуливала. А тебе было тогда меньше, чем мне. Я не подслушивала ваш разговор, не думай. Вы на кухне сидели, а я в ванную шла, и случайно услышала.

    — Ну, умыла, возразить нечего. Ладно, думаю смогу его уговорить.

    Обрадованная Лена выпалила матери и про задание — надеть на ужин купальник.

    — Мам, ты видишь, что я уже все понимаю и адекватно реагирую. Я же не стала приставать к вам с расспросами утром? И в следующий раз, если, что, просто развернусь и уйду. Согласна, что это правильная реакция?

    Ирина немного покраснела. Дочка все прекрасно рассчитала, что после утреннего случая, она будет покладистой. Ей пришлось согласиться.

    — Все, уговорила. Только, если ты такая адекватная, скажи мне, как ты будешь выполнять очередное задание, когда я буду на сутках?

    — Очень просто, я позвоню тебе, ты с Сергеем договоришься. Он мужик тактичный, все сделает, как надо. Не так ли?

    — У тебя на все есть ответ. Когда тебе нужны эти полчаса?

    — Давай, в семь, а потом ужинать пойдем. Годится? И еще мам, я себе купила водолазку и шортики, по его просьбе.

    — Да уж, — рассматривая черную, прозрачную водолазку, и очень, ну очень маленькие шортики, воскликнула Ирина. — Жди задания, покрасоваться в них на улице, скорее всего. Ну, да на улице, иначе для чего они? Дома можно и по-другому показать себя. Так, девушка, — Ирина решительно посмотрела на дочь, — прежде, чем, что-либо делать с этим, расскажешь мне. В конце концом и игрушки имею право на вето. Поняла?

    — А если я откажусь, а он меня бросит?

    — Не дрейфь, ты, похоже, нужна ему не меньше, чем он тебе. Иначе бы он не стал на тебя деньги тратить. Просто, расскажешь мне, и мы придумает, как все сделать. Чтобы и волки сыты, и овцы целы были.

    Когда Сергей приехал с работы, Ирина пересказала ему этот разговор.

    — Какие проблемы? Я и так до ужина постоянно за компом сижу, никуда не выхожу. Нет вопросов. Пусть делает, что хочет, она же у себя дома. Ты лучше про другое скажи. Как мне за ужином на нее реагировать? Задание преследует цель продемонстрировать себя, в подчиненном положении. Что мне на лице изобразить?

    — Как, как? — она наморщила лоб в раздумье, — пусть получит то, что хочет. Тебе будет хотеться ее разглядывать?

    — Конечно, сама посуди, открытый купальник в доме, необычно. Конечно.

    — А на кого ты будешь смотреть, если я буду в купальнике, или даже без него? — поддела его сестра.

    — Ты будешь удивлена, но на всех. Это, если честно отвечать.

    — Ладно, я поняла, тебе все всегда мало. Так значит и реагируй, естественно. Особенно откровенно не пялься, но и взгляд не опускай. А там, по ситуации. Если, увлечешься, я по ноге тебя стукну, сигнал подам. А если сильно увлечешься, то врежу, сильно и не по ноге, — добавила она смеясь.

    Сергей добросовестно отсидел в своей комнате, пока Ирина не заглянула и не сказала, что все кончилось. Предвкушая удовольствие, пошел на ужин.

    Лена накрывала на стол, в босоножках и купальнике. Черный купальник хорошо смотрелся на ее теле, оттеняя загар. «Все равно, слишком много ткани», — сожалея, Сергей, еще раз посмотрел на племянницу.

    На столе стояло всего две тарелки. Он сел в торце стола. Напротив села Ирина. Лена взяла первую тарелку, чтобы положить тушеные овощи с мясом.

    — О! какая у нас сегодня сексуальная официантка, — заметил он. — Мне нравиться!

    Лена покраснела. Сергей посмотрел на Ирину, проверяя ее реакцию. Та кивнула, мол, все правильно, давай в таком духе, и в свою очередь глянула на дочь, мол, я тебя предупреждала. Лена гордо вскинула голову, подумаешь.

    — Ага. Лена решила разнообразить наш ужин, тебе нравиться?

    — Конечно, — Сергей еще раз окинул взглядом фигурку племянницы, которая ставила наполненную тарелку перед Ириной, — только, на мой взгляд, купальник слишком закрытый.

    — Меньше уже не бывает, — ответила Ирина, давая понять, что все идет как надо.

    Лена стояла, опустив глаза.

    — Хотя и этот купальник можно поправить, чтобы она в нем выглядела привлекательнее, — Сергей осторожно развивал тему.

    — Лена, принеси, пожалуйста, из зала льняные салфетки. Ты, что не видишь, что Сергей может испачкать свои шорты? — Ирина отослала дочь.

    — Что пора прекращать? — забеспокоился он.

    — Наоборот, продолжай в том же духе. Все идет, как надо.

    Лена вернулась и раздала салфетки. Опять стала посредине.

    — Так, что ты говоришь, как можно его улучшить? — продолжила разговор Ирина.

    — Очень просто. Скатать трусики трубочкой пониже, примерно до середины попки. Тогда спереди вид станет очень соблазнительный. А верхнюю веревку лифчика завязать на спине, и ее грудь будет прикрыта только тоненькой полоской ткани.

    Видимо Лену возбуждало происходящее. Ее соски напряглись и проступили столбиками сквозь тонкую ткань.

    — Но в таком случае, трусики сползут с ее попки, когда она будет двигаться. Если бы иметь микро бикини, — возразила брату Ирина.

    — У нас, их не купишь, только через Интернет. Но могут прислать такое барахло, что надевать не захочешь. Хотя мне, конечно, нравится, как ты была на пляже, оба раза. Ничего не сползало.

    — Конечно, не сползало. На мне же ничего и не было. Положи, дорогая, еще салата Сергею.

    Лена нагнулась над тарелкой дяди. Ирина задумчиво посмотрела на нее. Девочка была возбуждена. Она сама тоже чувствовала приятную теплоту внизу.

    — Ты знаешь, а трусики могут и не сползать, — она посмотрела на брата, когда Лена выпрямилась, — надо испытать.

    — Мне было бы интересно проверить твои предположения, — ответил ей Сергей, и, повернувшись к племяннице, добавил, — очень вкусный салат у тебя получился.

    Лена немного освоилась и улыбнулась дяде. Было заметно, как возбужденно она дышит.

    — Давай, попробуй, — Ирина повернулась к дочери, — сделай трусики, как он сказал.

    Лена стала скатывать трусики трубочкой, но сзади, из-за тонкой ткани, дело пошло плохо. Ирина помогла ей. Трусики опустились, обнажая большую часть лобка девушки. Заодно Ирина перевязали и тесемки лифчика по-новому.

    — Ты так хотел? — она повернула дочку к Сергею лицом.

    — Да, так гораздо лучше, но сразу видно, что трусики с попки сползают, а она просто стоит. А в движении, наверняка, сползут. Тут нужен специальный купальник.

    — Налей нам, пожалуйста, еще сока, — обратилась Ирина к дочке. Та пошла к холодильнику, и буквально на втором шаге, трусики съехали с попки вниз. Она еле успела их задержать рукой.

    — Да, не пойдет, — вынесла вердикт Ирина. — Расправь их. Затем перевела разговор. — А когда мы еще сможем поехать на пляж? Я все еще белая, мне загорать и загорать.

    — После твоего дежурства, раньше не получится. У меня работы много. Потом свободнее буду. Давай, кстати, съездим после ужина в магазин. А Лена все уберет, — Сергей закончил есть.

    Я не против, — кивнула Ирина, — только подожди, я вас сфотографирую, — она кинула быстрый взгляд на дочку. Та обрадовано кивнула в ответ.

    Ирина принесла фотоаппарат и сделала несколько снимков.

    * * *

    Садясь в машину, она спросила:

    — Куда поедем?

    — Мне все равно, я подумал, что Лену сейчас лучше оставить одну.

    — Правильно, подумал. Тогда поехали, посмотрим купальники.

    Они заехали в два магазина, ничего не купили. Затем Сергей привез сестру снова в «Барсик». Было без двадцати десять.

    — Ты специально? Чтобы мы приехали сюда? — притворно негодовала Ирина.

    — Я подумал, что можно и нам с тобой поиграть. Думаю, ты не будешь против. Ведь на тебя подействовало представление, которое устроила Лена?

    — Все ты подмечаешь. А на тебя?

    — Конечно, поэтому и привез тебя. Вот кстати твой ошейник, я его почти случайно захватил.

    — Знаю я твое случайно. Я должна его сейчас надеть?

    — Нет, наденешь в магазине. А сейчас только сними трусики и лифчик. Пусть твоя грудь просвечивается сквозь блузку.

    Ирина сняла белье, и они направились к входу. Как и прошлый раз, покупателей уже не было. Продавщицей сидела та же девушка. Увидев их, она заволновалась.

    — Здравствуйте, а я вас в воскресенье ждала.

    — К сожалению, мы не смогли. Надеюсь, Вы не продали наш поводок?

    — Нет, не продали. Подождите секунду, я дверь запру. Чтобы вы свободно смогли выбрать все, что захотите, — она закрыла дверь на ключ. От волнения ее руки немного дрожали.

    — Спасибо, это было бы кстати, — произнес Сергей, — покажите, пожалуйста, еще раз нам поводоки, — он застегнул ошейник на Ирине, попутно проведя ладонью по ее груди. Тонкая прозрачная ткань, и три расстегнутые пуговицы еле-еле прикрывали ее.

    Продавщица выложила на прилавок несколько поводков. Сергей взял один и прицепил к ошейнику. Провел ручкой по оттопыренным соскам Ирины. Потянув за него, заставил ее сделать несколько шагов по магазину. Ирина прикрыла глаза. Он легонько шлепнул ее по груди. Она вздрогнула, открыв глаза на секунду, посмотрела на него. Снова прикрыла их, полностью вверяя себя ему.

    Он прицепил красный плетеный поводок, который они выбрали в прошлый раз. Опять провел ее по магазину. Поласкал плетеной ручкой грудь сестры. Посмотрел на продавщицу.

    — Что вы думаете?

    — Не знаю, — она облизала губы.

    Сергей обратил внимание, что продавщица стояла у угла стола, опираясь лобком на него. Ее юбка замялась, подчеркивая форму лобка.

    Сергей подвел Ирину к стопке ковриков. Сбросив парочку на пол, он опустил сестру на четвереньки, лицом к продавщице. Задрал Ирине юбку, обнажая голую попку. Несколько раз ударил по попке, несколько раз шлепнул по ее щелке. Ирина простонала.

    — Я не знаю, не могу определиться, подходит он или нет, — Сергей, раздумывая, водил ручкой поводка по мокрым губкам своей любимой.

    Продавщица обеими руками опиралась на стол и потихоньку терлась об него.

    Он поднял Ирину с колен. Она покорно делала все, что от нее требовалось. Сняв с нее блузку, Сергей обнажил ее маленькую упругую грудь. Он перетянул ее поводком поперек, через соски, сильно натягивая его. Ирина застонала от сладкой боли. Заставил ее опереться руками о стол, и задрал юбку до пояса. Несколько раз стеганул по голой попке. Кожа сестры покрылась красными полосками.

    Продавщица оставила стол в покое и ласкала себя рукой под юбкой. Он кивнул ей.

    — Или, ты, попробуй.

    Та подошла, и встала рядом, в туже позу, что и Ирина.

    Сергей был потрясен. Он предлагал ей поиграть с Ириной, а та по своему истолковала его приглашение.

    Тогда он приказал сестре, кивнув на продавщицу:

    — Приготовь ее, оголи ей задницу.

    Ирина послушно расстегнула юбку и стащила ее с девушки вместе ...

    с трусами. Встала рядом, выпятив свою попку. Сергей принялся шлепать по двум голым задницам. Чуть-чуть по одной, чуть-чуть по другой. По попке, и между ног, каждой. Ирина только подрагивала и громко стонала. Продавщица извивалась и поскуливала. Сергей увеличил темп. Теперь удары наносились только по их мокрым щелкам.


    Первой кончила Ирина, вскрикнув, и легла голой грудью на стол, разбрасывая ручки и карандаши, которые там валялись. Сразу же после нее пришел черед продавщицы. Она особенно глубоко застонала, встала на цыпочки, задрожала и забилась в рыданьях.

    Он не отпустил их. Немного обождав, он поставил их снова рядом и засунул внутрь каждой пальцы, трахая их. Они самозабвенно отдавались ему. Затем Сергей вошел в Ирину, не отпуская продавщицу. Он вгонял свой член в нее, одновременно трахая пальцами соседку. Они с трудом удерживались на руках. «Вот это вещь!" — Сергей, не помня себя от возбуждения, вогнал член до самого конца, и замер, выплескивая себя. Чувство неземного наслаждения захватило его! На секунду он потерял всякую связь с реальностью!

    Пришла пора возвращаться на землю. Пошевелилась продавщица, освобождаясь от его руки. Ирину он тоже отпустил. Обе женщины, стараясь не смотреть друг на друга, одевались, поправляя одежду. Бросив на прилавок деньги за поводок, Сергей быстро увел Ирину из магазина. И только в машине сообразил, что она шла по улице в ошейнике! Улыбнулся.

    Они долго ехали молча. Ирина не выдержала первой.

    — Ты можешь сказать мне, почему при тебе я теряю голову? Что происходит со мной? Что ты делаешь? Чего добиваешься? — при каждом слове она стучала по панели автомобиля маленьких кулачком.

    Он помолчал, подбирая слова.

    — Потому, что ты меня любишь, это ответ на первый вопрос. Это называется страсть, вот ответ на второй вопрос. Ничего, просто следую по течению...

    — Это ответ на третий вопрос, — передразнила она его. — Ты такой спокойный, взвешенный. Ты понимаешь, что сегодня произошло?

    — Небольшое приключение, не больше. И, заметь, что я с тобой тоже теряю голову, еще больше, чем ты! Такого со мной тоже не было никогда!

    — Правда? — благодарно посмотрела на него Ирина.

    — Правда, самая правдивая правда, — вспомнил он их детскую клятву.

    Дома, Ирина, сказав, что он полностью вымотал ее, поцеловала брата и ушла спать. Сергею, наоборот, спать не хотелось. Он включил телек. Нашел какой-то фильм. Вскоре к нему присоединилась племянница.

    — О! Можно? Мне тоже нравится этот фильм! — некоторое время они обменивались репликами, мол, что сейчас будет, или вот еще классный момент. «Женщины странные создания. Их не понять. Они как будто переключались. Сейчас рядом с ним сидела обычная девочка, и ничего в ней не напоминало, ту покорную игрушку, которой она была два часа назад. То же самое — Ирина. Перед сном, она минут десять давала дочке инструкции, что сделать завтра по дому. А, буквально полчаса назад, похотливо рыдала, принимая его" — размышлял Сергей.

    — Хочу спросить, — прервала его раздумья племянница, — ты серьезно сказал, про свой дом? Что мы тут можем жить? Ну, в смысле, ты не жалеешь?

    — Нет, конечно. Все серьезно. А что?

    — Понимаешь, у тебя хорошо. Мать совершенно изменилась. Перестала дергаться, помолодела. Даже походка стала другой. Теперь она летает! И мне здесь нравится. Только новая школа... Как там будет? Но это не скоро. А так...

    Да уж, уж не скоро, всего через полтора месяца. Счастливый возраст!

    — А так?

    — Уютно у тебя. Я как вспомню ту коммуналку, аж передергивает. А здесь все по-другому! Хорошо!

    «Конечно, хорошо», — думал Сергей. — «Там, в классе тебя мелюзгой дразнили, Ирина ему рассказывала. А сейчас ты почувствовала желанной...»

    — Нет, мне с вами тоже хорошо, я за последние дни забыл, что такое готовка, уборка глажка. Так, что я вам еще и должен буду, — пошутил он.

    Ночью, Сергей закончил письмо Лене. Придумал ей задание: Один день, дома не носить трусики. Носить юбку. Если надо присесть, то задирать юбку и сидеть только голой попкой. Посчитать сколько раз забыла поднять юбку, или сделала это не сразу.

    * * *

    Сергей, сидя на работе, читал письмо от Лены. Рассматривал фотографии. На той, которую сделала Ирина в кухне, он сидел с обалдевшим лицом. Было от чего! Лицом к нему, стояла полуголая девчонка!

    Посмеявшись над собой, он вернулся к письму. Лена в нескольких словах описала, как мама с дядей, заставили ее оголиться на кухне еще больше. Она с трудом удержалась, чтобы не кончить прямо при них, к счастью, они сразу, после ужина, уехали по магазинам, и она тут же в кухне ласкала себя, до полного изнеможения. Два раза, как она написала. Ее беспокоило, не изменила ли она Мастеру, позволив «исправлять» купальник.

    Описала она и наказание в зале, заметив, что было больно стоять на коленях, и она очень боялась, что кто-то зайдет, хотя мама и договорилась с дядей.

    Сергей ответил своей игрушке, что не о чем беспокоиться. Он хотел, чтобы она полуголая прислуживала за столом, она это сделала. Она исполняла его приказ, была послушной, и своим поведением доставила ему удовольствие. «Улучшение» купальника, только увеличило его удовольствие. Дописал, что ждет отчета о выполнение задания с юбкой.

    На следующий день Сергей отвез Ирину к восьми на работу. Она уходила на дежурство, на сутки.

    А днем он получил письмо от Лены.

    «Мастер, с самого утра на мне нет трусиков, и я ношу короткую юбку. Сейчас час дня, но я уже два раза забывала ее задрать, когда садилась. Я отмечаю это галочками на листочке, который приклеила к холодильнику. Вечером, мы дома будем с дядей одни, мама дежурит на сутках. Я немного боюсь. Но мне нравиться выполнять Ваши приказы, и я буду послушной.

    Ваша игрушка».

    В ответе Сергей ограничился всего несколькими словами. Написал, что ждет ее отчета за вечер.

    А перед концом работы, послал ей задание, которое позволит ей носить ошейник дома, когда она захочет. Ей надо было изобразить кошку.

    Он хотел попасть домой пораньше, но, как всегда, получилось наоборот. Неожиданно, пришлось задержаться, и к дому он подъехал в начале восьмого. Набрав Ирину. Она сказала ему, что с Леной все в порядке, и та его ждет на ужин. Никаких неожиданностей быть не должно.

    Племянница встретила его у порога. В простой белой футболке, и свободной юбке, доходящей до середины бедра. Спросила его, когда накрывать на стол. Она следовала маминому завету, которая считала, что мужика, надо сразу кормить, когда он вернулся домой. Ответив, что примет душ, и будет в ее полном распоряжении, Сергей пошел переодеваться.

    На кухне его ждал накрытый стол, И Лена — в ошейнике. Наложив ему еду, она уселась напротив со своей тарелкой.

    Чувствую небольшую напряженность после работы, он попросил Лену достать вина из холодильника. Поставив бутылку и фужер, она села на стул, но сразу же вскочила. Приподняла юбку и тогда уже села. Он попросил штопор. Садясь обратно, она повторила свои манипуляции с юбкой. Покраснела. Сергей усмехнулся. Ей приходилось еще несколько раз вставать из-за стола. Каждый раз, приподнимая юбку, перед тем как сесть, она смущалась все больше и больше, под его внимательным взглядом.

    Вино пошло хорошо, и Сергей налил себе второй раз. Сказал, что любит закусывать вино сыром. Лена потянулась встать, но он остановил ее.

    — Сиди, я сам. А то и так напрыгалась.

    Она окончательно смутилась. Покраснели даже кончики ушей.

    Небольшими глотками, Сергей пил вино и отдыхал. Лена молчала, мрачно ковыряя яблоко. Он перевел на нее взгляд.

    — Что ты накуксилась? В чем проблема? Будь проще.

    — Ты, наверное, черт знает, что обо мне думаешь, — она боялась поднять глаза.

    — С чего ты взяла? Что за фантазии? Что тут думать? Очередное задание, на юбке не сидеть. Если под юбкой еще нет трусов, то я бы посоветовал тебе постелить полотенце на стул. Вот и все.

    Лена не поднимая головы,...

    встала и достала из ящика чистое полотенце. Он никак не отреагировал на это. Взяв очередной ломтик сыра, откусил кусочек, прожевал и запил вином.


    — А как ты догадался?

    — Сложно, что ли? Сам бы так придумал, если бы задача такая стояла. Так пикантнее, когда девушка без трусиков.

    — И? — она подняла голову, внимательно всматривалась в его лицо.

    — Твое «И» слишком многозначительно. Смотреть на тебя, когда ты выполняешь задания, мне нравиться. Нравиться знать, что ты без трусиков. Скажу честно, это меня возбуждает. Но, тоже честно, не пытаться заглянуть тебе под юбку, ни приставать к тебе, или еще что-то, я не буду. Это твое дело. Ты дома, вот и чувствуй себя спокойно, как дома. Иначе, для чего такой дом нужен. Я, просто иду, например, и включаю телек, потому, что хочу посмотреть кино. Я никому не мешаю, и мне никто не мешает. Нормальные отношения. Ты мне не мешаешь. Все нормально. У меня сейчас гораздо серьезнее проблема есть, чем племянница сидящая на голой заднице.

    — Какая?

    — Я забыл заехать в магазин. Ирина просила купить молока, и сыр закончился. Надо ехать, а я вина выпил. Вот проблема!

    — А что сходить нельзя? Тут десять минут идти. Он работает до одиннадцати, — облегченно рассмеялась Лена.

    — Лень. Съездить проще. Теперь, конечно надо будет идти. Сижу, с духом собираюсь.

    Теперь они рассмеялись вдвоем.

    * * *

    Ирина вернулась с дежурства около десяти.

    — Как дела? Все в порядке? — спросила она дочку. — Ты завтракала?

    — Нет, я тебя ждала, сейчас все сделаю, — Лена немного замялась. — Мам а ты не против, если я немного по-другому позавтракаю?

    — Что опять какое-то задание? — она улыбнулась, вспомнив магазин «Барсик». — Что мне предстоит увидеть на этот раз?

    — Ну, просто кошечку. Она будет лакать молоко.

    — Гм! — она крякнула. — Ладно, иди кошечка, готовься, я сейчас буду.

    Лена пришла на кухню в ошейнике и в маске. Она надела черные трусики от купальника и босоножки, в руках держала фотоаппарат и штатив. Лена немного смущалась матери, но очень хотелось выполнить задание, чтобы заслужить награду от Мастера.

    Налив молока и поставила блюдечко на пол, она опустилась на четвереньки. Нагнулась, попробовала полакать, но ничего не получалось. Только вся перемазалась.

    — А штатив зачем? Я тоже должна быть на фотографии? — спросила Ирина, с улыбкой наблюдая за попытками дочки, изобразить кошку.

    — Нет, только твои ноги. Я думала, что потренируюсь, потом настрою и щелкну. А тут не получается, — в огорчении, она села на пол, облизывая губы и вытирая молоко вокруг рта.

    — Конечно, не получится. Ты же пытаешься его пить. А надо просто — высунула язык, коснулась молока, облизала. По другому никак. Мы же не кошки. Как они захватывать жидкость языком не умеем. — она рассмеялась. — И, вообще, ты не правильная кошка. Хвоста нет. Черных лапок нет. Лапки пусть, но хвост должен быть обязательно.

    — А что делать? Пришить к трусикам?

    — Ну, если совсем по правилам, то и трусиков быть не должно. Где ты видела кошку в трусиках? Вот скажи мне, если бы Сергей был дома, ты так бы оделась?

    — Нет, конечно. Это я при тебе. При нем лифчик бы надела. А как тогда хвост, если трусиков нет, не соображу.

    — Такая продвинутая... Ладно, в попку втыкается специальная штука в виде хвоста. Она продается в секс-шопах. Плетка-многохвостка, она как-то по специальному называется, но я не помню. Она такая, со многими хвостами, и с ручкой в виде пениса. Правда, можно и самим, хвост изготовить из подручных средств...

    Теперь обо мне. Я думаю, твой хозяин...

    — Мастер, — поправила Лена мать.

    — Пусть будет Мастер. Я думаю, он бы хотел получить фото, где миска стоит непосредственно около, скажем моих, ног. Это больше возбуждает, чем, если кто-то сидит на заднем плане, как сейчас. И мои ноги должны быть не в тапках, а в туфлях, на каблуке. Тогда это будет в то, что надо. Ты, наверняка, видела такие фотографии в Интернете.

    — А ведь точно! Просто я об этом забыла! Мам, что делать? Ты мне поможешь?

    — Хорошо, только надо подготовиться. Срок какой?

    — В этом случае не важно. Важно все правильно сделать.

    — Тогда позже, сейчас уже времени нет. Сергей обещал с работы приехать к двенадцати и отвезти нас на пляж. А вечером можно заняться. Давай завтракать, и начнем собираться.

    — Хорошо, — она встала с пола. — А ты в чем будешь на пляже.

    — Не знаю, — Ирина лукаво улыбнулась. — У меня свой Мастер. Как он скажет...

    Чуть позже, буквально за полчаса до приезда Сергея, Лена получила письмо с заданием.

    «Когда стемнеет, сходишь вечером погулять, минут на тридцать, не меньше, надев прозрачную водолазку. Чтобы соски не бросались в глаза, заклеишь их кружочками лейкопластыря, телесного цвета. Одной не гулять. Обязательно с кем-то».

    * * *

    Когда Сергей приехал домой девчата были готовы. Они быстро домчались до берега реки. Расположились в стороне от других компаний. Но на этот раз Сергей не просил Ирину что-нибудь снять. Слишком много людей. Искупавшись, Сергей задремал. Чтобы ему не мешать Ирина с дочкой легли немного подальше.

    Некоторое время они лежали молча. Лена пару раз вздохнула.

    — Что ты вздыхаешь, как будто перед тобой неразрешимая проблема? Колись, давай!

    — Мастер прислал письмо. Поможешь? — она разом выложила, в чем должна заключаться помощь.

    — Да, уж! — только и сказала Ирина, — не дает он тебе расслабиться. Но, хоть заботится. Провожатого требует...

    Они некоторое время обсуждали детали предстоящего вечера, потом проснулся Сергей и поволок их купаться. До возвращения домой она к этой теме не возвращались.

    После ужина, Ирина решилась поговорить с братом о задании для Лены. Как только речь зашла о прогулке, Сергей внес предложение:

    — Съездим в центр. Там есть один квартал, он идеально подойдет. В общем, я сделаю все, как ты скажешь, не переживай, — подытожил он.

    Как стемнело, Ирина подошла к Сергею.

    — Ми готова. Едем?

    — Да, конечно, пусть садится в машину.

    Ирина, обняв брата, поцеловала его, ненароком коснувшись грудью его руки. Она была в блузке, но без лифчика.

    — А мне как одеться, мой строгий господин? Нет ли у Вас каких-нибудь особых пожеланий?

    — Есть, — он поцелоал ее в ответ, — есть пожелание. Будь без трусиков и в короткой юбке.

    — Слушаюсь мой повелитель, — она изобразила восточный поклон.

    Сергей остановил машину в тесном квартале, застроенном старыми зданиями. В основном их занимали различные организации, поэтому, с темнотой узкие улицы пустели. Гуляй — не хочу.

    Сергей с Ириной «повели» Лену гулять. Она шла впереди. Они — сзади, отстав на несколько шагов. Ирина взяла брата за руку.

    — Ты даже не посмотрел на нее. А мы так старались. Несколько раз переклеивали лейкопластырь, чтобы он был как можно меньше. Вид получился очень соблазнительный!

    — Это же не для меня, это для Мастера, — парировал он шутливо. — Я на чужой каравай рта не разеваю. У меня свой есть, такой приятный, мягкий, тепленький, — он провел рукой у нее под юбкой, поглаживая попку. На короткой улице стиснутой домами и деревьями, кроме них никого не было. — Давай, немного добавим тебе соблазнительности, — Сергей расстегнул еще пуговку у нее на блузке, ненароком погладив грудь.

    — Что за бесстыдство, лапать меня прямо на улице! — в приторном возмущении она немного отстранилась. — Я девушка приличная, со мной так нельзя. Ты хотя бы поговорил сначала, мужлан!

    — Поговорить, это я завсегда. Могу о погоде. Ты заметила, приличная девушка, что на улице удивительно тепло. Такая погода способствует прогулкам с обнаженными девушками, они могут себе позволить не надевать трусики, — он снова погладил ее попку под юбкой, мимолетно коснувшись ее губок.

    — У вас ...

    мужиков только одно на уме, — засмеялась она, уворачиваясь. — Никакой романтики!

    — Нет, что ты, я не такой. У меня романтики полные карманы! Что ж мы совсем дикие! Не понимаем? — Сергей, сорвал цветок с ближайшего куста. — Вот посмотри на этот прекрасный цветок. Он чист и свеж, как твоя кожа. У него такие бархатные лепестки, что, касаясь их, я вспоминаю редкие прикосновения к тебе, которые ты мне позволяла, за время нашего знакомства, — Сергей провел цветком по открытым ключицам Ирины, отодвигая край блузки, чтобы коснуться груди. Она засмеялась.

    — Вот о чем меня, более опытные подружки предупреждали. Не верь, говорят мужикам, чтобы они тебе не рассказывали. Обманут, обведут вокруг пальца. У них одна цель — добраться до твоего невинного тела.

    — Брешут они все, — Сергей отбросил цветок в сторону и поцеловал ее обнажившуюся грудь. — Не верь ты им. Меня только слушай.

    — Если тебя слушать, то действительно поверишь, что до меня ты всего два раза дотронулся с нашего приезда, — она звонко рассмеялась.

    За это время Лена ушла от них метров на десять. Они прибавили шагу, догоняя.

    — А вот и первое испытание, — заметил Сергей.

    Впереди, на их стороне улицы, появилась пара. Мужик с очень строгой дамой. Дама что-то горячо втолковала спутнику, наверное, мужу, судя по тому, как он заметно поеживался от ее слов.

    Разглядев, как одета Лена, дама надулась от возмущения. Казалось, что она сейчас лопнет. Мужик, напротив, резко поглупел, заулыбался. Дама пребольно пихнула его локтем в бок, он даже согнулся от боли, и, ухватив за руку, поволокла прочь.

    Когда они пронеслись мимо, Сергей расслышал — какое бесстыдство! Возмутительно! Уму не постижимо!

    Ирина беззвучно хохотала, глядя на эту комичную пару.

    — Думаю, доест она сегодня мужика совсем, — у нее даже слезы выступили от смеха.

    Только прошла эта пара, как сразу, из переулка появилась другая. Парень с девушкой. Эти шли, ничего, не замечая вокруг.

    Сергей с Ириной почти догнали Лену, сократив расстояние до пяти шагов.

    — Иди, скажи ей, пусть повернет налево, впереди оживленная улица, она нам не нужна, — Сергей обернулся к Ирине.

    — Может, сам скажешь. Заодно и на девочку посмотришь. Хочется же?

    — Давай, иди уже, подкалываешь, тут. Мне на тебя хочется посмотреть, — он шлепнул ее по попке. Ирина сделала два шага вперед, и задрала юбку, демонстрируя брату голую попку. Пару раз вильнула задницей перед ним. Сказав дочке, куда повернуть, вернулась к Сергею, сияя, от своей выходки.

    — Молодец! — оценил он ее мгновенный стриптиз. Они завернули за угол. Улица впереди была освещена всего двумя фонарями. Сергей обнял Ирину и положил руку на лобок, задирая короткую юбку. Внезапно Лена оглянулась, но, увидев, как Сергей обнимает Ирину, быстро отвернулась.

    — Видишь, какая она тактичная, — прошептала Ирина, возбуждаясь. Сергей перебирал пальцами ее губки ее губки под юбкой.

    Лена попала в круг света от фонаря. Навстречу, из тени, появился мальчик, подросток, с наушниками в ушах. Заметив Лену, он даже остановился, приоткрыв рот, жадно шаря глазами по телу девушки. Сергей представлял, что он сейчас видит. Черная прозрачная водолазка полностью обнажала маленькую грудь. Низкие шортики, в обтяжку, подчеркивали контур лобка не мудрено рот раскрыть!

    Лена, наткнувшись на его взгляд, как бы споткнулась, но собралась с духом, и гордо, не замечая его, прошла мимо. Пацан тупо уставился вслед.

    Поравнявшись с ним, Сергей буркнул ему: «Челюсть подбери, по асфальту стучит». Только тогда тот пошел дальше.

    — Ты видел, как он смотрел на нее, аж слюнки потекли? — Ирина прижалась бедром к брату. Эта сцена ее возбудила, ей хотелось сделать, что-нибудь этакое!

    — Может этого достаточно для ее Мастера? — Сергей обнял Ирину, и его рука снова скользнула ей под юбку, погладив ее мокренькие губки. — Может домой? Нам с тобой будет, чем заняться. Ты уже вся мокрая! Это меня так волнует, хочу тебя прямо здесь!

    — Нет, пусть еще немного погуляет, сама же, домой не просится, — она облизала губы.

    Из-за поворота выехала машина и проехала мимо. Фары осветили двух парней стоящих впереди, в тени дома.

    — Ну-ка, пойдем, — Сергей, подхватил Ирину, догоняя племянницу.

    Лена поравнялась с парнями.

    — Ого, какая девушка! — воскликнул один из парней, — Виктор, ты видел, какие смелые девушки гуляют по улице?

    — Она не совсем смелая, — подхватил второй. — Для логического завершения, не хватает одной детали.

    — Какой? — парни рассматривали Лену с явным удовольствием. — Прозрачных шортиков, чтобы было понятно в трусиках она или нет, — закончил реплику первый.

    Лена растерянно оглянулась назад.

    — Трусиков нет, — отвечая на их вопрос, сказала Ирина, подойдя к Лене и обнимая ее. — Как впечатление? — она с вызовом посмотрела на них.

    — Вот теперь полный улет! — парни рассмеялись. — Впечатление от девочки, и от Вас, мадам — великолепное!

    — Девочка должна быть счастлива иметь такую маму, разрешающую ей так гулять по улице, — добавил второй.

    — Но мне все равно не верится, что девушка такая раскрепощенная, а мама такая либеральная. Не может мама гулять с дочкой, когда дочка демонстрирует грудь, прекрасную грудь, заметьте! — парень, пародируя итальянцев, поцеловал кончики пальцев. — Причем, дочка в маленьких шортиках, да еще без трусиков! Вы меня извините, мадам, но я не верю!

    Сергей стоял немного в стороне, и забавлялся, наблюдая за этой сценой. Парни видели его, но поскольку он не вмешивался, правильно рассудили, что происходящее всех устраивает.

    — Топорная работа! Дешевая провокация! Вас видно насквозь! — рассмеялась Ирина. — Вы хотите убедиться в этом? Допустим. А что взамен?

    — Что пожелаете, мадам, мисс, — он по очереди поклонился обоим. — Что пожелаете, за возможность разрешить наши сомнения.

    — Я тебя за язык не тянула, — Ирина хитро улыбнулась, — ты получишь доказательство, но только, если вы... — она на секунду задумалась. — Если вы поцелуете друг друга, — и громко рассмеялась, увидев как смутились парни, — Что сразу в отказ? А еще, туда же, что пожелаете, что пожелаете...

    Парни переглянулись, помялись, и, решились. Один чмокнул другого в щеку.

    — Э! Нечестно! — Ирина топнула ногой. — Нормально давайте!

    Пожав плечами, парни изобразили поцелуй в губы. Потом каждый стал отплевываться. Их даже передернуло.

    — Теперь нормально?

    — Ладно, вижу, что большего от вас не дождешься, — Ирина наклонилась и аккуратно стянула шортики с дочки, оголяя попку. Голый лобок девушки блеснул под фонарем. Только губки девушки оказались прикрыты. Лена глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Ирина повернула дочку кругом перед парнями.

    — Убедились? — она смеялась, глядя на ошеломленных парней.

    — Ну, ваще! Просто нет слов! — протянул один из них.

    — Вот это да! — добавил второй, — такое не бывает никогда. Встретить таких интересных людей, просто, на улице! Мадам, а что вы запросите за интерес к Вашей одежде?

    — Какой конкретно? — Ирина нагнулась, помогая Лене натянуть тугие шорты назад.

    Ее грудь полностью обнажилась в расстегнутой блузке, приковывая взгляды парней.

    — Какой интерес, и к какой одежде, — она выпрямилась, кокетливо улыбаясь.

    — Буду не оригинален, — первый нахально посмотрел на юбку Ирины. — Например, к вашим трусикам.

    — Что я запрошу, за возможность узнать есть ли на мне трусики? — она снова задумалась. Лена смотрела на мать с восторгом и обожанием. — Может быть...

    Но Сергей шагнул вперед, прерывая ее.

    — Все, ребята, больше ничего интересного не будет.

    — Эх! Жаль! — с откровенным разочарованием, вздохнули парни, но спорить не стали. — Не будет, так не будет, — и спокойно отошли в сторону. — Но, было приятно встретиться с вами, огромное спасибо! — крикнули они в след.

    Возвращаясь к машине, Сергей придержал Ирину.

    — Лена на тебе не обидится? Она все время молчит.

    — Она? Ты что! Ты, разве, не заметил? Она кончила прямо там. Мне пришлось ее придерживать. Я и сама, — она просунула его руку себе под юбку, там все было мокрым, — я и сама чуть там же, вместе с ней... Еле стерпела.

    Сергей поправил член в штанах, представляя, как они с Ириной проведут остаток вечера в его спальне.

    Через день после прогулки Ми получила еще одно письмо от Мастера.

    «Выполняя задание с юбкой, ты семь раз забыла приподнять ее. В качестве взыскания сделаешь следующее. Мастер описал, что она должна сделать. Затем шло описание фотографий, которые он хотел видеть».

    Лена поделилась проблемой с мамой. Ирина встретила Сергея у ворот.

    — Сегодня нам предстоит кое что. Лене надо отработать взыскание, семь раз, за не приподнятую юбку, — она вкратце рассказала, что Сергею предстоит сделать.

    — И ты согласна, на это?

    — А куда деваться, куда деваться, если дочке надо, — ханжеским тоном произнесла сестра, не сильно скрывая свой интерес к предстоящему взысканию.

    Как было условлено с Ириной, Сергей сидел в своей комнате за компьютером и ждал сестру с дочкой. Ожидание немного затянулось, и он запустил пасьянс. Даже успел увлечься, когда стукнула дверь его комнаты.

    — Сергей я привела тебе игрушку. Ее зовут Ми.

    Таково было наказание, назначенное Мастером. Дядя дает семь небольших заданий, она выполняет их, в его присутствии, и в присутствии матери. Но дядя не должен ее видеть.

    — Хорошо. Опиши ее, во что она одета.

    — На ней ошейник, босоножки, и все, — голос Ирины немного дрогнул.

    — Мне надо подумать. Ми, сядь на колени и жди. Это первое. А ты, Ирина, подойди ко мне.

    — Я то тебе зачем? — вполголоса спросила сестра, подходя к нему. Он отодвинулся от стола и поставил ее перед собой. Спустив из под юбки ее трусики, с удовольствием погладил ее по лобку.

    — Мне требуется вдохновение, — он несколько раз погладил ее щелку. Его фигура заслоняла Ирину, поэтому Лена не могла ничего видеть.

    — Ми, — Сергей продолжал неспешно ласкать Ирину, — наверняка у тебя соски набухли, так?

    — Да, — еле слышно ответили Лена, — торчат немного, Ма... — она оборвала себя на полуслове.

    — Нет, я не Мастер. Встань и подойди к шкафу, — продолжая ласкать Ирину, его палец проник во влажную дырочку. — Подойди к шкафу, и проведи по дверце рукой. Что ты чувствуешь?

    — Он гладкий и прохладный.

    — Коснись его своими сосками, нарисуй своими грудками на нем восьмерку, не отрывая соски от полировки. Несколько раз.

    Ирина смотрела на голую извивающуюся у шкафа дочку, а в это время Сергей ласкал ее внутри, медленно шевеля пальцем.

    В комнате стояло тишина, слышалось только дыхание двух возбужденных женщин.

    — Достаточно, — голос Сергей прозвучал неожиданно, даже Ирина вздрогнула. — Теперь, Ми, подойди и закрой дверь в комнату. Перед твоим приходом я протер ручку двери спиртом. Она чистая. Оближи ее со всех сторон. Снаружи, внутри, очень очень тщательно. Левой рукой придерживайся за дверь, а пальчик правой руки положишь на клитор. Он должен только лежать, не двигаться. Поняла? Приступай!

    Он вытащил палец из Ирины. Взял шариковую ручку со стола и потихоньку засунул в ее дырочку. Она, с глубоким вздохом, немного откинулась назад, упираясь руками в стол.

    — Что сейчас делает Ми? — Сергей постарался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее.

    — Она теперь извивается у двери, облизывая ручку. — приглушенно ответила она постанывая, и прикрывая рот рукой.

    — Это очень развратно? — Сергей задавал вопросы, не снижая голоса, специально, чтобы Лена слышала их.

    — Да! Да! Очень! — воскликнула Ирина, закрыв глаза от наслаждения.

    — Ты сфотографировала ее. Мастеру потребуются фотографии, — Сергей ласкал ее ручкой, водя ее верх, вниз.

    — Да! Да! Да! — в изнеможении стонала Ирина.

    — Ми, хватит, — скомандовал он. Лена остановилась и застыла у двери, спиной к ним.

    Сергей взял со стола вторую ручку, и засунул ее рядом с первой. Медленно провернул их внутри Ирины. Та изнемогала от похоти!

    — Ми, — Сергей окликнул племянницу, продолжая медленно вращать ручки в дырочке Ирины, — теперь приоткрой дверь и встань за нее. Встала? — услышав утвердительный ответ, он продолжил. — Выгляни из-за нее, так, чтобы высунулась одна нога, одна грудь и лицо. Выставь ногу, немного вперед, и пусть твоя щелочка тоже выглядывает из-за двери. Ирина тебе сфотографирует.

    Сестра, нехотя, взяла в руки фотоаппарат, отвлекаясь от своего удовольствия. Чуть не уронила. Щелкнула. Ярко блеснула вспышка. Сергей, вытащил ручки из Ирины.

    — В шкафу, на дверце висит темный, шелковый платок. Возьми его и завяжи ей глаза, — он посторонился, пропуская ее. — И возвращайся быстрее. Я буду скучать.

    Завязав глаза дочке, она вернулась на свое место. Сергей, не торопясь, потянул вверх футболку, снимая ее с Ирины.

    — Ми, ты сейчас вела себя очень развратно, согласна со мной?

    — Да, — девушка отвечала с придыханием.

    — Тебе должно быть стыдно, — Сергей закончил снимать футболку и сложил ее на столе. Расстегнул пуговицу на юбке Ирины. — Сейчас ты покажешь нам, что тебе стыдно. Закроешь одной рукой грудь, второй свою щелку. Для достоверности немного наклонись вперед. Совсем чуть-чуть.

    С Ирины упала юбка. Она стояла голой перед братом. Он медленно погладил ее грудь, нарочно цепляя торчащие соски.

    — Она правильно стоит? — обратился Сергей к Ирине.

    — Да! — только и смогла произнести сестра, на секунду приоткрывая глаза.

    — Ми, ты убедительно изображаешь, что тебе стыдно, но ты не можешь удержаться, желание кипит в тебе. И один пальчик начинает ласкать твою пуговку. Тебе стыдно, ты пытаешься прикрыть свое тело, но все равно продолжаешь потихоньку ласкать себя. Поняла, что от тебя требуется? — Сергей говорил с Леной, а сам продолжал ласкать Ирину.

    Зажав ее соски пальцами, он покручивал их, потягивал в разные стороны. Иногда отпускал, чтобы поцеловать и пососать торчащие столбики. Ирина как могла, сдерживала стон, но время от времени звуки прорывались наружу. Сзади потихоньку охала Лена.

    — Да! Поняла, — девчонка задыхалась от возбуждения.

    Руки Сергея скользнули вниз, обе одновременно, и занялись двумя ее дырочками, поглаживая вокруг и на короткое время, проникая в нее, дразня. Вскоре, пальцы обосновались в ее дырочках постоянно. Вдруг Сергей остановился.

    — Щелкни ее, — Ирина не поняла, что он требует. — Щелкни ее, — повторил Сергей, не вытаскивая пальцы. Только спустя минуту фотоаппарат в ее дрожащих руках блеснул вспышкой.

    Оставив Ирину на время в покое, Сергей дал ей в руки карандаш с резинкой на конце, в виде шарика, и тюбик с гелевой смазкой.

    — Отнеси ей это.

    Когда Ирина вернулась, Сергей расстегнул шорты, достав член. Она опустилась на колени и попыталась взять его в рот, но Сергей не разрешил ей это сделать, задержав ее голову в сантиметре от члена. Тогда она высунула язык и коснулась головки, слизывая каплю смазки выступившую на конце.

    — Ми, стань на четвереньки, — язык Ирины опять коснулся его члена, от удовольствия Сергея как током стукнуло. — Твоя щелочка мокрая?

    Кончик языка сестры продолжал ласкать член, двигаясь между ее пухлых губ. Удовольствие, которое он испытывал от такой утонченной ласки, заставляло перехватывать дыхание.

    — Да, — пролепетала Лена.

    — Мне кажется, что попка недостаточно скользкая. Для последних двух заданий тебе потребуется очень скользкая попка и очень скользкая щелка. Возьми хорошенько смажь ее гелем. Внутри тоже, — он выговаривал слова через паузу.

    Ирина порхала языком по головке, стремясь приблизиться к ней. Он с трудом сдерживал ее, растягивая наслаждение. — Ты же уже игралась с попкой?

    — Дааааа! — девчонка перестала стесняться, стонала в полный голос.

    — Молодец! Смазала? Проверь пальчиком внутри!

    — О! О! Даа!

    — Теперь раздвинь ножки, стоять ты должна попой к нам. Берешь карандаш и гладишь себя от попки до клитора. Останавливаясь на всех дырочках. Начинай!

    Сергей отпустил Ирину, и мягкие теплые губы сомкнулись на его члене. Быстрый язычок пробежался ...

    по все головке, тщательно лаская уздечку. Сергей расслабленно откинулся назад. Ирина с причмокиванием сосала у него. А в середине комнаты стонала от удовольствия племянница.

    — Ми, замри! Где сейчас находится карандаш?

    — Он... пауза... Касается моей... пауза... дырочки! А-а-а-а!

    — Хорошо, продолжай! — Сергей приподнял Ирину, — сфотографируй ее.

    — А ты сам не хочешь, — она поднялась на ноги, взяв фотоаппарат со стола, уселась к нему на колени и раскинув ноги по бокам. Он приподнял и вошел в нее. Сидя на его члене, Ирина два раза щелкнула дочку. Наклонившись к уху брата, прошептала:

    — Признайся, ты же хочешь обернуться, посмотреть на эту бесстыжую девчонку. — Ирина поднималась и опускалась верх вниз, скользя по его члену. — Она же сейчас кончит! О! О! О! О! И я вместе с ней! — она закричала, задрожала в мощном оргазме.

    Крепко обхватив плечи Сергея, она прижимала его к себе, царапая ему кожу до крови. Ее тело содрогалось, ходило ходуном. Она что-то мычала, уткнувшись в его плечо. Потом замерла, всхлипывая. Казалось, прошла вечность. Наконец она пошевелилась, сползая с Сергея. Уселась у его ног, положив голову на колени. Наступила тишина. Теперь Сергей слышал приглушенные всхлипывания Лены. Со стуком карандаш выпал из ее руки.

    «Мы не смогли дожить до седьмого желания», — усмехнулся Сергей.

    Ирина тяжело поднялась с пола. Трясущимися руками накинула футболку. Долго не могла застегнуть юбку. Так и пошла с расстегнутой молнией. Помогла подняться дочке и увела ее.

    Сергей сам с трудом поднялся со стула. Сиденье под ним было мокрым. Похоже, он кончил, когда Ирина билась в конвульсиях на нем. Он не помнил. Помнил только, что на один короткий миг они стали единым целым! Все трое! Такого он даже себе представить не мог!

    * * *

    На следующий день все чувствовали себя несколько смущенно. Сказывался переизбыток эмоций, испытанных накануне.

    «Завтра я хочу, чтобы ты вечер провела в трусиках. Сверху наденешь что-нибудь короткое, оставляя трусики открытыми для всеобщего обозрения. Трусики — прозрачные черные, без труда купишь везде».

    В субботу утром Лена пришла на завтрак в короткой футболке и прозрачных черных трусиках. Стеснялась страшно, стараясь повернуться к Сергею боком.

    Вид был соблазнительнее некуда. Сергей только крякнул. Ирина, хотя и знала суть задания Мастера, не осталась равнодушной к реакции брата.

    — Тебе не кажется, что стиль не соблюден? — Ирина посмотрела на Сергея выразительным взглядом, приглашая присоединиться. — К таким трусикам, больше подошла бы та прозрачная водолазка, как ты думаешь?

    — Сходи, переоденься, — обратилась она к дочери.

    — Как я должен реагировать, когда она вернется? — Сергей посмотрел на сестру.

    Ее соски набухли и натянули тонкую ткань футболки. Он встал и подошел к ней. Погладил через футболку по груди. Ирина приоткрыла губы, ожидая поцелуя. Он не заставил себя ждать. Поцелуй затянулся. Когда они оторвались друг от друга, оба задыхались. Ее губы пахли кофе. Сергей почувствовал сильную эрекцию.

    — Так как я должен реагировать? — повторил он свой вопрос, забираясь рукой под футболку.

    — А сам как думаешь? — от возбуждения голос у Ирины стал низким.

    — Я думаю, что стоит отметить, что она вся на виду, — Сергей поднял футболку сестры, обнажая ее грудь, и, зажав пальцами соски, стал перекатывать их. — Может, стоит, даже, сказать ей как сидеть или стоять, чтобы было интереснее.

    — Да! — Ирина задыхалась, — Да! Сделай так!

    Сергей наклонился и взял один из сосков в рот, пососал его. Хотел прейти ко второму, но заметил в дверях Лену. Она молча стояла и смотрела на них, не отрывая глаз. Сергей не торопясь, выпрямился, и поправил футболку Ирины.

    Лена, под двумя внимательными взглядами прошла и села между ними. Водолазка ничего не скрывала. Рассмотреть ее грудки можно было во всех подробностях, до последней родинки. Только заклеенные лейкопластырем соски, вносили небольшой диссонанс.

    — У тебя красивая грудь, теперь понятно, почему на улице все впадали в ступор. Маленькая грудь, чем хороша, тем, что не висит без лифчика. И форма груди красивая, видно в маму. В этом вы очень похожи.

    Лена, покраснела от похвалы. Поерзала на стуле, слегка повернувшись к Сергею, слегка раздвинула ножки. Сергей сделал вид, что не видит, как просвечиваются через тонкую ткань ее губки, как поблескивает влага, проступившая через трусики. Но его член выдал его, оттопыривая шорты. Он поднял глаза и обомлел. Лена пристально рассматривала бугор у него между ног. Желая отвлечься, он взглянул на Ирину.

    — Ты не хочешь после завтрака пройти ко мне. Я бы показал тебе японские гравюры. Чувствую, нам обоим это необходимо, — Ирина грустно улыбнулась, кивнула в ответ. От нее не укрылось направление взгляда дочери.

    Оставшаяся часть завтрака прошла в гробовом молчании. На все попытки Сергея завязать разговор, Ирина отделывалась междометиями. Лена, та, вообще, голову от тарелки не поднимала, не ела ничего, только ковырялась в тарелке.

    Позавтракав, Сергей увел Ирину к себе. Лена осталась на кухне убираться.

    — Ты что такая? Что случилось? — он взял ее за плечи, и повернул к себе, заглядывая в глаза.

    — Ты бы видел, какой радостью полыхнули ее глаза, когда она представила, что сейчас пойдет переодеваться, чтобы появиться перед тобой почти голой! Ты думаешь, я не поняла, куда она смотрит? На твой вставший член в ее честь! Скромницей прикинулась, глазки опустила! Она давно уже на тебя переносит образ Мастера. Понимаешь, что-то все сложно стало. Неправильно! — она истерично засмеялась. Видно, ее давно беспокоит все происходящее.

    — Нет, это кошмар какой-то! Я сама не знаю, что со мной творится! Просто сумасшедшая стала. Вся это игра с Мастером! Завожусь, все время как не знаю кто! Голову теряю! — она ходила по комнате и почти выкрикивала слова в лицо брату.

    — Посмотри, до чего мы втроем дошли! Я же ее сама тебе в постель укладываю! Почти! Вот и сейчас! Ведь я хотела, чтобы она надела эту проклятую водолазку! Сама хотела! Надо все прекращать, и в первую очередь, эту дурацкую переписку. Все!

    Посмотри, что в стране творится! Все вокруг борются против извращенцев! Очень активно борются, до истерик! А у этого мужика столько всего накопилось! Может в любой момент вывалить все перед нами. И дело можно заводить, не напрягаясь! О чем я думала? Разрешала все ей! Сегодня же скажу, чтобы завязала! И ты туда же, все нормально, все нормально. Все, хватит! Побаловались и будет!

    — На счет дела можно поспорить, Лене — восемнадцать! А ты ее спросила, чего она хочет?

    — Что там спрашивать? Не видишь, что ли? Сияет вся, счастливая! Летает прямо! Но все равно, хватит и все! Не дай бог, мужик захочет, что-то с этим сделать. Он же будет держать нас за это самое... А если просто в Интернет выложит, и кто-то узнает? Угадает? Все, я пошла. Поплачет немного... Пускай, потом успокоится, — Ирина решительно пошла к двери. Сергей еле успел поймать ее за руку. Затащил обратно к себе.

    — Подожди, никто не узнает, даю сто процентов. Можешь мне верить.

    — С чего у тебя такая уверенность? — Ирина отмахнулась от брата. — Откуда?

    — Оттуда! Это я! — он попытался обнять ее.

    — Ты?! Ты?! — закричала Ирина, в гневе, отталкивая его. — Ты? Как ты мог? Как ты посмел? Ты все это придумывал? А мы две дуры плясали под твою дудку! И ты мне еще о любви говорил! Подлец! — она размахнулась, пытаясь дать ему пощечину.

    Сергей перехватил ее руку. Еле удерживая вырывающуюся сестру, буквально в двух словах он рассказал, как было дело.

    — А потом, прости, увлекся, немного.

    — Оставь меня! — она тряслась от гнева, — Оставь нас в покое! — Сорвалась на крик. Сергей отпустил сестру.

    Она выбежала из его комнаты. — Лена! Ленка! Немедленно собирайся! Мы уезжаем!

    Он сделал попытку остановить ее. Из своей комнаты выглянула перепуганная племянница. Ирина втолкнула ее назад.

    — Собирайся! Я тебе сказала. Быстро! — она обернулась к Сергею, который поднимался к ней по лестнице. В руке у нее блеснули ножницы, взятые со стола у дочки.

    — Не подходи, не подходи, сволочь! А то я не знаю, что с тобой сделаю! Оставь нас в покое! Еще один шаг и я сама тебя посажу!

    Он плюнул и ушел на кухню. В этом состоянии с ней невозможно было разговаривать. Наверху раздавались звуки лихорадочных сборов. Ирина прикрикивала на дочь: «Быстрее... быстрее... что ты копаешься! Замолчи! Заткнись, я тебе сказала!" — ее голос срывался на крик.

    Один раз, Лена закричала: «Я никуда не поеду, что случилось?» В ответ Ирина отвесила ей пощечину. Лена замолчала. Вскоре хлопнула входная дверь.

    Сергей сидел на кухне. В доме стояла оглушающая тишина, которая усиливала чувство огромной потери. Он почувствовал такую тоску, что хотелось взвыть! На ватных ногах он прошел к себе в комнату и рухнул на кровать. Жить не хотелось!

    * * *

    Около месяца он пытался дозвониться до Ирины и племянницы. Но телефоны молчали. Он караулил ее у больницы. Но на работе тоже ничего о ней не знали. Ирина исчезла. Первого сентября Лена не появилась в школе, в которую была записана. Отчаявшись, он махнул рукой. Все было без толку.

    Пятого сентября, он поздно возвращался домой. Уже было темно. В последнее время, пустой дом нагонял тоску, и Сергей задерживался на работе как можно дольше.

    Вдруг, у калитки он увидел худенькую фигурку. Не веря своим глазам, выскочил из машины. К нему навстречу шагнула похудевшая Лена. В руке она держала большую сумку.

    — Лена! Какими судьбами, где вы, что с вами? Где Ирина? — в порыве чувств он обнял и прижал девушку к себе.

    — Мамы не будет, — дрожа от холода, произнесла она. — Она уехала. Сергей, пошли быстрее домой, я очень замерзла. Я тут три часа стою, а больше идти мне некуда. Там письмо от мамы, в конверте.

    Дома он развел бурную деятельность. Загнал Лену в горячую ванную — греться. Поставил чайник. Взялся за письмо.

    Ирина не извинялась. Писала, что злится на него до сих пор, считает, что он обманул ее. Но честно признается, что не может сама себе объяснить, в чем заключается обман.

    Рассказывала, что они три дня жили в гостинице, потом она сняла квартиру. Сразу выкинула обе симки, свою и дочкину. Все рассказала дочке. Лена плакала постоянно, обвиняя мать. Об этом Ирина писала вскользь и очень туманно. Потом, когда она была в магазине, Лена пыталась покончить с собой. Как Ирина не писала. Писала, что десять дней Лена пролежала в больнице. Ее удалость спасти. В больнице, и потом дома они о многом с дочкой говорили. Она постаралась понять ее.

    Одним словом, писала она в заключении, я уезжаю в столицу. За это время подруга нашла мне работу. Она едет туда, и просит приютить дочь. На всякий случай она оформила на него доверенность на дочку. Мало ли, что надо будет.

    Сергей помотал головой, не понимая ничего. Надо было спокойно перечитать еще. Подумать. Осмыслить.

    Из ванны появилась Лена, замотанная в его махровый халат. На голове чалма из полотенца.

    — Ты иди на кухню, там чайник. А мне надо еще раз все прочитать. Я с первого раза как-то не очень все понял, — он ушел в свою комнату. Закрыл дверь.

    Он читал, думал. И как ему теперь себя везти? Тут раздался робкий стук в дверь. Он крикнул «Да!». Дверь оставалась закрытой. Опять стук. Чертыхнулся, встал, открыл дверь сам.

    На пороге, на коленях, стояла голая Лена, в ошейнике и босоножках. В руках она держала черный, дешевенький поводок и протягивала ему.

    — Здравствуйте, Мастер!

    Он бросился поднимать ее с колен, приговаривая:

    — Вставай! Немедленно встань! Хватит, поиграли...

    Тянул и тянул ее вверх, обхватив худенькое тело руками. Ладони чувствовали горячую кожу девушки, ее ребра под кожей. Его глаза, не отрываясь, смотрели на обнаженную попку, на щель, разделяющую две половинки...
    Svoboda, alexandr 220, Лёшик33 и 7 другим нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Тролльный
    Тролльный
    5/5,
    Отлично
  2. Михай
    Михай
    5/5,
    Увлекательно написано, понравилось.
  3. Властилина Рен
    Властилина Рен
    5/5,
    мне понравилось
  4. Twisted
    Twisted
    5/5,
    Отличный рассказ!