Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Влюбленная в боль...

Красивая... Игрушка…

  1. MOLOKO
    Утро. Холодное, серое… Небо цвета мокрого асфальте… Совсем нет ветра, поэтому воздух пахнет не свежестью, а скорее сыростью.
    Каменный пол… Выложенные таким же темным, почти черным камнем стены… Теплый каменный пол… Да и вообще, несмотря на непогоду и отсутствие окон, в подвальчике очень уютно.
    Но тело все равно бьет озноб… И больше всего дрожат руки. Предательски...
    Она стоит на коленях на полу, обнаженная фарфоровая статуэтка, и дрожит не от холода, и не от страха… От странной противоречивой смеси чувств гордости и унижения. На шее – ярко-красный ошейник. На лице маска спокойствия… Она очень ровно дышит, и только огромные черные глаза с потрохами сдают все, что творится у нее на душе.
    Впрочем Ему, сидящему напротив в большом мягком кресле, больше ничего и не нужно. Он уже давно научился читать ее мысли.
    Сердце бьется часто-часто, загнанным зайцем мечется в клетке из ребер. Она ждет… А Он молчит, смотрит на нее, поглаживая подбородок. Легкая улыбка скользит по губам. Она ждет…
    - Иди сюда. – улыбка мгновенно пропадает, глаза становятся холодными, в голосе появляются металлические нотки.
    Ни слова о том, что надо встать, не было, и она, встав на четвереньки, медленно ползет к Нему, не отрывая глаз от расстегнутой на Его груди белой рубашки… Это не похоже на униженное ползанье раба, она грациозна как кошка… И Он может вдоволь налюбоваться тем, как играют мышцы под кожей на ее спине.
    Она останавливается на расстоянии полушага и замирает. Он наклоняется к ней, проводит ладонью по щеке и двумя пальцами аккуратно приподнимает подбородок.
    - Красивая…….. Игрушка…
    Рука, которая секунду назад была нежной, бьет сильную хлесткую пощечину... Голову бросает вбок, она возвращает ее обратно и смотрит Ему в глаза… С вызовом. Но на дне зрачков читается покорность, и Ему нравится этот пьянящий коктейль.
    - Встань и принеси «кошку».
    Она встает один легким движением и идет к противоположной стене, дразня Его покачиванием бедер. На крюках висит много плетей, и все они хорошо помнят ее кожу. На мгновение она задерживается, проводит рукой по ним и берет Его любимую игрушку.
    - Встань в центре комнаты.
    Она останавливается на выложенном белым камнем круге, прямо под свисающими с потолка цепями с кожаными наручниками. Он не торопясь идет к ней. Берет из ее рук плеть, разглаживает ладонью хвосты и делает пробный замах. Плеть со свистом рассекает воздух.
    - Продень руки в наручники.
    Она застегивает у себя на запястьях кожаные браслеты. Длина цепей позволяет стоять только на носочках…
    - Покажи мне свою спинку.
    Она поворачивается спиной… Сердце начинает биться еще быстрее…
    … О, этот сладкий тягучий момент ожидания первого удара… «Ну давай же… Чего ты ждешь?», - эти мысли заставляют ее выгнуть спину и делают дыхание частым и тяжелым. Она переминается с ноги на ногу, виляет бедрами… Удар! Черные плетеные хвосты врезаются в спину… Еще удар! Теперь достается попке, которую она сама подставляет под жалящие укусы «кошки».
    Под ударами кожа дрожит, «кошка» оставляет на ней красные следы… Она резко дергается от каждого хлопка, вскрикивает и стонет, извивается и молча «просит» еще и еще… Но это только начало. Он подходит к ней, резко прижимает к себе, она начинает извиваться и стонать еще сильнее, Он проводит ладонью по груди и сильно сжимает ее…
    - Какая ты горячая. Мне нравится как ты отзываешься на каждое Мое движение… Повернись.
    Она резко поворачивается к Нему, Он касается пальцем ее губ и убирает его до того, как она успевает дотронуться до него языком...
    Несколько шагов назад и плеть снова свистит, рассекая воздух. Только теперь под ударами оказываются ее красивая грудь и плоский животик. И снова стоны становятся музыкальным сопровождением этой сладкой пытки. Все громче и громче, тем более, что часть ударов приходится в самый низ живота... И после каждого она смотрит Ему прямо в глаза. Вскоре Он останавливается и идет к столу, стоящему около кресла. На нем стоит много зажженных свечей, лежат зажимы, прищепки, вибраторы, иглы... Но Он выбирает мисочку со свежевыжатым соком имбиря. Он возвращается и натирает соком все следы, оставленные «кошкой». Сначала ничего не происходит...
    - Повертись.
    Она крутится, почти не касаясь ногами пола, красуясь перед ним... И тут кожа начинает нестерпимо гореть, заставляя ее снова стонать и вертеться юлой... Несколько секунд Он наблюдает и снова идет к столу. Возвращается Он с прищепками и стальными зажимами.
    - Замри.
    На соски он надевает маленькие тиски, соединенные цепочкой и затягивает их на максимум. А прищепки, связанные веревкой, пускает двумя параллельными дорожками от груди до лобка...
    - Теперь открой рот.
    Он берет цепочку и дает ей.
    - Держи ее зубами.
    Цепочка натягивается. Она мычит... И продолжает смотреть Ему в глаза. Только теперь на дне ее зрачков плещется боль.
    - Умница.
    Он ведет руку вдоль живота, вниз, к губкам, и проводит пальцем между ними.
    - Какая ты влажная... Я тебя мучаю, а ты меня хочешь... Это потому что ты сучка. Моя сучка.
    Он ласкает ее. Грубо, жестко... вводит палец внутрь, и она начинает сама на него насаживаться...
    - Да... Молодец... Хорошая девочка... Я знаю, ты хочешь кончить. Но еще рано...
    Он надевает два зажима с грузиками на ее губки и отходит, чтобы полюбоваться результатом.
    - Покрутись еще. Покажи мне себя.
    На этот раз она поворачивается очень осторожно: при каждом движении грузики раскачиваются и еще сильнее оттягивают губки.
    - Красотка...
    Он берет вибратор, включает его и, присев рядом с ней на корточки, прижимает его к клитору... Она не может не извиваться, цепочки с грузиками раскачиваются все сильнее, любое неосторожное движение головы еще больше натягивает цепь, отдаваясь сильной болью в сосках... Она тихо поскуливает...
    Он полностью контролирует ее и убирает вибратор за несколько секунд до того, как она готова была кончить... Оставляя ее в мучительном состоянии незавершенности предоргазменного экстаза, наслаждаясь ее обиженным, умоляющим взглядом...
    - Нет, моя хорошая, еще рано, потерпи...
    И этот Его ледяной тон, резко контрастирующий с ласковой фразой, заставляющий сердце сладко замереть, а следующая за ней пощечина – потемнеть в глазах...
    Он медленно снимает с ее губок зажимы и сразу же грубо сжимает рукой промежность. Крик боли... Она непроизвольно подскакивает, но затем не пытается вырваться, а только сильнее прижимается к Его ладони.
    Он убирает с ее лица волосы и целует, едва-едва касаясь губами губ. Отстегивает наручники и, взяв за волосы на затылке, ведет к широкой деревянной лавке и грубо толкает к ней.
    - Ложись на живот.
    Она молча выполняет приказ и, догадываясь, что ее ждет, вытягивает руки вперед. А Он в это время зажигает две свечи, черную и белую, залитые в небольшие керамические тарелки.
    ... Как-то она спросила, почему Он использует только эти цвета воска... «Я не маляр, я художник... Черно и белое, Инь и Янь, тьма и свет... Зачем нужны другие?»...
    Он снова берет «кошку» и наносит удар за ударом, без пауз, окрашивая всю поверхность спины в красный цвет... Щелчки плети сливаются в одну обжигающую волну боли... Боль гуляет по плечам, целует мышцы вдоль позвоночника.. Боль единственная честна и открыта. Она никогда не обманет и не предаст. И если решишься протянуть ей руку – заласкает до ярких разноцветных кругов перед глазами...
    ... Время замирает, путается и становится тягуче-стремительным... Для обоих.
    Наконец, Он откладывает плеть и берет свечи. Воск уже полностью расплавился, и Он резким движением выливает все на ее спину.
    Хрип, переходящий в крик, в клочья разрывает повисшее в воздухе напряжение, тело выгибается дугой, ногти оставляют на дереве хорошо заметные царапины...
    И пока нервы и чувства натянуты струной, Он, не давая опомниться, ставит ее на колени, расстегивает брюки и, нажав на края челюсти, открывает ей рот, и, обведя членом ее губы, вставляет его на всю длину. Он трахает ее рот, не обращая внимание на то, что она давится и кашляет, а из глаз бегут непроизвольные слезы.
    - Да, моя сучка, я сейчас кончу тебе прямо в горло!
    Он кончает, прижав ее голову к себе, она всем своим существом ощущает пульсацию Его члена, и в это момент ее тело начинает сотрясать сладкая судорога...
    Через мгновение Он слегка отстраняется и замирает, закрыв глаза и не пытаясь выровнять сбившееся дыхание. А она прижимается мокрой от слез щекой к Его ладони и тихо стонет, изредка касаясь Его кожи губами. Он смотрит на нее, как смотрят на маленького любимого котенка и одновременно с восхищением, достойным богини. Но когда она поднимает На него безумные, полные наслаждения глаза, Он уже спокоен и говорит тем же ледяным голосом:
    - Ты великолепна, моя девочка, ты великолепна...
    Z Girl и Jerking Cock нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Twisted
    Twisted
    5/5,
    Офигительный рассказ!.. Хочется снова и снова перечитывать...