Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Две недели в родном городе. Часть 3

Галя. Женщина с грустными глазами

  1. Добрый Друг
    ГАЛЯ. ЖЕНЩИНА С ГРУСТНЫМИ ГЛАЗАМИ.

    Виртуальное знакомство с Галей началось примерно за месяц до собственно поездки: когда я создал анкету, с указанием места проживания якобы в родном городе, но остальные пункты были правдивы: и что женат, и что ищу женщину главным образом для секса, и росто-весовые показатели. Особой неправды не было и в указанном городе, едва начав общение с любой женщиной, которая отвечала на мой «привет», я говорил, что на самом деле живу в другом месте, но намерен с такого-то по такое-то число быть в родных краях, и желаю, чтоб мое времяпрепровождение было скрашено женским присутствием.

    С женщинами, начальное общение с которыми началось на сайте знакомств, у меня обычно бывает так: в Интернете я узнаю о них какую-то начальную информацию, а до всего остального, что они считают нужным рассказать (особенно интимного характера, как это было на примере той же Анны или чуть позже с Мариной), дело доходит уже во время реальных встреч и между очередными заходами на секс. Галя оказалась исключением из этого ряда. Именно в том плане, что имеющаяся о ней информация интимного плана до нашего секса не получила никакой детализации и расширения даже тогда, когда мы стали максимально близки, как только могут быть близки мужчина и женщина. Чуть больше информации я получил о ней с ее же слов уже после своего отъезда, но это касалось уже того человека, с которым она стала встречаться после меня. Впрочем, не будем забегать вперед.

    Итак, Галина, 36 лет, работает, имеет 2 детей – девочек-погодков, разведена, причиной развода было уличение мужа в измене, до мужа и после мужа иных партнеров не имела. Ну, оставим на ее совести последнюю фактологию, как не могущую быть доказанной (но и опровергнутой тоже), а все остальное очень даже типично для тысяч (а может и миллионов) женщин.

    Явного подтверждения того, что она согласна на секс со мной, во время бесед сделано не было. Но был дан номер телефона, на который я обещал позвонить, как только приеду и немного устроюсь. Она была в меру интересной собеседницей, по характеру работы побывала в половине стран Европы и чуть ли не четверти Америки, но никогда не была в тех российских регионах, где побывал я (Якутию и Черноморское побережье могу назвать спокойно, так как действие некоторых моих историй происходило там), и даже ее знакомство с Москвой было в порядке проезда из одного аэропорта в другой. Соответственно, именно географически-этнографическая тема была наиболее популярной в наших разговорах, оттеснив на задворки музыку, литературу, искусство, к которым, как я понял, Галя относилась с прохладцей, как не имеющим никакого отношения к реальной жизни.

    Уже в Инете я понял, что она ранима и обидчива, и что упомянутый развод вследствие измены вполне мог иметь место. Если, завершая сеанс очередного виртуального общения, я говорил, что буду назавтра, допустим, в 18-00, и появлялся на сайте хотя бы пятью минутами позже, начинались выяснения, почему я опоздал, не случилось ли чего неприятного, и как она переживала за меня, не имея возможности иными способами узнать, все ли в порядке? Иногда держалась сухо-официально, но на следующий день объясняла это плохим настроением или самочувствием. Но это иногда, а гораздо чаще, с течением времени все больше проявляла нежно-сентиментальность, приставляя к моему имени уменьшительно-ласкательные суффиксы, или называя меня «дорогой, милый, хороший» и т.п. Я опасался уже и ревности с ее стороны (причем, обратите внимание, это только еще общение в виртуале), слишком явно была видна женщина, соскучившаяся по любви, и готовая полюбить первого же партнера, который помимо секса даст ей еще какие-то душевные удовольствия, пусть даже это всего лишь внимательный собеседник, задающий уточняющие вопросы про ее многочисленные поездки. Но тут она сама как-то раз раскрыла скобки.

    Ситуация была такая. Идет интенсивный обмен репликами. Она задает какой-то вопрос, причем такого плана, что в зависимости от конкретики моего ответа дальнейшая беседа может пойти совершенно разнопланово. Я начинаю писать ответ, в этот момент раздается звонок на мой сотовый телефон, и несколько минут я решаю важные вопросы, не имея возможности отвлечься и докончить, отправить уже почти написанное предложение, но видя краем глаза, какие реплики идут мне от Гали, когда пауза в ответе стала казаться ей чрезмерной.
    «DD, неужели вопрос такой сложный, столько думаешь?»
    «Ты вообще тут, почему не отвечаешь?»
    «Я все поняла, ты ведешь беседу еще с какими-то женщинами, и не хочешь отвлекаться на меня?»
    «Я не заслужила такого прохладного отношения к себе, поэтому прощай»
    «Я отправила тебя в игнор. Не пиши мне больше»
    «DD, милый мой друг, у тебя все в порядке? Если тебе стало плохо, вызывай врача, не надо тратить силы на беседу»
    «Боже, умоляю, пусть c DD ничего не случится. Пусть он хоть с сотней женщин общается, я же понимаю, он приедет и уедет, мимолетная связь, я не буду ревновать. Вот если б ты жил здесь, я б тебе глаза выцарапала, если б на кого-то кроме меня посмотрел»
    «Не считая жены, конечно. Я чужих мужей не отбираю, не бойтесь. Ха-ха-ха, испугался?»

    Было любопытно просмотреть до конца, какими еще причудливыми путями проследует ее поток сознания, но разговор я наконец завершил, добил ответ на ее первоначальный вопрос, отправил, и сразу же вслед «Много шума из ничего. Я просто говорил по телефону». Приходит ответ, как ни в чем не бывало: «Да? Ну ладно. Ну так вот, если ты так считаешь, то …» и идет продолжение первоначальной темы.

    Очень похожая ситуация, которая чуть не привела к срыву нашей первой реальной встречи, была уже, когда я только приехав в родные края, вышел на сайт, посмотреть, есть ли новые сообщение. Галя была в этот момент онлайн, увидела, что я вошел, пишет мне радостно: «О, привет, ты уже доехал? Как дела, чем занят?» И тут, как назло, клинит то ли комп, то ли Интернет, то ли этот сайт таким причудливым образом, что я поступающие реплики вижу, а ответные отослать не могу. Четко в ее стиле следуют такие реплики:
    «Ты мне не хочешь отвечать? Почему, что случилось?»
    «Мне казалось, что я заслуживаю хотя бы прямого ответа о том, что ты не хочешь со мной общаться»
    «С тобой всё ясно. Пока!»
    Глюк компа не выправляется, я действительно чувствую себя очень некомфортно, хотя моей вины никакой не имеется, и тут я очень удачно вспоминаю, что у меня же есть ее номер телефона. Быстро пишу ей смс: «Привет, Галя. Пишет тебе DD, с номера местного оператора. Это комп глючит, я не могу ничего писать, но твои сообщения читаю. Скоро позвоню». Ответ приходит не смс-кой, а на экране компьютера – «Ну слава богу, а то я начала опять за тебя волноваться»

    Взялся за гуж – не говори, что не дюж. Обещал позвонить – звони! Выхожу на улицу курить и звоню Гале. Берет не сразу, предполагаю, что некоторое время смотрит на незнакомые пока цифры номера и пытается вспомнить, почему ей номер кажется знакомым. Начинаем беседу. Как дела, как здоровье, как доехал, как устроился? Чувствую повышенный и искренний интерес к моим ответам, но интерес не сексуального характера, а именно личностного. Естественно, завожу разговор о встрече, упираю на то, что пара дней из 2 недель уже прошла, еще сколько-то дней будут какие-то иные дела, лучше нам не терять времени, и встретиться поскорее. Она соглашается, сегодня уже не может, но с удовольствием встретится завтра, сразу после обеда, она отпросится у начальника, и рассказывает мне, как найти ее контору, в общем, встреча назначается на 3 часа пополудни завтра, в кафе неподалеку от ее места работы.

    Наступает завтра. В 3 часа стою у кафе, отсюда виден и вход в ее офис. Звоню и говорю, что жду. Да-да, я уже видела тебя из окна, спускаюсь по лестнице. Выходит из конторы и приближается ко мне молодая женщина, стильно одетая, довольно красивая, с нежной белой кожей обнаженных рук до плеч и ног ниже середины бедра. Единственное, что мне не очень понравилось в ее внешности – короткая стрижка, в остальном же – самый мой любимый сексуальный типаж: черноглазая брюнетка, обтягивающее платье, с угадываемым контуров трусиков и лифчика, приветливо мне улыбается, но больше губами, а выражение глаз ее с первой же встречи оставили у меня ощущение грусти и обреченности с ее стороны.

    Заказали сок и мороженое, сидим в кафе, болтаем ни о чем. Близкий офис навевает мысли о работе, она рассказывает, чем они занимаются и почему она так часто выезжает в командировки. Галя еще раз уточняет, на сколько дней я приехал, и какие имею планы на этот период. Чувствую, что в душе она, с одной стороны, очень рада, что я приехал, и мы встретились, а с другой грустит, потому что дней мало и они пролетят быстро.

    Мороженое доедено, сок допит, спросив, не желает ли она еще что-нибудь, я рассчитываюсь с официантом. Тема секса еще совершенно не звучала в наших телефонных разговорах и этой первой личной беседе, но к ней надо переходить.

    - Ну что, поехали? – спрашиваю я, когда выходим из кафе.
    - Поехали, - сразу соглашается она. – А куда?
    - В гостиницу, - думаю, что этого вполне достаточно, и Галя отчетливо понимает, чем занимаются в номерах, снятых почасово.

    И действительно, никакого смущения не вижу в ней ни в такси, ни в ту пару минут, когда я у администратора оформляю номер. Конечно, это не совсем согласуется с ее утверждением о том, что после мужа у нее не было любовников, но с другой стороны, она взрослая умная женщина, осознанно идущая на интим. Куда мы должны были поехать, если по умолчанию нельзя ко мне или к ней? И с третьей стороны, меня это совершенно не волнует, буду ли я действительно вторым ее любовником, или сто вторым. Галя мне нравится, я с удовольствием представляю, как буду ее ласкать и трахать, интересно, как она относится к оралу и аналу?

    Номера сдаются на 2 или на 4 часа (из того интервала, который нас интересует). Уточняю, какой ее устраивает больше. Через 4 часа будет почти 8 часов вечера, ей это поздно, лучше на 2, как раз она попадет домой, как в обычные дни после работы.

    Интересно, в этой гостинице все номера такие или нам случайно такой попался? В номере имеется обычная двуспальная кровать и две тумбочки по бокам, но нет обычно наличествующих стола и двух стульев. Оно может и понятно, как правило, такие номера снимают не для застолья, но все равно непривычно. Но зато в номере почему-то имеется большое трехстворчатое трюмо, с зеркалом почти до потолка, и перед ним – два мягких пуфика, отдаленно смахивающие на мягкие игрушки. Как бы замена столу и стульям, и если в промежутке между заходами на секс решить устроить застолье, то отражения в створках зеркала вполне создадут ощущение даже не группового секса пара на пару, а целой оргии с участием восьми человек.

    - Ой, какая смешная зверушка! – восклицает Галя и садится верхом на пуфик, призванный изобразить рыжую лисичку с хитрой мордочкой и длинным хвостом. По логике игры я должен был бы сесть на стоящий рядом пуфик с видом серого слона с изогнутым вверх хоботом, однако когда Галя оседлала лисичку, подол ее и так недлинного платья задрался почти до кромки трусиков, открыв очень соблазнительный вид красивых женских ножек.

    Поэтому я беру отсутствующего быка за рога, подхожу к ней сзади, обнимаю за плечи, улыбаюсь ее отражению в зеркале, и, изогнувшись также отсутствующим удавом, целую в губы. Галя с удовольствием отвечает на поцелуй, и как только я, параллельно длящемуся поцелую, начинаю гладить ее волосы, лицо, тело и особенно соблазнительные бедра, отвечает мне аналогичными ласками, и даже первая касается сквозь одежду моего напрягшегося члена.

    Начало отличное. Пошли дальше.
    - В душ? – шепчу ей на ушко, когда оторвавшись от поцелуя в губы, начинаю целовать щеку и шею, переключившись руками от прекрасных бедер к не менее прекрасной, пока что скрытой под платьем, но привлекающим размером и тяжестью, груди. Ткань лифчика совсем тонкая, и мне даже кажется, что мои пальцы чувствуют сквозь два слоя ткани, как крепнут ее соски.
    - Да, иди ты первый, - отвечает мне Галя.

    Немного стыдно первый раз раздеваться перед одетой женщиной, которая, к тому же, хоть и полностью ответила на ласки и продемонстрировала готовность к сексу, но пока сама и не думает обнажаться. Имитирую пародию на мужской стриптиз, выставляю напоказ якобы бицепсы и кубики пресса, она подхватывает шутку, кричит на английском «oh yes, baby, make it», снимает будто с себя трусики и крутит над головой на указательном пальце, а когда я снимаю трусы, и, держа за основание набрякшего члена, трясу им, переходит на немецкий «ja, ja, das ist fantastisch».

    Выходя из душа, ожидаю увидеть Галю голой или хотя бы в нижнем белье, готовую к принятию водных процедур. Но она так же сидит на пуфике-лисичке, подперев подбородок ладонью, смотрит грустно в глаза своему зеркальному отражению.

    Снова подхожу сзади, упираясь членом в спину, целую шею, ласкаю грудь через одежды, шепчу:
    - Ну, что ты грустишь, Галчонок, вставай, раздевайся! Мы все с нетерпением ждем тебя!
    - Мы все – это кто? – удивляется она.
    - Душ и постель, я и мой младший братишка, - постукиваю головкой члена по ее позвоночнику.

    Словно ожидая именно предложения встать и раздеться, она встает и, оставаясь прижатой ко мне спиной, поднимает руки вверх. Я, верно поняв ее мысль, приспускаю молнию на спинке платья, затем взявшись обеими руками за подол платья, снимаю его через голову. Прекрасное тело молодой женщины в самом расцвете предстает передо мной. Ажурный белый лифчик, состоящий как бы не из одних кружев без ткани, и узенькие, в три веревочки, также белые, трусики-стринги. Да, Галя подготовилась к сегодняшней встрече, как с точки зрения сексуального белья, так и на уровне сознания. Обняв сзади, ощущаю одной рукой действительно напрягшиеся соски груди, а другой, под полоской стрингов, чисто выбритый лобок и капельки вытекающей влаги.

    Мелькает мысль «да ну его на фиг, этот душ, раз она уже готова, а я тем более, трахну сразу», но она как бы угадав эту мысль, выскальзывает из объятий, снова обнимает меня, но уже лицом к лицу, шепчет мне на ухо:
    - Будь со мной понежней и поласковей, хорошо, DD? Обещаешь? – и одновременно с моим подтверждением выскальзывает снова, уже в направлении душа, бросив мне на ходу, - я недолго, ложись.

    Секс с Галей был чистым восторгом. Она от души целовалась и отдавалась моим ласкам, она балдела от сосания груди и проникновения моих пальцев ей в дырочки. Она называла меня всеми восторженно-ласковыми словами и уверяла в беспредельной приятности испытываемых ею ощущений. И все это – еще до момента введения члена во влагалище. Это она так соскучилась по мужским ласкам или всегда такая любвеобильная: мелькали такие мысли в моей голове. Но ответ меня не волновал: мне было приятно с Галей, тем более было приятно видеть ее непритворный восторг от интимной близости со мной.

    - А презерватив? – прошептала она, когда по позе и моим предварительным движениям поняла, что член вот-вот войдет в нее.
    - А зачем? – шепнул я в ответ. – Разве я или ты болеем чем-либо?
    - Нет. Но, пожалуйста, не в меня тогда, хорошо? Мне нельзя беременеть сейчас.
    - Никаких проблем, - заверил я и медленно ввел член на всю длину, пока не соприкоснулся моим волосатым лобком с ее чисто бритым, внимательно вглядываясь в ее нарастающий восторг в глазах по мере введения.

    - Как хорошо, как приятно, как сладко, да мой милый DD, да мой нежный DD, да мой классный DD, - такие слова бальзамом льются на душу практически любого мужчины во время секса (конечно, при условии замены DD на его имя), и я не исключение.

    Я чередовал поцелуи и ласки, я чередовал скорость и глубину, сколько раз кончила Галя – неведомо, но я минут через 30 реально устал. Настолько, что желание отдохнуть и покурить было сильнее желания кончить. Галя сама не курила, и хотя в кафе лицо непроизвольно морщила, когда до нее из-за порыва ветра долетал дым моей сигареты, сейчас возражать не стала. Конечно, я не стал курить в постели, а сев на того самого серого слона, положил пепельницу на трюмо, и закурил, смотря в зеркало на растянувшуюся поперек кровати и блаженствующую Галочку.

    Галя полежала-полежала на спине, потом ощутила мой взгляд, перевернулась на живот, оперлась подбородком на кулачок и стала с обожанием смотреть на меня через зеркало. Вид ее белоснежной спины и еще более белой округлой попы навел меня на мысль (пока что не об анальном сексе), но о том, что я пока что трахал ее только на спине и сбоку лицом к лицу, а вот раком или амазонки пока не было. Захотелось именно раком. От этих мыслей полуопавший член встрепенулся. Сигарета была затушена, я встал и подошел к кровати, но не лег.

    - Галюся, встань на четвереньки, - не говорю нарочно «раком», не знаю, мало ли, может обидеться, посчитав вульгарностью. Она с удовольствием принимает подразумеваемую позу, понимая, что мне приятно видеть ее тело в разных ракурсах.

    Глажу ее бедра, идеальной формы попу с волнующим разрезом между ягодицами, прогибаю ласковым нажатием на спину посильней и таким же движением, чтоб пошире расставила ноги. Проверяю влажность – она более чем достаточна, избыток оставшейся на пальцах смазки я размазываю по участку вплоть до ануса, и точно таким же медленным движением, как получасом раньше, ввожу ей во влагалище член на всю длину, пока не прижимаюсь плотно к ее попочке.

    Галя точно так же начинает кайфовать и реагировать эмоционально словесно. Подмахивает задом и насаживается на всю глубину, какое-то время чередуем то мой трах, то ее насаживание. От избытка эмоций получилось, что в процессе тисканий и глажки ее ягодиц я ее шлепнул. Несильно. И всего один раз. Тут же ее восторженно-одобрительный тон сменился жалобным – «Не надо, мне так больно, я же просила нежней». Нет так нет, я не настаиваю, продолжаем трах раком, один раз получается, что от несинхронности наших движений член выпадает. Тоже не проблема, вставил снова и продолжили. Но вот после выпадения второй раз случается нечто весьма для меня неожиданное.

    Галя сама протягивает руку назад, наощупь находит мой член, я подумал, что вставит себе во влагалище и продолжим. Но она тянет член парой сантиметров выше, тыкает им себя в анус, причем для наглядности и убедительности своего желания не один раз, а несколько раз, такими мелкими тычками, и убирает руку.
    Приглашение на анал? С вящим удовольствием, почему бы и нет. Несмотря на отсутствие вазелина и геля, понимаю, что ее смазки и моих слюней будет достаточно. Так и поступаю: ее смазкой смазываю анус, ввожу один, потом два, потом три пальца, расширяю внутри, имитирую фрикции, а своими слюнями растираю головку члена, хоть он и так довольно-таки мокрый от длительного траха. Тихо и осторожно ввожу, пока никаких охов боли и ахов наслаждений, в напряженном молчании слышно только наше тяжелое дыхание.

    Когда с нескольких попыток удается ввести член до конца, и снова ощущаю яйцами касание ее тела, становится проще. Не таким бурным темпом, как во время траха раком в киску, но тоже с приличной скоростью совершаю фрикции, и начинаю обращать внимание, что Галя, словно позабыв все слова родного языка, теперь повторяет фонетику гласных звуков. Аааа, оооо, ииии, ээээ, уууу… Интонация, с которой эти звуки произносятся, не оставляют никакого сомнения в том, что Гале это безумно нравится. Помня о том, что при ее интенсивных подмахивающих движениях член может выпасть снова, она держит свой таз сравнительно неподвижно, но очень активно трет пальцем между ног, суммируя удовольствия от разных эрогенных зон. Не знаю, можно ли называть это ее анальным оргазмом, ведь все-таки был не только мой член в ее попе, но и ее палец на клиторе, но когда он наступил, то сильно отличался и интенсивностью, и длительностью. Она затряслась и замотала головой, впилась зубами в подставленную руку, чтоб не заорать истошным криком, а пальцы другой руки, мастурбирующие до того клитор, засунула глубоко себе во влагалище и в бешеном темпе трахала себя ими, причем мой член отлично все это чувствовал через тонкую перегородку.

    В это трудно поверить, но эти движения пальцами через перегородку, явственно ощущаемые головкой члена, сбили мой намечающийся оргазм, я тоже вот-вот был готов выплеснуть хороший заряд накопленной спермы ей в зад, но она внезапно расслабившись, распласталась на кровати, и член выпал из нее. Додрочить на ее попу, что ли – мелькнула мысль, но получив совершенно неожиданно анал, не намекая на то ни словом, ни делом, мне захотелось также заполучить от Гали и орал.
    terner и Unix нравится это.