Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Трижды три

Часть II. АЛЛА. Глава 3. ВАГИНАЛ

  1. Добрый Друг
    Вот так повороты! Не то, что я этого не хотел и не рассчитывал. Но в момент, когда я имитировал оргазм от анала, и быстренько слинял в ванную, орал представлялся мне как наиболее желанным, так и единственно возможным продолжением интима на сегодня. Доставить оргазм ей, получить самому кайф от минета, в благостном настроении договориться о продолжении встреч, это было как бы программой-оптимумом. Насчет дефлорации не заморачивался, потом предложить бы предложил, но если б оказалось, что физиологическую девственность она бережет для мужа, настаивать бы не стал. Но не при первой же встрече в условиях ограниченности времени и вероятности сторонних помех. И именно в такой последовательности – я бы предложил, она бы согласно еще в прародительницу Еву внедренной программе поотнекивалась бы, а я бы уже посмотрел, насколько конкретны ее отмазки. А тут она сама, причем не предлагает, а требует. Причем не в благостном расположении настроения, а несколько рассерженном. Это моя «девочка» так вывела ее из себя? Ну да, в зеркальной интерпретации выглядит же всё примерно так. Опытная тетенька подрочила мальчику член, даже может и пососала. Он этим очень горд, стал мужчиной, в душе считает себя демоном-искусителем. А тут эта противная тетенька опять сюсюкает «мой мальчик, мой малыш, мой сладенький». А пацаны со двора что говорили? Куй+пиzда=ипаться, и никаких гвоздей. Тетенька-тетенька, я вас вые6у, чтоб больше мальчиком не дразнили!

    Я гляжу ей в глаза. Это не шутка, это вполне осознанная решимость и немного боязни. Она делает движение, означающее намерение слезть с меня и улечься рядом, чтоб соответственно я лег на нее, но я удерживаю ее.

    - Спасение утопающих – дело рук самих утопающих! – это говорю я, подтягивая ее сперва за плечи, потом за бока, потом за бедра ближе ко мне, чтоб получился начальный элемент позы «наездница».

    - И что? – она пока не понимает, я согласился или отказался, но по тону понятно, что Алла вошла в свой обычный режим трепа обо всем и ни о чем, и быть трахнутой сейчас для нее не сексуальная цель, а принцип.

    Поболтать желаем, Аллочка? Отлично, давай поболтаем.

    Правой рукой оттягиваю кожу с члена до упора вниз, и зажимаю рукой у самого основания. В ладонь левой, имитируя легкое покашливание, плюю как можно больше слюны, и смачиваю головку.

    - Милости прошу садиться, … - черт, чуть не сказал «мадемуазель», вот бы она прыгнула до потолка, «мадам» тоже не годится, ибо из той же оперы, вот вроде бы нейтральный аналог, - … сударыня!

    - А так получится? – с сомнением спрашивает она.

    - Попытка не пытка, - имитируя грузинский акцент, отвечаю я, - верно же, Лаврентий Павлович?

    С первой попытки, естественно, не получается. Она широко раздвинув ноги, встала на коленки на уровне моего таза, но так как обхват моих бедер намного шире, то ее лобок оказывается на уровне моей мошонки. Вторая вообще смешная и наивная. Она ложится на меня как в перевернутой на 180 градусов миссионерской позе, и пытается, не помогая себе руками, просто двигая тазом (причем налево-направо, а не вверх-вниз), насадиться на мой член. Ага, сейчас войдет как по маслу, как же, ждите ответа…

    В итоге приняли такую позу. Она в позе наездницы, но не на коленях, а на корточках нависает надо мной, причем ступни не рядом с моими бедрами, а рядом с животом. Она сильно наклонена вперед, и чтоб не упасть, опирается руками на мою левую руку, которую я держу перед лицом, согнутую в локте. Моя правая рука сжимает член у основания, и легкими движениями головка раскрывает ее губки, она тихо-тихо начинает насаживаться. Когда ее таз делает движение вниз, на член, нажим на мою левую руку слабнет, когда приподнимается – усиливается. Ее голова очень близка к моей, глазки закрыла, по лицу вся гамма ощущений проходит: от боли и некомфортности позы до возбуждения и удовлетворения (не в плане оргазма, конечно, а в плане того, что наметила – и сделала!). Вот вижу, она прошептала какое-то односложное слово, то ли «всё», то ли «есть». Сильный нажим на мою руку, приподнялась максимально – и не просто отпустила руку, чтоб опуститься на член силой своего веса, но еще и на себя потянула – и мой член так классно проскользнул в нее, что даже примятая ее попочкой рука не отозвалась негодованием. Как там тесно и узко! И как хорошо, что она пока не двигается, а привыкает к ощущениям, иначе я бы с пары фрикций кончил, а поза такая, что и не выдернешь член, не хотелось бы доставлять ей проблем с ненужным залетом.

    Алла снова опирается на мои руки, склоняет лицо вниз, открывает глаза, видит мой довольный взгляд, снова закрывает глаза и улыбается, плутовка этакая! Я тянусь к ней губами, мы с ней целуемся, но это не страстный поцелуй посреди секса, а взаимная благодарность, как бы «спасибо за то, что было». Моя правая рука уже не нужна в районе наших поясниц, я осторожно ее вытаскиваю из-под ее попочки, глажу ей волосы и лицо.

    …Всё это хорошо, но трахаться мы будем или нет? Алла после насаживания не делает больше никаких попыток движения тазом, то ли чувствует интуитивно, что будет больно, то ли этого ей достаточно, заполнившего влагалище члена. Эхх, опять мне работать? Да еще и в субботу!

    Делаю напряг левой руки более слабым и Алла ложится на меня. Обнимаю, целую, и делаю перекат. Раз – и теперь уже она подо мной. Быстренько опираюсь на ладони, чтоб не придавить своим весом, и оставляя член в ней, максимально отодвигаюсь, чтоб наконец увидеть это чудо природы – член в женском влагалище, тогда как входил он в девичье. В моих густых зарослях на лобке кровь может и не бросалась бы в глаза, но вот на ее снежно-белом лобке с маленьким клинышком волос все видно. И не просто капельки, а уже растертое нашими телами пятно. Преисполненный к ней нежности и благодарности, начинаю медленно делать фрикции…

    Очень тесно, очень узко, физически безумно приятно, я нарочно двигаюсь как можно медленней, чтоб не кончить ненароком. Разумом же понимаю, что ей это не нужно, она не подмахивает, клиторальный оргазм от куни она получила, с девственностью в трех местах благополучно рассталась, до вагинального ей еще расти и расти, и надо оставить напоследок у нее хорошее впечатление, озабоченного не только своим удовольствием, но и ее комфортом, плюс и недопустимость кончания ей внутрь, и я принимаю решение, раз не кончил в попу и в рот, не буду кончать и во влагалище.

    Невероятно, но уговор дороже денег, и старое морское правило «что наблюдаем, то в судовом журнале и пишем. А чего не наблюдаем – того не пишем», поэтому такая очень короткая

    Глава 4. МАНУАЛ

    Уже на подходе к оргазму, но еще чуток контролируя себя, выпрямляюсь, становясь на колени посреди раздвинутых ножек Аллы, вынимаю член из нее, и додрачиваю на нее. Попутно мне подворачивается ее рука, беру ее и кладу себе на яйца, шепчу «поиграй». Она с интересом смотрит на мой окровавленный член, и молча теребит рукой яйца. И я брызнул!!! Как я брызнул! С каким напором сперма покинула мой натруженный член, это надо было видеть двум свидетелям или видеокамере, чтоб сохранить сей эксцесс в анналах истории. Превышение верхней планки кайфа даже откликнулось не то болью, не то помутнением сознания. Оттраханная в три дырки девственница теребит мне яйца, пока я на нее дрочу – это, знаете ли, не тривиальное событие. Я рычал от кайфа, и последними проблесками воли старался не очень громко, но объективно в децибелах мой крик намного превышал ее аналогичный.

    Постэякуляционный ритуал, который мы впоследствии повторяли: растираю сперму по ее животику и груди (но когда подношу палец ко рту – отворачивается, она так никогда и не сделала мне минет до конца и не попробовала вкус спермы), она затихающими движениями выдаивает мне член и трет головку об лобок и живот.

    И все мы успели, не было ни плача ребенка, ни неожиданного возвращения жены. Мы сходили поочередно в ванную, потом Алла накрывала на стол, пока я курил на балконе. Потом мы выпили чай и позавтракали, перемежая разговор ни о чем легкими поцелуями и касаниями.

    Последние наши реплики, касающиеся не бытовых или технических вопросов, а всего произошедшего:

    - Неужели я сделала это? – с легким вздохом и полуулыбкой, немножко грустной оттого, что это уже позади. – И как я решилась?

    Неужели она думает, что я буду осуждать или ругать ее. Не дождетесь, не на того нарвались.

    - Конечно, Аллочка! И я этому очень рад и доволен. А ты?

    Сидя бок о бок на диване, она протягивает мне руки ладонями вперед. Это не жест для объятия, я соприкасаюсь с ней своими ладонями, как при игре в «ладушки», потом она переплетает свои пальцы с моими, подносит к своему лицу, гладит этим «замком» из наших пальцев себя по щекам, и целует мои руки.

    - Да.


    Послесловие ко 2-й части «Алла»

    Когда я задумывал эту повесть, в эпилоге 2-й части тоже, как и после Иры, думал написать, что Алла долгое время была моей любовницей. Субъективно именно такое у меня было ощущение, ибо встреч было не 2 и не 3, а как мне казалось, намного больше. Но уже сравнительно недавно, на каком-то интернет-ресурсе, наткнулся на любопытное исследование, касающееся средней длительности встреч любовник-любовница при разных семейных статусах. Было сказано, что такие встречи (начиная от первого интима до последнего) длятся в среднем 2 месяца, или 6 встреч. То, что от нашей с Аллой первой интимной встречи до последней прошло гораздо больше 2 месяцев – это факт. Да, меньше года, но 8 месяцев спокойно. А вот было ли много интимных встреч? Я не смог припомнить все, но если этих встреч и было больше, чем 6, но не 10 точно. Может 7 или 8. То есть с научной точки зрения, связь была не длительной, но чуть больше средней продолжительности.

    Если Ира жила в одном с нами подъезде и нигде не работала, следовательно, имела всегда время при наличии желания, то Алла работала, притом в такой организации, где дневные отлучки были практически невозможны. Если нахождение Иры в своем же подъезде было просто данностью, никого не интересовавшей, и для того, чтоб установить, зайдя в подъезд, она зашла в квартиру на нашем этаже или на ее, нужна была целенаправленная слежка, то для Аллы посещение нашей квартиры в то время, когда моей жены не было дома, было весьма затруднительным. Ее знали все наши соседки-бабульки, и уже у подъезда бы сказали ей, мол твоей подруги нет дома, а если бы она тем не менее поднялась и какое-то время провела со мной, обязательно бы потом насплетничали моей жене. Время было – последняя пятилетка XX века, не было мобильных, радиотакси и посуточно сдаваемых квартир, а пойди мы в гостиницу, даже если б мы решились на такой абсурдный поступок (проще было бы дать объявление в газету «Алла и DD любовники»), нам бы отказали в заселении, так как мы имели местную прописку. Тем не менее, мы провели эти 7-8 встреч. Некоторые у меня дома, некоторые у нее. Один раз выручил друг, который только купил квартиру, обставил ее, но переезд наметил через неделю, и дал мне ключи.

    Технически наши интимы проходили примерно так, как описано со 2 главы. То есть анального секса больше не было, начинали с минета и куни, причем минет Алла никогда до конца не доводила, в какой-то момент выпускала член изо рта, и либо садилась на него, либо становилась раком, либо ложилась на спину и притягивала меня к себе, в общем, как-то сподвигала меня на вагинальный секс. Узкое, девичье влагалище, которое трахалось раз в месяц, меня тоже привлекало в ней сильней всего. Один раз я даже в нее кончил, когда она сказала, сегодня можно в меня, давай попробуем. Оргазм она получала при куни и пальцевой стимуляции клитора, от дальнейшего секса получала просто удовольствие без нарастания до пика. Другие мои кончания (не в нее) были либо такими, как в гл.4, либо если акт проходил раком, то на попу, и растирал я сперму по ее попе, и немного втирал в анус.

    Всегда она была весела и ласкова со мной, отвечала поцелуем на поцелуй, нежностью на нежность, во мне даже создалось впечатление, что она влюбилась в меня, и искусственно сдерживает свои более страстные порывы (особенно словесные), чтоб не сложилось у меня впечатления, якобы она имеет цель увести меня от жены.

    Тем более для меня неожиданным была информация от жены, что Алла наконец-то стала встречаться с парнем. Что-то вроде ревности кольнуло меня, но я подумал, а какое я имею право? Скорее, дело было не в появившемся парне, а что я подспудно ожидал эту информацию услышать из первых уст, от самой Аллы, но получилось окольными путями. Потом было развитие ее романа, вполне стабильное и благополучное, была свадьба, на которой мы с женой присутствовали, конечно же, я ее отвел в отдельную кабинку и отвафлил (кто не понял, это шутка – отклик на популярную тему порно-рассказов про трах и отсос на собственной свадьбе). Но была у нас и интимная встреча, последняя по счету, уже после того, как она стала девушкой с парнем, но конечно, задолго до того, как состоялось ее бракосочетание. Мило улыбаясь, она подтвердила слух, что у нее есть парень, сказала мне, что очень-очень мне благодарна за все-все-все, провела аналогию со школой, что мол у ученика бывают за 10 лет много учителей, но имя своей первой учительницы он в этом списке всегда ставит первым, как бы извинилась, что до свадьбы не может часто встречаться со мной. Предполагалось, что после свадьбы, когда ее семейная жизнь войдет в стабильный график, встречи наши, пусть и редкие, но возобновятся. Выйдя замуж, она уволилась и переехала жить к мужу, очень далеко от нашего региона, пару раз звонила моей жене, в конце разговора просила передавать приветы мне и сыну, я говорил и ей привет, прямых бесед не было. Подразумевалось (в беседе во время нашего последнего интима), что раз в год или два она будет приезжать в родной город, навещать мать (отец у нее умер, когда она еще училась в старших классах) и других родных, а так как путь недалекий и мужья особо не горят желанием повидать тещ, то будет одна или с маленькими детьми, тогда и решим насчет встреч.

    Увы, судьба распорядилась иначе! Примерно через полгода погибла ее мама. Ее сбил насмерть пьяный урод, мчавшийся по городу за сотню км/ч. Естественно, принадлежащий к «золотой молодежи» и имеющий папочку-олигарха-законодателя местного разлива. Сидел этот подонок дней 40 или чуть больше. Потом состоялся суд, на котором, учитывая с одной стороны это, а с другой другое (толщину денежных купюр в пачке, вестимо), лишили его прав и дали типа полтора года условно, за причинение смерти по неосторожности (мама Аллы действительно переходила дорогу в неположенном месте), но если б он был не пьяный и ехал под 60, успел бы затормозить, или хотя бы не убил ее. К чести папаши надо сказать, что он собственноручно измордовал сына прямо после выпуска из КПЗ, и отправил его в какую-то глухомань, учиться рулить каким-то из отцовских «заводов, газет, пароходов». Там была и забота о безопасности сына, конечно, двоюродный брат Аллы тоже не последний человек был в городе, но в общем, до кровной мести не дошло. Материальную помощь приняли только ту, которая была в приговоре суда.

    Короче, увидел я Аллу на похоронах ее матери, с опухшими от слез глазами, пробормотал какие-то слова соболезнования… а что я мог сделать больше? Жена к ней пару раз пошла с одноклассницами-подругами, говорила, что она в депрессии, очень обижена на город и всех людей, и парадоксальным образом, даже на них, ее подруг, находится на первых месяцах беременности, и боится из-за переживаний потерять ребенка. После 9 дней она выдала доверенность на продажу квартиры одному из двоюродных братьев и уехала.

    Жена ей позвонила раз, другой. Видимо, что-то в ней действительно надломилось. Не думаю, что из-за меня. С другими подругами тоже разговаривала сухо и без подробностей. Единственное, что узнали, ребенка она сохранила, благополучно родила. Когда моя жена позвонила ей в день, когда ребенку должен был исполниться годик, трубку взяли незнакомые люди, сказали, что Алла с мужем и ребенком переехали на другую квартиру (эту продали, купили получше), нового номера телефона они не знают. Так эта связь и оборвалась.

    Моя нежная и милая Алла! Кто знает, вдруг ты читаешь эти строки, и по каким-то деталям узнала себя. Я помню тебя и тоже за всё благодарен! Будь счастлива!
    Z Girl, Serkoshak и Unix нравится это.