Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Кастрирован решительной женой

После того как мы прожили более 6 лет, и у нас не появилось детей...

  1. Evgeney
    После того как мы прожили более 6 лет, и у нас не появилось детей жена с раздражением заявила, что меня нужно кастрировать, поскольку я не способен для воспроизведения потомства. После моего предложения обратиться к врачу, выяснилось, что проблема не только во мне, а в большей степени в ее организме. Однако мнение медиков ее не убедило.
    Тогда мне было 38 лет, и жизнь казалось вошла в самую интересную фазу. Это можно сказать и в плане карьеры и личного самоутверждения. И вот в этот счастливый момент моей судьбы, со мной произошло то, о чем многие мужчины предпочитают много не говорить. Моя супруга все-таки кастрировала меня. Раньше, в ранней молодости даже мысли о потере своих гениталий меня шокировали, а теперь, когда уже прошло много лет, я рассказываю обо всем спокойно.
    Сейчас не могу утверждать, что наша сексуальная жизнь была неудачной. Мы с радостью начинали заниматься сексом, но уже через две три минуты жена утомлялась и устало отстранялась от меня. А мне хотелось продолжения. Было очевидно, что у нас разный темперамент. В сравнении с прошлыми женщинами, что были у меня до брака, я видел, что оргазм у неё протекал довольно вяло. Она не кричала, не стонала, не впивалась в меня ногтями. Она вела себя довольно спокойно. Казалось, что она ничего не испытывает. Она лежала тихо, потом старалась руками поскорее вызвать у меня семяизвержение, чтобы я поскорее кончил, успокоился и заснул.
    Я видел, что она вовсе и не нуждалась в моей страстности. И я начал постепенно охладевать к ней. Ей было достаточно раз в неделю, потом раз в две недели, потом перерывы стали еще более долгими. Я понимал, что женился на холодной женщине. Но разойтись с ней или найти себе любовницу не хотелось. Все в нашем браке все кроме секса и детей было отлично. Социальное положение, хорошая работа, просторная квартира, частые поездки за границу. Да и вообще вся окружающая обстановка располагала к беззаботной жизни. Помимо этого наши друзья и родственники считали нас идеальной парой. С точки зрения жизненного благополучия ломать такой брак было глупо.
    Однажды, после месячного перерыва, я начал к ней приставать, и через несколько минут она, как обычно, заявила, что устала и хочет спать, при этом взяла мне за яйца, довольно сильно сжала, потянула вниз и сказала: «Давай я тебя кастрирую, чтобы ты так не надоедал мне».
    От этих слов меня охватило дикое возбуждение, и я сразу кончил ей на ноги. Но эта фраза, возможно, брошенная ей случайно, продолжала будоражить моё воображение. Быть кастрированным своей женой, моим любимым человеком, и потом остаться с ней до конца дней, и никакие другие женщины, никакие соблазны не разрушат нашего союза - это казалось таким романтичным. Ну и пусть секс будет не таким горячим. Ведь и так все хорошо. Ведь мы и так счастливы друг с другом.
    После той ночи идея кастрации овладела мною. Она была невзначай озвучена, вышла из смутных образов подсознания. И жена почувствовала это. Думаю, что она, логично рассуждая, утвердилась в мнении, что такой путь развития наших сексуальных отношений действительно разумен и правилен. Тем более, она видела, в какое возбуждение я прихожу , когда она, сжимая мои яйца в кулаке, говорила, « Я тебе отрежу их, тебе же так этого хочется? Мы будем продолжать заниматься сексом. Мы долго будем любить друг друга. Я кастрирую тебя, раз тебе этого хочется. Хочу посмотреть на твой член без яичек. Меня это возбуждает. И тебе тогда будет со мной интереснее».
    Не скрою, что эта игра меня возбуждала, однако я вовсе не хотел быть реально кастрированным. Я понимал, что после операции мои желания станут скромнее, потенция может ослабеть, а в худшем случае и вообще пропасть. И мне совсем этого не хотелось, поскольку от секса я испытывал большое удовлетворение. Но Ирина, так звали мою супругу, была довольно настойчивым и решительным человеком. Помимо этого она любила меня, и также искренне хотела сделать нашу жизнь гармоничнее и счастливее. Только она избрала для этого свой путь и сама решила за меня проблему моей возбудимости и желания.
    Конечно, у меня не было мыслей, что она предложит сделать операцию в домашних условиях. Хотя она говорила, что для этого достаточно перетянуть яички обычными женскими колготками, дать мне выпить большую дозу снотворного и оставить привязанным к кровати на несколько часов. Лучше до утра. А потом она, вооружившись бритвой, отсечет омертвевшие гениталии, а может как вариант вызвать скорую и меня отвезут в больницу, где уже профессионально удалят мертвые яички. От меня лишь потребуется подтвердить, что это я самостоятельно завязал колготки и сам нанес себе травму.
    Выслушав такой план, я ужаснулся и сразу постарался ее отговорить. К моей радости она согласилась, но поставила условие, что на следующей неделе мы вместе обратимся в клинику и объясним врачам нашу проблему. Ничего не оставалось, пришлось ей пообещать сделать это, чтобы закончить неприятный разговор.
    Дальше со мной стало происходить непонятное. Видимо подвергся воздействию курса психотропных лекарств. Через две недели я легко согласился пойти на прием к врачу. Мы, помню, сидели в светлом кабинете и обсуждали с медиками время госпитализации. Ирина сказала, даже настояла, что должна быть все время со мной, даже должна присутствовать в хирургической. Она будет поддерживать меня морально в моем решении. Я соглашался, конечно с тобой я буду уверенее.
    Так к назначенной дате все и и получилось.Мы приехали в клинику, затем она вместе с медицинской сестрой готовила меня к операции, сначала вымыла, потом тщательно выбрила волосы. Меня положили на стол, потом анестезиолог дал местный наркоз, так чтобы я не чувствовал возможной боли. Затем Ирина поцеловала меня. Глаза ее говорили, что теперь ты навсегда мой. Накатило действие наркоза, я почувствовал себя счастливым свободным, невесомым и улетел словно в иной мир.
    Из больницы я ушел самостоятельно. Как только прошел наркоз от повязки в паху было несколько дискомфортно. Меня оставили в отдельной палате еще на два дня. Могу сказать, что это удивительно безболезненная операция. Удаление зуба по сравнению с ней – страшные мучения. На третий день я вернулся домой к жене. Она ждала меня, готовилась к встрече. Были видно, что это было начало нашей новой жизни, полной любви и уважения, заботы друг о друге. Секса у нас уже не было. Мои робкие попытки она решительно пресекла, сказав, что кастрированный мужчина не должен помышлять заняться такими пустяками. И мне ничего не оставалось, как согласиться с ней, тем более, что я перестал испытывать эрекцию. Конечно на это повлияло медикаментозное лечение назначенное врачом, и она внимательно следила за регулярностью приема лекарств. У меня не было сил сопротивляться, возражать ей, особенно когда она заключала « Теперь ты кастрирован и должен слушать только меня, не забывай, что это я сделала тебя таким. Ты теперь навсегда мой и никакая другая женщина кроме меня тебе не нужна».
    Однако через полтора года Ирина забеременела. И как положено через девять месяцев родила девочку. Она сказала, что это моя дочь и я должен принимать активное участие в ее воспитании. И совсем неважно, что ты кастрирован, об этом, кстати, никто не знает и все будут считать ребенка твоим родным. Так я стал отцом, обрел полноценную семью, стал счастливым самодостаточным семейным человеком.