Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Чудеса СВ

Групповушка в поезде

  1. Михай
    Рассказ Алисы Савко

    Того, что придётся ехать переналаживать комплекс, мы все ожидали. Неожиданностью оказалось то, что ехать придётся так рано. Мы рассчитывали, что он ещё продержится месяц или два. Поэтому в образовавшееся «затишье» ребята решили отдохнуть и взяли отгулы и отпуск. Я остался один в отделе в качестве дежурного, заодно доделывал застоявшиеся дела. Следовательно – ехать в командировку предстояло мне. Сама работа не вызывала осложнений, надо было поменять программу и отследить траектории движений. Этим мы занимались достаточно много, ещё с разработки всей системы. Но вот ехать за тридевять земель... Честно говоря, именно эта часть командировки вызывала отрицательные эмоции. Поездом – двое суток (необъятны просторы нашей родины). Самолётом намного быстрее. Только вот наше государственное начальство не всегда благосклонно смотрит на непомерные траты средств на такую «роскошь» как самолёт или «люкс» в отеле для рядового работника. Придется коротать время в не самых комфортабельных условиях. Двое суток!!! Ничего не делать!!! С другой стороны можно считать это своеобразным отпуском. К тому же ещё и командировочные капают. А со скукой у нас найдётся чем бороться.

    Срочно пришлось оформлять командировку. Вот тогда я получил первый сюрприз. Взяли билет в спальный вагон (СВ). То ли начальство расщедрилось, то ли других мест не было. Но начало неплохое. Возможно, и дальше мне будет сопутствовать удача. Машина отвезла меня на вокзал. Ребята помогли загрузить нехитрые пожитки и пару ящиков с оборудованием в ещё пустое купе. Интересно, а кто же будет у меня в попутчиках? Узнаем ещё. Ехать долго, разговоров будет много. Хотя бывает, что и разговаривать то не хочется. Всякие люди попадаются. Вот и сейчас - десять минут до отправления, а соседа нет. Может быть, так и поедем? Один в купе? Тоже вариант. Ладно. Время ещё есть – покурить с ребятами, поговорить, посмотреть, как снег падает. Зима, не зима, а ехать надо. Хорошо, что мороза нет. Последние шутки, последние сигареты, последние рукопожатия... Проводница предупредила об отходе поезда. Я поднялся по лестнице, словно взошел в новый этап своей жизни. Есть такое ощущение, когда отправляется поезд, а за окном начинают убегать платформы, здания, люди. Хочется сказать: «я ещё вернусь, а пока...». Стук колёс набирающего скорость поезда...

    В купе произошли небольшие изменения – появилась сумки. Женские. А где же их владелица? Кто же будет скрашивать моё одиночество? Неужели отстала? Сомнения развеяла проводница, пришедшая забирать билет и деньги за постель. На моё замечание об отсутствии пассажира, он заявила:

    - Сидит в соседнем купе с подругами.

    Подождём. Путь неблизкий. Да и сам пока устроюсь поудобней... Вскоре я лежал на своей полке и читал книгу. Вечер набирал силу, притушив дневное освещение. В свете боковой лампы прыгали строчки очередного фантастического приключения, оглашая округу диким рыком и разрывами смертоносных выстрелов. Становилось жарко. И не только на страницах романа, проводница перестаралась с печкой. Есть у них такая привычка – растопить вечером до такой степени, чтобы потом меньше заботиться об этом. А пассажиры спасаются, избавляясь от одежды и поглощая прохладительные напитки. Я не был исключением. Сняв почти всю одежду, остался в одних трусах. Аккуратно распределив вещи по полкам и сумкам, укрылся простынёй и вернулся к прерванному занятию. Однако обнажённость и одиночество подвергли мои желания на иное чтиво.

    Любой мужчина не откажется от возможности ознакомиться с литературой о сексе, если есть возможность это проделать, не привлекая внимания. Он будет соблюдать самые строгие правила аскета, но по утрам у него всё равно будет эрекция. Организму не запретишь искать выход естественным потребностям. И надо быть действительно настоящим аскетом, чтобы лишиться возможности секса... если не реального, то хотя бы виртуального, то есть воображаемого. Я не аскет. Простой мужик, который не прочь ознакомиться с пикантными подробностями очередной оргии если не в реальных условиях, то со страниц соответствующего издания. Следует отметить, что подобные процедуры сопровождаются возбуждением. Разглядывая очередную прелестницу, показывающую свои прелести на странице журнала, поглаживал себя по встающей плоти, направляя свои мысли в соответствующее русло. Откровенные позы, сплетение тел, открытые в крике сладострастия рты... очередной герой мимоходом совращал всех прелестниц и доставлял им неземное наслаждение. Как они умудряются всё это делать?

    Звук открываемой двери застал меня в пикантном положении: одна рука держит журнал с обнажёнными девицами, другая – трудится над мужским достоинством в целях достижения наслаждения. Вначале сработал рефлекс: дернулась рука, хватаясь за второй разворот журнала. Потом я стал понимать, что же произошло. Вернулась попутчица. Это во-первых. Во-вторых: я находился в дурацком положении – лежу на спине, малыш возбуждён и стоит колом, приподнимая простынь, я уставился в порножурнал, с обложки которого показывает свои прелести девчонка. И это всё перед настоящей девушкой!!! Молодой, симпатичной, со стройной фигуркой. Наверняка за двадцать... Это впервые впечатления, так как я не мог глядеть на неё. Стыд заливал мой разум и, естественно, проступал краской на щеках. Как выпутываться из этой ситуации? Сделать вид, что вообще ничего не произошло? Просто отвернуться? Спрятать журнал? Извиниться?

    - Добрый вечер, - поздоровалась девушка.

    Я решился взглянуть краем глаза на неё. Или не обратила внимания, или не оценила ситуацию, или же делает вид, что ничего не произошло. Девушка перекладывала сумки у себя на полке.

    - Добрый, - ответил я.

    На этом наш разговор окончился. Мне надо было подождать, пока утихнет ухающее сердце, и перестанут потеть ладони после моральной встряски. Девушка занималась своими делами. Похоже, она готовилась к встрече с Морфеем. Я был не прочь отложить наше знакомство на более позднее время – например, на завтрашнее утро. Поэтому продолжал рассматривать картинки и злился на свой окаменевший орган, который не хотел вернуться к обычному состоянию и не торчать как кол. К тому же резинка трусов поддавливала на мошонку, так как я её туда заправил, расчищая доступ руке. Наверное, стоило перевернуться, чтобы срыть своё состояние.

    - Вы не выйдите? Я хотела бы переодеться, - попросила внезапно девушка.

    Неожиданностью эта просьба не должна была быть. Следовало догадаться, что она попросит меня. Вот только в моем положении вскакивать как-то не совсем удобно. Не выполнить просьбу нехорошо, и показываться обнажённым тоже некрасиво.

    - Если позволите – я надену что-нибудь, – решил я подобным образом выйти из положения.
    - Ох. Простите. Мне показалось, что вам будет всё равно, - улыбалась девушка.

    Она забавлялась ситуацией. Значит, заметила и сделала свои выводы. Замечание было невежливым. Она хотела или попрекнуть, или обидеть, что уже само по себе вызывало ответную негативную реакцию. Или же... Хотела пофлиртовать? Очень сомневаюсь. Девочка только зашла, мы друг друга не знаем, я в таком состоянии... Или именно это её заинтересовало? Чем чёрт не шутит. Стоит попробовать.

    - Возможно, для вас это будет несколько неприятно, - я пытался говорить спокойно.
    - Почему? – проскользнули у девушки нотки удивления.

    Нам дали возможность поговорить. Этого нельзя упускать. Я сел и подвинулся назад. Простынь опустилась вниз, открыв взору девушки мою грудь. Заодно поправил трусы, спрятав уже начинающего сникать молодца. Журнал положил на столик - прятать его не имело смысла, а возможно он ещё пригодится.

    - Вы попросили меня выйти, чтобы переодеться. Следовательно, вы стесняетесь обнажённого тела. Я обнажён. По логике, вы должны стесняться и моего обнажённого тела.
    - А если это не так? – с вызовом спросила она.
    - Что именно? – уточнил я. – Стесняетесь меня или себя?
    - Вы психолог? – ответила девушка вопросом на вопрос.
    - Увы. Нет, – притворно вздохнул я.
    - Почему «увы»?

    Любопытство у девушки было развито хорошо. Наверное, это или врождённая способность, или же отсутствие определенной цели. Для меня всё сложнее. Если мне неинтересно, то очень трудно даже сформулировать вопрос. Достаточно малой толики информации, чтобы обрисовать общую картину. Для деталей нужна заинтересованность. У меня так никогда не получалось. Приходилось продираться сквозь заросли собственного сознания, чтобы хоть как-то поддерживать разговор на отвлечённые темы.

    - Тогда бы я смог предвидеть ваш приход.
    - Для этого не обязательно надо быть психологом.

    Видя, что разговор затягивается вместе с «моим выходом» из купе, девушка села на постель. По её лицу было заметно, как меняется её настроение. Вместо немного саркастической усмешки, появилась лёгкая улыбка.

    - Согласен. Но вы не ответили на мой вопрос.
    - Какой? – спросила девушка.
    - Вы стесняетесь моего обнажённого вида?
    - Думаете, я не видела обнажённых мужчин?
    - Я этого не знаю. Скажите сами.
    - Конечно, видела, - заверила она.
    - И это не вызывает у вас отвращения?
    - Нет. - Она тихо засмеялась. – Тогда я думала о другом.
    - Кажется, я догадываюсь о чём. – Мои слова насторожили девушку. – Я думаю, что на свете мало людей, которым не нравится секс, – поспешил я её утешить.
    - Возможно, - согласилась моя собеседница.
    - Обнажённое тело – преддверие получения удовольствия, - продолжил я свою мысль.
    - Вот уж не думала, - возразила она.
    - Это естественное желание. Главное чтобы вы хотели показать себя...
    - А вы показываете себя мне или им? – кивнула девушка в сторону журнала.
    - Я ещё никому себя не показываю, - наступила моя очередь возражать. – Но по сравнению с ними у вас есть очень большое преимущество.
    - Какое? – тут же спросила она.

    Любопытство не порок... Особенно если женщина хочет знать в чем она лучше.

    - Вы реальны, а они нет, - ответил я. – Вам я могу показать себя, а им нет.
    - А мне показалось, что вы им даже очень хорошо показывали, - саркастические нотки вернулись в её голос.
    - Я бы предпочел видеть вас вместо того, чтобы рассматривать их.
    - Спасибо за предложение, - с неприятием произнесла она.
    - К тому же вы красивая девушка, - как бы невзначай заметил я. – Симпатичней тех, кого я там видел.

    Разговор затих. Мы сидели и рассматривали каждый что-то в своем собственном углу, анализируя разговор и готовя дополнительные аргументы. Вполне возможно, что этот разговор пропал втуне. Спасибо, что хоть немного поговорили - не так скучно. И оправдываться, и краснеть больше не надо.

    - Так вы выйдите или нет? – спросила девушка с нетерпеливыми нотками в голосе.
    - Можно подумать, я не видел обнажённых женщин, - пробурчал я.

    Как в знак своей правоты подвинул журнал к центру. И стал смещаться к середине своего спального места.

    – Раз не хотят, будем одеваться.

    Я делал вид, что разговариваю сам с собой. При этом разыскивал вещи, которые можно было надеть на себя без особых хлопот.

    – Где же нам ещё видеть красоту. Остается в журнале. Никто не хочет. Боится. А потом спрашивают: «А чем мы хуже?» – продолжал я говорить негромко сам себе, вытаскивая на свою постель, спортивные штаны.

    - Ладно. Сидите, - вдруг разрешила девушка. – Вы так и до утра не соберетесь.

    Произошло то, на что я и рассчитывал. Она захотела «показать» себя. Нельзя было спугнуть «птичку». Я быстро ретировался в свой угол и молча сидел там, не подавая виду, что ожидаю «представления». На данный момент меня «интересовали» собственные штаны, аккуратно уложенные на причитающемся им месте. Девушка сидела около минуты, не выказывая своих намерений. Потом встала, расстелила шёлковый халат, расшитый белыми цаплями на розовом фоне, выпрямилась и стала стягивать свитер. Стояла она ко мне вполоборота. Нашла своеобразный компромисс - и меня не видеть и себя показать. Фигурка у неё ничего - аппетитная.

    Под свитером у девушки оказалась рубашка, вернее блузка. Конечно же - с длинным рукавом. На укладку первой части своего туалета девушка потратила немного больше времени, чем, по моему разумению, надо. Его можно было скомкать или просто сложить и сунуть в ближайшее место. Вместо этого девушка аккуратно разложила его на своем сидении, сложила рукава, перегнула пополам, затем еще... Аккуратный пакет девушка, не торопясь, положила в сумку.

    Следующим предметом стриптиза стала блузка. Она расстегнула по очереди пуговки, вытащила полы из брюк (извиняюсь, джинсы - если для кого-то это важно), расстегнула рукава, оголила плечи... и, глядя перед собой на стену, сняла рубашку. Белый, с оборочками бюстгальтер обтягивал небольшие, упругие (надеюсь) груди.

    Рубашку постигла та же участь, что и свитер – тщательная укладка. Было приятно наблюдать за движениями девушки. Не каждый день видишь подобное. Наверное, женатым мужчинам выпадает такое счастье и чаще, но таким холостякам как я...

    Девушка развернулась и в упор взглянула мне в глаза. Скрывать, что я наблюдаю за ней, не имело смысла. Кто поверит, что мужчина не смотрит на раздевающуюся перед ним девушку. Я просто постарался придать себе вид бесстрастного наблюдателя, хотя мне хотелось подвинуться поближе и самому принять участие в действе. В паху нарастало напряжение, разливаясь нетерпеливым возбуждением по телу и голове.

    Не отрывая взгляда от меня, девушка села на сиденье и стала снимать сапожки. На свет появились белые носочки, обтягивающие её ступни. Она специально поставила их на мою постель, пока пристраивала обувь в сторонку.

    С тем же решительным видом, соседка по купе встала и нарочито медленно расстегнула джинсы. У меня уже не было никакого сомнения, что все это представление проводится специально для меня. Она могла выгнать «надоедливого мужчину» в самом начале, но устроила полустриптиз под «нажимом непредсказуемых обстоятельств».

    Приспустив джинсы на бедра, девушка явила передо мной трусики с оборочками в тон бюстику. Продолжая наблюдать за моей реакцией, она села на свою прелестную попку, поставила ножки в белых носочках ко мне на полку и закончила разоблачение от брюк. Продолжая сидеть в той же позе, она тщательно уложила их и отправила вслед за свитером и рубашкой.

    Окончив показ, девушка перебралась к себе на полку, встала на коленки, выпрямилась, замерла... Ей понадобилось несколько секунд, чтобы решиться на финал. Она стянула бретельки бюстика, опустила его вниз, открыв свои груди... Какая прелесть! Эти небольшие привлекательные холмики так и просились оказаться в руке, чтобы почувствовать их податливость... Бюстик развернули застёжкой на живот и выдворили с тела вон.

    Она была очаровательна. Талия, грудь, плечи, руки, ноги... все сразу привлекало к себе внимание. Как жаль, что это только демонстрация достоинств. Будем надеяться, что этот показ станет преддверием нечто большего...

    Мурашки бегали по телу, дыхание затруднялось и приходилось затрачивать усилие, чтобы оставаться в той же позе. А вот на своего «малыша» я повлиять не мог. Тот наливался «силой» и уже проявлял признаки упругого сопротивления.

    Стриптиз закончился облачением в халатик. Довольно поспешным, надо заметить. Но и под шелковистой тканью угадывались те формы стройного тела, которые недавно видели мои глаза. Девушка уселась спиной к боковому фонарю, устроив под спину подушку. Надо признаться - для этих целей она слишком мала и мягка. Мы оба сидели в одинаковой позе.

    Я смотрел на противоположный конец постели и повторно переживал стриптиз. Разговаривать было нельзя – можно было разрушить очарование действа. Очарование на девушку естественно. Она должна была переварить, только что совершенное ею, и перейти к последующему этапу. Тогда она сама начнет разговор. Примет правила игры. Или же просто отвернётся к стенке и уснёт. Однако кое-какой козырь в наших руках уже имеется. Возбудилась ли она хоть сколько-нибудь?

    - Почему вы молчите? – наконец спросила она.
    - А что вы хотите услышать? – поинтересовался я в ответ.
    - Вы же хотели сравнить? – подпустила девушка сарказма.
    - Я не сравнивал, я... - дальше пришлось подыскивать подходящее слово, чтобы лучше передать свои намерения: - ... любовался вами.

    Вышло не очень удачно. Однако... «Слово - не воробей. Выскочило - не поймаешь».

    - Хм, - оценила моё высказывание девушка.
    - Согласен. Банальность. Многие хорошие слова превратились в банальности.
    - Я в этом не виновата, - заявила девушка.
    - Зато вас оценило моё достоинство, - и я кивком головы указал в сторону своего паха.
    Девушка попыталась проверить через столик моё высказывание, но не смогла, так как все прикрывали несколько слоев простыни.
    - Не заметно.
    Без слов я убрал белую ткань, открыв свои трусы с бугром возбужденной плоти.

    - Это всё? – с недоверием спросила она. – Помнится, он был побольше.
    - Тогда было и времени побольше и сцены пооткровенней, - попытался объяснить я.
    - Но вы же заявляли что натура лучше, - язвительно заметила девушка.
    - Хотите я сравню вас? И покажу разницу?
    - Попытайтесь, - разрешила она.
    - Я пересяду к вам. Так будет наглядней – пояснил я свою просьбу.
    Одарив меня оценивающим взглядом, девушка пожала плечами.

    - Садитесь уже, - смилостивилась она.

    Два раз повторять мне не надо. Расчёт с самого начала был простой: заинтересовать девушку, заставить принять участие в эротической игре. Если она это сделает – перейти и к сексуальным забавам. Сейчас наступал момент начала нашего совместного контакта. Надо было осторожно возбудить мою спутницу, позволить отдаться страсти и тогда... она окажется в моих объятиях.

    Я сел возле её согнутых ног, прикрытых полами халатика. Шелковая ткань оставляла моему взору щиколотки и ступни девушки. Эти беленькие носочки так симпатично смотрели на меня...

    - То, что можно увидеть на картинках – это всего лишь двухмерное изображение, - начал я свою атаку. – Бездушные, неживые отражения действительности. Они рассчитаны на самые низменные инстинкты. В лучшем случае на работу воображения, которое может их хоть немного приблизить к настоящему, реальному. Но всё равно сравнение с действительностью они не выдерживают. Что может быть лучше вида ножки, обтянутой белой тканью, заставляющей биться чаще сердце и притягивающей к себе внимание.

    Одновременно со своей речью я смотрел на предмет рассказа – на женские ступни, стоящие рядышком друг с другом.

    - Они притягивают и взор, и внимание, и желание... Желание прикоснуться к ним.

    Мои пальцы дотронулись до её пальчиков на ноге. Те задвигались и отодвинулись в сторону. Другой реакции не последовало. Не было криков «Караул!», «Насилуют!» с целью собрать весь вагон и урезонить хулигана... Надо приучить ножку к моим прикосновениям и развить свой успех дальше... или выше.

    - Воображение уже пытается представить себе не то, как бы они выглядели, а то, что они могут сделать, как отреагируют...

    Ступня ещё немного отодвинулась, а потом перестала сопротивляться моим прикосновениям. Подушечки пальцев свободно скользили по ткани носочка. Я взглянул в лицо девушки. Та молча сидела, сложив руки на груди и смотрела мне в глаза поверх своих коленок.

    - Нельзя на фотографии увидеть всю красоту формы. А вот здесь, прямо перед собой, вижу все детали, пленяющие и соблазнительные...

    На этот раз было отвоевано право на поглаживание. Ладонь накрыла пальцы на ноге девушки.

    - Когда я дотрагиваюсь до фотографии, то чувствую только глянец бумаги. А как тогда с ощущением шероховатости ткани, бархатистости кожи?

    Ладонь скользит к лодыжке, подымается выше, затрагивает обнажённое тело... и нам позволяют это делать.

    - Как почувствовать тепло, внутренне напряжение, игру мышц?...

    Ладонь уже начинает ласкать голень, забирается под полу халатика.

    - А вы поэт.

    Игра принята.

    - Что вы, - улыбаюсь в ответ. - Если бы я был поэтом, то не тратил бы время на глянцевых красавиц, а наслаждался бы изящной словесностью...
    - А кто вы? – последовал вопрос.
    - Простой мужчина, которому хочется подарить радость женщине. Чем больше мы отдаём, тем больше получаем. Мужчине нужно удовлетворить женщину, возвести на вершину блаженства. Тогда и она поможет ему взойти туда. Это тоже разница между глянцевой красавицей и настоящей женщиной. Разрешите...

    Я приподнял её ножку. Никто не оказывал сопротивления. Позволили положить девичью ступню ко мне на ноги. Теперь у меня появилась возможность расширить область возбуждения, перейти к более интенсивным ласкам. Полы халатика были подтянуты выше и заняли оборону на следующем рубеже – бёдра и лобок девушки.

    - Кто может передать чувство контакта двух тел, тяжесть вашей ножки? Какая фотография подарит вам ощущение движения по вашей коже? Возможность видеть живые изгибы? Касаться коленки? Какая фантазия способна на это? Если она способна на это - этот человек действительно поэт. С такой фантазией ему не нужны неживые, распутные девицы с искусственной грудью и широко раздвинутыми ногами. Он будет наслаждаться живым творением природы, наделившей женщину такой привлекательностью, такой притягательной силой, что мужчина теряет голову, прикасаясь к вам...

    Пока я говорил, то уделял ласками каждый изгиб ноги девушки. Мои руки скользили по её коже, впитывали ощущение живой плоти – трепетной и желанной. И это возбуждало её. Это чувствовалось по её расслабленности, доверие ко мне, моим рукам, ласкам. Уже более смело моя ладонь двинулась на её бедро, скользнула на внутреннюю сторону.

    - Разве может возбуждать прикосновение к бумаге? Как передать ощущение общности, возбуждения и желания. Можно ли почувствовать вкус кожи, скольжение языка, прикосновение губ...

    Надо было ускорять процесс. Нужно раздуть огонёк вожделения, который занялся в ней. Двигаясь рукой вдоль бедра, я склонился к её ноге и запечатлел легкий, нежный поцелуй на ноге девушки. Моя голова бесцеремонно опустилась между её ног. Реакция девушки была - прикрыть своё интимное место. Две ладошки сложились на лобке. Но моя цель была не там. Я коснулся языком внутренней поверхности бедра, оставил на нём влажный след. Снова поцелуй. Более откровенный.

    Можно было говорить дальше, но время слов закончилось. Я вдыхал запах женщины, ощущал её плоть, чувствовал её желание. Знала ли она, что скоро окончательно подчинится моим ласкам, откроется и отдастся своему вожделению? Я уже не сомневался в этом. Мне позволили так далеко зайти и я не отступлю назад.

    В ход пошли более возбуждающие ласки. Щекотал языком, впивался в кожу, губами, облизывал поверхность бедер. Я подбирался ближе и ближе к сокровенному месту.

    Одна нога продолжала оставаться в моей власти. Вторая стала отходить в сторону, пропуская мою голову в середину. И вот я уже у заветной цели. Две девичьи ладошки, халатик и трусики разделяют меня от неё.

    Касание губ к пальцам, настойчивые проникновения языка между ними ослабляют защиту. Каждое движение приносит свою маленькую победу. Пальчики не сжаты, ладошки подрагивают. Еще немного и они неохотно покидают поле битвы «вытесненные» моими настойчивыми поцелуями. Сдвинуть халатик и остаться один на один с трусиками. Обхватываю сквозь ткань женское достоинство и получаю в ответ постанывание. Девочке хорошо, девочка получает наслаждение.

    Я тоже возбуждён и опьянён. Опьянён своей победой и возбуждён близостью женского тела. Моё мужское достоинство налилось и требует применения, но ему придётся подождать.

    Несколько хватающих губами движений. Ткань трусиков скользит по губкам девушки, по бугорку клитора. Резинки нет, можно свободно отодвинуть рукой ткань в сторону. Язык прикасается к обнажённой плоти, губы смыкаются на ней, пальчик скользит вниз к анусу. Всё мокро, всё готово к извержению. Втягиваю в рот её губки, начинаю посасывать, перехожу к клитору. Пальчик нащупывает колечко ануса, возвращается обратно, надавливает посередине. Девочка «взрывается»... Ладони вжимают голову в её сокровище, ноги пытаются сжать меня. Девочка изгибается, упирается головой в стенку рядом с фонарём. Оргазм длится достаточно долго и бурно. Видимо она уже давно такого не испытывала. Пусть наслаждается.

    Наконец хватка ослабла. Меня потянули вверх. Я охотно подчинился.

    - Поцелуй меня, - шепчет девушка.

    Наши губы встретились: мои с её вкусом и выделениями и её – пряные, свежие, сладкие. Она обвила руками мою шею и жадно отдалась ласке. Я обнял её тело и с радостью прижал к себе.

    - Это было так замечательно, - сообщила она мне.
    - Рад за тебя.
    - У меня никогда ничего подобного не было. Словно разряд молнии.

    Мы снова слились в страстном поцелуе. Такое ощущение, словно сил от испытанного наслаждения у девушки только прибавилось.

    - Ты сделаешь мне ещё?
    - Обязательно, - дал я ей обещание.

    На этот раз она ответила мягким поцелуем.

    - Я хочу тебя, - сообщила девушка.
    - Давай устроимся поудобней, - предложил я. – А то сломаем себе что-нибудь... нужное.
    - Хорошо, - засмеялась она и выпустила меня из своих объятий.
    - Меня зовут Алексей, - сообщил я, вставая.
    - Ой. Мы даже не познакомились, – спохватилась она. – Аля.
    - Очень приятно. Зато узнали друг друга поближе.
    - Даже очень, - рассмеялась она счастливо.

    От настороженности не осталось и следа.

    Когда я обернулся, то обнаружил, что дверь в купе приоткрыта. Не сильно – пару сантиметров. Но для того, чем мы собирались заниматься, свидетели не были нужны.

    - Мы даже не закрылись, - сообщил я Але.
    - Зрителей там нет? – спросила она с юмором.
    - Нет, - ответил я, запирая купе и отщёлкивая стопор.
    - Значит, повезло нам, а не им, - выдала она резюме.

    Когда я обернулся, то увидел, что девушка сместилась ближе к выходу и рассматривает постель.

    - Что-то случилось? – поинтересовался я.
    - Из меня тут натекло...

    Я заглянул ей через плечо. На простыне расплылось мокрое пятно размер с ладонь.

    - Ничего страшного. Перелазь ко мне. А его мы высушим.
    - Хорошо, - прижалась Аня ко мне щекой.
    - Давай, - заохотил я её лёгким шлепком по попке.
    - Слушаюсь и повинуюсь, - весело ответила девушка и перелезла на соседнюю полку.

    Вначале я проверил пятно на матрасе. Влажно, но терпимо. Сдвинул простынь ближе к печке, свесив мокрое пятно вниз.

    - И это положи туда, - протянула ко мне свои трусики Аня.

    Она уже готовилась к продолжению нашей ночи. Я аккуратно положил предмет её туалета на решетку под столиком.

    - Готово.

    Она сидела посередине постели, подобрав ноги и опираясь спиной о стенку соседнего купе. Аля подняла руки, чтобы распустить волосы. Полы халатика разошлись, показывая обнажённое молодое тело. Ножки в носочках. На лице выражение удовольствия. Если бы я был художником... Такую красоту надо сохранять... и наслаждаться ею. Но я не художник. И недавно выдал целую лекцию, почему надо стремиться к красоте реальности, а не к двух-, трёх- и так далее мерным изображениям.

    - Ты прелесть, - высказал я вслух свои ощущения.
    - Тебе нравится? – спросила Аля, опуская руки и встряхивая своей гривкой.
    - Очень, - уверил я её.
    - Тогда снимай, - указала она на последний предмет моей одежды.
    - Слушаюсь и повинуюсь, - повторил я её высказывание.

    Опускать трусы пришлось осторожно, так как мой орган был ещё при своей силе. Я справился с этой задачей, хоть и пришлось повозиться и «преломить» достоинство.

    - Ого, - оценила эрекцию Аля.
    - А ты как думала? На такую красавицу и не отреагировать?
    - Ты, наверное, очень хочешь? – участливо спросила она, дотрагиваясь до моего копья.

    Вид женской ладошки накрывающей мужскую возбужденную плоть вызывал потрясающие ощущения. Однако я ещё сдерживал себя. Впереди была целая ночь полная ласки и любви...

    - Может быть, перекусим? – предложил я. Надо же было запастись силами и энергией.
    - Сначала секс, - безапелляционно заявила Аля, снимая халатик. – Хочу, чтобы ты наполнил меня всю.
    - Что пожелаете, сударыня.
    - Хочу всё.

    Она избавилась от одежды скрывающей её молодое тело. Я снова мог любоваться её обнажёнными прелестями.

    - Положи, - протянула она халатик. – И дай мне подушку.

    Аля устраивалась. Положила подушки под голову, легла на спину, подтянула ноги, развела колени. Ладони опустились на лобок. Пальчики раздвинули срамные губки.

    - Я готова, - доложила девушка.

    Без промедления я навис над ней. Аля поймала «молодца» и сама направила в своё нутро. Мне ничего не оставалось делать, как погрузиться в это тёплое, мягкое, влажное, ждущее естество.

    - Как хорошо, - простонала она. – Люби меня.

    Для начала я придавил девушку собой. Ощутить соприкосновение двух обнажённых тел, податливость женщины, её готовность отдаться. Губы встретились и стали дразнить друг друга поцелуями. Мой орган глубоко погрузился внутрь Али. Он ощущал сокращение её мышц, плотный прижим плоти. Что ещё нужно мужчине?

    Поступательные движения – размеренное продвижение к вершине наслаждения... под стук колес и неравномерные толчки поезда. Мы наслаждались друг другом, своими телами, ощущениями.

    Аля впилась пальцами в мои ягодицы, закинула ноги на спину, пыталась двигаться навстречу. Я же равномерно проникал в её естество, преодолевая сопротивление сокращающихся мышц, целовал шею, посасывал ушко и наполнялся чувством обладания именно этой женщиной.

    Мы слились в единое. Я ощущал её малейшие движения, угадывал желания – сжать грудь, пососать сосок, войти глубже, замедлиться, с силой проникнуть, чтобы достать до матки, сделать вращательное движение. В духоте купе тела покрылись потом. Они скользили друг по другу. Слышались хлюпающие звуки любви и тихие постанывания Али.

    Когда я начал ласкать языком основания ушка, девушка стала задыхаться от накатившего на неё желания. Она вся напряглась, обвила руками шею, попыталась прижаться. Вагинальные мышцы сомкнулись и не отпускали меня.

    Через пару толчков Аля изогнулась, вцепилась мертвой хваткой, раскрыла рот в немом крике. Ощущая её разрядку, я почувствовал, как приближается и моя потребность излиться. В это время очень трудно остановиться. Хочется погружаться и погружаться в женское лоно. А потом испытать сладостный момент извержения, когда блаженное напряжение охватывает все тело...

    - Сейчас... кончу... - предупредил я девушку.

    Самого распространенного средства предохранения у меня не было. У меня вообще не было никакого средства. Кто же мог подумать, что все так произойдёт? Обычно всегда находилось время обзавестись нужным предметом. Но не сейчас. Поэтому я решил просто излиться в сторону...

    - Кончи в меня, - прошептала она мне в ухо.
    - Но ведь...
    - Прошу тебя.

    Девушка все ещё пребывала во власти блаженства. Я не мог противостоять ей. Вы когда-нибудь отказывали удовлетворённой, счастливой женщине? А таковая была подо мной, обнажённая, прелестная, желанная. Семя устремилось на свободу, разрядка пронзило моё тело. Я замер. С каждым исходом, добавлялась очередная волна наслаждения. А мышцы Али сокращались, доставляя дополнительное удовольствие...

    - Боже, - прошептала она в экстазе.

    Я навис на руках над Алей не в силах пошевелиться. Ожидал, когда мой организм выкачает все любовные жидкости и прекратятся пьянящие всплески. Мой орган должен был опустошаться, чтобы дать возможность действовать дальше. Он стал таким чувственным...

    В изнеможении я лег рядом с девушкой. Она, выпустила меня из своих объятий, а затем вновь прильнула телом. Потным и горячим. Желанным и приятным. Женским телом.

    – Почему я раньше такого не испытывала? - устроилась она на моем плече.
    - Теперь ты знаешь, на что способна, - поцеловал я её в нос.
    - Ты разбудил во мне самые низменные инстинкты.
    - Тебе это не нравится?
    - Я счастлива, - потерлась она щекой. – Мы начали высоким слогом и заканчиваем низменным удовольствием. Почему так происходит?

    После хорошей физической нагрузки хотелось курить. Занятие сексом и оргазм это даже очень приличная нагрузка. Не знаю как для женщины, а мужчина трудится постоянно. И в то же время не хотелось покидать прижавшуюся ко мне Алю.

    - Потому что все наши высокие чувства основаны на низменных потребностях.
    - Ты ещё и философ, - приподняла она голову.

    Её личико было так близко. Розовые губки соблазнительно приоткрыты. Мне захотелось целовать эту девочку, доверчиво лежащую обнажённой в моих объятиях. Я потянулся к ней, она с готовностью откликнулась. Наши губы встретились и обменялись короткими дразнящими поцелуями.

    - Если ты голодна, то не будешь думать о красоте слова, а будешь мечтать о сытной еде. А если ты накормлена, одета, обута, и удовлетворена... - с целью подчеркнуть, что Аля соответствует данному описанию, я шлепнул её по попке. - Будешь думать, как выразить свои чувства высоким слогом.
    - А если я не удовлетворена? - вздёрнула она голову.
    - После двух оргазмов? – удивился я.
    - Хочу ещё, - мечтательно произнесла девушка. – С тобой я чувствую себя настоящей самкой.
    - Спускаешься на низшую ступень? – улыбнулся я.
    - Сам только что сказал, что без низменных инстинктов нет высокого счастья.
    - Ты чудесна, - я снова потянулся к её губам.
    - Я себя чувствую такой же распутной как они.

    Аля намекала на голых девиц в журнале, который явился связующим звеном между нами. Но теперь в моих руках была самая настоящая женщина. Прижавшаяся обнажённым телом ко мне, позволяющая себя ласкать и готовая продолжить игры. Непременное покачивание в вагоне только притирало наши тела.

    - Ты в тысячу раз лучше их.
    - С тобой я согласна на всё.
    - Даже в попку? – шутливо спросил я. В глазах девушки отразилась настороженность.
    - Ты хочешь в попку?
    - Я пошутил, - заверил я. – Никто не собирается тебя насиловать.

    Она продолжала рассматривать моё лицо.

    - Не люблю анал, - заявила Аля. – Но ты умудряешься возбудить меня так, что невозможно остановиться. Наверняка и в попку у тебя получится.
    - Ты серьёзно?
    - Конечно. Надо только смазку найти.
    - У меня точно ничего подобного нет.
    - Посмотрю у себя. Что-нибудь найду. Я уже от одних разговоров завожусь.

    Она облизала кончиком языка свои губки, подтверждая истинность своих слов.

    - Кошка.
    - Где моя сметана? – сразу нашлась девушка.
    - У тебя на губах.

    Я стал подыматься.

    - Ты куда?
    - Схожу, покурю, пока ты будешь проводить ревизию у себя в вещах.
    - Иди, - отпустила она меня.

    Спортивные штаны искать не пришлось. Аля села на край постели и склонилась к своим сумкам, её грудки маняще свисали вниз. Они оканчивались остренькими сосочками. Руки сами потянулись потрогать. Ладонь наполнилась приятной мякотью женской плоти.

    - Ты хотел идти? – переспросила девушка. При этом она не поменяла положения и продолжала копаться в сумке.

    - Иду, - подтвёрдил я своё намерение.
    - Вот и иди. А то нападу и изнасилую.
    - Буду только рад.
    - Будешь радоваться, когда вернёшься. Не мешай.

    Меня всё-таки выставили за дверь. Я шёл по качающемуся вагону. Колёса поезда отсчитывали пройденное расстояние на стыках рельс. В коридоре царила сонная, ночная тишина. Выйдя в тамбур, сразу окунулся в прохладу. Как бы не заболеть после всего этого. С духоты - на сквознячок. Зажёг сигарету, уставился в тёмное окно, за которым изредка мелькали убегающие огни фонарей. Было время подумать...

    Что собственно произошло? Ничего. Двое людей сошлись в поезде... А быстро она завелась. Девочка довольно зажигательная. Особенно если найти её эрогенные точки. Как сразу кончила. Я и не рассчитывал на такую быструю победу. Я вообще не думал о таком развитии событий. Посидели, поболтали, спать полегали... каждый в своем уголочке. Попробовал первое, что пришло в голову. А оно сработало. Надо же. А что дальше. Такими темпами она меня доконает. Не такой уж я и слабак, однако заниматься сексом двое суток напролёт... Мечта идиота. Надо же – сбылось. Ничего. Разберемся. Нет безвыходных положений. Есть слепые поводыри. Где наше россейское «Авось»?

    Огонёк сигареты добрался до самого фильтра. Я затушил окурок и бросил его в пепельницу. Будем возвращаться. И что это она удумала заниматься аналом? Я ведь шутил, а она всерьёз. Да и излиться просила... Странная какая-то. Как бы чего не случилось. А девочка симпатичная... слов нет.

    Возвращался я по столь же пустынному коридору. Только сейчас подумал, что у проводников должно быть всё. Наверное, и презервативы есть. Подойти? Предусмотрительно постучал в дверь. Тишина. Потянул за ручку. Исправный механизм сработал, купе открылось. Девочка лежала на моем месте под простыней. Умница. Спряталась от посторонних глаз. На лице - довольная улыбка. Небольшая баночка стоит рядом на столике, как раз по центру моего журнала.. Нашла все-таки, не угомонилась.

    - Я была такая потная... Ужас! – пожаловалась Аля.
    - Это было сексуально.

    Закрыв дверь, я сел на постель возле девушки и склонился к её шейке. Она повернула голову, подставляя себя под поцелуй.

    - Тебе нравятся потные женщины?
    - Мне нравишься ты. Потная, голая, возбужденная...

    Мой язык как раз добрался до основания ушка – одной из эрогенных зон Али. Девушка тяжело задышала, обвила шею руками, прижала голову ладонями.

    - Сделай же меня такой, - с придыханием прошептала она.
    - Сделаю, - прошептал я в ответ.

    Рука потянула простынь в сторону. Обнажилась грудь девушки, живот, лобок. Аля ногами сама окончательно сбросила её с себя, оставшись полностью раскрытой.

    С шеи я перебрался к груди девушки. Та расплылась почти незаметными бугорками на её теле. Только крупные пятачки сосков указывали точное местонахождение её холмиков. Я собрал грудь ладонью, приподнял сосочек. Губы сомкнулись на нём и кончик язычка прикоснулся к его вершинке. Сделал несколько дразнящих движений, втянул чувственную плоть в рот, пососал. Пальцы сжимали и разжимали мякоть груди. Вторая рука сумела пробраться между ног Али и нашли вход в её средоточия сладострастия. Там было сухо. Видимо Аля вытерла себя везде. Однако между губок была липучая смазка. Окунув туда палец, я начал смазывать подушечкой бугорок клитора.

    - Хорошо, - томно выдохнула девушка.
    - Тебе нравится? – оторвался я от соска.
    - Да.

    Эти слова только подстегнули меня. Вкладывая больше усилий и нежности, я продолжал ласкать девушку, уделяя внимание обоим грудкам и её сокровищу. Жидкости прибавлялось. Аля возбуждалась быстро. Мой палец скользнул ниже из киски девушки. Я хотел проверить первую эрогенную зону. От прикосновения и ласки там, Аля начала крутиться. Видимо воздействие было сильным.

    - Возьми меня... - вытолкнула она слова из себя. – В попку...
    - Ты не шутишь? – попытался я посмотреть ей в глаза.

    Но девушка лежала, закрыв их, отдавшись во власть ощущений и ласки.

    - Ты обещал, - открыла она глаза, чтобы встретить мой взгляд.
    - Это ты хотела, - поправил я.
    - Всё равно, - заявила она. - Я смазала. Там так возбуждающе скользко, - улыбнулась она.

    Моя рука скользнула между ягодицами Али. Действительно, там было скользко.

    - Ты сумасшедшая.
    - Ты меня такой делаешь. Займись делом. Я готова.

    Она повернулась на бок и выставила свою попочку в мою сторону. Что прикажете делать? «Если женщина просит...». Так, кажется, поется в песенке? Тогда с ней не поспоришь. Снегопад или в попочку... Она добьется и того и другого.

    - Тогда держись.

    Стянув штаны, я взял баночку. Не знаю что это такое, но оно было достаточно жирным. Подцепив пальцами мазь, нанёс на свой орган и размазал по всей длине.

    - Ну как? – поинтересовалась девушка. Она наблюдала за мной, лежа вполоборота, продолжая подставлять свою попку.
    - Сейчас узнаешь.

    Я лёг сзади, прижался к разгоряченному телу, обнял возбужденную девочку. Она нетерпеливо подалась ко мне. Какая же ты нетерпеливая. Моя ладонь накрыла её грудь, сжала её. Губы коснулись кожи на шее. Надо бы тебя подготовить... Свободной рукой проник сзади у неё между ног.

    - Подыми ножку, - попросил я.

    Упрашивать не пришлось. Аля с готовностью выполнила мою просьбу, направляемая моей ладонью. Я заставил согнуть верхнюю ногу в колене и таким образом обеспечил себе свободный доступ к её интимным местам. Ладонью провел по лобку, клитору, губкам. Жирная от крема ладонь, свободно скользила по коже девушки. Дотронулся до чувственного места, заставив её дышать глубже и чаще. Пробрался пальцем к колечку ануса. Оно было плотно сжато. Возможно, Аля и хотела, чтобы я туда вошел, но она не была готова к этому. С трудом стал вводить ей палец, приучая к ощущениям своего присутствия внутри с этой стороны. Девочка сопротивлялась, но смазка и настойчивость позволили преодолеть преграду. Палец оказался в попочке красавицы. После нескольких поступательно-вращательных движений она, наконец, расслабилась. Дырочка была достаточно узкая. Пришлось пустить в ход второй палец и проимитировать вхождение. От моих манипуляций и сам анус Али покрылся смазкой. Пальцы уже могли без задержек проникать внутрь. Пожалуй, можно было приступать к основному действу.

    - Не передумала?
    - Нет, - выдохнула она. – Мне хорошо.

    Я покинул дырочку, поймал свой инструмент, проверил его упругость. Все нормально. А в паху уже созревало ноющее напряжение от возбужденного органа. Контакт наших тел, открытость и доступность девушки, перспектива предстоящего действа, возбудили меня достаточно. Я приставил головку к заветному колечку и начал постепенно увеличивать давление. Маленькое отверстие сопротивлялось моим размером. Я чувствовал, как слабо раздвигает плоть мой орган. Чтобы помочь и себе и Але, я продолжал ласкать грудь, шею и её чувственную зону между ног.

    Прорыв состоялся неожиданно для нас. Я просто почувствовал, что узкое колечко ануса уже давит на мой орган за головкой. Я остановился, дал ей возможность расслабиться после своего натиска.

    - Ты как?
    - Больно, - повернула она голову ко мне. – Но приятно.
    - Будем продолжать?
    - Да.

    В столь неудобной позе мы попытались обменяться поцелуями, но только облизали друг дружку. Я попытался проникнуть глубже, но продвинулся немного. Однако этого было достаточно, чтобы начать поступательные движения. Ничего. Разработаем попочку и будем действовать с полным размахом.

    Аля уже привыкала к моему присутствию в своем заду. Мой малыш входил всё глубже и глубже. Наши движения напоминали привычное занятие любовью. Лишь тугой обхват напоминал, что я вхожу в анус. С каждым движением мои бедра вдавливались в ягодицы девушки. Ощущение их мягкости и податливости придает своеобразное возбуждение всему процессу. И я усиливал свои движения, пытаясь доставить и ей и себе максимальное удовольствие. Аля только упиралась в стенку купе.

    - Хорошо? – спросил я, с очередным толчком в её естество.

    В ответ девушка замычала. Видимо ответить не могла. Я решил попробовать двойное воздействие. Губы и язык прокрались к ушку, а пальцы руки коснулись серединной точки между ногами. Девушка запрокинула голову и с тихим завыванием стала метаться у меня в руках. Она была на вершине блаженства. Пришлось удерживать её и прикрыть рот. К тому же, видя, как Аля испытывает оргазм, я хотел к ней присоединиться. В попочку ведь можно?

    Сжав девушку в объятиях, я стал сильно и быстро входить в неё, ускоряя собственное извержение. Это было фантастическое зрелище. И я, и Аля продолжали двигаться – беспорядочно, неодинаково, но каждый приближался к своей цели. Мой малыш наливался, аккумулировал в себя напряжение, а затем разрядился в мечущуюся девушку.

    Второй раз за сегодняшнюю ночь. Это извержение было острее и чувственнее, чем первое. Возможно, из-за того, что я находился в плену тугой плоти ануса? Или же из-за оргамизирующей Али? Впрочем, второй раз всегда чувственнее. Меньше извержение, но резче и глубже чувства.

    Получив разрядку, я надеялся, что и Аля успокоится. Ведь она начала раньше меня. Но девушку время от времени выгибал очередной приступ блаженства. Сколько же она кончает?

    Честно говоря, такого я ещё не видел. Спазмы оргазма у девушки продолжались минут пять, не меньше. Если бы у меня длилось столько времени, то под конец был бы уже полностью опустошен. Поэтому не удивился когда Аля, наконец, затихла и полностью расслабилась, без единого звука или движения.

    С минуту после этого я лежал и поглаживал её обнажённое бедро. Девушка молча развернулась и прижалась ко мне своим телом. Закинула ногу, положила руку на грудь, голову на плечо. Мы лежали в купе под звук перестука колес вагона, покачиваясь под рывками поезда, и не могли вымолвить ни слова. Мои эротические приключения сегодня необычно начались и так же необычно заканчивались. Судя по состоянию девушки, продолжения сегодня уже не будет. Ей надо отдохнуть.

    Дотянувшись до тумблера лампы, я выключил свет, и мы погрузились в темноту. Одинокие фонари за окном проносились мимо нас, освещая купе пробегающей полосой тусклого света, выхватывая из мрака наши обнажённые фигуры. Аля равномерно дышала, погрузившись в спасительный сон. Я закрыл глаза и такой же довольный и опустошённый как моя спутница стал погружаться в дремоту.

    * * *

    Ночью я проснулся, потому что стало прохладно. Проводники отдыхали и оставили отопление в покое. Аля спала у меня на плече. Боясь её разбудить, я ногой нащупал простынь и одеяло и подтянул к руке. Действуя, как калека одной рукой и ногой расправил спальные принадлежности и укрыл нас двоих. Нежно прижал девушку к себе и снова отправился на свидание с Морфеем.

    * * *

    Утро ворвалось в наше купе лучами солнца, ярко осветившими помещение. Резкий рывок поезда пробудил меня. Вставать не хотелось. Спешить было некуда. Впереди ещё долгая поездка. У меня на боку спит красивая девушка...

    Наверное это счастье испытывает каждый женатый мужчина. Холостякам такое удовольствие выпадает редко. Однако мне придётся вкусить за эти два дня «прелесть» семейной жизни. Но мне кажется, что это не такое уж плохое положение. В нём есть и свои достоинства. Такие, например, как спящая Аля, прижимающаяся ко мне.

    Стук в дверь.

    Он вырвал меня из полудрёмы. Кому это нужно к нам рваться? Ещё и с утра. «Не видите, нас нет дома». Мы спим и никому не открываем.

    Стук повторился.

    А этот кто-то настойчив. Всё равно не буду вставать.

    - Кто там? – сонным шёпотом спросила Аля, не раскрывая глаз.
    - Понятия не имею, - шёпотом ответил я.

    Не хотелось подавать признаков нашего присутствия или бодрствования.

    В третий раз раздался стук. Ручку повернули и попытались открыть дверь. Ничего не вышло. Мы-то закрылись. Проводник мог бы отпереть своим ключом, но он не станет без надобности этого делать.

    - Аля! – окликнул из-за двери девичий голос.
    - Тебя зовут, - сообщил я своей спутнице тем же шепотом.

    Глаза девушки резко раскрылись.

    - Аля! – вновь донеслось до нас.
    - Это подружки, - сообщила девушка. – Я должна была к ним зайти.
    - Видимо они тебя не дождались, - сделал я вывод.
    - Сейчас, Лена! – крикнула Аля.
    - Мы ждём, - напомнили из-за двери.
    - Я подойду.

    После обещания Али, нас оставили в покое.

    - Ой, - на лице девушки появилось выражения боли, когда она попыталась приподняться.
    - Что такое? – насторожился я.
    - Попка болит, - призналась Аля.
    - Зря мы вчера этим занимались, - высказал я сожаление.
    - Ничего не зря, - возразила она. – Вчера было так классно. Оргазмы шли один за другим...
    - Ты довольна?

    Во мне зарождалось нежное чувство к этой девочке. Я смотрел на её счастливое лицо, ощущал её тёплое тело и хотел, чтобы она так и лежала рядом со мной. Коснулся её волос, провел ладонью по щеке.

    - Очень, - она потерлась о ладонь.
    - Я рад за тебя.
    - Пойду, приведу себя в порядок, - объявила Аля. – Для тебя.

    Девушка выбралась из-под одеяла, перелезла через меня. Вид обнажённой Али будоражил меня. В паху появился легкий зуд – верный признак просыпающегося желания.

    - Ты мне нравишься в любом виде.
    - Да? - обернулась девушка. Она взяла свой халатик и накинула его на себя.
    - Да, - подтвёрдил я.

    Довольная улыбка осветила её лицо. Девушка достала расчёску, повернулась к зеркалу и стала приводить волосы в порядок. Наблюдая за её действиями, я поймал себя на мысли о том, что мне нравится то, что Аля занимается своими делами, наводит красоту и не стесняется моего присутствия.

    - Что мне надеть? – неожиданно спросила она, продолжая заниматься своим делом.
    - Как тебе нравится, - пришло мне в голову.
    - Может, я хочу одеться для тебя. Сексуально.
    - Самый сексуальный костюм – твоё обнажённое тело.
    - Я знаю. – Аля отложила расчёску, закинула полотенце на плечо и села возле меня. – Чтобы ты одел на меня?
    - Хочешь, чтобы я одел тебя? - воспользовался я игрой слов.
    - А это идея, - обрадовалась девушка. – Ты меня оденешь, а потом будешь любить.
    - Ты неугомонная.
    - Не надо было меня соблазнять. Не увиливай, – она легла мне на грудь и смотрела прямо в глаза. – Говори.

    Вот женщины. Пойми их логику. Откуда я знаю, какая вообще есть женская одежда, кроме самого распространенного? Платье, юбка, чулки, туфли... Я же не модельер, чтобы разбираться во всех этих бретельках и кружевах. Что же можно ей предложить?

    - Ну... чулки, - начал я сочинять, вспоминая фотографии, которые видел в том самом журнале.
    - Чулки, – отметила Аля. – Ещё.
    - Шпильки.
    - Шпильки. Дальше.
    - Пеньюар, - вспомнил я «мудрёное» слово.
    - Пеньюар, - утвёрдила девушка.
    - Хватит с тебя.
    - Так и запишем. Чулки, шпильки и пеньюар. Будем искать.

    Добившись от меня ответа, девушка поднялась, достала туалетные принадлежности и направилась к дверям.

    - Я пошла. Но скоро вернусь, – предупредила она и вышла в коридор.

    Девушка ушла, но чувство её присутствия осталось. Оно заключалось в её вещах, воспоминаниях, ощущениях в моём теле. Создавалось впечатление, что мы знакомы уже давно. Я знал, что она вернётся, будет вести себя как дома, ластиться и заниматься сексом. Никаких обязательств, никаких обещаний, никаких упреков. На душе было легко...

    Однако естественные потребности давали о себе знать. Надо было и сходить в туалет, и утолить голод, и привести себя в порядок. Начал я с наведения порядка на полке Али. Простынь и матрас высохли. Я заправил постель и расправил складочки. Положил Алины трусики посередине. Посмотрел на собственную полку. Скомканные подушки, помятые простыни, одеяло лежащие грудой. По сравнению с местом девушки, моё пристанище выглядело неважно.

    Натянув штаны, навел порядок у себя. Достал из сумки продукты, и положил на столик. Пусть дожидаются Алю. Накроем и поедим вместе. Из напитков – полуторалитровая пластиковая бутылка воды. Водка сейчас не нужна, а других горячительных или экзотических напитков у меня не было. Разве что купить на станции или у проводников. Переплата конечно, но возможности сбегать в город и скупиться на рынке – нет. Поезд ждать не будет.

    Взглянул на часы. Что-то красавицы давно нет. За это время можно не только руки ноги помыть, но и слона скупать. Да и мне надобно сходить. Подожду. И купе заодно проветрим после наших излишеств.

    Открыл двери, осмотрел просторы коридора, вернулся себе в уголок и стал читать фантастику. Сюжет неторопливо разворачивал свою линию, потчуя читателя, то есть меня, специфическими научными нюансами.

    Мимо открытых дверей проходили одинокие пассажиры по своим делам. Али всё не было. Где же она запропастилась? Пошла к своим подругам? Вполне возможно. Они же её ждали. Тогда задержаться может и дольше. Займемся пока своими неотложными делами.

    Прихватив полотенце, мыло и зубную щетку отправился делать утренний туалет. В чем достоинство СВ, так это доступность сантехнических помещений. Это вам не в плацкарте выстаивать очередь, чтобы сходить по малой нужде. Здесь это практически нет. Поэтому, облегчив свой организм, я попытался «принять душ» в рамках возможного. Поплескался на пол больше чем на себя, но все-таки пот с себя смыл. Растеревшись полотенцем, вернулся в купе.

    На этот раз Аля оказалась на месте. Она сидела на своей постели и «сервировала» стол к завтраку.

    - Где ты бродишь? – встретила она меня вопросом.
    - Тебя не дождался. Пошёл искать, - отшутился я.
    - Я у подруг задержалась,- сообщила она. – Разжилась пеньюарчиком. Чулки есть. Будешь меня переодевать.
    - Сначала поедим. Ты, наверное, голодная?
    - Прости. Мы там перекусили, - это обстоятельство огорчало девушку.

    Видимо она не сообразила, что нам вдвоем будет приятней кушать вместе. И теперь сожалела о случившемся.

    - Ещё поешь, - решил я, устраиваясь в своем углу – Тебе нужны силы.
    - Я сейчас не хочу.
    - Что значит, не хочу? – я решил сыграть «строгого дядю». – Существует слово «надо». А то сам тебя накормлю.
    - Вот с твоих рук есть и буду, - подхватила Аля.

    Ну что с ней делать? Ей бы только играться... и сексом заниматься.

    - Иди сюда, - хлопнул по простыни ладонью возле себя.

    Она сразу пересела ко мне. Забралась с ногами, прислонилась к плечу - Я буду послушной девочкой.

    - Открой ротик, послушная девочка. Сейчас тебя кормить будут.

    Я взял кусочек колбасы и поднес к губам девушки. Она осталась сидеть в той же позе, не проявляя инициативы. Только рот раскрыла. Я аккуратно опустил в него кусочек.

    - Ам, - попыталась укусить пальцы Аля.

    Слава богу, я вовремя их отдернул.

    - Но, но, - погрозил ей пальцем, но девушка с веселым видом уже пережёвывала добычу.

    В таком шуточном тоне мы начали завтрак. Активного участия в самом процессе приёма пищи Аля не принимала, предоставляя насытиться мне самому. Вместе с тем сидела рядышком и как птенчик принимала лакомые кусочки, которые я ей подносил.

    Выдалась хорошая возможность, наконец, расспросить друг друга. Аля с подругами училась в университете. Сессия закончилась. Они вместе ехали домой «на побывку». Я кратко посвятил её в нюансы своей работы.

    Закончив завтрак, Аля настояла на том, чтобы убрать. Как ни как она здесь женщина и будет заботиться о порядке, моё дело – помогать и ублажать присутствующую здесь особу прекрасного пола, которой и является Аля (записано и прочитано с её слов).

    Убрав мусор в полиэтиленовый кулёчек, она выскочила из купе и вернулась с пустыми руками через пару минут. Тщательно закрыла дверь, достала два пакета и вручила мне.

    - Это чулки, а это пеньюар, - оповестила она. – Шпилек нет. Не сезон. В наличии есть зимние сапоги. Может они подойдут?

    - Лучше не надо, - отказался я от её предложения.

    В сапогах и ей и мне будет явно неудобно.

    - Тогда можете приступать. Где мне расположиться?

    Баловница. Все время хочет поставить меня в неловкое положение. А вообще-то будет занятно её одевать.

    - Снимай халатик.
    - Это твоя обязанность, - заявила девушка.

    Я встал напротив неё. Глядя прямо в глаза, развязал поясок и бросил его на постель. Поднял руки к шее девушки, положил ладони на ключицы и, скользнув под халат, стал сдвигать его с плеч. Аля стояла молча, позволяя делать с ней всё что угодно. От этой доступности я стал заводиться. Возбуждение податливости – одно из средств воздействия женщины на мужчину.

    Лёгкая материя скользнула вниз, открыв передо мной стройное тело девушки. Не удержавшись, обнял её, привлек к себе, впился в губы. Боже. Она меня возбуждала своим видом и поведением. Я чувствовал влечение к ней, к её телу, губам, шее, коже...

    - Одень меня, - шепотом попросила Аля.

    Неохотно я выпустил её. Достал пеньюар: легкий, полупрозрачный. Расправил его. Не такой уж и длинный. Мини версия.

    - Повернись.

    Девушка встала ко мне спиной, отвела назад руки, чтобы я мог одеть её. Перед моими глазами была соблазнительная попка с упругими ягодицами. Поймал руки Али в рукава, надел пеньюар, запахнул его на груди девушки... Так и остался прижимая её к себе спиной, ощущая прикосновение попки, сжимая ладонями её груди. Губы дотронулись до подставленной шеи.

    - Ещё чулки, - напомнила тихо Аля. – И будешь любить меня.
    - Меня уже возбуждает всё это, - признался я не в силах выпустить её из своих рук.
    - Я уже мокренькая, - сообщила радостно она. – Смотри.

    Провела рукой между ног, подняла ладошку и в свете заблестели влажные следы. Я поймал руку, поднес к губам и облизал её природные соки.

    - Вкусно? – продолжала забавляться Аля.
    - Вкусно, - согласился я с ней. – Как и вся ты.
    - Искуситель, - запустила она пальцы в мою шевелюру и прижимаясь плотнее. – Одень же меня.

    В её голосе было вожделение. Она хотела отдаться. Отдать себя, своё тело и получить наслаждение. Надевая на ноги Али чулки, я получал удовольствие. Приятно было собрать чулок, накрыть им вытянутый носок ноги, медленно разворачивая, натягивать на стройную ножку. Сквозь тёмную ткань просвечивалась светлая кожа девушки. На месте окончания чулка - резкий контраст светлого и тёмного. Сглаженные контуры ступни, столь сексуальные.

    Не в силах сдерживать себя, я завалил Алю на спину и сразу вошел в её алчущее лоно. Девушка тихо застонала, обвила меня руками и ногами. Мы слились в пароксизме взаимного желания. Мы стремились навстречу друг другу и взаимному блаженству. Я входил в Алю и не мог остановиться. Моя страсть врывалась в неё и выплескивалась тихими стонами счастья с губ девушки. Разрядка приближалась. А ведь надо было дать возможность получить удовлетворение Але. Я склонился к её шейке и стал целовать. И добился успеха. Девушка сжалась вся - и снаружи, и внутри – вжала меня в себя.

    Выгнувшись и погрузившись глубоко в её лоно, я ощущал потребность окончить свою работу. Семя накапливалось и хотело вырваться наружу. Выйдя из гостеприимного лона, я направил свой ствол на живот Али. Пару движений рукой было достаточно, чтобы жидкость брызнула на её кожу. Меня прижало чувство удовлетворения.

    Опустившись на бок, я притянул девушку к себе, испытывая самое низменное блаженство от её близости и возможности обладать ею. Алей, должно быть, владели аналогичные чувства. Мы лежали и молча наслаждались друг другом.

    - Не хочу никуда идти, - заявила девушка.
    - Не ходи, - подержал я её.
    - Ты – зверь!
    - Почему? - вырвалось из меня удивление.
    - Дикий, неудержимый зверь, - ласково произнесла она. – А я - твоя самочка.
    - Не выдумывай. Ты - симпатичная и умная девушка.
    - С тобой я хочу быть самочкой. Симпатичной и умной самочкой.
    - Выдумщица.
    - Серьёзно. Не прошло и дня, а я уже столько раз тебе отдалась. И хочу ещё.
    - Разве это плохо?
    - Не знаю.
    - Самое главное чтобы тебе было хорошо.
    - Я себя чувствую распутной девицей. Согласна на всё: и в попку, и в ротик, и между грудей. И мне хорошо от этого.
    - От того, что хочешь или что произошло? – попытался уточнить я.
    - Думаю, о том, что ты со мной можешь сделать и возбуждаюсь от этого.
    - Тебе надо отдохнуть.
    - Меня девчонки ждут, - заявила Аля.
    - Подождут.
    - Я обещала.
    - Что обещала? – не понял я.
    - Рассказать, как всё прошло, – призналась она.
    - Зачем рассказать? - приподнял я пальцем её подбородок, чтобы поймать ускользающий взгляд девушки.
    - Как ты думаешь, где я взяла пеньюар? – спросила она. – Мне пришлось выдержать целый бой там. И «дура», и «сумасбродка» и так далее.
    - Бедная ты моя, - у меня действительно появилась сострадание к Але
    - Зато слушали, раскрыв рты.
    - Ты что? Рассказывала им?
    - Надо же было выкручиваться.
    - Вот что значит иметь подруг, - вздохнул я.
    - Угу, - согласилась Аля. – Надо бежать к ним, а хочется полежать с тобой. Почему нельзя всё совместить?

    Я её понимал. Мне тоже не хотелось бы идти сейчас от Али. С ней мы нашли общий язык и испытали взаимное удовольствие. Выносить его на обозрение другим не было желания. Она мне нравилась - эта сумасбродная девчонка, которая была согласна на всё... Последние слова Али натолкнули меня на неожиданную мысль. Не дай бог, она придёт и ей в голову. Я такого не выдержу.

    - Нет, - сказал я вслух своим мыслям.
    - Да, - утвёрдительно ответила Аля.

    Эта мысль все-таки овладела ей.
    - Это уж слишком, - возразил я.
    - Почему?
    - Нам с тобой хорошо вместе...
    - Будет ещё лучше.
    - Неужели ты ни капельки не ревнуешь?
    - Нет. Я же всё равно буду с тобой.
    - Ты сумасшедшая секс-маньячка.
    - Называй, как хочешь. Я же нравлюсь тебе такой?
    - Нравишься, - признался я и крепче прижал Алю к себе.
    - Я хочу, чтобы ты их соблазнил.
    - Я тебя с трудом соблазнил.
    - У тебя это прекрасно получилось. Я их подготовлю. Ленка и так все время бредит сексом, а Светка – тихоня. От нас ни на шаг.
    - У тебя и план уже есть?
    - Почти,- призналась Аля. – Я сейчас иду к девчонкам и провожу беседу. Когда возбудятся, привожу сюда. Твоя задача – сорвать созревающий плод и уложить на спинку. Как меня.
    - Наполеон в юбке.
    - Без юбки и трусиков, - улыбнулась она.

    В нашем положении было одно преимущество: если хочешь поцеловать - целуешь. Твой партнер всегда готов пойти тебе навстречу. Аля целовалась жадно и развязано. Видимо все условности у неё пропали. Мне это нравилось в ней. Она не пользовалась последствиями момента, а пыталась придумать новое, понравиться, возбудить. Многие впадают в эгоизм любви, когда считают, что партнер должен удовлетворить их и не идут сами навстречу. Надо думать не о себе, а о том, кто тебе подарит наслаждение. Вот тогда и будет взаимопонимание и компромисс.

    Аля оторвалась от меня. её натура требовала немедленного воплощения в жизнь новой идеи. Она встала, скинула пеньюар и одела халатик.

    - Пойду в чулках, - решила девушка. – Пусть видят.

    Созерцая переодевание девушки, я не выдержал и захотел прижать к себе её тело, уже скрытое под шелковой тканью. Сев на постель, поймал её за талию и посадил спиной к себе на ноги. её попка приятно придавило моё хозяйство. Я обнял её. Руки скользнули под халатик, отыскивая обнажённую грудь и лобок. Палец погрузился во влажную щелку.

    - Ох, - успела сказать Аля, прижимаясь ко мне, а потом вся раскрылась. Раздвинула ноги, закинула руки назад, выпятила грудь. – Ты хочешь меня?
    - Хочу, - прошептал я ей в самое ушко.

    Почему так приятно обнимать и ласкать женщину? А когда она подставляется сама, это приятней вдвойне. Возбуждение и желание возвращались с новой силой. Аля чувствовала это. Она взяла ладошкой мой окрепший инструмент, приподнялась и направила в себя. А затем опустилась, насаживаясь на него. Я чувствовал, как утопаю в её лоне, как раздвигается её плоть. Эти ощущения скапливались у меня в паху, нагнетая кровь и застывая несгибаемой твёрдостью.

    Определенно, девочка мне нравилась. Она отдавалась самозабвенно. Получала удовольствие и возбуждала меня. Не хотелось её никуда отпускать. Ощущать её тело в своих руках, чувствовать её желание, видеть её нетерпение. Я хотел её, наслаждался грациозностью движений. Для меня осталось только она и моё вожделение.

    Аля продолжала свои движения. Тело скользило под моими руками. Я ни о чем не думал, готовясь к приближающейся развязке. Парализующими толчками она выплеснулась внутрь девушки. Блаженное опустошение накатило на меня и передалось Але. Сладкое напряжение прижало нас друг к другу, объединило наши тела и наслаждение. Мы замерли в единении истомой...

    Некоторое время сидим без движения. В голове пусто, точно так же как и в паху. В теле переливается ощущения близости Али.

    - Я опять излился в тебя.
    - Ничего,- она повернула голову ко мне. – У меня только недавно окончились месячные.
    - Всё равно. - Ловлю её губы и начинаю дразнить нежными поцелуями. – Надо достать презервативы.
    - Хорошо. Я позабочусь об этом.

    У неё мягкие губы. Мне кажется, что Аля сейчас вся как кошка: гибкая, податливая и стремительная.

    - Не покидай меня, - улыбнулась она.

    Просьба относилась к моему органу. Утратив свою твёрдость, он сжимался и выскальзывал из пещерки девушки. Она хотела задержать моё копьё у себя сжатием мышц, но это только выталкивало его.

    - Ему нужно отдохнуть, - шутливо оправдывал я его состояние.
    - Отдыхай, - решила Аля.

    Она мягко встала из моих объятий.

    - Пойду, приготовлю для тебя развлечения. Набирайся сил быстрее.
    - Может быть останешься?

    Мне уже не хотелось «других развлечений», кроме Али.

    - Жди меня и я вернусь, - процитировала девушка.

    Она собрала пеньюар, подмигнула мне и скрылась за дверью. Я остался один. Как она себе все это представляет? Егоза. Посмотрим, что она там приготовит. Может быть это «Авось» и вывезет нас. А отдохнуть не помешает. Два раза подряд все-таки сказывались на моём общем состоянии.

    Поправив постель, я устроился в горизонтальное положение. Время шло. Чтобы сократить ожидание, я вновь принялся за фантастику.

    Поезд мчался по своим маршрутам, перекликаясь перестуком колес. Останавливался у небольших станций, чтобы через минуту плавно тронуться дальше. На крупном вокзале в купе доносился гомон людей на перроне, стук молоточка обходчика. Мелькали продавцы со своим «ручным» товаром, громко предлагая то пиво, то пирожки, то водку для согрева. Но время вышло. Пассажиры вернулись на свои места. Поезд отправился дальше, оставляя позади вокзальное многоголосье.

    Снова стук колес, отмеряющий очередной стык, покачивание вагона, и белый снег за окном. Равномерное движение укачивало, навевало сон. Я поймал себя, на том, что зеваю. Что там поделывает Аля? Может у неё ничего не вышло?

    Стук прервал мои размышления.

    - Да. Открыто.

    Дверь отворилась и вошла девушка лет под двадцать. Белокурая, с подтянутой фигурой, чуть полноватой в бедрах. На ней был одет синий, махровый халат, из-под которого выглядывали ноги в спортивных штанах и тапочках.

    - Простите. Аля просила передать вам это, – произнесла она, протягивая упаковку презервативов.

    Я внутренне сжался. Надо было определять как вести себя. То, что подружка Али пришла одна, было непредвиденно. Я рассчитывал, что они придут вдвоем или же дадут какой-то знак. А в данной ситуации было непонятно, тот ли это шанс, о котором говорила Аля. Вместе с тем, вряд ли подружка зайдет в купе просто так. Тем более принесла столь личные предметы, которые не двухзначно намекающие на интимные отношения. Будем считать, что это начало игры Али. Моя задача – продолжить эту игру.

    - Спасибо, - подался я вперед, оставаясь прикрытый ниже пояса простыней. – Это весьма любезно с Вашей стороны.
    - Да что Вы. Просто Аля попросила, - пояснила она, передавая упаковку.

    Взгляд девушки был устремлен на моё тело. Видимо, она пыталась сопоставить услышанное с увиденным. Такой интерес, по словам моей соседки по купе, должна была проявить...

    - Вас, наверное, Леной зовут? – спросил я.
    - Да, - немного удивлённо согласилась девушка.
    - Присаживайтесь, - указал я на постель Али.
    - Я пойду, - в голосе Лены послышались нотки просьбы, словно она хотела...
    - Не бойтесь. Я вас не укушу, - весело сказал я.

    Вспомнив комментарий Али об интересе Лены к сексу, добавил шутливым тоном.

    – Разве что изнасилую.

    Девушка благосклонно отнеслась к моей шутке. Он не собиралась ни кричать, ни звать на помощь, ни обижаться. Улыбаясь, она села на предложенное место.

    - А я и не боюсь.
    - Раз вы не боитесь, тогда пересаживайтесь ко мне. А то будет трудно сдержать своё обещание, - продолжил я в том же шутливом тоне.

    Поколебавшись несколько секунд, Лена решилась последовать моему предложению. Я подвинулся к стенке, выделив ей место как раз на расстоянии вытянутой руки. Девушка шла на контакт достаточно легко. Аля действительно постаралась «подготовить» свою подружку для встречи со мной.

    - Там, наверное, наговорили про меня...

    Пожалуй, с Леной в таком состоянии можно было вести более или менее открытую игру. Если бы она колебалась, то уже ушла бы от не столь скромных просьб.

    - Аля красочно описала вас... и ваши отношения, - с запинкой произнесла девушка.
    - И вам понравилось?

    Откровенность разговора все-таки зацепило стыдливость Лены. Она опустила взгляд. её щеки окрасил румянец.

    - Вас это смущает?
    - А Вас? – спросила в ответ девушка.
    - Нет, - признался я. – Не вижу ничего противоестественного в этом. Почему бы не поговорить о сексе с красивой девушкой?
    - Ну-у-у... это довольно интимные отношения.
    - Мы же не ведём публичные дебаты. В этом купе больше никого нет. А я вам говорю, что мне приятно, когда возле меня сидит девушка. Это возбуждает меня, вызывает желание прикоснуться, погладить, ощутить её. Я искренен в своих чувствах.
    - Это неожиданно, - пыталась оправдаться Лена.
    - Почему же неожиданно? Вы пришли сюда, зная о происшедшем. Следовало ожидать подобного развития событий. Если бы я услышал подобный рассказ от своего друга, то обязательно возбудился бы. Наверняка и вы сейчас в подобном состоянии.
    - А вы довольно откровенны, - улыбнулась Лена.

    Она ушла от ответа, чем подтвёрдила мою догадку. Надо было действовать смелее.

    - А зачем скрывать своё желание? - я подался вперед. – Мы взрослые люди и знаем, что секс не только слово. Это возможность получить удовольствие. Не сопротивляйтесь своему чувству, позвольте себя ласкать...

    Тыльной стороной пальцев я коснулся щеки Лены. Она сидела не двигаясь, глядя на меня широко раскрытыми глазами. Мои пальцы скользнули вниз по скуле, перешли на шею, ключицу. Не останавливаясь, рука отодвинула полу халатика и накрыла обнажившуюся грудь девушки.

    - ... позволь увлечь себя в сладостную страсть, - продолжал я говорить, поглаживая холмик женской плоти. – Признайся себе, что ты хочешь этого. Скажи «да» своим желаниям...

    Слушая меня, Лена закрыла глаза. Она отдавалась во власть ласки и сладострастия. Свободной рукой я обнял её за плечи и прижал к себе. Губы коснулись кожи шеи. Девушка наклонила голову, не сопротивляясь моему наступлению.

    - Скажи «да», - повторил я.

    Лена уже покорялась моим объятиям, лёгкому нажиму на грудь, прикосновению языка. Близость податливого тела девушки будоражила меня, заставляла набираться силы мужское достоинство. Я ощущал ладонями её тепло, бархатистость кожи. Мне нужно было заставить её сказать это слово, чтобы она сама поняла, что хочет отдаться.

    - Скажи «да», - полушёпотом произнес я в очередной раз.
    - Да, - ответила Лена.

    Девушка приняла мою ласку. Она согласилась со своим желанием.

    Лёгкими прикосновениями губ, я перешёл с шеи на щеку, отыскал её рот. Лена подставилась под поцелуй, раскрыла губы. Язычки встретились, дразня друг друга.

    Развивая свой успех, я оставил грудь девушки и стал развязывать поясок халата. Несложный узел быстро поддался. Рука скользнула между полами на живот Лены, двинулась ниже, под штаны и трусики. Пальцы прошли по волосикам лобка, коснулись бугорка и решительно вошли в её лоно, полное любовной смазки.

    Бесцеремонное вторжение подстегнуло девушку. Она положила ладонь свободной руки мне на затылок и самозабвенно стала впиваться в мои губы. Я отвечал ей и продолжал возбуждать изнутри. Лена открылась: выгнула грудь, раздвинула ноги.

    - Раздевайся, - шепнул я ей на ухо. – А я закрою дверь.

    Не дожидаясь её ответа, переместился за её спиной и встал. Щелкнул замок. Я повернулся к Лене. Скинув халатик, она уже снимала спортивные штаны вместе с трусиками. Ноги, одна за одной, освободились от одежды. Девушка предстала передо мной полностью обнажённой. Я отметил, что грудь Лены больше чем у Али, но это нисколько не приуменьшало привлекательности девушки. Инстинктивно я помассировал свой орган, разминая перед предстоящим сражением.

    - Со слов Али мне казалось, что он больше, - с улыбкой прокомментировала Лена, наблюдая за моими упражнениями.
    - Может быть, она немного приукрасила, - заметил я. – Она испытала немало приятных мгновений вместе с ним.
    - Я теперь сама могу оценить его по достоинству.

    Лена протянула руку к моему любовному копью, которое я уступил девушке. Она обхватила его своей ладонью, сделала несколько возбуждающих движений.

    - Он полностью в твоём распоряжении.

    Шаг вперёд и я встал перед Леной. Она поставила ступни на соседнюю полку по бокам от меня и наклонилась вперед. Голова приблизилась к моим чреслам. Я почувствовал, как проникаю в обволакивающее, тёплое и влажное. Без всякого стеснения и предубеждения девушка взяла в рот мой орган.

    Действовала она энергично. Чувствовалось, что она имеет определённый опыт. Возбуждение накатывало на меня, вместе с движением губ Лены, прижиманиями и посасываниями, воздействиями языка и зубок на венчик головки.

    Давно я не чувствовал подобного. Хотелось принять участие в этой игре, что выражалось в желании совершить проникающие движения. Бёдра начали двигаться навстречу девушке. Это означало, что надо начать более приемлемое применение для моего озорника, раз он не может спокойно принимать ласку.

    Осторожно я отстранился от Лены, поймал её вопросительный взгляд, нагнулся и поцеловал в губы. Одна рука скользнула ей за спину, поддерживая девушку, вторая вниз - между ног к раскрытому лону. Не отрываясь от девушки, наклонил и уложил её на спину. Сам оказался сверху. Направляемый собственной рукой отыскал для своего инструмента вход и медленно проник в ждущее нутро.

    Глядя прямо в глаза, Лена обхватила мои ягодицы и заставила погрузиться до основания. Я наслаждался прикосновением к телу, распростёртому подо мной, готовому к овладению, ждущему близости. Осознанное желание отдаться, принять меня в себя шло от девушки. Я не противился. Начал свои движения с медленных и размеренных, ускоряя темп и глубину проникновения. Я подчинялся нажиму её рук, направляющих движения.

    Мы не только соединились физически. Наши взгляды вели свою игру, показывая, что эта близость не просто результат минутного чувства, а вполне осмысленный поступок двух взрослых людей предающихся страсти. Мы противостояли друг другу, пытаясь поймать тот момент, когда желание захлестнёт партнера.

    Первой не выдержала Лена. Закрыв глаза, она тихо застонала, содрогаясь под моими толчками. Это была моей маленькой победой – заставить её отдаться наслаждению. После столь бурных излияний с Алей мне было несложно контролировать и сдерживать себя. Я таранил Лену, её лоно, ощущал всплески её возбуждения. Это была сладкая работа. Желанная и для меня и для неё.

    С каждым толчком отдавался я этому занятию, стремился подвести нас обоих к блаженству. Шаг за шагом, погружение за погружением. И поэтому было приятно наблюдать, как изогнулась Лена в разрядке сладострастия, как бросило её обратно. Девушка замотала головой, постанывая от переполняющего чувства. Я видел, что ей было хорошо, что она достигла оргазма, но продолжал свои движения, не останавливаясь ни на секунду, преодолевая сопротивление сжавшейся плоти. У меня ещё были силы. Я ещё мог себя контролировать.

    Отошедшая от разрядки девушка, посмотрела мне в лицо, закусила нижнюю губку и вновь прикрыла глаза, погружаясь в мир ощущений. Она и не думала прекращать близость. Это замечательная способность женщины – быстро отходить от оргазма и быть готовой вновь заниматься сексом. Для нас, мужчин, нужен отдых, так как основное орудие производства опадает от перевозбуждения и требуется время на восстановление его работоспособности. Я старался использовать его чувственную усталость для удовлетворения Лены. Мой инструмент был твёрд и «несгибаем», но потребность излиться только формировалась в его основании. Это не уменьшало моего желания быть вместе с ней.

    Подчиняясь своим первобытным инстинктам, я постепенно продвигался к кульминации, накапливал от Лены свой заряд для последующей разрядки. Процесс был взаимным. Я чувствовал, как девушка вбирала мой орган, впитывала мою напористость, заряжалась возбуждением, её новый оргазм подстегнул меня. Наблюдая, как она сжалась в своей кульминации, я ощутил движение своего семени, вырвался из лона девушки и оросил её лобок. Одновременно достигнув пика близости, мы замерли, переживая блаженство.

    Удовлетворённый и опустошённый я откинулся на стенку купе. Лена так и лежала, закрыв глаза и раскинув ноги. Она не скрывала своего состояния и не стыдилась своего обнажённого тела, распростертого после единения с мужчиной.

    - Кажется, мы позабыли об этом, - я указал в сторону упаковки, которую передала мне девушка и которая так и осталась лежать нераспечатанной на столике.
    - У нас и так неплохо получилось, - откликнулась Лена. – Теперь я понимаю состояние Али.

    Она вытянула ноги, положила мне на колени. Ладонью размазала по своему животу немногочисленные капли жидкости.

    - Это так бросается в глаза? – поинтересовался я, поглаживая девушку по ноге.
    - Возбуждена и сияет от счастья.
    - Ей досталось немного больше, - признался я.
    - Я тоже не прочь получить немного больше, - вполне откровенно ответила Лена.
    - На этот счёт у Али есть определённый план, - выдал я свою соседку по купе.
    - Ты совсем свёл её с ума. Но мне нравится направление ваших мыслей, - улыбнулась девушка.
    - Вот как? – я вскинул брови в удивлении. – Ты не против такого развития событий?
    - Вы создали здесь некую атмосферу разврата, - пояснила Лена. – А я уже подумывала об участии в подобном деле. Кажется, у нас получится неплохая компания.
    - Боюсь, вы все переоцениваете мои возможности, - притворно вздохнул я. – Как видишь, мои последние излияния были не столь уж и обильны.
    - У тебя есть ещё руки и язычок, - лукаво прищурившись, заметила девушка.
    - Честно говоря, я не рассчитывал на подобное развитие событий. Думал, что это будет простая скучная поездка...
    - Однако подвернулся случай... - смеясь, продолжила фразу Лена.
    - И не о чём не жалею.

    Опустив ноги на пол, девушка села возле меня, прижалась своей грудью и подставила губы.

    - Я тоже, - томно прошептала она.

    Ничего не оставалось делать, как заключить её в объятия и целовать. Мы занимались этим делом довольно продолжительное время. Лена расслабилась в моих руках, положила голову мне на плечо. Я поглаживал её обнажённое плечо. Нежность наполняла мои движения.

    - Завидую Але, - призналась девушка. – Считала, что мы со Светкой устроились лучше. Оказалось - наоборот. Видимо не судьба. Чем-то господу не угодила.
    - Ты веришь в бога?
    - Секс лучше, - не ответила она на мой вопрос. – От него получаешь и моральное, и физическое удовольствие.
    - И творишь его ты сама, - пошутил я. - Так сказать собственными руками.
    - А что? – взглянула она мне в глаза. – Мало найдется людей, которые не удовлетворяли сами себя. Это если говорить в прямом смысле. А в переносном... Если я хочу секса - я знаю, что мне делать: где открыться, где подставиться, где глазками стрельнуть. А дальше уже тебя раздевают, на спинку укладывают и ножки раздвигают...
    - И получаешь удовольствие, - закончил я её мысль.
    - Если бы не получала, то и ножки не раздвигала бы. Вот сижу с тобой... голая, удовлетворённая... И думаю о том, что это хорошо... и что надо будет продолжить...
    - Не сейчас, красавица, - лениво возразил я.
    - Понимаю, - она погладила моё хозяйство ладонью. – Время ещё есть. Алька хочет свести всех нас вместе. Только зачем ей это надо? Я бы залезла под тебя и не вылезала до окончания поездки.
    - Ты эгоистка в этом вопросе.
    - Эгоистка, - легко согласилась она.

    Взяв мою руку, девушка переместила её к себе на грудь. Я начал осторожно сжимать холмик мягкой плоти. Лена поддерживала ладонь, одобряя, таким образом, мою ласку.

    - Мы все эгоисты, - продолжила она. – Начинаем делиться с другими, когда пресытимся сами. Находим новый источник удовольствий для себя.
    - Целая философская концепция, - улыбнулся я. - Но ведь ты же не против начинания Али?
    - Разнообразие украшает нашу жизнь. Я - «за» и руками, и ногами, и своим лоном.
    - Мне не понять вашей женской логики. То ты «против», то ты «за»...
    - А тут нечего понимать. Я хочу. И этим всё сказано.
    - Многовекторная логика чувств. Из множества факторов формируется выбор, который определяет последовательность решений...
    - Кажется и тебя потянула на философию, - пошутила Лена, высвобождаясь из моих объятий. – Надо тебе подбросить ещё один фактор в твоем многовекторном состоянии.
    - Какой именно? – поинтересовался я.
    - В виде скромной девочки, которая составит третью ипостась нашего содружества.
    - Не слишком вы торопитесь? Две предыдущие отобрали довольно много сил...

    Надев свой махровый халат, Лена повернулась ко мне.

    - Мы дадим тебе пару часиков, чтобы твоё мужское достоинство восстановило свои силы.

    Она лукаво подмигнула, забрала остальные свои вещи и вышла из купе. Я остался наедине со своими мыслями и опасениями. Вполне возможно, что к концу поездки меня будут выносить из купе. Девочки решили заняться мной основательно. Это настораживало и в то же время приятно отдавало в голове нескромными сценами будущих забав.

    Отпущенное время для восстановления, я попытался использовать эффективно. Хотя не скажу, что же в такой ситуации будет эффективным. Я посчитал, что начинать нужно с порядка и чистоты. – заправил собственную постель, сходил умыться, покурил... Где находится купе, в котором девчата проводят своё совещание, я не определил, но особенно и не старался по этому поводу. всё равно они придут ко мне. Если не захотят провести свои забавы сами... В этом случае мне просто будет больше время на отдых. Забавы с девушками сладкие, но изнуряющие. Не мешает сделать паузу... Подкрепившись, вновь обратился к стандартному коротанию времени – чтению.

    За окном поезда бежал одинаковый пейзаж – лесополоса окружающая железнодорожное полотно. Разнообразие в сплошной стене деревьев – просеки, перекрёстки с одинокими машинами и небольшие речушки, разрезающие ровную поверхность равнины. Долго в окошко не полюбуешься, а просто сидеть - не могу...

    Постепенно втянулся в перипетии повествования. К этому моменту герой обзавелся целью и оружием и ринулся спасать человечество от новой опасности извне. Под звуки выстрелов, истошные крики и окруженный запахом палёной плоти, он продвигался к центру управления, то и дело попадая в ловушки, из которых успевал вовремя уйти.

    Время текло тихо и спокойно. Перестук колес на стыках рельс отсчитывал расстояние, разделявшее меня от дома и друзей.

    Дверь купе дёрнули, приоткрыли на пару сантиметров. Ко мне донеслись звуки из коридора.

    - Я не могу, - заявил девичий голос.
    - Не бойся. Всё будет хорошо, - заверил другой голос, который принадлежал Але.
    - Просто заходи, а дальше все случится само собой, - наставлял голос Лены.

    Я отложил книгу в сторону. Отведённое время закончилось и девушки, по всей вероятности, помогали подруге... (Как же её зовут?... Вспомнил... Света... ) сделать свой шаг навстречу эротическим приключениям. На мне наличествовали из одежды только спортивные штаны. Этого хватит для первого знакомства.

    - Не упускай свой шанс, - предостерегала Лена.
    - Мы же обо всем договорились, - настаивала Аля. – Не задерживай движение...

    Дверь отворилась. В образовавшийся проход, чуть не упав, ступила Светлана... Скорей всего, её втолкнули в купе свои же подруги. «Из лучших побуждений». Девушка хотела выйти, но дверь купе закрылась и не уступала её усилиям. Подергав ручку, Светлана оставила свою затею и обернулась ко мне. На её лице отразились растерянность и неуверенность. Я забавлялся сложившимся положением и наблюдал за поведением девушки, попавшей в столь щекотливую ситуацию.

    В отличие от своих подруг Света была одета в розовый свитер, юбку в рубчик, доходящую до колен и, естественно, тапочки. Что скрывается под верхней одеждой, мне предстояло выяснить в ближайшем будущем. Каштановые волосы гармонировали с цветом лица, подчеркивая розовые щёчки и широко раскрытые глаза. В целом фигура Светы была худощава. Немного больше объёма в женских местах и девушка выглядела бы вполне изящно. Сейчас же она была похоже на пойманного зверька, не знающего, что будет впереди. Обычно такие люди или покоряются обстоятельствам или же становятся агрессивными. Проверим, на что способна она...

    - Здравствуй, Света.

    Решив действовать напористо, я встал и подошел к девушке вплотную. Она попыталась отступить, но лишь уперлась спиной в зеркало двери.

    - Здравствуйте, - еле выговорила она.
    - А ты аппетитно смотришься, - я изобразил приветливую улыбку на своем лице. – Будет приятно овладеть тобой.
    - Не трогайте меня, - отважилась Света на слабое сопротивление.
    - Ты ведь за этим сюда пришла.

    Вагон качнулся. Чтобы не потерять равновесие я оперся руками в косяки двери над плечами девушки. Это было похоже на пленение. Ей оставалось или активно сопротивляться и уйти из купе или же разрешить «отдаться на волю победителя».

    - Я не хотела, - объяснила Света своё поведение.
    - Разве? - на моем лице промелькнуло удивление. – Не хотела почувствовать близость мужчины? Ощутить, как обнажается твоя грудь? Как твёрдеют соски? А томление разливается по всему телу, требовательно стучит сердце, туманится голова...
    - Я... - хотела вставить слово девушка.

    Но я продолжал говорить, с каждым толчком вагона приближаясь своим телом ближе к Свете.

    - Почувствовать соприкосновение обнажённых тел, касание губ к твоей коже, возбуждение лона. Ты ведь слышала, как это было приятно. Хотела сама испытать сладость близости...

    Попытки сопротивления не повторялись. Девушка слушала мои слова, находясь в том состоянии, когда не хватает небольшого шага от нерешительности к страсти. Я пытался помочь ей его сделать.

    - Трепет нежности. Блаженство разврата. Вседозволенность ласки. Ты почувствуешь, как я проникаю в тебя, как сжимается твоя плоть вокруг проникшего копья страсти, как волна экстаза омывает тело...

    Мы уже соприкасались грудью. Я ощущал, как взволновано дышит девушка.

    Ты думала об этом. Ты желала этого. Ты хочешь отдаться, чтобы получить наслаждение... Все твоё тело в огне. Оно хочет ласки. Соки смазали вход. Твои трусики мокрые...

    Под потоком моих утвёрдительных фраз Света закрыла глаза, позволяя увлечь себя в безумие Эрота.

    - Да, - еле слышно прошептала она.

    Девушка оставляла свои позиции, подчиняясь естественному влечению полов. Я склонился к её шее и коснулся губами её кожи.

    - Они мешают тебе. Ты хочешь их снять. Освободиться от сдерживающей тебя материи...
    - Да, - в трансе ответила Света.
    - Я тебе помогу. Я открою тебя наслаждению.
    - Да, - в третий раз произнесла она.
    - Ты хочешь? - требовательно спросил я. – Хочешь, чтобы я снял с тебя трусики?
    - Да, - уже громко заявила Света. Она открыла глаза и посмотрела прямо на меня. - Сними их.

    Медленно я опустился перед девушкой на колени. Она продолжала смотреть на меня. Ладони легли ей на ноги и стали медленно скользить вверх под юбку с внешней стороны бедер. Света стояла не шевелясь. Пальцы коснулись прилегающих полосок ткани на её талии. Так же медленно я стал опускать трусики вниз. Бедра, колени, голень... Девушка приподняла свои ноги, позволяя снять интимную часть своего туалета.

    Ноги девушки были от меня в такой близости. Мне захотелось их погладить, прикоснуться губами, почувствовать их трепет. Отложив трусики, я накрыл ладонями её коленки. Замедленное движение вверх, подымало юбку. Я припал к коже бедра, к тёплой девичьей ноге, ощутил запах женщины, моё лицо устремилось к источнику. Туда, где сходились её ноги, и куда влёк меня первобытный мужской инстинкт.

    С трудом преодолел я свой первый порыв. Нельзя было останавливаться. Для Светы нужен был натиск. Грубая, мужская, всё покоряющая беспардонность.

    Я встал, прижал девушку к двери лицом к лицу, глядя в её широко раскрытые глаза. Рука опустилась вниз, подняла подол юбки, скользнула по обнажённому бедру и властно накрыла лоно. Палец вошел в середину, преодолевая слабое сопротивление. Оказывается с мазки там ещё мало. Но это оплошность мы быстро исправим. У меня была возможность дразнить её, а девушка не проявляла никакого сопротивления.

    Мы продолжали смотреть друг на друга, не произнося ни слова. Дуэль взглядов... а рука неотвратимо хозяйничала в её чувственном месте, заряжая Свету возбуждением. Вот уже и губки полностью стали скользкими...

    Девушка не выдержала. В глазах появилась истома. Голова отклонилась назад, оперлась затылком на дверь. Губы приоткрылись, повинуясь нарастающим чувствам.

    Не так уж и долго девочка сопротивлялась. Чужие рассказы и собственное воображение сделали своё дело. Мне осталось приложить немного умения и старания. В результате Света оказалось во власти возбуждения. Она не сопротивлялась и сразу подчинилась своему женскому желанию. Я прижал её своим телом к двери купе и впился губами в девичий рот.

    Она ответила. Раскрыла сои губки, встретила язычком. Девочка уже хотела близости, откликалась на ласки, шла им навстречу. Возбуждение заряжало нас двоих одновременно. Стали тесны оковы одежды. Почувствовать обнажённое женское тело, прижать его к себе так чтобы расплылись упругие грудки, проникнуть внутрь женского естества...

    Она ведь за этим сюда и пришла. Чтобы я смог войти в неё, овладеть её телом, разбудить чувственность и подарить сладострастие. Почему же надо сдерживаться?

    - Дай-ка мне твою попочку, - прошептала я ей, одновременно разворачивая лицом к двери.

    Света подчинилась моим рукам, опёрлась о косяки руками, прогнулась, выставила свои ягодицы. Она наблюдала за мной томными глазами, ожидая вожделенного продолжения. Я не заставил девушку ждать. Подняв юбку, полюбовался на округлые творения природы, столь же привлекательные у женщины, как и грудь, погладил руками, проник пальцем в томящуюся щёлку, полную сока.

    Мое мужское достоинство налилось и требовало активных действий. Почувствовав готовность Светы принять меня, направил головку в её глубины и медленно вошел на всю длину. Бёдра прижались к ягодицам, ощущая их мягкость и тепло.

    Девушка стояла, расставив ноги, все ещё посматривая на меня. Это придало дополнительного возбуждения. Я самозабвенно стал овладевать Светой. Мы оба вошли в ритм. Я свободно проникал внутрь, чувствуя, как сокращаются её внутренние мышцы, тесно обжимая моё копьё. Повинуясь своему желанию, ускорил темп, проникал сильнее и глубже. Света принимала на себя эти удары, поглощая всю мою энергию, наполнялась ею. Она подавалась от каждого толчка.

    Мое напряжение росло и было близко к извержению, когда девушка прогнулась ещё сильнее и, тихо подвывая, забилась в моих руках. Она переживала удовлетворение. Вид оргазма и осознание, что я одержал очередную победу, что смог довести до момента сладострастия ещё одну девочку, оказался последней каплей. Чувствуя, как моё собственное семя начало прокладывать путь по стволу, я едва успел выйти из Светланы. Капли оросили ягодицы...

    Толчок поезда оказался весьма некстати. Или же совсем наоборот... Нас бросило вперед по движению поезда. Я со шлепком упал собственным задом на полку. Так как мои руки все ещё держали девушку за талию, то это позволило не дать ей упасть. Я посадил её перед собой, обхватил руками тело и прижал к себе. Мы замерли в переживании только что полученного удовлетворения. Несколько минут ничего не делали и наслаждались своим умиротворением.

    - Хорошо? – не выдержал первым я.
    - Да, - призналась Света, поглаживая своими ладонями мои руки, обнимавшие её.
    - Не жалеешь, что пришла ко мне?

    Девушка отрицательно покачала головой.

    - Нет, - произнесла она через несколько секунд. – Это было как фейерверк: стремительно, зрелищно и красиво.
    - Интересное сравнение, - признался я. – А ты умеешь подбирать сравнения.

    Комплимент Свете понравился. Она повернула голову и взглянула на меня. Лёгкая улыбка озаряла её лицо.

    - А ты умеешь обходиться с девушками, - ответила она.
    - Вот не думал, не гадал, что все так получится, - выдал я сам себя.
    - А что здесь плохого?
    - Даже не знаю. У меня все события сейчас происходят как фейерверк – стремительно и зрелищно.
    - Может быть ты человек – фейерверк?

    Мы обменялись улыбками столь своеобразному определению.

    - Я самый простой и обыденный мужчина. К тому же проголодавшийся, так как потратил на всех вас немало усилий.
    - То, что мужчина – согласна. Но не обыденный.
    - А в то, что голодный – веришь? – поинтересовался я ради шутки.
    - Верю. Пойду, скажу это девчонкам. Мы мигом придумаем.

    Я не успел её удержать. Она встала, поправила юбку и вышла из купе. Можно было откинуться на подушку и немного отдохнуть. Честно говоря – ритм заданный ещё вчера, изрядно меня измотал. Надо было бы подумать и о собственном здоровье, если не хочу приехать как выжатый лимон. Вместе с тем воспоминания о Свете и её попочке, доставили мне утешение. «Нет худа без добра», как говорят в народе. Надо бы добавить – «и добра без худа». За всё надо платить. И своими физическими силами тоже.

    Расслабиться я так и не успел. В купе вошла Аля. Уже знакомый розовый халат с белыми цаплями показался родным и знакомым, как и сама улыбающаяся девушка. Она обвила шею руками и прижалась ко мне своим молодым телом.

    - Молодец, - прошептала она мне в губы.

    Обнимать стройное тело было приятно. Даже после тройной нагрузки и разнообразия девичьих фигур Аля казалась очаровательной... и желанной.

    - Стараемся, как можем, - отшутился я. – Твоя то душенька довольна?
    - Довольна, - улыбка коснулась её губ. – Теперь нашего героя надо покормить. Садись в уголок. А мы будем готовить угощенье.
    - Сразу в уголок, - сделал я обиженный вид.
    - Тебя надо беречь, - полусерьёзно пояснила девушка. - Нас трое, а ты у нас один. Так что садись и набирайся сил.
    - Ты что - собираешься продолжать? – вырвалось у меня.
    - Обязательно, - она потёрлась об меня. – Ты только всех нас распалил.
    - Меня не хватит, - попытался остановить я столь кипучую деятельность.
    - Хватит, хватит, - заверила Аля. – Мы об этом позаботимся.

    Она отпустила меня, ладошкой подтолкнула на постель. Ничего не оставалось делать, как забраться, в указанное место и оттуда наблюдать за всеми событиями.

    Пришли остальные. Купе наполнилось гомоном. Я имел возможность видеть отношения между девушками. Света оставалась на вторых ролях. В ней чувствовалась женская уступчивость, которая импонирует мужчинам как ведущим в игре. Своеобразный шарм неторопливой, очаровывающей и притягивающей податливости исходил от неё. Однако Света, терялась в активной деятельности Лены и Али. Они суетились вокруг меня, перебрасываясь словами и выражениями, подшучивая друг над другом.

    Никакого стеснения не было. Я был принят в кампанию как полноправный член – в прямом и переносном смысле этого слова. Во время суеты пола халата могла открыть взору и грудь, и ногу, и интимное место. Но никто не спешил прикрыться. Все понимали, что я успел рассмотреть и попробовать всех. Так зачем же стесняться? Если к тому же впереди прорисовывались и более откровенные сценки. Эти три девицы могли атаковать меня все сразу. Предо мной вставал «ненавязчивый» вопрос - справлюсь ли я со всеми?

    - Всё. Садимся, - провозгласила Лена.

    На этот раз в уголок я направил Алю. Она устроилась там, плотно прижавшись ко мне своим бедром. Лена и Света, как «гости» в нашем купе, расселись на противоположной стороне. Как единственному мужчине, мне выпала честь оказаться виночерпием, то есть разлить по импровизированным бокалам красное вино, которое девчата выставили на стол. Мне показалось это вполне разумным. Употреблять более сильные напитки сейчас не стоило. В преддверии вечера и нового усердия проводников не хотелось испытывать свой организм алкоголем в помещении с повышенной температурой.

    - За знакомство, - предложил я тост, стараясь придерживаться краткости и ёмкости, в подражании одному известному киногерою.
    - Ко всеобщему удовлетворению, - подхватила Лена.
    - Так приятно почувствовать себя удовлетворённой, - заметила Аля.
    - Тебе пока досталась больше всех.
    - Надо же было распробовать.
    - Девочки, - вмешался я. – Давайте выпьем, чтобы ВСЕМ было хорошо.
    - За это надо выпить побольше... - предложила Лена.
    - ... и покрепче.

    Обе девушки видимо давно знали друг друга. Они дружили и научились понимать мысли с полуслова, поэтому говорили в унисон. Вот только их стремление к деятельности и лидерству иногда сталкивалось между собой, внося элемент напряжённости. Я наслаждался их обществом и возмещал потерю своих сил.

    - Стоп, - скомандовал я, когда девушки опять начали спорить.

    Три пары глаз устремились на меня.

    – Предлагаю запить все стаканчиком вина и перейти к более приятным материям.
    - Или без оных, - хихикнула Лена.
    - Можно и без оных, - согласился я, улыбаясь её настойчивости.
    - Это уже разврат, - высказала своё мнение Света.
    - Ну и что? Мы для этого сюда и собрались.
    - Как-то непривычно, - сомневалась девушка.
    - Сама же недавно говорила, что хочешь попробовать.
    - То было для острастки, - пыталась оправдаться Света.
    - Для острастки, или же для красного словца, - наседала Лена. – Но ведь пришла же сюда?
    - Вы меня затолкали.
    - Можно подумать тебе не понравилось, - вставила своё слово Аля.

    Лицо Светы залило краской. Открыто разговаривать при мужчине на такие темы она не привыкла.

    - Не бойся Светик, - подбодрила её Лена. – Мы тебя в обиду не дадим. А от удовольствия отказываться нельзя. Наша с тобой женская натура требует, чтобы посещали нас между ножек почаще. А для этого надобно приложить усилие и соблазнить будущего гостя. Чтобы он был твёрд и могуч.
    - Ага. Как русский язык, - хихикнула Аля.
    - Язык, между прочим, доведет до оргазма не хуже. Сама же рассказывала, как получила удовольствие первый раз.
    - У меня до сих пор ноет при воспоминании об этом, - призналась Аля.
    - Поэтому надо ловить момент, пока есть возможность. Я и сама не прочь ещё раз заняться сексом со столь умелым мужчиной. За Альку не говорю. Она вчера весь вечер и ночь провела в постели и сейчас уже трётся рядышком.
    - А я и не скрываю. Хочу, - честно ответила девушка.
    - И я хочу. И Светке хочется. По глазам видно, хоть и краснеет. Только вот мужчина у нас один.
    - Ах вы мои озабоченные, - я обнял Алю за плечи.
    - А мы не озабочены, - тут же возразила она.
    - Мы ведь тоже люди-человеки, - добавила Лена. – Нам тоже хочется хорошего секса. И достичь оргазма.
    - Как с тобой, например, - призналась Аля.

    Доверчивое, счастливое выражение лица девушки... зовущий взгляд... Я не мог удержаться, обнял Алю за плечи, припал к губам. Она ответила со всей своей молодой энергией.

    - Видишь, как Алька поплыла, - донесся голос Лены. – Не часто нам такое перепадает...
    - Угу, - согласилась Света.

    Наигравшись языками, мы, наконец, оторвались друг от друга. Я взглянул на остальных девчат. Как они восприняли эту бесцеремонную выходку. Поцелуй не поверг их в застенчивость, а был воспринят как нечто само собой разумеющееся в подобной ситуации.

    - Понимаешь, - Лена взглянула мне прямо в глаза. – Многие пытаются примостить тебя в укромном уголке, полапать и засунуть побыстрее...

    Аля прижалась спинкой ко мне, пристроила руку к себе на грудь. Она не стеснялась. Вела себя так, словно я не случайный попутчик, которого увидела в первый раз вчера... Почти сутки назад.

    - При этом у него на уме только одно – достичь удовольствия, разрядиться... - продолжала тем временем Лена. – А потом отвалить в сторону. И с таким глупым выражением на лице спрашивает «Тебе было хорошо?».
    - Было, - заметила Света, продолжая импровизированный разговор Лены. – Но до конца не дошло.
    - У-гу, - Аля в знак согласия кивнула головой.

    Она наслаждалась моими лёгкими пожатиями груди. В знак одобрения, накрыла своей ладошкой мою руку.

    - Я как раз в таком состоянии, чтобы тоже достичь оргазма, а он - в сторону... - жаловалась Лена. – Готова хоть на палец насаживаться...
    - «Тебе хорошо?» - дурачась, переспросила Света.
    - Счас, - отреагировала Лена. - Лифчик только поглажу.
    - Как? - изобразила Света удивление. – Ты сегодня не в настроении? Или стала фригидной?
    - С такими умниками станешь... - зло ответила Лена.
    - Найдешь себе нормального мужика, - подбодрила подругу Аля.
    - Мне-то что? Отыщу, – согласилась Лена. – Вот такого, - она кивнула в мою сторону.
    - Спасибо, - я вернул ей улыбку за комплимент моим способностям.
    - Тебя отбивать у неё не буду, - пообещала Лена, бросая красноречивый взгляд на нашу обнимающуюся парочку.
    - Не получится,- заявила Аля. – Разве что «во временно пользование»...
    Девушки задорно рассмеялись. Обстановка мгновенно разрядилась.
    - За вас, неудержимых – я воспользовался мгновением и провозгласил тост.
    Все дружно поддержали меня.
    - Самое главное, чтобы мужчина попался хороший, - заявил Лена, отправляя кружочек колбаски себе в рот.
    - Как ты, - Аля прижала мою ладонь сильнее к себе, вдавливая мякоть своей груди.
    - Может, поменяемся? – предложила Лена подруге.
    - Ни за что, - очень чётко и раздельно ответила Аля.
    - Чем ты её приворожил?
    - Сама не знаешь?
    - В том то и дело что знаю. Попробовала.
    - Кто же от такого счастья отказывается.
    - А мне - так тройное выпало, - вставил и я своё словечко. – Вы хорошие, девчонки, - тут же пояснил свою мысль.
    - Даже когда развратные? – поинтересовалась Аля, пытаясь заглянуть в глаза.
    - Ваша развратность от вашей озабоченности, - выдал я своё видение данного вопроса.
    - Вот как! – воскликнула Лена.
    - Если не зацикливаться на сексе...
    - А если ты распалил нас так, что мы не можем остановиться? – накинулась на меня с вопросом Лена.
    - Значит надо развратничать, - улыбнулся я.
    - Будем развратничать! – обрадовалась Аля.

    Не мешкая ни секунды, она приподняла мою руку, спустила полу халатика с плеча, открывая грудь, и пристроила мою ладонь уже на обнажённую плоть. Пальцы ощутили гладкую кожу неприкрытой девичьей груди, её упругость и тепло.

    Своими действиями Аля словно открывала пробку, выпуская наружу дух игры, возбуждения и секса, её подруги, молча наблюдали за её действиями. Лена встала, демонстративно распахнула халатик и сбросила со своих плеч. Полностью обнажённая она села с другой стороны от меня. Она прижалась грудью к плечу, потянулась навстречу. Аля своей рукой легко нажала на мою голову, направляя к губам подруги.

    Лена не спешила. Она целовалась обстоятельно, вкладывая своё желание и возбуждение. Эта девушка знала, чего она хотела и знала как этого добиться. Я словно пил из источника вожделения, будоражащего тело и сознание.

    Когда мы оторвались друг от друга, Лена облизала кончиком языка свои губки, показывая свою готовность продолжить игру и получать удовольствие. В глазах угадывались озорные огоньки разврата.

    Повернувшись к Але, я увидел её томный взгляд и готовность окунуться в мир телесных наслаждений. Милая девочка. Она была столь возбудима и желанна, так близка... На этот раз она целовалось страстно, вдавливая в меня свои губы и открывая рот как галчонок.

    Рука Лены без церемоний забралась ко мне в штаны и овладела прятавшимся там хозяйством. Прикладывать усилия ей не пришлось, возбуждение уже охватило меня, гоня кровь к восставшей плоти. Однако оказаться в плену женской ручки оказалось для него катализатором, наполнившим ноющим напряжением и желанием пустить немедленно в дело.

    После поцелуя с Алей я уже тяжело дышал, полный возбуждения. Аля находилась в таком же состоянии. Она немедленно начала снимать с себя халатик, чтобы остаться в костюме Евы и предстать во всей своё природной красе.

    Единственным человеком, не задействованным в нашем откровении друг другом, оставалась Света. Она сидела напротив и наблюдала за нами. Уловив мой взгляд, Лена посмотрела на свою подругу.

    - Чего сидишь? – поняла она все с полувзгляда. – Запирай дверь, раздевайся и иди сюда.
    - Развратничать - так на полную катушку, - резюмировала Аля, вновь прижимаясь ко мне уже полностью обнажённая.

    Света встала и подошла к двери. В её движениях проглядывалась нерешительность. Она ещё не могла броситься в водоворот соблазна.

    - А ты чего сидишь, «скидавай сапоги, власть переменилась», - набросилась на меня Лена.

    Я взглянул на неё удивленным взглядом. Кажется действительно «власть изменилась». Если раньше мне приходилось всех покорять и завоевывать, то теперь девочки сами взялись за меня. В их цепких ручках я был связан и подавлен. А самое интересное, что я не пытался вырываться из этого обворожительного плена.

    - Слушаюсь, мэм, - отчеканил я.

    Прямо перед стоящей Светой я стянул свои единственные штаны, обнажив уже готовое к «борьбе» орудие. Вернувшись на место, принял в свои объятия девчонок, устроившихся у меня по бокам. Все втроем мы наблюдали за Светой. Она оказалась в перекрести наших взглядов. Как и почему она поступила так? Для меня женская душа так и остается в потёмках. С лёгкой улыбкой, означавшей, что она знает, какое производит впечатление, и понимает, какое это оказывает на меня воздействие, она снимала с себя одежду грациозными неторопливыми движениями. Это не было шоу. Это был стриптиз возбуждения. Женская соблазнительность в спокойных движениях и прекрасных округлостях тела. Столь же грациозно она подошла к нам и спокойно села на колено, придавив бедром мне напряжённое «достоинство». Положила руки на плечи и впилась поцелуем со всей своей страстью.

    Кажется, я оказался один на один с тремя нимфетками. Они же «съедят» меня за один раз!!! Боже спаси мою грешную душу... но после того как дашь насладиться этими тремя грациями. Грациями которые могли наслаждаться не только близостью мужчины но и получали удовольствие от ласк женского тела. Я заметил как Аля, ласкала рукой грудь Светы, а Лена целовала её сзади в шею.

    Высвободив руку, я проник Свете между ножек. Те с готовностью раздвинулись пропуская меня. Я коснулся заветного места.. Набухшие губки и обилие смазки, говорили, что девушка была возбуждена и готова давно. Видимо наши разговоры и игры не прошли для неё бесследно.

    Единственный мой шанс в этой сексуальной гонке, довести девушек до экстаза первым, пока ещё оставались силы и не наступила долгожданная мучительная разрядка. Надо было воздействовать быстро на самые их эрогенные зоны.

    Не колеблясь ни секунды, я приподнял Свету, немного развернул и посадил прямо на своё копьё любви. Оно вошло мягко и свободно во влажное, теплое нутро. Девушка тихо простонала и выгнулась, прижимаясь ко мне спиной. Рука её скользнула мне на шею. Грудь Светы оказалась выставленной вперед. Аля и Лена не замедлили этим воспользоваться и приникли к возбужденным сосочками.

    Обняв Свету, я прикоснулся своими пальцами к её особым точкам. Девушку словно пронзило током. Издав протяжное «А-а-ах», она стала энергично двигаться, пытаясь ввести в себя мой орган, так как ей было наиболее приятно.

    Мне же приходилось распределять внимание между всеми девушками. Аля и Лена, не преставая ласкать подругу, обращали ко мне свои прелестные губки и шустрые язычки. Это меня отвлекало от непосредственного действа и давало возможность растянуть удовольствие. Они помогали мне. Ласкали Свету и заряжали меня энергией.

    Объединенные усилия завершились успехом. Света напряглась, сжалась и замерла в экстазе оргазма. Я удерживал её тело, впитывая её блаженство. Довольные улыбки подружек, говорили о том, что и они довольны наслаждением, разлившимся в теле Светы.

    Порывистый поворот головы, жадно тянущиеся губы... Девушка впилась в меня, выплескивая своё состояние в поцелуе. До чего же приятно ощущать это. Оно наполняло меня той самой энергией и возбуждением, которые я мог передать остальным.

    - Спасибо, - прошептали уста Светы.

    Она улыбнулась и встала, освобождая место для другой.

    Мне предстояло выбрать из двух оставшихся. Развратной и возбужденной Леной и такой же ненасытной Алей. Мой выбор пал на Леночку, потому что подсознательно хотел получить разрядку и почувствовать сладость удовлетворения именно с Алей.

    - Иди сюда, красавица, - поманил я девушку.

    Лену уговаривать не пришлось. Она соскользнула с полки и заняла позицию, в которой только что находилась Света. Пожалуй, в подобных обстоятельствах, это была самая приемлемая поза. Света же заняла место возле меня. Произошла рокировка. Первый раунд я выдержал. Предстояло сыграть второй.

    Вновь погружение в таинственное, влекущее и долгожданное женское нутро. Вновь девичье тело прижато ко мне. Вновь желание и вожделение владеют нами. А мне надо выстоять, продержаться... Хорошо, что в основном работаю не я, а то бы уже был весь в поту и напряжении, когда теряешь контроль и впиваешься со всей мощью в желанное сладострастие.

    Наш квартет начал свою программу. Мои руки, руки Али и Светы, обволакивали тело Лены. Губы касались кожи, язычки дразнили. Необузданная энергия Лены выплеснулась в напоре, в стремительности. Она чуть ли не вдавливала меня в стену, когда пальчики воздействовали на её чувственные места.

    Второй экстаз потряс нашу компанию. Лену согнуло вперед. Я только успел удержать её за талию, чтобы не дать девушке упасть, её естество сжало мой инструмент внутри, требуя разрядки, орошения, не желая его отдавать и наслаждаясь его присутствием. Я еле сдерживал себя, понимая, что финал близок, но не сейчас.

    - Ты дьявол, - выпрямилась Лена.

    Девушка повернулась ко мне, и подарила мне поцелуй полный нежности и благодарности.

    - Иди, - уступила она своё место и меня Але.
    - Иди, - повторил я вслед за Леной, вытягивая Алю за руку к себе.

    Рокировка... и Аля уже сидит у меня на коленях. её манящая упругая попочка приятно давит на ногу, а губы - сладки и пьянящи. Не говоря ни слова, девушка рукой поймала меня и, развернувшись, направила в себя. Аля сразу откинулась. Забросила руки ко мне на шею, прижалась всем своим стройным телом. Она словно влилась в меня, и вобрала одновременно. Мы объединились в своем стремлении удовлетворить друг друга. Я ощущал каждую клеточку её тела, её желание и возбуждения. А она чувствовала меня. Когда апогей был близок, когда я почувствовал, как подходит семя для извержения, Аля вжалась в меня и прошептала:

    - В меня.
    - Нет, - хотел я воспротивиться этому.
    - В меня! – требовала девушка.

    Я хотел просто приподнять её, но не успел. Наслаждение рвануло вверх по стволу и влилось в Алю. Девушка изогнулась. Стон прокатился по купе. Мы взошли на вершину наслаждения вместе. На истинную вершину, когда и Он и ОНА вместе. Вместе во всем.

    Реальность возвращалась семимильными шагами. Так хотелось остаться в том мире сладких ощущений, который владел мной только что. Но информация извне сокрушала преграды и врывалась в сознание широким потоком.

    - Вот кто у нас настоящие гиганты, - улыбалась сбоку Лена.
    - В следующий раз я буду последней, - пошутила и Света.

    Её скованность ушла вместе с одеждой и испытанным экстазом. В этой атмосфере обнажённых тел, запаха пота и секса не было места для скромности.

    - Чудо, - сказал я Але.
    - А ты - Кудесник, - ответила она.
    - И не говори, - подхватила Лена. – Суметь удовлетворить сразу трёх... Это действительно ЧУДО!
    - Вы ещё припишите мне магические способности, - отшутился я.
    - Всё может быть, - загадочная полуулыбка Светы.
    - Надо подумать, балагурила Лена. – Вполне возможно, что ты ими обладаешь. Иначе объяснить такое явление невозможно.
    - Иди ты, - вступилась за меня Аля, легко толкая подругу кулачком.

    Лена рассмеялась.

    - Хватит беситься, - вмешался я, гася всякий конфликт в зародыше, – давайте лучше займёмся делом.
    - Каким? - с веселым бесстыдством поинтересовалась Лена.
    - Давайте приберёмся, – предложил я.
    - Светлая голова, - похвалила Аля.
    - Я сейчас, - подхватилась Света и стала прибирать.
    - Давайте все вместе, - скомандовал я. Инициативу следовало забирать в свои руки.
    - Слушаюсь, - шутовски ответила Аля.

    Без всякого стеснения они хлопотала по хозяйству, одновременно демонстрируя мне свои обнажённые тела.

    - Сразу виден мужчина с хозяйственной хваткой, - с юмором заметила она.
    - Ко всему надо подходить обстоятельно, - ответил я ей, укладывая в пакет колбасу.
    - Это мне нравится, - подхватила девушка.
    - Чтобы к тебе подходили основательно? – переспросила Света.
    - Скорее входили, - заметила Аля.
    - Согласна и на первое и на второе.
    - А что на третье? – не удержался я от вопроса.

    Я смотрел на Лену, на то, как колышется её грудь, как девушка движется, не обращая внимания на свою наготу. Она радовалась жизни и возможности быть обнажённой. Она была готова заняться сексом прямо сейчас. Точно так же как и Аля...

    Я вдруг осознал, что не пониманию желание женщины отдаться. Что движет ими? Какие чувства бушуют внутри? Раскрыться, для того чтобы тобой овладели? Подчиниться, чтобы получить удовольствие?...

    Как мужчина я знал те чувства, которые владели мной, при контакте с женщиной. Подмять, победить, ворваться в святая святых. Во мне бушует желание овладеть, заключить её в объятия, укрыть своим телом. Это всё для того, чтобы проникнуть внутрь и услышать стон наслаждения... А что чувствует ОНА? Какие чувства притягивают как магнит её к мужчине? Какие ощущения она получает, отдаваясь ему? Отдаться, чтобы получить удовольствие... Звучит очень привлекательно.

    Мысли неслись вскачь. Вокруг суетились девушки, очищая столик от остатков нашего обеда-ужина. Я понимал, что теперь мы постоянно будем соприкасаться обнажёнными телами, чувствовать их возбуждение... и не будет никаких преград между нами и нашими страстями...

    В какой-то миг я понял, что купе не приспособлено для массовых оргий. Конечно, приспособиться можно было ко всему. Мы уже попробовали это сделать. Но здесь все было рассчитано на разделение, межевание на две половинки. Две полки, две постели... и разделяющий их проход – граница, со столиком вместо разграничительного столба.

    - Девочки!
    - Что?
    - А не кажется вам, что здесь будет тесновато?
    - Почему?
    - Где тесно?
    - Тут вполне достаточно места...

    Они не поняли меня. Женскую логику очень трудно понять, потому что она руководствуется чувствами, и столь же непредсказуема и переменчива, как и чувства. По крайней мере, для нас – мужчин.

    - Все вместе здесь мы не поместимся, - я похлопал рядом с собой.
    - А как же мы только что делали? - первой отреагировала Аля.
    - В одной позе... - покачал я головой. – Тут уместятся только двое. А остальные? – задал я наводящий вопрос.
    - И здесь хватит на двоих, - поддержала подругу Лена, похлопав по постели ладошкой, копируя мой жест.
    - Будем разбиваться на пары? Или же установите очередь?

    Этот вопрос заставил обратить внимание на «план предстоящей компании». Как мы собираемся устраивать совместные игрища, если вынуждены будем разделиться? Или же девочки не против этого? Если я буду с одной, то две другие займутся любовью между собой? Может быть. Но у меня было ощущение, что такой вариант распределения будет не лучшим решением.

    - Ничего, - высказала своё мнение Лена. – Устроимся.
    Российское «АВОСЬ». Сколько раз ты нас выручало. Вот если бы убрать это разделение...
    - Заполнить бы проход чем-нибудь, - в унисон своим мыслям произнес я.
    - Я лягу здесь, - вскинула руки вверх в веселом задоре Аля, стоявшая посередине.
    - Только матрасик подстели, - подсказал ей Света.
    - Точно, - подхватила Лена. – Сделаем третье место внизу. Подстелем матрасы и устроим настоящую оргию.
    - Еще лучше подложить что-нибудь под эти матрасы, - продолжал размышлять я. – Чтобы сравнять с полками.
    - А что ты подставишь? – поинтересовалась Аля. – Сумок не хватит.
    - Не выдержат, - скептически оценила Лена.

    Что правда, то правда. Сумки явно не выдержат вес даже одного человека, не говоря о всех нас. Надо было что-то жесткое, квадратное. Как ящик...

    - Идея! – воскликнул я, вспомнив о своем багаже.

    - Давай свою идею, - потребовала Аля.

    Долго объяснять не пришлось. Те самые ящики, которые путешествовали со мной, могли сыграть роль подставок, которые нам были нужны. В проход они становились. Это было проверено при погрузке. Обладали они и хорошей прочностью. На ящики постелить матрасы с наших полок... на полках оставим простыни... и превратим купе в сплошную постель...

    - Зачем же стаскивать матрасы? – удивилась Лена. – Можно взять их у нас.
    - А как же вы? – удивился я.
    - Так мы же здесь будем, - рассмеялась девушка.
    - Переселяемся, - приняла за всех решение Аля. – Грубая мужская сила работает со своими железными ящиками, а женская упорядоченность приводит постель в порядок.
    - Уютное гнездышко, для интимных развлечений, - добавила Лена.
    - В этом я вам доверяю полностью, - пришлось согласиться мне.
    - И правильно делаешь, – вынесла свой вердикт Аля. - Вперед, Грубая мужская сила.

    Для реализации проекта пришлось прикрыть обнажённые тела. Моя роль в преобразовании купе свелась к вытаскиванию ящиков и переноске матрасов из купе девушек. Затем они меня просто выгнали.

    - Иди, покури, пока мы тут разберёмся, - «ненавязчиво» предложила Аля, выпроваживая меня из купе.

    Я отправился в тамбур и заодно выкинул мусор. Облокотившись плечом о стену, рассматривал движущийся пейзаж в окне и спокойно курил. Предстоящее действо не вызывало трепета внутри. Не знаю с чем это было связано. Наверное, перегорел. Сегодня было достаточно интимных отношений, чтобы волноваться от перспективы новых. Уже не мальчишка, чтобы возбуждаться только от одних фантазий... и не пытаюсь никого соблазнить. Если бы это было как в начале поездки, когда мы с Алей... Теперь же я склонен был относится ко всему происходящему философски. Бояться мне нечего, возьму столько, сколько смогу, а там... девчата, разбирайтесь сами...

    Затушив окурок, воспользовался момент и заглянул в туалет. Сделал сразу два дела, облегчился и умылся. Почувствовал себя лучше. В вагоне становилось душно. Проводники старались протопить, прежде чем отправиться на покой.

    Чтобы предоставить девчатам время на обустройство, я ещё потоптался в тамбуре, рассматривая в окне однообразный белый пейзаж, сопровождающий поезда в нашей необъятной стране. Когда уже пропал интерес к мелькающим столбам, и неравномерности лесополосы, я решил все-таки вернуться.

    В купе меня ожидал сюрприз. Я, конечно, рассчитывал, что тут будет нечто экстравагантное, но представшая перед моими очами картинка поражала...

    Все пространство купе составляла одна большая постель. От одной стенки до другой простиралось сплошная ровная поверхность, покрытая простынями. Нельзя было сразу определить стыки матрасов. И на этом большом ложе...

    «Три девицы под окном...», так, кажется, начинается сказка Пушкина. Они устроились все у окна, и сидели, опираясь на подушки. На лицах – лукавые улыбки. Явно рассчитывали удивить меня. Им это удалось. Под укутывавшими их простынями не угадывалась одежда. Девчата встречали меня обнажёнными и игривыми.

    - А вот и наш кавалер явился, - констатировала Лена.
    - Его тут ждут, а он гуляет, - притворно обижено надула губки Аля.
    - Сюрприз... - только и мог выговорить я, ошеломленный увиденным.

    Первой прыснула смехом Аля.

    - Дверь закрывай быстрей, - еле выговорила она.

    И то дело. Я об этом даже не подумал. Оставлять открытым наше купе не стоило. Это было для нас, а не для чужих глаз. Едва протиснувшись в узкий проход между «постелью» и дверью, я поспешно захлопнул створку. Заодно закрыл замок и поднял стопор. Если соблюдать меры предосторожности, то сразу.

    - Ну-с, барышни, - обернулся я к девушкам. – С чего начнём?
    - С тебя! – указала пальчиком на меня Аля.
    - Я готов к труду и обороне! – нарочито-пафосно ответил я, выпячивая вперед грудь.
    - Разве это «готов»? – поинтересовалась Лена.
    - Критика в мой адрес явно не обоснована, - решил и дальше подыгрывать я.
    - Вполне объективна, - даже с ноткой угрозы возразила Аля.
    - Наверное, мы используем разные понятия. Давайте сначала договоримся о терминах и определениях, - сделал я осторожный боковой маневр.
    - Увиливает, - прокомментировала мою эспланаду Лена.
    - Развратил нас и хочет уйти в сторону, - добавила Аля.
    - Что разногласия в наших рядах? – решил ошеломить я их напором.
    - В наших рядах полное согласие, А вот ты увиливаешь.
    - Ни в коем случае.
    - Тащи его, девчата! - бросила клич Лена.

    Словно три фурии, они, откинув единственное своё прикрытие, ринулись ко мне.

    Против объединенных усилий я оказался бессилен. Придавленный их стройными молодыми телами, я был распластан на постели. Аля склонилась ко мне и жадно впилась в губы, её нетерпение было ощутимо, словно это чувство обрело физическую оболочку и касалось меня и моего сознания. Я отвечал ей, пытаясь унять и себя и её. Проворные девичьи руки снимали с меня одежду, осуществляя на деле принцип равноправия между полами.

    Сопротивляться активной деятельности моих оппоненток не имелось никакого желания. Близость их обнажённых тел, касания к коже, тесный контакт... Мне даже было приятно, что я оказался между ними. Эта возня возбуждала. Оказаться в плену женских ручек, скользящих по твоему телу, закрадывающиеся в ложбинки и потаённые места, трогающими пальчиками достоинство...

    Аля оторвалась от моих губ и на смену ей пришла Света. Я вновь погрузился в тепло поцелуя, отдаваясь на волю своим партнёршам. Они уже властвовали над моим телом. Я не мог видеть, но чувствовал, как орган попал в сладкий плен девичьих губ. Всё моё естество заряжалось желанием близости. Не сдерживая себя, обнял Свету за плечи и привлёк к себе, ощущая как её грудь вдавливается в меня. Кто же устоит в такой ситуации?

    Обнаженные тела вокруг, округлые абрисы груди, ягодиц, ножек и рук. Влажные прикосновения губ, щекотка языка... В ход пошли все ухищрения, которые преследовали только одну цель – возбуждение. Я отвечал им, ласкал грудь, сжимал попочки, проникал пальцем в их естество, скользил свободно в обильной смазке. Все мы были возбуждены, все мы стремились к одному, получить удовольствие, слиться в экстазе наслаждения.

    Мой орган напрягся и ныл от избытка желания. И вот он попал в долгожданную глубину. Лена первая овладела им. Закрыв глаза, откинув голову, сжимая грудь, она села на него до упора. Аля помогла ей, возбуждая грудь. Света же не оставляла в покое меня, проводя своими ноготочками невидимые бороздки.

    Я и мечтать не мог о подобном возбуждении. Даже после всего того, что произошло за весь этот день. Откуда только брались силы. Будто открылась второе дыхание. И не было желания ни думать, ни рассуждать. Сознание было заполнено обнажёнными телами, податливыми руками, неистовым нетерпением, с которым поглощали мой инструмент. Ноющим напряжением в его основании...

    Они сливались в одно существо: многорукое, извивающее, неистовое и в то же время желанное и вожделенное.

    Разрядка выбросила меня из реальности, толчками проталкивая сладость, лишая последних сил...

    Девочки были умницы. Они помогли и мне и себе достигнуть вершины сладострастия, даже когда я уже обессиленный лежал перед ними. Используя моё тело как дополнительный фактор возбуждения, без всякого смущения, они орудовали пальчиками и язычками, демонстрируя свою страсть.

    Эйфория оргазма окутала всех нас. Наши тела замерли, прижатые друг к другу, впитывая чувственные ощущения и отдавая своё удовлетворение и покой. Здесь, в это время не нужно было никаких слов. За нас сказали наши тела и наши ощущения.

    Я прижался к ягодичкам Али, обнял её за грудь. Сзади ко мне прильнула Лена, и через её тело я ощущал, прикосновение Светланы, прижавшейся к своей подружке.

    Вагон покачивался, встряхивая наши тела и успокаивая души. Дрёма наползала в моё тело, полонила сознание, порождая образы девчат, столь близкие и желанные, зовущие и убегающие вдаль, к источнику экстаза.

    * * *

    Осознание сна проникало ко мне медленно. Словно песчинка за песчинкой, перетекало извне ко мне. Зажатый между девушками, я не мог определить, действительно это было или мне все это приснилось. Образы, навеянные моим сознанием в ночной час, ничем не отличались от действительности. И моя плоть была возбуждена и желала разрядки. А тут передо мной – обнажённая Аля.

    Едва пошевелившись, я ощутил её тело в своих руках. Прикоснулся губами к шее, к розоватым прожилкам под бархатом кожи... Девушка пошевелилась, однако не спешила просыпаться. Видимо она не хотела расставаться со своими сновидениями.

    Милая, желанная, доступная... Рука скользнула на её лоно, прошлась вдоль лобка, окунулась в смазку... Да моя красавица тоже была возбуждена. Видимо не одному мне снятся эротические сны.

    Я продолжал целовать её шею и осторожно растворил вход в пещеру. Моя возбужденная плоть приблизилась и свободно проникла в девушку, даря первое облечение и повышая напряжение возбуждения. Аля тихо застонала, прогнулась в спине. Прижалась ко мне плечами. Еще не проснувшись, она была готова принять меня.

    Как подарить ей наслаждение, я знал. Мои пальцы коснулись её чувственных мест, и ответный стон подсказал, что девушка откликнулась на ласку. Глубоко проникнув в Алю, я испытал удовлетворение этим действом. Было приятно находится в её тёплом, упругом и гостеприимном нутре. Ощущение прижатой попочки к моим бёдрам придавали дополнительное возбуждение и я с удовольствием вдавливался в неё.

    Несколько неспешных движений и девушка закинула руку мне на голову. Аля проснулась... и наслаждалась тем, что я с ней делал. Я изливал своё возбуждение и впитывал её отзывчивость. Сдерживаться не имело смысла. Я заработал со всей своей мощью и нетерпением.

    Сладость движения внутри, когда раздвигаешь и проникаешь в податливые глубины... Мы двигались в едином ритме, мы впитывали ощущения друг друга... Меня распирало изнутри. Казалось ещё немного, самую малость... Аля согнулась, сжалась под напором экстаза, зажала меня в себе...

    Испытывая добавочное давление, я не выдержал. Разрядка ударила в голову вместе с первым выбросом. Эйфория пульсировала во мне вместе с толчками, изливаясь внутрь Али. В очередной раз я не мог обезопасить её от себя, но зато, какое наслаждение было, вот так, свободно, делится своими соками любви с этой девушкой. Мы вдвоем лежали на постели в изнеможении сладострастия, прижимаясь своими телами друг к другу. Чувство взаимной близости охватило меня...

    - Браво, - раздался голос Лены. – Не успели проснуться, как сразу приступили к делу.

    Я совсем забыл о них. Вернее я помнил, но близость Али...

    Не выпуская из объятий девушку, я оглянулся назад. Лена полулёжа, едва прикрытая простыней. Сжавшийся сосок, глядевший с обнажённой груди, свидетельствовал о том, что она возбуждена. За Леной выглядывала голова Светы, с неменьшим любопытством наблюдавшая за нами.

    - Доброе утро, девочки, - приветствовал я их.
    - Ох как хорошо, - не смущаясь прильнула ко мне Аля.
    - Верим, верим, - согласилась Лена сладким голосом.
    - Можете и сами попробовать, - сделала Аля широкий жест, счастливо улыбаясь.
    - После тебя, нам, кажется, немного достанется, - критический взгляд Лены, скользнул в сторону моего, поникшего после разрядки, достоинства.
    - Я не виновата, - то ли оправдывалась Аля, то ли объясняла ситуацию. – Просто моя попка оказалась первой.
    - Вот, Светик, как, - обернулась к подружке Лена.
    - Не туда ночью повернулись, - поддержала её та.
    - Точно. Интересно, а сейчас наши попки могут помочь восстановить справедливость?
    - Девчонки, - выпростал я одну руку и погладил Лену по плечу. - Вы замечательные. Дайте только время...
    - Им скоро вставать, - заметила Аля.
    - Вот именно, - отозвалась Лена. – Времени у нас не так уж и много.
    - Значит надо ускорить процесс.
    - Что ты предлагаешь?
    - Завести нашего мужчину.
    - Каким образом.
    - И мне тебя ещё учить, - удивилась Аля.
    - Хм... - Лена вновь обернулась к лежащей сзади неё подруге. – Что ты скажешь Света?
    - Народ требует зрелищ, - улыбнулась девушка.
    - Всё равно вам сейчас нужно поласкаться, - пояснила Аля.
    - А ты займись восстановлением справедливости, - взглядом указав, какую именно справедливость на моём теле она имеет в виду, распределила обязанности Лена.
    - Разрешите исполнять? – дурачилась Аля.
    - Света, иди ко мне. Дай мне твою красавицу.

    Перед моими глазами начало разворачиваться шоу. Тесно обнявшись, Лена и Света для начала долго и страстно целовались. У меня сложилось стойкое впечатление, что этим они занимались не в первый раз. Затем Лена распластала подружку на постели, и приникла к груди, её попка так изящно выгибалась в мою стону, что рука сама потянулась дотронуться до ягодиц. Ладонь Али скользнула ко мне, накрыла мужской половой признак. Она взяла его пальчиками в плен и стала тихонько массировать.

    Я опять оказался меж двух «огней». Наблюдать за тем, как ласкают друг друга женщины – очень эротично. По крайней мере, с моей мужской точки зрения. Поэтому в руках Али, «справедливость» вновь быстро набирала силу. И когда напряжение достигла боевого порога, я, не долго думая, развернул попочку Лены к себе. Аля направила мой инструмент и я вошел в лоно девушки без особых помех. Лена же так и не оторвалась от Светы. Она уже успела перебраться от груди подружки к её прелестнице и наслаждалась как моим проникновением, так и возбуждением Светланы. Та же лежала, откинувшись на простынях, отдавшись ласке Лены.

    В который раз в этом купе я проникал в во внутренний девичий уют. Влажный, развратный, тёплый и желанный. Пришлось приложить усилия, чтобы довести Лену до вершины блаженства. Она уже не ласкала Свету, а тихо постанывала от наслаждения, постоянно оборачиваясь ко мне. Аля помогала мне своим телом, плотно прижавшись сзади.

    В награду за наши усилия, Лена откинулась на спину, напрягшись всем своим телом. Она была в экстазе. В экстазе сексуального наслаждения... Вид девушки переживающей момент оргазма... И сама близость возбудили меня настолько, что без промедления я просто перебрался через Лену и сразу погрузился в Свету. Она с готовностью приняла меня в себя, стремясь своим телом навстречу.

    На этот раз мы достигла блаженства одновременно. Девушка выгнулась дугой подо мною, а я едва успел выйти, чтобы оросить своей жидкостью ей живот. В изнеможении повалился на постель, в окружении обнажённых женских тел, прекрасных, привлекательных, близких и знакомых.

    Оставалось ещё несколько часов. Первыми нас покинут Лена и Света. С Алей мы продолжим наше путешествие дальше. Но поезд всё равно придёт к станции назначения и наши пути разойдутся... Однако память об этой поездке останется навсегда. Невозможно будет забыть такое обилие разврата, похоти и наслаждения...

    Послесловие.

    Закончилась поездка. Я вернулся обратно из командировки все ещё полный воспоминаний о том небывалом приключении в поезде. Потекла обычная размеренная жизнь. С девчатами я поддерживал контакт. Вскоре женился. Аля тоже вышла замуж, и считала что очень удачно. Она так и осталась верна своей привычке и время от времени заманивает в супружескую постель своих подруг. И, как всегда, мне приходится работать за десятерых, так как Аля и есть МОЯ ЖЕНА.
    !!!2!!!.jpg !!!1!!!.jpg
    begoodi, Olvit и Азалия нравится это.

Пoследние рецензии

  1. GreshNick
    GreshNick
    5/5,
    суперррр!!!!
    1. Михай
      Ответ автора
      Рад, что Вам нравится. И хоть автор не я (чесслово не я, не дано мне), приятно, что смог найти и запостить на любимом ресурсе отличный рассказ.
  2. Olvit
    Olvit
    5/5,
    Отличный рассказ, фантазия многих мужчин наверное)
    1. Михай
      Ответ автора
      Рад, что Вам понравилось. Мечта - она, конечно, мечта. А в реале такой марафон далеко не каждому по плечу)))