Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Матрёшка. Оболочка 2. Исполнение желаний. Третий не лишний

Би жизнь

  1. Diger
    - Ты будешь участвовать в групповом сексе?
    - Нет.
    - Тогда я тебя вычеркиваю?
    - Ладно. А кто будет?
    - Я, твоя жена...
    (Анекдот)​


    Начало вечера

    Наступила середина лета. Мы по-прежнему вели себя как подростки, дорвавшиеся до секса. Один раз мы с ней проделали это в гостях, в кухне пока все сидели за столом. Почему-то сейчас это казалось естественным, без оглядки на возраст. Лиза, не смотря, на свои сорок пять, всё хорошела и хорошела. Нет, конечно, она не стала похожей на молоденькую девочку, но её такую я ни за что бы, ни променял. Это была умудренная опытом и страстью женщина, на которую заглядывались все и молодые, и более опытные мужики. Она светилась сексуальностью и страстью.

    Я её не спрашивал как дела на «втором фронте» но судя по настроению всё, было прекрасно! Она была умной женой и не рассказывала о своих похождения, чтобы не травмировать меня. А я не спрашивал, полагая, что если будет надо, она поставит меня в известность.

    Сын, приходя в гости, удивлялся, и всё допытывался: «Что я сделал с мамой. Она стала такой... (Слово "сексуальная" он не смог произнести) Красивой и довольной!», мямлил он! Я же просто посмеивался и говорил: «Когда придет время, если ты сам не догадаешься, то я тебе расскажу!»...

    И вот... В среду Лиза заявила мне, что нас приглашают на рыбалку. Я не рыбак, хотя и знаю где там надо держаться и что делать, когда клюёт. Попытался отказаться, но она была не непреклонна и даже шикнула на меня. Из-за этого у нас чуть не произошёл скандал! Впервые после нашего с ней объяснения. Я сдался, хотя и не был доволен.

    И вот вечер, пятница. К нам во двор заезжает Нексия, из которой выходят - Саша и Маша?! Оказывается, у Александра две страсти: рыбалка и хорошо выпить. Вот Маша (под руководством моей жены) и уговорила его взять на рыбалку нас, чтобы ей не было скучно одной пока Саша сидит в лодке на середине озера. Мы взяли с собой мясо, ведь какой отдых без шашлыка и, конечно, выпить. Я понял — мне готовят сюрприз. Какой нетрудно догадаться! Я поцеловал весело смеющуюся Лизу, поздоровался с приехавшими, и мы двинулись в путь.

    Александр завёз нас в такую «тмутаракань» что я и не думал. Последние десять километров мы ползли по лесу и буеракам. Но вот когда приехали на озеро, я всё оценил. Небольшое лесное озеро с хорошим песчаным пляжем и, главное, там не было никого! Даже следов от этих поганцев туристов, которые мусорят на берегу и гадят в лесу, так что нельзя пройти, чтобы ни наткнуться на «заминированный их фекалиями участок».

    Уже стемнело, когда мы с Сашей закончили разбивать лагерь и натаскали дров, а наши половинки приготовили ужин. Когда сели есть Александр, как фокусник вытащил, откуда-то пузырь беленькой. Конечно, самой дешевой, наверное, так можно больше затариться. Разлил и мы выпили. Я с трудом проглотил это пойло, а ему хоть бы что! Потом он пил... Мы втроем едва ли выцедили по пятьдесят грамм, а он приголубил остатки. Я бы с такой дозы уже валялся в кустах, а у него только стал заплетаться язык.

    Увидев просительный взгляд Маши, я сходил к машине и принес еще водки. И опять нам досталось по нескольку булек, остальное влил в себя Саша... Правда, на всю ёмкость 0,7 литра его не хватило. И когда он стал падать с бревна, заменяющего нам диван, я оттащил его спать. Идти сам он уже не мог.

    На обратном пути я остановился для небольшого дела в кустиках и услышал конец разговора:

    – ... всегда он так. Напьётся и спать. А я побоку...
    – Ну, ты же ещё молодая. Брось его. Зачем тебе такой?
    – Я его люблю... Он хороший, когда трезвый. Веселый, и подарки дарит...
    – И часто дарит?
    – Да нет... - заплакала Маша.
    – Ну чего ты. Не плачь. Иди ко мне Машенька... - успокаивающе прошептала Лиза.

    Я оглянулся и сквозь ветви увидел, как она обнимает Машу, на фоне костра прижимая её к себе.

    – Давай я слезки вытру, а то ты будешь некрасивая... - успокаивающе сказала моя супруга.

    Я увидел, как она взяла Машу за подбородок и стала покрывать поцелуями её лицо лоб и мокрые глазки.

    – А ты соленая, - прошептала она и впилась в полураскрытые губы Маши.

    Та ответила ей неистово, сильно обнимая и поглаживая спину. Я подошёл и сел рядом с Лизой. Маша смутилась. Её лицо вспыхнуло и она, отпрянув от подруги, отвернулась.

    – Я его уложил. А остатки пойла оставил около палатки, вдруг догоняться захочет...
    – Пусть спит. Завтра всё равно соскочит рано, опохмелится и на озеро! - пробурчала Маша.
    – У меня здоровья не хватит, чтобы столько выпить... - резюмировал я.
    – Зато у тебя кое, на что другое хватает, да ещё и с избытком! - прижалась ко мне жена.

    Я поцеловал её в щёчку и прошептал на ушко:

    – Я тебя хочу! Может, прогуляемся?

    Она посмотрела на меня и вдруг выдала:

    – А чем здесь плохо? Ты что застеснялся? Или ты там со мной, что-то страшное сотворить хочешь?

    – … - поперхнулся я, не зная, что ответить...
    – Давай неси спальник и одеяло они там, около входа лежат.

    Я встал и ни слова, не говоря, пошёл к палатке. На грани слышимости я уловил диалог:

    – А ты с ним прямо здесь... - шептала Маша.
    – Что здесь? - Лиза сделала вид, что не поняла вопроса.
    – Ну, это...
    – Трахаться, что ли? - отчетливо выговаривая слова, произнесла моя ненаглядная.
    – Ну да, - потупилась она.
    – А почему нет? Тебе неприятно будет?
    – Да нет. Я никогда вот так не видела рядом... - опять прошептала подружка.
    – Вот и посмотришь, захочешь, мы и тебя возьмём... - я услышал возню, звонкий поцелуй и счастливый смех.

    Похоже, слёзы были забыты и сейчас всех занимали несколько другие мысли… Меня эта ситуация заводила и ещё как! Я не знал, буду ли я с одной Лизой или к нам присоединится Маша. А заниматься любовью вот так, у костра, под чужим взглядом, пусть даже и любовницы моей женщины, было чертовски возбуждающе. Это вам не в парке на скамейке где мог появиться только случайный прохожий!

    – Где стелить? - бодро сказал я, подходя к костру.
    – А где ровно там и стели, - сказала Лиза, вставая.

    Она помогла мне растянуть спальник на траве и тихонько прошептала в ухо:

    – Ты на Машу не рассчитывай. Придет, так придет. Пусть сама решает. Ей и так несладко с этим... - она мотнула головой в сторону палатки.
    – А я и не думал, - соврал я.
    – Да всё ты думал! У тебя на лице написано, и эта дурацкая улыбка. Прекрати…
    – Как скажешь, милая, - потянулся я и впился в её губы.

    Она ответила мне, и я мгновенно забыл, где мы, с кем мы, помнил лишь одно:

    – Я с ней, я хочу её, я возьму ее, и она с радостью мне отдастся!

    Мы начали ласкать друг дружку. Очень мешала одежда. Это вам не парк в летнем платьице…

    Вообще, здесь удивительное место. Оно было красиво, девственно-чистое и тут не было комаров! Возможно, их распугал густой перегар, пробивающийся из палатки, где спал Саша, или смолянистый дым костра, а может, мешал полётам легкий теплый ветерок... Но факт есть факт их не было. Первыми слетели мастерка и её свитер. Потом потерялись где-то в темноте леггинсы и мои штаны.

    Мы стояли освещённые красными бликами костра. Её белоснежные трусики ярко контрастировали на фоне темноты. Я задрал её футболку и стал целовать груди. Эта часть мне всегда нравилась, она привлекала меня. Ох уж эти женские прелести. Они могут быть маленькими среднего размера большими... Но в них всегда присутствует, что то, что делает женщину желанной... Она прижала мою голову к себе и опять ноготки разрисовывали мою спину «узорами». Прекрасные мягкие дыньки как я по ним соскучился! Она тяжело задышала, когда мои губы обхватили её сосок. Я тихонько сжал губы и потянул. Набухший сосок мгновенно затвердел.

    – Ах... - пронеслось по поляне.

    А я уже ласкал второй. Он мягко проскальзывал по языку и пытался выскользнуть изо рта, но я успевал его перехватывать. Одна рука гладила «брошенную» грудь, а вторая, мягко коснувшись живота, скользнула между её ног.

    – Да-а-а... - чуть слышно прошептала Лиза.

    Глаза были закрыты, голова откинута назад, но она всем телом прижималась ко мне. Я от наслаждения прикрыл глаза, отдавшись тактильным ощущениям.

    Вдруг шорох за спиной вырвал меня из средоточия. Скосив взгляд, я увидел Машу. Она пересела сбоку от костра ближе к нам. Напряженная поза… Глаза широко открыты, в них играли искры желания. На щеках полыхал румянец или это были отблески костра? Чуть приоткрытый ротик и юркий язычок, часто облизывающий губы, выдавал нетерпение и страсть. Её тело дрожало и, скорее всего, она, не отдавая себе отчета в том, что делает: одной рукой поглаживая свои грудки, а второй, крепко зажатой бедрами медленно двигая вверх-вниз. Я физически чувствовал её ожидание и нетерпение. Она хотела, но словно не могла решиться, к нам присоединиться, и ожидала, когда её призовут. Помня просьбу Лизы я, молчал и опять вернулся к ласкам. Кто сказал, что у меня в руках синица? Лебедь! Белый лебедь! А журавль — захочет сам придёт.

    Тело как хорошо отлаженный механизм делало своё. Руки ласкали, губы целовали, а глаза фиксировали… Вот рука, уже оттянув резинку, скользнула в трусики и нащупала клитор. Дернувшись, как от удара током, моя ненаглядная застонала в полный голос, не скрывая, как ей хорошо и приятно. А следом и я. Её нежные ручки то же не «простаивали». Они гладили сквозь ткань плавок мои выпирающие от возбуждения формы. Потом она стянула с меня трусы, и неохотно вырвавшись из объятий, нагнулась. Её губы начали целовать мой живот, сдвигаясь вниз к торчащему фаллосу. И как только они обхватили головку, и горячий язычок пробежался по её поверхности, я взвыл... Это было ожидаемо и в то же время неожиданно мне стало так хорошо, что я подался, вперед стремясь проникнуть как можно глубже в её ротик! Ну а руки, поглаживая ягодицы, пытались дотянуться до вожделенного лона моей пассии.

    Трое: без лодки и собаки

    Возможно, увидев нетерпение и желание подруги, разделить с ней момент страсти, Лиза махнула, призывая Машу. Я повернул голову и увидел, как она вскочила, и словно преодолевая вброд бурную реку, на негнущихся ногах медленно пошла вперёд. А подойдя, просто рухнула на колени рядом со своей возлюбленной — моей Лизой. Её глаза перебегали с меня на Лизу и обратно, руки гладили бёдра Лизы... А потом её словно прорвало. Издав какой-то рык или стон, Маша сдернула с неё трусики и, пододвинувшись, впилась губами туда, куда стремился я, но не мог дотянуться!

    Наверное, со стороны это выглядело импозантно! В лесу на берегу безвестного маленького лесного озера в отсветах и бликах догорающего костра выстроился «паровозик» из трех человеческих тел. Первым возвышающимся локомотивом на коленях стоял я. Передо мной на карачках, неистово лаская мой вздыбившийся член, находилась Лиза. Её футболка как жабо болталась на шее. А за ней в той же позе стояла полностью одетая молодая женщина с хлюпаньем и стонами вылизывающая лоно нашей возлюбленной. Мы находились в той стадии возбуждения, когда человеку плевать на окружающий мир. Его заполняет одно желание ласкать и получать ласки от партнёров, несмотря ни на что...

    Похоже, Маша многому научилась за последнее время общения со своей пассией. Так как уже через пару минут Лиза физически не могла продолжать игры с моим дружком. Она просто вцепилась в него рукою, выгибая спину и крутя попкой от наслаждения. Я, вырвавшись из её объятий, встал и, обойдя два рычащих и охающих тела, подошёл к Маше сзади. Когда мои руки легли на её талию, она вздрогнула, издала стон, но продолжила своё «дело»!

    А я, зацепившись за резинку трико, плавно стянул штаны на бедра. Следом, на бедра, последовали и малюсенькие темные стринги. Ладонь легла на промежность, и мой палец провалился в её текущую соком дырочку. Она замерла. А когда я начал двигать рукой то, погружаясь пальцем, то, несколько выходя из неё — застонала. Так громко и пронзительно, что у меня по коже побежали мурашки. Она выгнула спину, приподняв розовые от бликов огня ягодицы, и раздвинула колени так широко, насколько позволяла приспущенное бельё. «Помучив» подругу, таким образом, я склонился и стал покрывать поцелуями дрожащие как в лихорадке ягодицы гладить бедра и теребить волосики на лобке. Её измученное ожиданием донельзя возбужденное тело тянулось ко мне. Следовало за моими губами и языком.

    Разведя в стороны ягодицы, я увидел её розовый анус. Она выгнулась сильнее, когда я провел по нему языком, и громко застонала, перемежая стон словами:

    – Да! Поласкай там! Я так хочу...

    И я ласкал её «звездочку» языком, а мои пальчики гладили скользкую поверхность вульвы. А когда я повел рукой вперед к лобку, то наткнулся на целый холмик... Оказывается, у Маши был большой, если не сказать огромный клитор. Размером с фалангу моего пальца. Распираемый наполнявшей его кровью, он возвышался как небольшой членик, чуть прикрытый капюшоном. И когда я одновременно начал вылизывать прельщающую меня дырочку и сдавить клитор она прямо задохнулась от крика. Я даже испугался, что он разбудит Сашу...

    Она уже бросила ласкать Лизу и извивалась в предвестии оргазма как на раскалённой сковороде. Её голова и плечи прижались к спальнику, а руки судорожно сжимались в кулачки. Временно оставив в покое попку, мой язычок стал ласкать её чудо-звоночек наслаждения. Пока я «дозванивался» до оргазма Лиза развернулась к ней лицом и стащила с неё мешающую майку и кофту. Мельком глянув вперед, я понял, что она мнёт и массирует её грудки, покручивая соски.

    – Ну, давай... же! - закричала Маша, - возьми меня! Я хочу! Я так хочу... этого.

    Приподняв голову, я вопросительно посмотрел на Лизу. Она молча кивнула мне, давая разрешение... Мгновенно выпрямившись, я приставил свой, донельзя возбуждённый орган, к текущей вагине. Она уже не могла стоять спокойно все время, крутя ягодицами. Ухватив её обеими руками за прелестную попку, я надавил, и мой член с громким чмоканьем погрузился внутрь. Узкое влагалище обхватило горячим теплом ствол, и я мощно заскользил внутри туда-сюда. Она заскулила и начала неистово подмахивать, резко выдыхая, когда мои бедра яростно врезались в напряжённые ягодицы. Мошонка звонко шлепала о бёдра, раздавалось размеренное чмоканье и стоны.

    Лиза глядя на нас приподнялась на коленях и без устали терла свои прелести между ног. Я пригнулся вперед, и моя рука нащупала поразивший меня своими размерами клитор. Но как только я его затронул, она стала бурно кончать…. Она кричала. Её всю словно выворачивало наизнанку. Мышцы живота выделывали, какой-то танец, а руки вцепились в бедро Лизы.

    – Да! Ох! Хорошо! – вопила она.
    – Я остановился, но она продолжала елозить подо мной, не в силах унять дрожь и судороги оргазма.
    – А-а-а… - стенала она.
    – Ох… - вторила за ней Лиза.
    – Ух! – резко выдохнул я.

    Чувствуя дрожь и спазмы вагины, я, медленно покинул её и тяжело встав, подошёл к Лизе. Она как галчонок открыла рот, хватаясь за мой фаллос. Сделав пару фрикций, я повалил её на спину, и быстро вогнал свой, рвущийся в бой, отросток, в растерзанную вагину. Она только охнула, и мы понеслись в рай.

    Маша, после того как я оставил её, совершенно без сил упала на покрывала и мелко дрожа, всхлипывала. На лице блуждала глупая мечтательная улыбка. И она словно светилась изнутри...

    – Он что её совсем не трахает? – подумалось мне.
    – Давно не было… - словно подслушав меня, прошептала она, - только Лиза и спасла…
    – Ну, думаю, за выходные мы этот вопрос исправим, - задыхаясь, пробормотал я.

    Лесная прогулка

    Утром я встал рано, но Александр уже сидел в лодке у противоположного берега и, судя по движениям, таскал рыбу. Пока женщины спали, я натаскал дров, развел костёр и вскипятил воду. Потом встали девы спокойные и довольные. Видимо вчерашняя «зарядка» пошла им на пользу. Быстренько приготовили завтрак и, поев, мы отдыхали. Купались, валялись на песке под жаркими лучами солнца, пили сухое вино и много разговаривали. После двенадцати приплыл Саша. Его рыбалка удалась, и женщины сварили вкуснейшую уху. А наш поставщик рыбы, отдохнув, опять предался своей страсти — держаться за удочку.

    После его отплытия и я понял, что хочу, то же хочу подержаться! Только не за дурацкую удочку, а за прелестные выпуклости, и дырочки моих вчерашних напарниц. И если не сразу за обеих, то хотя бы по очереди. Мои нимфы как раз загорали, когда я после купания плюхнулся между ними. Обе были топлес, подставляя лучам солнца свои белоснежные груди. Меня они не стеснялись. Моя спала под горячими лучами солнца, накинув на лицо панамку.

    Я повернулся к Маше, она молчала. Ладонью накрыл её грудь. Она напряглась, но промолчала. Осмелев, стала гладить груди, а когда она расслабилась, я приподнял голову и начал покусывать сосок. Почти мгновенно он затвердел, а на плавках стал, виден бугорок набухшего клитора. Я положил на него руку и потеребил. Она начала ерзать, закусив губки. Я распалялся. Мои плавки уже топорщились огромным бугром и её рука, чуть помедлив, легла на вздувшееся хозяйство и начала пальчиками обрисовывать его контуры.

    – Я хочу тебя, - прошептал я, не отрываясь от соска.
    – И я...
    – Пойдём в лес?
    – Давай. Только ты иди первым направо, а я чуть позже пойду налево... Там и встретимся!

    Я с ленцой встал, хотя мне хотелось бежать бегом. Подошёл к машине и взял там покрывало, презервативы, гель-смазку. И под её прикрытием нырнул в лес. Уже из кустов я наблюдал как Маша, полежав, минут пять, не вставая, надела, лифчик купальника и спокойно отправилась в другую сторону. (Ну что поделаешь, туалетов ведь на пляже не было)! Проследив за её уходом и понаблюдав за Сашей, который или не видел, или не обратил внимание на наш уход, быстрым шагом, поспешил к неизвестному месту встречи.

    Она отошла вглубь леса до первой полянки. Там мы и устроили «лёжку». Как только покрывало улеглось на землю, я привлек Машуню к себе и мы «закружились» в далеко не танцевальных па, срывая друг с друга наши фиговые лоскутки. А потом мы стояли, обнявшись, и целовались, одна её рука поглаживала мой возбуждённый, торчащий вперед орган, а моя теребило чудо природы её клитор.

    Через пару минут ласки она ойкнула, согнувшись пополам. И медленно опустилась на колени. Рот её открылся, и горячий язычок забегал по моей головке. Теперь ойкнул я и так же плавно перешёл в партер. Мои губы благодарно нашли её рот, и долгий поцелуй скрепил наше действие. А потом я лег на спину, и голубка занялась мною всерьёз. Стоя сбоку на коленках, она стала вылизывать и ласкать не только багровую головку, но ещё и проходиться по стволу, а руками плавно перекатывала тестикулы в мошонке.

    Если закрыть глаза, то перед глазами стояла Лиза. Её техника минета. Похоже, Маша была прилежной ученицей. Я не желал лежать балластом и, протянув руку, схватил её за бедро и потянул к себе. Она всё поняла правильно и легла на меня сверху. Теперь мы были на равных! Я ласкал её лоно и пальчиками, и языком рассматривая чудесный клитор. Который выпирал из половых губ члеником, правда, маленьким. Он был как... Да нет, не бывает мальчиков с такими маленькими и аккуратными пиписьками!

    Только сейчас я разглядел, что черные волосики на лобке были подстрижены и подбриты в виде сердечка. Опять чувствовалась рука Лизы. Она давно хотела сделать себе так... Я аккуратно освободил прельстивший меня бугорок и провёл по нему языком. Она замерла, тихо застонав, и прогнула спину. Небольшая, но упругая попка ещё сильнее оттопырилась, и я приник к её вульве губами. Губы захватили упругий «звоночек» и мелко вибрирующий язык уперся в него. Долгий протяжный стон прокатился по окрестности. Мелкая еле уловимая дрожь пробежала по телу. Её руки подкосились, и она просто упала на меня сверху.

    Продолжая ласкать клитор, я медленно вытащил скользкий от соков палец из вагины, и не торопясь, покручивая им в стороны, ввёл в попку. Опять крик, дрожь переросла в спазмы бёдра и ягодицы затряслись... Она кончала, а я даже не успел начать. Я слышал, как дрожит и прерывается её голос в мышечных конвульсиях и сжал губами клитор, одновременно надавив языком. Крик захлебнулся. Ей не хватало воздуха. Её мягкие выпуклости терлись о тело, почти карябая меня набухшими сосками.

    Я ослабил хватку, и через несколько мгновений она сделала первый пусть и неглубокий вдох. Чтобы тут же выпихнуть воздух в стоне:

    – Как здорово! - просипела она.
    – А мы ещё даже не начинали...
    – Да... - она не окончила фразу, тяжело и глубоко задышав.

    Я пошевелил пальчиком в её анусе, вытаскивая его, и она опять задрожала всё же пытаясь ласкать мой член ротиком.

    – Давай слезь с меня, - попросил я.

    Она тяжело сползла вбок и осталась так лежать, притянув колени к животу.

    – Давай в попу?
    – Но я... ещё ни разу... - ответила она.

    Потом решительно кивнула:

    – Давай! Только аккуратно...
    – Конечно, - мой голос дрогнул, а член, дёрнувшись вверх, застыл.

    Взял резинку и не торопясь, натянул её. Потом побрызгал из флакона на попку, хотя там и так было скользко. Она текла обильно и непрерывно. Острый запах, женщины щекотал ноздри и будоражил голову. Привстав на коленях, я провел негнущимся органом по её мокренькой вульве. И направил его в анус. Она застыла в ожидании, а её рука оттягивала ягодицу кверху. Несмотря на желание, весь её вид выдавал нервозность и страх: покусывание нижней губы; лихорадочный блеск глаз; пот, выступивший над крыльями носа...

    – Ты готова? - произнес я, чуть придвинувшись.
    – Нет...

    Но я, уже не ожидая ответа, медленно двинул бёдра, вперед крепко удерживая её на месте. Смотревшие на меня глаза округлились, когда мой слоник начал протискиваться внутрь.

    – Больно... Нет... - запричитала она.
    – Терпи... - прошептал я, наполовину погрузившись в неё.
    – Ох, - на глазах показались слезы, и всё лицо обсыпало потом.
    - Почти все, - медленно произнёс я, останавливаясь.

    Когда она затихла, я нащупал и сдавил клитор, а потом стал его мять. Мои ласки заставили её расслабиться, и я, не теряя времени, задвигался вперед-назад. Она, опять заерзала не произвольно пытаясь избавиться от моего присутствия... И мне пришлось, оставив ласки удерживать её на месте. Но она тут же подхватила мою инициативу, усиленно лаская себя внизу и тиская груди. А я уже разошелся. Теснота данного места давала такие ощущения, что я начал постанывать, входя в неё. Она вторила мне, похоже, отвлечение внимания удалось, да и ощущения стали переходить в разряд приятных. Вот мы и «баловались» с ней некоторое время.

    Потом она запросила нормальный секс. Просьба женщины закон для джентльмена, и я, покинув гостеприимную попку, снял презерватив и хотел надеть новый. Но она сказала:

    – Я предохраняюсь от этого придурка, и можешь трахать меня так. И даже кончить в меня, если хочешь...
    – Как скажешь...

    Я тут же вошёл в неё одним движением. Она застонала, её руки потянулись ко мне и ухватили за плечи. Моя рука скользнула по животу, и пальцы опять ласкали благодатный бугорок. Она почти мгновенно застонала начала покручивать ягодицами и тискать мои плечи. А я, не останавливаясь, долбил её лоно, помня, что вчера обещал ей полный отрыв от реальности. И у нас это получилось уже со второй минуты она начала кончать. Потом, похоже, это переросло в непрерывный оргазм. Я двигался вперед-назад, а она сначала кричала, потом стонала, крутя попкой, а в конце только открывала рот и закатывала глаза. Когда очередная волна накрывала её, она слабо подрагивала, выдыхая и пытаясь непослушными пальцами то ли остановить меня, то ли заставить ускориться. Мой опыт говорил мне, что в данном случае самое лучшее монотонность. И я работал как автомат, давая женщине доверившейся нашей семье, все-то чего она была лишена.

    В конце концов, я бурно и много кончил. Правда, в неё побоялся, несмотря на её желание. Сперма залила ей живот и груди и она с трудом размазала её по телу. Сил оставалось только сползти с неё и лечь рядом, нежно обняв. Мы лежали долго, медленно приходя в себя. Но лежать вечно, у нас не было времени, и минут через двадцать стали собираться. Когда она встала, то её качало, а ноги никак не хотели выпрямляться.

    – Во! Ухайдакал женщину, - пошутила она.
    – А ты в суд подай, - поддержал я разговор.
    – Ага! А потом что? На эрзац член переходить? Или пальцами пользоваться?

    Так, мы, слегка пикируясь, собирались обратно. Маша пошла первой, а я, прикопав мусор, не торопясь собрал покрывало и медленно побрел вдоль опушки по лесу. Когда я появился на берегу и, прячась за машиной, подошёл к палатке, то увидел, как мои дамы весело пересмеиваются, о чем-то шепча.

    – Меня обсуждают, - подумал я.

    Побросав вещи и весело насвистывая, я подошёл к ним и предложил искупаться. Они согласились, и мы медленно пошли к воде. Лиза, догнав меня, звонко шлепнула по плавкам и, наклонившись, прошептала:

    – Ты что кобель? Без спросу к ней полез? - И весело улыбаясь, добавила, - она моя! И мне решать, будешь ты с ней или нет.
    – Понял, - потупился я.
    – Да ладно... Я шучу... Она взрослая девочка и ей точно это было надо... - наклонилась и поцеловала меня в губы.
    – Угу...
    – И мне тоже хочется! Ты как готов?
    – Как пионер соврал я, - хотя мне хотелось просто полежать.
    – Ну, вот искупаемся, и пойдём гулять, - гнула она свою линию.
    – Значит, купаться долго придется, - подумал я про себя, кивнув в ответ.

    Как ни странно, но спас меня от позора Саша. Он, вдруг резво закруглившись, поплыл к берегу, а доплыв, рысью понесся в кусты. Мы прыснули:

    – Допекло родимого, - пробурчала Маша.
    – Лучше сейчас, а то вдруг раньше приплыл бы! - сказал я.
    – Да ладно вам. Не приплыл же, - резюмировала Лиза.

    Когда он вернулся, женщины начали его кормит, а Саша хвастался уловом. Решили вечером пожарить на ужин рыбу и сделать шашлык. Отдохнув Александр, опять отправился на озеро, на вечернюю зорьку. Мне пришлось заняться мангалом и дровами, да ещё изобретать подставку под сковороду. Как ни странно, но кирпичей на берегу я не нашёл...

    Шабаш!

    Сели за стол около десяти вечера. Начался сабантуй. Огромный костер, шашлыки и много спиртного, которое, впрочем, уничтожал в основном Саша. Мы пили с ним за компанию, но помаленьку и через раз. И через полтора часа набравшегося Александра благополучно транспортировали в палатку, где он и уснул.

    Мы опять остались у костра втроём. Луна, ярко светившая весь вечер, вдруг исчезла за невидимой тучкой. Стало темно. Я ненадолго отлучился в лес, а когда вернулся, то попал на представление...

    Стоя в сумраке на границе света и тьмы буквально в пяти метрах от «подиума» я видел все. Спальник и одеяла из нашей палатки были уже застелены на прежнем месте. В середине импровизированной сцены, на коленях усевшись на пятках, возвышались две обнаженные фигуры. Неровные блики огня играли на их коже, пока они ласкали друг друга. Завороженный картиной не в силах выйти на свет, я наблюдал за их игрой. Ежу понятно, что представление было именно для меня, а волшебное очарование темноты и красные отсветы костра меняли в нём всё! Это были не знакомые мне тела двух по-своему очаровательных женщин, а нечто невообразимое. Сейчас это были две соблазнительные ведьмочки, если такие бывают, красивые, но очень опасные! Не хватало только метёлок танцующих в унисон с их движениями прямо около костра. Темнота и блики огня скрадывали движения, и мне казалось, что они просто перетекают из одного положения в другое.

    Синхронность, с какой они двигались, лаская, друг дружку впечатляла. Вот их руки нежно ласкают соски на грудях партнерши и тут же вроде бы исчезнув, появлялись на бедрах. И в то же время я видел, как неумолимо, но медленно сближаются их тела, чтобы через мгновение соприкоснуться набухшими сосками. Мгновение, длящееся вечно и прекрасные тела, отстранились. Руки нечто, вообще, особенное. Нежные прикосновения то тут, то там и вот они опять ласкают груди партнерши: большие как две дыньки моей жены и небольшие, но остренькие Маши.

    Вот Лиза откинулась, назад упершись на руки, а Маша наклонилась вперёд. Её губы стали покрывать поцелуями шею и прелестные мягкие полушария Лизы. Белеющие в темноте, с одной стороны, и багряно-красные с другой, а её рука утонула в чернильной темноте между ног подруги.

    Раз... ласкаемое тело выгнулось дугой назад, и я услышал стон.

    Два... голова Маши скользнула, вниз утонув в тени между широко раздвинутых ног Лизы.

    Три... руки Лизы обхватили не видимую в темноте голову партнерши и с усилием прижимают к требующему ласки телу.

    Минута неподвижности. Хотя видно как удовольствия дрожь сотрясает тело жены. Она резко отрывает голову Маши и тянет вверх. Долгий сладостный поцелуй... и уже Лиза проделывает с Машей это упражнение.

    Раз... Два... Три... Стоны... Вздохи... Тишина... Обе головы поворачиваются в мою сторону. Они не должны меня видеть... Или могут? Укоризненные, но призывные взгляды и я, как притянутый арканом, выхожу на свет. Боже?! Я и не заметил, как разделся. Мой орган вздыблен он готов к «потехе». Я встаю перед ними лицом к костру. Мой фаллос разъединяет их губы и... Два нетерпеливых язычка начинают свою неутомимую работу. Медленно темнеет. То ли угасает костер, то ли мои глаза затягивает пелена. Я кладу руки на их обнаженные плечи, и они мгновенно проскальзывают вниз на грудь. И вот я ловлю два соска. Они разные даже на ощупь. Один Лизин большой толстенький больше похож на цилиндрик, а второй Машин скорее ощущается как конус. Но оба твердые и горячие.

    Чьи-то губы ухватили головку. Я не смотрю вниз, а просто сдавливаю соски и покручиваю их. Два стона и следом острые зубки придавливают головку. Теперь стон мой. Вторая пара губ ухватила тестикулу в мошонке, мягко ворочая её языком. Прихватываю ладонями и сдавливаю обе груди. Стонем, вместе дополняя друг друга. Меня тянут вниз. Я опускаюсь на колени.

    Два лица, белеющие в темноте. Потом одно исчезает. Губы. Я тянусь к ним и впиваюсь. Знакомые ощущения и вкус. Это Лиза мы буквально пьём друг друга. Прижимаю её тело к своему и кожей ощущаю её нетерпение. Возникшее из темноты второе тело прижимается к спине, а губы покрывают поцелуями шею. Одна рука вперед обнимает Лизу, вторая назад прижимает Машу. Мгновение блаженства. Поворот головы её и моей и вот уже три пары губ соприкасаются. В ход пошли языки. Где, чей не поймешь... Шаловливая ручка прихватывает член, ласково подрачивая его. Вторая гладит ягодицы...

    – Девчата! Да что вы со мной делаете? - ласково думаю я.
    – Хочу! - хриплый голос Лизы.
    – Давай, - вторит Маша.

    Меня аккуратно роняют на спину. И тут же две проказницы оказываются сверху. С резким всхлипом влагалище жены одевается на торчащий фаллос, а мою грудь обжигают ягодицы Маши. Перед глазами чернело сердечко, и я припадаю губами к мокрому лону. Губы нащупывают клитор и сжимают его. Вскрик. Руки, схватившие меня за голову и прижимающие к текущей промежности. Я чувствую, как там, в невидимости начинает мягко скользить тугая вагина по моему органу.

    Открываю глаза. Костер угасает. Багровый отсвет не разгоняет тьмы, ещё более усиливает её. Но даже сейчас видно как в экстазе изгибается спина Маши, и темные руки мнут и гладят контуры груди. А там за ней мелькает вверх-вниз силуэт наездницы бодро «скачущей» на моём солдатике. Мой язык уже проник в сочащуюся дырочку тайного места, вылизывая и выглаживая её скользкую внутреннюю поверхность.

    Внезапно из-за туч выглядывает луна, заливая берег серебристым светом. И словно на пленки проявляется искаженное сладостными муками лицо. Мгновенно включается звук. Стоны, хрипы, чмоканье и радостные возгласы…

    Голова Маши поворачивается назад и, похоже, мои подруги целуются. Я же, зажатый двумя телами, не могу двинуться. Резкий вскрик:

    – Давай меняемся!

    И вот я уже ласкаю лоно моей супруги, а на моём члене весело «мчится» Маша. Движение это жизнь! Значит, мы живём полной жизнью.

    Дав вволю порезвиться своим нимфам, беру бразды правления в свои натруженные руки. Приподнимаю и снимаю со своей груди мою ненаглядную, а вторую не разъединяясь, заваливаю на спину. Ноги на плечи и вперёд. Понеслась душа в рай да не одна. Звонкие удары мошонки по ягодицам опять стоны. Потом её скрутило. Стон перешёл в бульканье и спазмы скрутили тело. Она рвется подо мной, а мне мало. Пока она ловит кайф, и приходит в себя, покидаю гостеприимное лоно и, ухватив за ногу Лизу, заставляю её перевернуться на живот. Её промежность вся мокренькая, как и мой орган. Наваливаюсь сверху и медленно без подготовки проникаю в анус. Она вздрагивает, когда мой член входит в неё. И вот мы уже двигаемся в связке. Вперед - назад, быстрее - медленнее… Я отдаюсь ритму движения, а она еще пытается приподнять ягодицы, когда я погружаюсь внутрь. Чувствую шевеление. Рука Лизы проскакивает под живот и начинает тереть вульву и клитор. Вот и её скручивает сладостные судороги, а у меня ещё есть работа.

    Скатываюсь с судорожно бьющегося тела и к Маше. Она уже чуток оклемалась, и сразу встает на карачки. Я уже ласкаю её лоно, быстро перебираясь на ягодицы. Вот и заветная звездочка. Пальчик входит свободно следом второй. Маша только пыхтит, покручивая попкой. «Умница!», думаю про себя. Приставил орган к отверстию, надавил. Мой дружок без натуги проскочил внутрь, и я продолжил разрабатывать её анус. Но... не всё так хорошо как хочется... Пять минут и я готов. Тугая струя заполняет все свободное пространство. Часть выдавливается наружу и течет по бедрам. Останавливаюсь, медленно оседаю назад. Сил нет. Посидеть, отдохнуть...

    Минут через пять подошла Лиза и налила всем по стопочке. Закусывать я не стал. В голове зашумело, но усталость отступила. Ещё посидели просто так, не одеваясь и не двигаясь. Потом я предложил искупаться. Надо было смыть пот и грязь и, похоже, ложиться спать. Активный отдых полной жизнью — выматывает! Легли после купания. Я заснул, как только коснулся головой подушки.

    А весь следующий день мы отдыхали. Просто валялись, то в тени, то под ярким солнцем и ели, восполняя потраченную энергию. Вечером ехать домой...

Пoследние рецензии

  1. Olvit
    Olvit
    5/5,
    ух, горячий рассказ!!