Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Влюбленная страпонесса

Влюбленная страпонесса

  1. Добрый Друг
    Этот случай заслуживал конкурсной истории. Яркий образ женщины с удивительным (для наших краев) поведением и единственная интимная встреча, во время которой были особенности, не имевшие места в других моих рассказах (хотя в комментариях я и упоминал мельком про героиню нынешней сторьки), вроде бы давали основания написать о ней и впечатать в конце штамп «больше мы никогда не встречались». Но это было бы неправдой. Мы пару раз виделись и после секса, иногда созванивались, да и в Инете общение не заглохло, возникало спонтанно временами, с охватом широкого спектра тем: от любовно-сексуальных до компьютерно-парфюмерных.

    Моим самым ярким чувством от знакомства с ней на мамбе и начальных бесед, вплоть до реальной встречи и секса, и далее до нынешних времен, когда узнаю о том, что она отмочила в очередной раз в интимно-продвинутом плане или вдруг впадет в совсем не вяжущийся облик секс-вампирши меланхолию-хандру по очередному красавчику, можно назвать удивление.

    Начнем с имени. На мамбовской анкете оно было написано реальное, но с орфографической ошибкой. «Олбанский» язык уже был известен в 2008 году, и когда я поинтересовался, это она нарочно так исказила в угоду моде или какова тайная подоплека сей фишки, получил ответ, что в ее паспорте так и значится. По двум версиям семейных преданий, не то пьяный писарь сельсовета ошибся, не то ее упрямый отец посчитал, что имя «Оксана» должно писаться через «а». Так и осталась она «Аксаной» в официальных документах и «Аксюшей» в личном общении. Пример приведен условный, на самом деле имя у нее национальное, по понятным причинам не оглашаю. А паспорт свой, не забыв об этой нашей беседе, она мне даже продемонстрировала на нашей встрече. Ведь тоже удивительно, правда? )))

    Теперь по пунктам анкеты. Даже сейчас, в 2016 году, крайне мало женских анкет на мамбе с местом жительства «Эмск», указавших цель знакомства «секс». В большинстве своем это спам-роботы или проститутки. Особо и не надеясь, я написал ей «привет» и еще что-то, не прямо, но весьма однозначно показывающее мою заинтересованность вышеупомянутым пунктом, оставляя тем не менее место для отступления, если вдруг окажется, что «секс» указан лишь для прикола, а ее интересует только общение от нечего делать, да нахождение жениха-мужа в идеальном случае (семейный статус был указан «не замужем, есть дети»). И был удивлен ее адекватным ответом, без рекламных ссылок и обозначения цены за интимные услуги, но в котором затем мелькнуло почему-то удивление напополам с разочарованием, что-то вроде (не дословно, но примерно, после пары-тройки ознакомительных реплик): «и ты, серьезный солидный человек, с престижной профессией и ученой степенью, имеющий жену и детей, запал на всякую фигню?».

    Удивленно отвечаю, а что тут удивительного, что мужчина в 40 лет пока еще имеет интерес к сексу, несмотря на все научные регалии, государственную службу и семейный статус? Было бы удивительно (и печально), если б не имел такого интереса, не так ли? На что Аксюша, не вдаваясь в хитросплетения рассуждений, пишет мне «А ты все мои фотки смотрел? Они все тебе понравились?».

    Каюсь, не все. Их было довольно много, распределенных в папки без названий (только цифры 1, 2 и так далее, всего на тот момент было 5 папок, помимо основной «это я»). Основную я, конечно, просмотрел перед тем, как написать ей. Смуглая, чуть полноватая женщина лет под 40, с солидной грудью и не менее солидной филейной частью, с темными глазами и черными волнистыми волосами до плеч, была запечатлена, видимо, во время турпохода. Фоном служил горный пейзаж, вблизи летний, а в перспективе были видны заснеженные вершины. Форма одежды была спортивная, за плечами висел рюкзак, а сама Аксана, приподняв на лоб солнечные очки, без тени улыбки смотрела на дерзкого фотографа, как бы недовольная тем, что ее застали в неподходящий для увековечения миг.

    В папках «1» и «2» было мало людей, но много природы и зданий: интерьеров и экстерьеров, натуральных и отфотошопленных. В папке «3» были разные смешные объявления, понадерганные из Инета, ну вроде «Бензина нет САВСЕМ. Почиму – не спрашивать», и рекламные плакаты парфюмерных изделий. Папки «4» и «5» я быстро просмотрел уже после ее вопроса, думая, что имею дело с обычным женским кокетством и желанностью явного подтверждения восхищения ее внешним видом, только после чего мне будет открыт доступ к телу и душе. Хорошо, что просмотрел, а не брякнул наобум «Да, да, все ОК. Когда встречаемся?».

    В 4-й папке были фотки с коллегами (когда корпоратив, а когда и просто на улице стояла группа людей, среди которых была Аксана, причем улицы были и местные, и московские, и восточноевропейские, судя по заголовкам самих файлов) и родственниками-подругами-знакомыми, сделанные чаще всего во время семейных застолий. А вот что было в 5-й…

    По-моему, они называются фемдом или страпонессы. На ряде фотографий женщина без лица, но очертаниями тела безусловно Аксюша, ебала страпоном в жопу взрослых мужиков и молодых парней, они ей покорно целовали ноги в черных чулках и высоких сапогах, и беспрекословно лизали, прижатые властной рукой к волосатой пизде. Мелькнула и пара фоток постановочных, высокого профессионального качества, там лица женщин не скрывалось, но то была уже не Аксана, просто их подбор был осуществлен по теме женского доминирования.

    Пока просматриваю, поступает насмешливая реплика пытающейся взять «на слабо» страпонессы:

    - Ха, еще один пугливый попался. Иди, модератору пожалуйся на аморальные фотки.
    - Да нет, фотки хорошие. Из последней папки с удовольствием бы повторил, только в более привычной роли: я мужчина, ты женщина. А по предпоследней – ты работала в Москве и за границей? Или просто была по своим делам или в гостях.

    - И работала, и по делам ездила много, еще с 90-х товар возили. Я вообще в Москве долго жила, почти десять лет, три месяца как вернулась. Там кризис, а здесь магазин купила парфюмерный (такой-то на такой-то улице), не был никогда? Да и к маме поближе, она уже в годах, болеет часто.
    - Нет, не был я в твоем магазине. Хотя рядом проходил, припоминаю, что есть такой. Значит, у тебя давно такое сексуальное увлечение фемдомом, в Москве небось желающих было море?

    - Да. Но и здесь попадаются. Правда, очень осторожничают, боятся опозориться.
    - А секс, где мужчины и женщины исполняют традиционные роли, ты не практикуешь?

    - Практикую.
    - С ними же? С кем играете в женское доминирование?
    - Ни боже мой! Да они этого и не хотят. Или от простаты кайфуют, или сами сдрочат. Редко кому яйца потрогаю или член рукой возьму. А чтоб в рот взять или в себя пустить – не было такого. Не может быть такого.
    - Почему, собственно? Вы наедине. Только что каким-никаким, но сексом занимались. Возбуждение присутствует. И с твоей стороны, и с его. А он, пусть номинальный, но мужчина. Физически сильнее. Вполне может и принудить тебя к обычному или оральному сексу. Что будешь делать? Член откусишь? Заявление напишешь в милицию? Не поверю, ведь и твоя репутация на кону. Не зря фотки из последней папки без лица.

    - Ты не понимаешь, DD! Вот ты сказал, что мы играем. Мы не играем. Особенно они. Это тайная часть их жизни. Которую они воплощают со мной. Которая прекратится, если они нарушат оговоренные правила. Наши совместные правила, к слову сказать, а не единолично мною навязанные всем и каждому под копирку.
    - Но ты сама тоже кайфуешь? Я не заметил вокруг твоей анкеты красной рамочки или пункта «ищу спонсора», значит, ты не берешь деньги. Вряд ли ты «Мать Тереза», оказывающая секс-услуги из сострадания к извращенцам. Следовательно, сама получаешь удовольствие? Или как?

    - Конечно, получаю. Моральное – от того, что я ебу мужчин. Высокомерных и задирающих нос в обычной жизни. Местных, которые считают, что они выше женщин по умолчанию. Москвичей и русских, которые считают, что они круче остальных городов и народов. Поляков и прибалтов, которые считают, что они лучше, чем Россия и имеют право нам указывать. Как бы я трахнула американского президента за Югославию – ты не представляешь! Не попадается никак только, сволочь, а жаль.
    - А физическое?
    - Тоже. Оргазм от куни никто не отменял. Если в ебле я им подыгрываю, кого-то молча трахаю, кого-то с изображением страсти, кого-то со шлепками, кого-то с матами и унижениями, то отлизывают они меня по-настоящему. Пока я не кончу, встреча продолжается, и клала я с прибором, если кто-то не укладывается в два или четыре часа снятого номера в гостинице.

    - Ясно. Занятно, конечно, но меня больше интересует вариант, когда ты занимаешься сексом без обмена гендерными ролями. В анкете твоей написано «не замужем», значит ты в разводе или не была никогда в браке?
    - Была, была. От кого ж я двух детей родила, не от Святого же Духа? Не выдержал муж мук ревности, когда я челночила по-черному в 90-х, а он на диване лежал. Долежался. Я в Москву подалась, а он, и не знаю куда. И знать не хочу!
    - Получается, что сейчас у тебя нет постоянных отношений ни с кем? В традиционном стиле, уточню на всякий случай.

    - Как тебе сказать? Есть один. Под полтинник мужику, еще ни разу не был женат. Теперь приспичило жениться. В гости приглашал, с мамой знакомил, с сестрами. Не, стоит еще крепко у него, с голодухи не помираю, врать не буду. Но замуж не хочу. Детей рожать тем более, а этот намекал. Не хочу я замуж. Не лежит к нему сердце. А к кому лежит, тот в Москве живет. И женат. Нет, отсюда родом, давно просто уехал, еще при Советах. У него уже внуки, а я его как вижу или слышу, влюбленной школьницей себя чувствую, дура-дурой становлюсь. Он мне звонит, конкретно спрашивает, такая-то марка духов хорошая, купить или нет, как отличить, подделка или нет, а я смеюсь, радуюсь, ни к селу, ни к городу что-то несу невпопад, лишь бы проболтать подольше. Смешно, да?
    - Я б не сказал. Трогательно и лирично, это да. И не вяжется с твоими предпочтениями. На первый взгляд. А на второй все становится предельно ясно – ведь ты женщина. То есть загадка без ответа. И для мужчин. И для себя.

    - Красиво излагаешь. Так чего ты хотел? Интересуешься темой? Хочешь попробовать?
    - Интересуюсь сексом. Хочу попробовать. С тобой. Вагинальным, оральным и анальным. Без смены ролей.
    - Анальным, ага! Размечтался. Давай попробуй ты. Купи страпон, и я тебя трахну анально. Тебе понравится, вот увидишь.

    - Давай-давай, поуговаривай тут еще, ага ))) Моя попа для тебя табу. Можешь языком поласкать.
    - Фу! Еще не хватало немытые задницы мужикам лизать.
    - Кто сказал, что немытые? Все как положено, в лучших традициях Чикаго. Встреча, кафе, квартира, душ, постель. Но смотри, предупреждаю, полезешь в мою попу, сама будешь трахнута в зад.
    - Не переживай, не полезу. Сама анал не очень люблю.

    - Вот и отлично! Когда встречаемся?
    - А ты на машине приедешь?
    - Да.
    - Послезавтра, в 2 или 3 часа дня. Устраивает?
    - Да.

    Упомяну, что вышеизложенная беседа состоялась не в один день, а примерно в течение недели и перемежалась, естественно, общением на несексуальные темы.

    Настало послезавтра. После завершения своих дел звоню Аксане, почему-то мне кажется, что забрать ее надо из ее магазина, но оказывается, она на Центральном Рынке, делает какие-то «контрольные обходы» по ее словам. Мелькнуло, неужели она такая крупная бизнесменша, имеет свои объекты в разных местах города, но потом выяснилось, что она просто знакомилась с ценами и ассортиментом конкурентов по отрасли, а непродовольственных точек на обширной территории ЦР более чем достаточно.

    С парковкой в том районе трудновато. Оставляю машину довольно далеко от входа, на одной из радиальных улиц, втыкающихся в кольцо, опоясывающее рынок. Минут через 10, пройдя пешком расстояние до входа, звоню еще раз и пытаемся найти друг друга в толчее торгового центра, в хитросплетениях галерей, проходов, бутиков которого я не ориентируюсь. Ситуация усугубляется еще и тем, что она не знает меня в лицо. Моя анкета без фото, и раз просьбы выслать фотку на почту или телефон не было, то визуально я ей незнаком. Просит описать себя. Ну вы уже знаете )))) Помимо «толстый, лысый, с большим носом, без очков и растительности на лице», самый пик летней жары, еще и «весь в белом». Подходи к каждому второму или третьему – не ошибешься )))

    В общем, сумели мы увидеться, только выйдя из здания и взяв ориентиром тумбу с афишами близ кинотеатра рядышком. Наряд Аксаны тоже был выдержан в светлых тонах: легкое платье обнажало приятной (но не чрезмерной) полноты руки до плеч и ноги до середины бедер, переливчатый пояс (косынка, шарф?) обнимал ее чуть выше талии, ненавязчиво подчеркивая тугость заполнения лифа, цвет маникюра и педикюра совпадал с рубинами в сережках и на единственном кольце (обручального не было, кстати), и единственным темным аксессуаром были солнечные очки, чаще носимые не на переносице, а на лбу или волосах. И таким сладко-сексуальным, дразнящее-возбуждающим ароматом повеяло от нее, когда мы поцеловались в щечку при знакомстве, ммм…

    …Идем себе под ручку, болтаем о том, о сем, когда приходится расцепляться в узких местах тротуара торгового квартала или пропуская прохожих, не упускаю возможности коснуться и погладить округлые бока или спинку или даже разочек пышную попку Аксюши. Идем себе и идем… А машины моей нет и нет. Блин, я ж ее где-то здесь бросил, нет? Угнали? На эвакуаторе увезли? Да не может быть такого! Или по закону бутерброда именно сейчас и произошло?

    Аксана обращает внимание, что я стал рассеян и часто осматриваю окрестности.
    - Что случилось?
    - Машины что-то нет моей.
    - Где ты ее оставил?
    - А фиг знает. Где-то здесь. Ближе места не было припарковаться.
    - Я понимаю. Но на этой улице? Пушкина? Может, на соседних, Лермонтова или Гоголя? (названия улиц условны).
    - Не знаю, честно. Они тут все друг на друга похожи. Сплошные магазины и толпы людей.

    В общем, дошли мы до второго кольца, повернули к рынку по другой радиальной улице, нашли-таки моего железного коня, сели и поехали в кафе. Пообедали, поболтали, чуть потискались в отдельном кабинете и поехали ко мне, на съемную квартиру.

    Поведение Аксаны совершенно не похоже на властную страпонессу. Не очень многословна, чувствуется определенное смущение при переводе отношений из виртуальной в реальную плоскость, как бывает с подавляющим большинством женщин. Следует в фарватере моих инициатив, играя роль самой обычной женщины. Улыбается шуткам; слегка хлопает по шаловливым рукам, пытающимися пробраться куда не надо раньше времени; если вдруг воцаряется молчание, подает реплику для начала очередного витка флирта, подтверждая всем своим поведением желанность скорого сближения. Впрочем, кто может знать, возможно, именно сейчас она настоящая, а играет роль «госпожи» лишь для любителей подобного рода утех? Как говорится, за неимением гербовой…

    …Закрылась за нами входная дверь квартиры, и мы оба с облегчением вздохнули, попав в полумрак и сравнительную прохладу, после ослепляющего солнца и почти сорокаградусной жары раскаленного июльского дня. Сняв обувь, прошлепали босиком в комнату, сели на диван. Посмотрели друг другу в глаза. И без единого слова стали целоваться. Какие же классные духи у Аксаны, оно и понятно, ведь профессионально этим занимается, но тем не менее, никак не надышусь и не нацелуюсь. Опрокинул ее на диван, целую шею, плечи, тискаю податливое тело под легкой, чуть шершавой тканью. И так получилось, что стал оголять Аксюшу не сверху, а снизу. Задрал подол, а под ним, оппа, ничего!

    Поднял в удивлении голову, посмотрел в ее смеющиеся глаза. Когда же она успела? Так без трусов и пришла на свидание? Или когда отлучалась в дамскую комнату в кафе, точно и безошибочно просчитав, что обязательно последует приглашение на уединение? Да какая разница?! Аксюша смеется моему неподдельному удивлению, щелкает слегка пальцем по носу и почти беззвучно произносит «сюрприз». Затем, попытавшись ухватить меня за несуществующие волосы, и за их неимением взявшись за лысую башку, пригибает мою голову к своему широко распахнутому междуножью.

    Скажу вам честно, я не любитель волосатых кисок. И с точки зрения эстетики, и практической реализации полового акта (а тем более кунилингуса), мне больше импонируют женские гениталии с минимумом (а лучше совершенно без) волос. Это мое четкое имхо, ничуть не осуждаю любителей естественности или каких-то вычурных интимных причесок, их личное дело. Но в данной ситуации мне, распаленному поцелуями и вкусным ароматом Аксаны, ярко-розовая щель в обрамлении черных курчавых волос, показавшаяся сразу под платьем без нижнего белья, только добавляет возбуждения, не до привередничанья, думаю, что ничему они не помешают, раз задуманы самой матерью-природой.

    Но… помешали. То ли волосы удерживали не очень приятный запах, бывший следствием жаркого дня и посещения туалета, то ли разительный контраст между бесподобным парфюмом и естественным запахом тела, но начальное куни я прервал довольно скоро, сказав «давай быстро в душ и продолжим».

    Сходили в душ и продолжили. И не зря она посетила ванную комнату, взяв с собой висящую в прихожей сумочку. Продолжили мы уже не целуясь в губы, а сразу развернувшись в 69 для обоюдного орального секса. Было замечательно, уже никаких претензий. Запах и вкус естественной смазки чистой женщины вкупе с ароматом каких-то средств интимной гигиены заставлял меня вгрызаться и всасываться в ее половые органы, пить ее влагу, захватывать губами клитор, имитировать трах языком. При неустанном ощупывании, поглаживании, исследовании руками прилегающих областей: бедер, попы, спины, боков. Не менее замечательно было и члену. Со знанием дела и мастерским умением Аксана сосала, то быстро и размашисто, то перекатывала как леденец во рту, тыкала головку в одну и другую щеку, точно так же не забывая о ручных ласках моего тела и нежном подергивании прилегающего к нему волосяного покрова.

    И значит, лечу это я, лечу… то есть лижу это я, лижу, принимаю с кайфом ответный отсос и лениво так думаю, еще немного поласкаемся так и надо будет ее раком поставить, трахнуть по-серьезному, чай не девчонка-целочка, чтоб минетом удовлетвориться, или может, раз уже лежу на спине, пусть амазонкой насаживается и скачет себе, доминам такая поза вроде больше должна нравиться, чем покорная коленно-локтевая. И вдруг, начинаю постепенно какой-то дискомфорт ощущать. Причем с нарастанием. Блин, что такое?

    В силу ли своей привычки случайно или специально задумав такую проверку – не могу знать, но Аксана тихой сапой стала подбираться к моей заднице. Когда она еще ласкала влажным пальчиком вокруг дырки или, не внедряясь вглубь, водила круговыми движениями, все было нормально. Но как только в моем анусе оказалось больше, чем полфаланги, болевые ощущения перевесили кайфные от минета. Ерзаю туда-сюда пятой точкой, пытаюсь освободиться от ее пальцев – бесполезно. Может, она даже это как поощрение поняла, бросила сосать и уже со всей дури пытается пропихнуться. Ага, щаз! Ну все, Аксанка, пипец твоей попе!

    Шлепаю по ее попе и убираю с моего лица. Выбираюсь из-под нее.
    - Я тебе говорил, чтоб не лезла в мой зад? – со зловещей улыбкой интересуюсь у Аксаны.
    - Ой, ну что такого? Прям оскорбился.
    - Да не оскорбился я. Больно и неприятно. Я тебе говорил? Говорил. Ты мне не поверила. Значит, подставляй свой зад. Обещала же? Будь добра сдержать слово.
    - Я насухую не дам.
    - У меня есть гель.
    - Покажи, - и, желая все же оставить за собой последнее слово, - принеси мою сумочку, у меня лучше.

    Лучше так лучше! Тебе видней! Я не уловил особых различий скольжения и проникновения. Разве что цвет моего геля был бледно-розовый, а Аксюшиного – светло-желтый, почти бесцветный. Пососав мне член для затравки и потеребив себе клитор, сидя на краешке постели передо мной, она обильно нанесла и растерла смазку по моему члену, попросила так же щедро увлажнить себе анус и вводить не спеша.

    Я не знаю, может и действительно, анал был для Аксаны самым редким видом. Благодаря качественному гелю и озвученной методике правильного внедрения, вторжение в «адские врата» прошло без сучка, без задоринки. Был ли анал приятен Аксане или наоборот - не могу сказать. Потому что трах после вторжения тоже был ровным, без сучка, без задоринки. Ни «охов и ахов» от боли и дискомфорта, ни подмахиваний и постанываний от страсти и возбуждения. Типа «мужик сказал – мужик сделал», обещала дать в попу – даю, а с задором или без – не обговаривалось, будь доволен, чем имеешь.

    В общем, трахаю-трахаю я Аксюшу в попу, устал, вспотел, день-то летний и жаркий, а квартира без кондиционера. Приостановил фрикции, потянулся к полотенцу, брошенному неподалеку, вытер пот со лба. И слышу ее короткий смешок. Даже немного обиделся сперва, думал, надо мной смеется, что не смог долбить полчаса как отбойный молоток.
    - Что такое?
    - Я тут подумала и смешно стало. Ведь не поверят мои «мужчинки», если им скажут, что меня трахали в зад. А если сами увидят, то сильно разочаруются в «хозяйке». Опустили называется, позор! – Аксана засмеялась, и я вслед. И чуть позже, повернув голову и с сочувствием, - Устал, да? Ну иди, ополоснись, и я хочу под душ, жарко. Потом продолжим нормально. Все равно, ни я так не кончу, ни ты.

    Получив заряд бодрости от прохладного душа, мы продолжили «нормально», то есть чередуя вагинально и орально. Примечательно, что и вагинальный секс был проведен большей частью в позе «раком», а меньшей – боком сзади, «ложкой», без плотного контакта лицом к лицу миссионерки и без сопровождающих акт поцелуев в губы. Привычка страпонессы избегать нежностей? Ниша допустимости только для любимого? Или чистая случайность? Не знаю.

    Финишировали мы орально, с небольшим временнЫм лагом. Вначале Аксана бросила сосать мне член (мы снова были в 69), напряглась, пробормотала басовито «да, да, да-да-да», перевалилась с меня на бок, потом на спину, прижала мое лицо к себе, выдохнула сильно и, отпустив мою голову, отстранила. И, наверное, минут на пять, не меньше, ушла в нирвану, уставясь невидящим взглядом в потолок, с глубоким и неритмичным дыханием, не реагируя на внешние раздражители, и только временами подрагивала поясница, возможно, по ней шли те самые волны оргазма, о цвете которых спорят одни и в существовании которых сомневаются другие.

    Когда же она вернулась с небес на грешную землю, настал черед моего кончания. Практически не меняя своей позы, лишь подложив подушку под голову и повернув ее набок, Аксана была трахнута в рот вплоть до спуска спермы. Глотать не стала, пошла в ванную.

    Потом мы лежали в обнимку и болтали. Не о сексе. О работе, налогах, проверках. О родственниках, детях, школах. Параллельно легким поглаживаниям и мимолетным поцелуям. И был сделан быстрый минет, когда Аксана почувствовала по напрягшемуся члену, что он готов ко второму заходу, но без малейших намеков с моей стороны. Только предупредила, чтоб я не кончал ей в рот или на лицо, а оросил бы семенем ее тяжелую грудь с темным, почти черным ореолом вокруг крупных сосков. И смотрела с улыбкой на мою эякуляцию, одной рукой подпирая себе снизу грудь, а другой ласково поглаживая мех моих ягодиц и бедер.

    - Не успеем, мне уже пора, - мягко уклонилась, когда я захотел оказать ответную любезность. И уже во дворе, садясь в машину, - нет, не в мой магазин, в другой мне надо заехать, а оттуда я сама доберусь. Помоги мне в одном деле, DD, если тебе не трудно… - и объяснила, что ей требуется.

    ***​

    Примерно через неделю, прекрасным летним вечером, за столиком в открытом кафе, сидели три женщины и один мужчина. Хорошо известная нам Аксана и две ее подружки. Мужчина был высоким и худощавым, с сильной проседью в густых волосах. Он не отводил от Аксюши влюбленного взгляда, а его тонкие и длинные пальцы музыканта нервно отбивали барабанную дробь по столу, торопя время в стремлении поскорей оказаться наедине со своей возлюбленной.

    - О, Аксана! Очень рад видеть! Здравствуйте! – раздался зычный голос нового посетителя, и к столику подошел лысый, толстый, с большим носом… ну вы знаете… DD, весь в белом, и с большим букетом ярко-красных роз в руке. – Это Вам! Еще раз – огромное спасибо. Вы знаете, за что! – и понизив голос, якобы только для мужчины, но в рамках слышимости для навостривших уши подруг: - Она мне сильно помогла в одном непростом вопросе. Ваша подруга – очень красивая женщина и очень добрый человек.

    Ошарашенный мужчина кивнул, а Аксана протяжным тоном королевы медленно и тягуче произнесла:
    - Спасибо, спасибо! Садитесь с нами, DD! Выпьете что-нибудь? Кофе или покрепче? Не торопитесь?
    - Тороплюсь, Аксана. С удовольствием бы посидел и пообщался с Вашими симпатичными подругами, но спешу, - окинул плотоядным взглядом подружек, демонстрируя для ее мужчины отсутствие сексуального интереса к самой Аксане, - поэтому позвольте откланяться. Приятного вечера! – и отчалил.

    Последняя смс-ка от Аксаны до моего явления в кафе была: «Все по плану. Мы в таком-то месте. Будем до такого-то времени. Успеешь?». Первая после отрепетированной мизансцены: «Спасибо! Если отобьюсь, то приеду ночью к тебе. Ты по тому же адресу?».
    «Не отобьется» - подумал я и набрал номер Светика-конфетика.
    «Не отбилась, - подтвердила Аксюшина смс-ка утром, - но ведь и ты, прохвост, не один ночевал?».

    ***​

    Наша третья встреча произошла года три спустя. И длилась секунд тридцать. Я уезжал из Эмска на маршрутке и должен был передать ей некий пакет. Аксана опаздывала, водитель нервничал, но я-таки упросил его подождать несколько минут. Наконец такси подъехало. Обнялись, привет, как дела, спасибо, ты настоящий друг, чмок в щечку, тот же офигенный запах парфюма, усилием воли сдерживаю руку, чтоб не опустить с талии на смачную попку, пока, пиши, не забывай!

    И больше мы не встречались. Но вот, не забыл и пишу! )))
    Михай, Sasaserjio, Babaj28 и ещё 1-му нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Михай
    Михай
    5/5,
    Интересно и легко читается, впрочем, как и другие Ваши произведения. Спасибо!
    1. Добрый Друг
      Ответ автора
      Спасибо и Вам, уважаемый Михай!