Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Управдомша, или Утренний дозор

Управдомша, или Утренний дозор

  1. Добрый Друг
    В отличие от многих других женщин, тематика наших бесед на мамбе практически не затрагивала личных вопросов. Я до сих пор не знаю, есть ли у нее дети и какого возраста, а семейный статус Алёны стал мне ясен спустя некоторое время после нашей единственной встречи в реале. Сближение же наше произошло на почве принадлежности к той отрасли экономики, к которой большинство потребителей питают стойкую неприязнь, хотя совершенно не могут без нее обойтись. Речь идет о жилищно-коммунальном хозяйстве, а Алёна была начальником средней руки в одном из ЖЭКов города Эмска как раз в период их преобразования в управляющие компании. Пока шла реорганизация, была временно безработной и очень этим обеспокоенной, так как не мыслила себя вне любимой работы управдомши. Да-да, той самой, которую вывел на экраны Гайдай в комедии «Бриллиантовая рука» в исполнении Мордюковой. Кстати, в какой-то мере Алена была на нее похожа. Строгим гардеробом в черно-белых тонах и делением мира на черно-белую палитру однозначно, и, с поправкой на нацменскую принадлежность, внешне.

    В отличие от многих других женщин, свидание она назначила на утреннее время. И, в отличие от многих других женщин, прибыла на встречу не просто раньше меня, а чуть ли не за полчаса до открытия ресторана, у входа в который мы должны были увидеться. Вряд ли дело было в сексуальном или пищевом голоде. Думаю, Алене просто было приятно выйти из дому с утра пораньше, направляясь как бы на работу, несмотря что ее вынужденный отпуск длился не больше месяца.

    Представляю, как удивились официанты, обнаружив посетителей, которые достаточно долго простояли у входа в ресторан и таки дождались его открытия. И как удивились повара, получив заказ на конкретное рыбное блюдо с детализацией, как готовить и чем приправлять. Сомелье, скорее всего, удивлен не был. К рыбе полагается белое вино.

    О чем могут говорить мужчина и женщина незадолго до предстоящего первого интима? Конечно же, о тарифах и расценках, квадратуре и кубатуре, нормах и льготах. И я не шучу.

    Что примечательно – и тоже идет вразрез с обычным типажом героинь DD. Алена была неулыбчива и не особо реагировала на попытки ее рассмешить и развеселить. Вот такой парадокс – при всех параметрах своей привлекательности: 33-34 года (а мне почти 41), стройная, изящная, с подобающими изгибами и выпуклостями фигуры, с красивым белым лицом в обрамлении распущенных черных волос, одетая видно что в дорогой «типа деловой» костюм блузка-юбка-жакет с приличествующими украшениями на пальцах, шее и мочках ушей, источающая аромат тонко-нежного парфюма, но – со строгим выражением лица. Не насупленным, не мрачным, не гневным. Просто строгим. Словно человек, за которым все время пристально и не очень доброжелательно следят, которому расслабляться нельзя ни на минутку, а надо сосредоточенно делать свое дело. Вначале я подумал, что она завсегдатай этого ресторана и не хочет, чтобы обслуживающий персонал понял по ее поведению, куда мы последуем после трапезы. А потом вспомнил, что и виртуальное наше общение шло без шуток и приколов. И смайликов Алёна тоже не ставила.

    - Ко мне? – уточняю на всякий случай, когда садимся в машину после ресторана.
    - Да, - отвечает Алена спокойно и даже с ноткой недоумения, уговор же был именно таким: «встреча – ресторан – квартира», а она привыкла держать слово.

    Квартира. Первые объятия. Первые поцелуи. Первые касания укромных местечек. Первое обнажение новой женщины. Сладостное чувство «скоро она будет моей», поднимающее настроение и член. Быстрые водные процедуры в томлении от нетерпения. Расстеленная постель. Ее холеная белая ручка, гладящая меня по лицу. Ее обольстительное тело, прижатое к моему мохнатому торсу. Еще поцелуи, еще ласки, вот-вот случится первое, такое сладкое проникновение, предвестник полета на небеса… Облом!

    - Стой, DD! А презерватив?
    - Да ладно, Алёна! Никто из нас не болен, сдержаться я смогу. Не переживай!
    - Нет-нет-нет! – строго и непреклонно. Это именно «нет», а не флирт для уговоров. – Ни в коем случае, - садится на край разложенного в кровать дивана и несколько секунд молчит. Молчу обескураженно и я, мой потайной сверток с презиками и гелем для анала остался в машине. Что теперь, одеваться и бежать вниз? Невместно как-то. Но если настоит, никуда не деться, придется сбегать, не оставаться же не солоно хлебавши из-за такой ерунды. Или она сама так обиделась из-за моей непредусмотрительности, что сейчас оденется и уйдет?

    Словно приняв решение за эти несколько секунд моих напряженных думок, Алёна выносит свой вердикт:
    - Если без резинок, тогда только в попу, - и добавляет, с еле ощутимой лукавой интонацией, - если хочешь, конечно.

    Вау!!! Хочу ли я? Что за вопрос, женщина? Это каким чудом облом превратился в суперкайф? Чем я заслужил благосклонность небес? Сбегать бы сейчас пулей за гелем для анального секса, но трезвая часть сознания, оттесненная бурными эмоциями на задворки, рассуждает здраво, что получится и так, наверняка Алёнкин зад расстался с девственностью много лет назад.

    - Канешна хачу! – утрированным акцентом хочу в очередной раз вызвать улыбку на лице Алены. И опять впустую. Тем не менее, снова целуемся и обнимаемся, уже сидя рядышком на краю дивана, она дрочит мой член, а я ласкаю ее налитые груди и еложу пальцами между ног, в той дырочке, куда сегодня не попаду, и вблизи той, в которую попаду, притом так неожиданно.

    Картина маслом (формат видео mp4). Поперек дивана в позе «раком» стоит Алёна, сильно прогнувшись и оттопырив смачную попочку. А лысый, толстый, маленький (ха-ха) DD, смочив обильно свой немаленький (хе-хе) половой хуй смазкой партнерши и собственными слюнями, внедрившись ей в анус осторожно, но, как и ожидалось, без затруднений, набрал требуемый размеренный темп и уверенно ебет ее в жопу, хватая мохнатыми лапами то за полупопия, то за талию, то даже ухитряясь прогнуться вперед как гимнаст, и покачать на весу Аленкины сиськи с крупными горошинками сосков в обрамлении светло-коричневых ореолов.

    Время течет, темп ускоряется, дыхание учащается, раздаются непроизвольные рыки (мои) и стоны (ее). Аленкины пальцы порхают бабочкой со своего клитора на мои яйца и обратно. Какое-то явно нерусское слово вырывается из ее уст и сразу же, то ли как его перевод, то ли уловив после своего оргазма момент моего спазма перед опустошением, звучит «Да, да, кончай! Ох, хорошо-то как!». А мне, впрыскивающему в ее зад унцию (или баррель написать? для поисковиков заманчивей) спермы, просто замечательно и восхитительно!

    Сидим на кухне после водных процедур. Пьем кофе, вкушаем сладости, я курю, беседуем о том, о сем, или расслабленно молчим. Я голышом, только постелил полотенце на стул. Алена приодета, но как-то необычно. На ней юбка без трусиков и расстегнутая блузка без лифчика. Свое полотенце она аккуратно сложила и положила на подоконник. И так как пока она никуда не торопится и не озвучивает время, не позднее которого ей надо уйти, учитывая подобный внешний вид, надеюсь, что будет и второй заход, только пусть пройдет некоторое время для восстановления. Но, конечно, есть вариант, что она уйдет без второго раза, если сочтет, что уже пора, и тогда, я знаю, никакие уговоры не помогут. В общем, я был готов к обоим сценариям.

    Но то, что случилось после того, как я, почувствовав прилив желания, подсел поближе, стал целовать ее нежное лицо и белоснежные плечи, теребить соски и пытаться проникнуть в межножье, было очень неожиданным, и, конечно же, стало еще одним праздником этого незабываемого дня «утреннего и вечернего дозоров». Бросив быстрый взгляд на экран телефона, лежащего на столе, Алёна мягко отстранилась, взяла с подоконника полотенце, постелила на пол, и сказав:
    - Не успеем, DD! Давай лучше так, - встала передо мной на колени.

    Спонтанный кухонный минет – лучшего кайфа нет! Уверенно и спокойно Алена взяла в рот, нужными манипуляциями довела член до полноценной эрекции, и принялась размеренно сосать, не торопя события, но и не затягивая этот приятнейший процесс. Головка то почти выскальзывала из тугого колечка губ, то тыкалась ей в горло, то облизывалась языком, то упиралась в одну и другую щеки. Сколько длилось, не могу сказать, я подспудно подгонял себя, зная, что Алена торопится, но завершился этот мастерский отсос секундным удержанием ее головы (помню ее недоуменный взгляд в этот миг, но я тут же убрал руки, улыбнулся и кивнул, мол, все нормально, продолжай), и мощными выплесками спермы в сопровождении сильнейшего оргазма и особой звуковой реакции, которая бывает у меня, если второе кончание случается спустя короткое время после первого.

    Подождав, пока прекратятся толчки, Алёна нежно высосала все до капли, выпрямилась, неожиданно чувственно обняла меня, прижав мое лицо к своей груди, и затем, не забыв захватить полотенце, направилась в ванную. Откуда вышла уже полностью одетой, в образе строгой управдомши, и немного выслушав мои бурные восторги с легкой, еле заметной улыбкой, прервала их бытовым вопросом о дальнейшем маршруте моего следования.

    Разумеется, я отвез ее куда было надо, разумеется, я подтвердил, что с большим удовольствием стану с ней встречаться, когда вернусь из близкого уже отпуска и возобновлю поездки в Эмск. Затем приступил к своим делам и подготовке «вечернего дозора». Аленкин ответ в машине был вполне благосклонный, а завтрашний на мамбе уточнял детали: «Днем – только пока не работаю. Встречи – только пока не замужем».

    Две недели отпуска в родном городе промелькнули быстро, остаток лета тоже прошел незаметно, осенью была московская поездка. Вернувшись домой и открыв на мамбе свою основную анкету, я увидел два сообщения от удаленного аккаунта управдомши Алёны. Первое – о том, что она нашла работу. Собственно, ту же самую, на которой всегда и работала, но теперь уже не под муниципальным управлением, а под эгидой коммерческого ООО. Подтвердив то, о чем я ей - панически боящейся безработицы, всегда и говорил, что бизнесмены умеют и деньги считать, и персонал подбирать, и опытными кадрами разбрасываться не станут. Второе – о том, что вышла замуж, за чудесного и достойного мужчину, что она его очень любит, и он ее тоже, но еще и ревнует сильно, поэтому просит ей больше не звонить, несмотря, что очень мне благодарна за поддержку и сохранила о нашей встрече наилучшие воспоминания.

    Как принято восклицать, «Будь счастлива, Алёна!», что тут еще скажешь? Но о двух случаях информационного обмена обязательно надо сказать, чтобы поставить логическую точку как в рассказе, так и женском образе.

    Накануне ноябрьских праздников я получил смс от Алёны:
    «Мы с мужем приезжаем в Энск, в гости к его родным. Если вдруг случайно увидишь нас – помни, мы не знакомы!».
    «Да, конечно, не беспокойся! А вообще ты как? Все нормально, дома и на работе?» - отозвался я.
    «Да, вполне, спасибо! Всего тебе хорошего и с праздниками» - ответила она и поставила смайлик.

    Смс-ка – не звонок, да и написала она мне первой, поэтому ничтоже сумняшеся, я поздравил Алёну с Новым Годом смс-кой, нейтрально-вежливыми оборотами, которые только конченый параноик может счесть поводом для ревности. И углядел в обилии восклицательных знаков в ответе настолько сильные эмоции, коих и близко не было при предыдущем хоть электронном, хоть живом общении:
    «Спасибо, но я просила не писать мне!!!!!!!!!!!!!!!!»

    И больше мы не встречались переписывались.
    vahabit нравится это.