Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Инкогнито Глава 6

Любовь порою бывает безрассудна и не поддается никакой логике.

  1. Люпина
    С того дня Максим с Настей практически не расставались. Точнее, Макс делал все, чтобы они как можно больше времени проводили вместе, а Настя в какой-то момент просто перестала убегать.

    Прошли уже больше трех месяцев, но девушка по-прежнему таилась. Все, что удалось узнать Максиму об ее жизни, так это то, что она благополучно окончила Высшую школу экономики, сменила несколько работ, любит слушать аудиокниги и путешествовать на поезде. А вот вопросы о личной жизни и прошлых связях хранились девушкой в строжайшем секрете, и любая попытка выяснить хоть что-то заканчивалась либо отговорками, либо побегом. После очередного, когда Настя выпала из его поля зрения на целых две недели, Макс решил больше не приставать и оставить ее прошлое в покое.

    Ему было хорошо с ней, Настя прекрасно его чувствовала, а уж о сексе и говорить нечего, такого удивительного интима у него еще никогда не было.

    Пару дней назад оба преодолели очередной рубеж, Максим предложил съехаться. В тот вечер пошли в ресторан, где он и озвучил свое желание. Настя на удивление легко согласилась. Только Макса смущал один единственный момент, девушка слишком уж спокойно реагировала на подобные довольно эмоциональные ситуации, в глазах не прыгали чертики, отсутствовала какая-либо жестикуляция. А уж сравнить ему было с кем. Прежние пассии могли и по-детски прыгать, хлопая при этом в ладоши, и бросаться на шею, и даже попискивать от радости, но не Настя. Однако данная странность полностью сглаживалась чувствами в сексе, в постели она была нежна, ласкова и невероятно услужлива, порою Максиму казалось, что ей куда приятнее видеть и ощущать его удовольствие, нежели свое.

    В быту у них тоже довольно быстро все наладилось. Настя очень любила готовить и уважала чистоту, поэтому в квартире практически ничего не изменилось, лишь в шкафу и комоде обосновались ее вещи, ну и в ванной появилась вторая зубная щетка, разноцветные флакончики с гелями и шампунями, плюс большая косметичка. Хотя Максиму в душе хотелось, чтобы, заходя в квартиру, он понимал, что не один, что живет с девушкой, ему было бы в радость сесть на диван и обнаружить на нем Настин халатик или бюстгальтер, в ванной увидеть сохнущие на полотенцесушителе трусики, но нет. Она тщательно следила за своими вещами, что в какой-то мере беспокоило Макса, было ощущение, словно Настя в любой момент может исчезнуть, просто раствориться в воздухе.

    К тому же резко прекратились многочисленные звонки Настиных «друзей», чему Максим был очень рад, но страхи и сомнения продолжали жить глубоко в сознании, он боялся ее потерять, боялся неизвестности, а Настя, словно все начала сначала.
    - Ну, что? – спросил только что открывший глаза Макс у лежащей рядом Насти, которая уже как полчаса проснулась и сейчас рассматривала картины с обнаженными девушками через смартфон, подаренный Максимом месяц назад. – Сегодня все по плану? Шашлыки у Калганова на даче?
    - Знаешь, меня тут пригласили на выставку. Мероприятие обещает быть интересным.
    - Кто пригласил? – потянулся Макс и запустил руку под одеяло, его ладонь легла на живот девушки, после чего сползла ниже и скоро пальцы ощутили нежную и влажную кожу.
    - Друг.
    - Очередной таинственный друг, - не слишком довольно протянул он.
    - Да нет, вполне себе обычный. Он художник. Эрнест Турин, может, слышал? Правда, это псевдоним, так-то он русский.
    - Нет, я не особо интересуюсь живописью.
    - А зря. Он рисует в стиле ню, очень талантливый и, что немаловажно, востребованный.
    - И ты так хочешь на эту выставку?
    - Да. Отказать было бы неправильно. Все-таки у него выставки проходят раз в год, а вот на шашлыки мы можем поехать в любое время.
    - Твоя правда. Ладно. Позвоню Димке и расстрою. Он очень хотел познакомиться с тобой, - подмигнул Макс.
    - Насколько мне известно, твой друг редкостный бабник. Неудивительно, что ему так хочется увидеть меня.
    - Ты не в его вкусе, он любит девиц с пятым размеров сисек, причем не гнушается силикона.
    - Правда? – вскинула брови Настя. – А ты?
    - А я просто обожаю твою небольшую грудь, она идеальна, - Макс вытащил руку из-под одеяла и положил на ее правую грудь, после чего склонился и поцеловал левую.
    Настя тогда отложила телефон в сторону:
    - Что еще тебе нравится во мне? – она запрыгнула на него, начала медленно вилять задом.
    - Все, - глаза Макса уже загорелись.
    - А конкретнее?
    - Твоя киска, твоя попка, - пока говорил, водил руками по ее ягодицам, - а еще просто с ума схожу от твоего запаха и твоих глаз. Особенно, когда смотришь, как сейчас.

    Буквально через секунду Макс ощутил, как член вошел в нее. Но Настя не спешила двигаться, просто сидела и смотрела в глаза, словно ждала ответных действий. И на Макса будто озарение снизошло:
    - Я люблю тебя, - произнес на выдохе и тут же перевернул ее, лег сверху.

    В ответ Настя обняла его за шею и начала целовать.
    - Слушай, - смущенно прошептал Макс, - я и зубы-то не почистил.
    - Твое признание перебило аромат нечищеных зубов, поверь, - усмехнулась она.
    Тогда Максим припал губами к тонкой шейке и в этот момент снова вошел в нее. Это был невероятно нежный и ласковый секс, от которого оба почувствовали нечто очень теплое, что-то родное.

    А день пролетел незаметно, Настя убежала в обед по магазинам, все же на выставке хотелось произвести должное впечатление, ну а Макс встретился с другом в спортивном баре. Раз уж поездку на шашлыки пришлось отметить, так хоть пива выпить и за жизнь поговорить.
    - О, Север! – Дмитрий пожал ему руку, когда тот вышел из машины. – Ну, что ж ты так? Взял и слился. Моя пассия прямо расстроилась, хотелось ей вечерних посиделок у костра.
    - Ну, успокой ее, будут еще посиделки.
    Двое зашли в бар, выбрали столик напротив большой плазмы, по которой шла прямая трансляция футбольного матча зарубежных команд.
    - Давай, рассказывай, - развалился Дмитрий на диване после того, как отправил официантку за пивом с фисташками. – Как тебе живется бок о бок с настоящим человеком, - и он рассмеялся. – Какой у вас там уже срок?
    - Почти четыре месяца.
    - И до сих пор не возникало желания снять ее с «судна»? Раньше тебя дольше, чем на месяц не хватало.
    - Даже и мысли не было. Кажется, я нашел ту, с которой готов хоть куда.
    - Да, брат… Попал ты, - и Дмитрий с довольной улыбкой принял стакан пива из рук милой официантки. – На что же такое важное вы променяли мое гостеприимство?
    - Настю пригласили на выставку. Какой-то именитый художник, рисует голых баб и мужиков, - не слишком довольно усмехнулся Макс.
    - Что так скривился? Думаешь и твою Настасью рисовал?
    - А хрен знает, она ж молчит как рыба, о себе ничего не рассказывает. Ну, ты в курсе.
    - Потому и не понимаю, с чего ты вдруг решил, что она та единственная.
    - Нутром чувствую.
    - Ладно, давай тогда, – приподнял бокал, - за то, чтобы твое шестое чувство не подвело.
    Оба выпили по полбокала холодного нефильтрованого, после чего уставились на экран. Спустя минут десять Макс вдруг усмехнулся:
    - Слушай. А может, ты со своей девушкой с нами пойдете? Заодно и познакомимся все поближе.
    - Так приглашение-то будет? Я бы с радостью. Тем более там обнаженка намечается, а мою это дело ой как заводит.
    - Подожди-ка минуту…
    Максим набрал Насте. Она с радостью согласилась попросить знакомого позаботиться о дополнительной паре пригласительных, ну а Эрнест не посмел отказать. От такого результата Макс аж воспрял.
    - Все отлично. Сегодня в восемь вечера, адресок скину попозже, - сказал Дмитрию и убрал сотовый в карман.
    - Вот это я понимаю, загладил вину.

    К шести Максим вернулся домой, где его уже поджидала довольная Настя. Стоило ему войти в дверь, как девушка схватила за руку, отвела в гостиную и усадила на диван. После чего попросила закрыть глаза.
    - Так, так, так… Неужели кто-то передумал идти на выставку? – с надеждой в голосе спросил Макс.
    - Не дождешься, - послышалось из спальни.
    Затем до ушей донеслись звуки босых ног, просеменивших по полу.
    - Можешь открыть, - тихо произнесла Настя.

    Когда Макс послушно открыл глаза, то аж застыл на месте. Перед ним стояла невероятно стройная, хрупкая красотка в черном платье, половина которого была выполнена из прозрачной гипюровой материи, линия ткани шла змейкой, благодаря чему все интимные зоны были прикрыты, но все же обнаженные участки волновали воображение. И еще как волновали!
    - Эм-м-м, Насть, - с растерянной улыбкой начал Макс. – Не слишком ли откровенно?
    - Мы же идем на особенную выставку, - закусила нижнюю губу девушка.
    - Да я понимаю, только вот как-то уж очень…
    - Тебе не нравится? – нарочито нахмурилась она.
    - Нравится, конечно. Ты просто обалденно выглядишь. Посмотри на мой член, вот тебе и доказательство. Только мне не хочется, чтобы и остальные участники выставки мучились стояком, глядя на тебя.
    - А ты такой собственник, оказывается, - Настя медленно подошла к нему, слегка приподняла подол платья и села на колени. – Тогда, может мне мешочек из-под картошки на себя надеть? – начала целовать его в лоб, нос, глаза, щеки, тем временем касаясь трусиками ширинки. – Я принадлежу тебе, Макс. И ты должен мне доверять.
    - Так и быть, - еле выдавил из себя крайне возбужденный Максим. – Скажи, а этот Эрнест тебя не рисовал случаем?
    - Честно ответить?
    - Да, - тут же напрягся он.
    - Хотел, очень хотел, но я не согласилась.
    - Ок.
    - Чудненько, - соскочила с него счастливая Настя и побежала в душ. – Тогда поторопимся.
    - Вот же лиса… - пробубнил с улыбкой Макс, после чего поплелся переодеваться.

    Когда она вышла из ванной с вечерним макияжем и прической, а волосы были собраны в высокий широкий пучок, из которого свисало пару локонов легкой волной, то Максим еще сильнее возбудился, и как ни странно, разозлился. Было у него какое-то внутреннее нежелание идти на эту выставку. У бедолаги даже испарина на лбу выступила.
    - Готова? – кое-как подавил злость.
    - Да. А ты здорово выглядишь.
    Макс нарядился в черные джинсы и черную футболку, образ дополнил ремень с увесистой пряжкой.
    - Спасибо. Но с тобой, боюсь, не сравнится никто, - поцеловал ее в шею.
    - Льстите, любезный маркиз, - вдруг на последнем слове осеклась, глаза как-то забегали, она выкрутилась из рук Макса. – Все, все… Мы рискуем опоздать.
    - Это чистая правда, дорогая маркиза, - когда она услышала эти слова, даже замерла на пару мгновений, затем резко встрепенулась и начала натягивать плащик.
    И поскольку Максим следил за ней, за ее жестами и мимикой, то подобные акценты не прошли мимо, однако заострять внимание не стал.

    До загородного дома, в котором Эрнест организовал выставку, добрались спустя полтора часа. На стоянке уже прилично скопилось машин, причем дорогих. Там же их встретил Дмитрий с его девушкой Оксаной. Калганов тут же оглядел возлюбленную друга, про себя удивился столь странному выбору Макса, а Оксана даже выдохнула с облегчением, страшиться возможной соперницы смысла не имело, ибо Настя уступала ей, и в росте, и в объемах. Все четверо двинулись к входным дверям.

    На пороге их встретил, будто только что сошедший с обложки глянцевого журнала молодой человек в манишке с бабочкой на голое тело, черных брюках и белых перчатках. Он учтиво улыбнулся, поинтересовался фамилиями гостей и радушно пригласил войти.
    - Ничего себе, - пробубнил себе под нос Калганов, поскольку увидел людей Рублёвской породы.
    Те щеголяли в костюмах и платьях от кутюр, некоторые с восхищенными взглядами рассматривали картины, а кто-то уже составлял договор на покупку шедевра современного искусства из-под руки Эрнеста.
    - Где же ты познакомилась с этим художником? – спросил не менее удивленный Максим.
    - На одной вечеринке. Нас познакомил общий друг. Тогда Эрнест только начинал.
    - Какие у тебя интересные друзья, однако.

    Тут к ним подошел мужчина слегка за тридцать в светло-голубых джинсах и белой майке, на его шее красовался стильно завязанный шелковый шарф цвета сумеречного неба. Внешностью он обладал яркой, особенно привлекал невероятно серьезный и глубокий взгляд карих глаз, небольшая щетина придавала облику брутальности и хорошо выделяла мощный подбородок.
    - Дорогая Анастасия, как же я рад тебя видеть! – произнес франт и расплылся в широкой улыбке.
    - Эрнест! – она отпустила руку Макса, подбежала к Эрнесту и крепко обняла, после чего двое расцеловались в щеки, чем вызвали очередную волну негодования со стороны Максима. – Спасибо, что пригласил. Познакомься, это Максим, а это Дмитрий и Оксана.
    - Приятно познакомиться, господа,- протянул руку мужчинам, а ручку Оксаны поцеловал, одарив при этом девушку своим особенным взглядом, отчего та залилась румянцем. – Желаю вам хорошего вечера, а с тобой, милая, - снова посмотрел на Настю, - хотел бы потом побеседовать, все же так давно не виделись, - за сим игриво подмигнул и поспешил к новоприбывшим гостям.
    - Какой павлин, - чуть слышно произнес Калганов.
    - Зато, талантливый, ты только посмотри, - Оксана схватила его за руку и повела к картинам, которые висели на тросах вдоль стен.
    - Мне кажется, или вас связывает нечто большее, чем просто дружба? - снова ревность взыграла в Максе.
    - Прошу тебя, давай эти разговоры отложим на потом, - взгляд Насти стал тревожным. – Нас связывает не только дружба, но и один общий человек, о котором я пока не готова тебе рассказать. Но если ты об интимной связи, то смею тебя заверить, с Эрнестом у меня никогда ничего не было.
    - Все, прости меня, - помотал головой Макс, поскольку понял нелепость своего поведения. – Я действительно веду себя глупо. Давай, лучше оценим талант Эрнеста, в конце концов, мы же пришли на выставку.
    - Давай, - улыбнулась она и еле заметно выдохнула.

    Турин и вправду оказался невероятно талантливым художником. Его картины отражали не просто обнаженные тела, они отражали душу, характер тех, кто был изображен на них. Особое внимание Эрнест уделял не телу, а глазам. Некоторые картины пробуждали желание, некоторые вызывали грусть, другие же радость или счастье, при этом нагая плоть придавала именно остроты, усиливала эмоции.

    Они обошли почти все, но на одной картине Максим особенно задержался. На большом полотне была запечатлена девушка в венецианской маске, она сидела в кресле, полумрак окутал обнаженное тело, ее руки спокойно лежали на подлокотниках, одна нога была заброшена на другую, фигурой девушка обладала стройной, даже худой, однако Макс зацепился не за образ, а за взгляд незнакомки. Глаза этой девушки смотрели точно так же, как обычно смотрит на него Настя.
    - Красивая, - произнес он. – А какой необыкновенный взгляд, - и покосился на Анастасию.
    - Да, ты прав. Взгляд словно живой.
    - Ну да… - теперь очередные сомнения поселились в душе относительно ее честности. Видимо Настя все же слукавила.

    После этого Максим окончательно сник. Да, он понимал, что, скорее всего Эрнест – это прошлое, но когда прошлое вторгается в настоящее, ничего хорошего не жди.
    Спустя полчаса к ним снова подошел Турин:
    - Как вам мои работы? – посмотрел на Макса.
    - Очень сильно, - изобразил тот улыбку. – Особенно поразила вот эта работа, - и указал на незнакомку в маске.
    - У вас очень хороший вкус, - искренне удивился Эрнест. – Эта картина одна из моих любимых.
    - Какова цена? - вопрос еще больше удивил художника, как и Настю.
    - Увы, но эта работа единственная, которая не продается.
    - Отчего же?
    - Она очень дорога мне, напоминает о событиях давних лет.
    - Жаль, очень жаль. Я бы купил.
    - Вы знаете, многие хотели купить, но никакие деньги не смогли убедить меня, ее продать. Ведь воспоминания не продаются, не так ли?
    На что Макс хмыкнул и вдруг осознал, насколько яро теперь ненавидит этого человека.
    - Анастасия, - Эрнест человеком был невероятно проницательным и прекрасно понял эмоции Максима, посему поспешил обратиться к подруге. – Могу украсть тебя на некоторое время?
    - Конечно, - ответила уверенно, однако на Макса все-таки посмотрела, а тот лишь ухмыльнулся.
    Когда они ушли, Максим присоединился к другу.
    - И как тебе эта элитная мазня? – наконец-то мог не сдерживаться.
    - Вполне неплохо. Вон, Оксана уже на взводе. Так что, посыл правильный. И сегодня меня ждет бурная ночь, - довольно улыбнулся Дмитрий. – А ты чего такой кислый?
    - Да нормальный я, просто чувствую себя не в своей тарелке. Только посмотри на них всех, - и кивнул в сторону гостей. – Одни обитательницы Силиконовой долины под ручку со стареющими депутатами в отставке.
    - Завидовать нехорошо, - рассмеялся Калганов. – Да и что ты имеешь против Силиконовой долины? Зато как хорошо спится рядом с такими малышками. И кошмары не снятся, и все проблемы уходят на задний план.
    Макс же посмотрел на Настю, которая стеснительно улыбалась в разговоре с Эрнестом, стыдливо отводила взгляд, явно кокетничала.
    - А этот живописец имеет виды на твою Настасью, - заключил Дмитрий и тоже посмотрел на них.
    - Они просто давние друзья, - процедил Макс.

    К концу приема Максим уже не знал, куда себя деть. Ему до глубины души опротивело это место со всеми его обитателями. А особенно главный виновник «торжества». Эрнест постоянно глазел на Настю, а та вела себя настолько спокойно и легко, будто так и надо.

    В час ночи наконец-то народ начал расходиться. За остальными последовали и Максим с Настей. Калганов с девушкой сразу отправились домой, а вот Макс еще с минут десять сидел в машине, о чем-то размышлял, Настя же откинулась на спинку кресла, включила любимую радиостанцию и прикрыла глаза:
    - Тебе понравилось? – все-таки заговорил он.
    - Да, было занятно. А тебе?
    - Сносно.
    - Не ври, Максим. Ты буквально кипишь и кипел все то время, которое мы там находились.
    - Раз ты это видела, почему не предложила уйти.
    - Мне нравится, когда ты такой.
    - Нравится, когда парень тебя ревнует? – уставился на нее Макс.
    - Не совсем. Тем более, я же сказала, что Эрнест всего лишь друг. Мне нравится этот огонь в тебе, этот гнев.
    - Ладно.

    И они тронулись. Однако далеко не уехали, Максим остановился на обочине проселочной дороги, что вела в коттеджный поселок. Вокруг них никого не было, как не было и света. Лишь темный лес по обе стороны от дороги.
    - Почему остановился? – начала осматриваться Настя.

    Однако Макс ничего не ответил, он вышел из машины, обошел ее, открыл дверцу со стороны Насти и вытянул девушку из авто. После подвел к капоту, резко развернул к себе спиной, подтолкнул вперед, отчего Настя уперлась руками в капот. Затем задрал подол плаща вместе с платьем. Спустя мгновение последовали два увесистых шлепка по ягодицам, от которых Настя вздрогнула, но не произнесла ни слова. Максим же расстегнул ширинку. Одной рукой он отодвинул черные трусики в сторону, а второй подхватил девушку под живот и буквально насадил на себя. И снова она сохранила молчание. Движения Макса были резкими и быстрыми. Иногда он выходил из нее, чтобы ощутить пальцами обилие смазки, затем снова вставлял член. И когда уже готов был кончить, резко вытащил член, развернул Настю к себе лицом и опустил на колени. Она не стала сопротивляться, а послушно встала перед ним, посмотрела вверх. Сперма хлынула ей на лицо.

    Когда все случилось, девушка поднялась, взялась за край футболки Макса, натянула и вытерла лицо. По ее взгляду было неясно, что она чувствует, а вот Максим ощутил что-то странное, некую смесь из стыда и гордости. Она же, молча, вернулась в машину, после чего уставилась в окно. Так и просидела до самого конца.
    Остановившись около дома, Макс заглушил мотор, и очередной раз погрузился в тревожные мысли. Но через минут двадцать заговорил:
    - Я совершил ошибку?
    - Нет, - ответила, не глядя на него.
    - Но на душе почему-то гадко.
    - Знаешь, что самое страшное в отношениях?
    - Что?
    - Самовнушение. Ты сегодня сочинил историю и поверил в нее.
    - Просто ты молчишь. Я лишь могу видеть, с кем ты общаешься и как общаешься. Выводы напрашиваются сами собой.
    - Видишь ли, такие люди как Эрнест, очень страстные, самолюбивые натуры, а еще, вампиры. Они питаются чужими эмоциями, те им нужны, чтобы творить. Благодаря тебе, сегодня он напишет хорошую картину.
    - Выходит, он специально вился около тебя? Все ради этого?
    - И да, и нет. У нас с ним есть прошлое, мы хорошо чувствуем друг друга и мы не безразличны друг другу, но ты неправильно расценил наш взаимный интерес. А Эрнест этим воспользовался.
    - Я все понял. Только давай договоримся, что в ближайшее время будем держаться подальше от твоих знакомых художников.
    - Хорошо.

    Этой ночью Макс долго не мог заснуть. В голове крутился навязчивый вопрос: «А нужно ли ему все это?» С одной стороны, Настя для него подобно тайне за семью замками, ее интересно разгадывать, что будоражит, заводит, но с другой – как долго это будет будоражить? И вдруг любовь вовсе не любовь, а страстное желание приоткрыть завесу тайны?
    Drugtvoi и Крокус нравится это.