Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Медсестра

откровения медсестры

  1. Лариса22
    Никогда не думала, что мне разрешат поделиться этой информацией с читателями. А дело в том, что, устраиваясь на работу, я давала подписку о неразглашении. Но вот недавно, мой прямой начальник, в задушевном разговоре с глазу на глаз у меня дома на вечеринке, совершенно однозначно выразился по этому поводу. Он сказал: «Юленька, тебе и так никто не поверит. Ты же сама понимаешь, что наша деятельность скрыта от глаз общественности, и обладает конкретной спецификой, которая идёт вразрез с общепринятыми идеями, понятиями и правилами. И те люди, которые прочтут твои очерки, всё равно ничему этому не поверят. Подумают, что это очередная фантастика. Поэтому я лично разрешаю тебе писать и публиковать твои записи, при условии, однако, что ты не будешь указывать наши истинные имена и адреса…»

    Но начнём по порядку. Мне 26 лет, и вот уже два года, как я работаю медсестрой в этом очень необычном заведении. Хорошо окончив мединститут, я поначалу устроилась на работу во врачебно-физкультурный диспансер, где проводила физиотерапию, массаж и некоторые другие процедуры, спортсменам, проходящим реабилитацию после травмы. Кроме того, я была одной из тех самых пресловутых «докторш из военкомата», которые проверяют призывников перед службой в армии. После того, как мне стали надоедать жалобы родителей призывников на то, что я «нахально, вульгарно, долго и грубо щупаю яички» во время осмотра в военкомате, и после того, как травмированные спортсмены слишком часто и активно домогались интимной близости со мной, я ушла с той работы. И вскоре меня пригласили на собеседование в так называемый «Широко-профильный Оздоровительный Комплекс», где я с удовольствием проработала старшей медсестрой последние два года, и где я наверняка останусь работать ещё лет на десять. Собеседование прошло успешно. Я очень понравилась шефу своей внешностью, открытостью, владением языками, навыками в физиотерапии и массаже, сексуальным опытом и готовностью выполнять минет по первому требованию шефа. ШОК, как мы его кратко называем, представляет собой элитную клинику, в которой проводятся комплексные работы по восстановлению, укреплению, оптимизации, коррекции, гармонизации, лечению и активации сексуальной сферы пациентов. Проще выражаясь, это одна из первых крупных международных клиник закрытого типа, специализирующихся на повышении качества и количества интимных способностей и возможностей всех тех, кто в неё попадает. В ШОКе совмещаются передовые технологии, нововведения, испытанные временем знания и наработки, высокая квалификация врачей-специалистов, и весьма своеобразный режим фунционирования.

    Это закрытая и стационарная клиника. То есть, элитные пациенты, включая иностранцев, от внуков и детей олигархов, до пожилых миллиардеров и их жён, ложатся в ШОК на время от месяца до полу-года, в зависимости от того, какой у них диагноз, и что они хотят себе улучшить, подлечить, подправить. В течение этого времени, им не разрешается покидать клинику, и они должны соблюдать определённый, предписанный им лично, режим дня и отдыха, нагрузок и всевозможных процедур. Каждый пациент содержится в отдельной одноместной палате со всеми удобствами. По рекомендации лечащего врача, иногда пациенты содержатся в двух-, трёх-, или четырёх-местных палатах. Весь комплекс состоит из трёх больших, многоэтажных корпусов, содержащих в себе тренажёрный зал, бассейн, солярий, сауну, массажные салоны, кабинеты для терапии, кафе и рестораны, и даже дискотеку. Сюда, в ШОК, попадают те счастливчики, которым повезло дождаться своей очереди на место в клинике, и у которых в запасе есть достаточно финансов на оплату своих счетов по окончанию курса лечения. Клиника всегда полностью забита, и очереди на свободное место часто приходится ожидать более года.

    Что касается разнообразия проводимых в ШОКе работ и предоставляемых услуг, то лично меня оно всегда поражало. Тут делают и пересадку половых органов, и увеличение размеров половых органов, и увеличение размера груди. Тут излечивают супружескую неверность, импотенцию, отучивают от мастурбации, отворачивают от извращений, преодолевают интимные комплексы мучжин и женщин, обучают многочисленным техникам качественного секса, излечивают женскую фригидность, мужскую преждевременную эякуляцию, увеличивают количество вырабатываемой спермы, проводят профилактику и лечение простатита, лечат венерические болезни, и многое-многое другое. Практически все болезни и аномалии, связанные с сексом, успешно лечатся у нас в ШОКе.

    И хотя я сама не провожу первоначальное обследование пациентов, не ставлю им диагноз, не назначаю им курс лечения или терапии, всё же я активно участвую в самом процессе их выздоровления. Гигиенические и физиотерапевтические процедуры, целенаправленные беседы с пациентом, текущий осмотр и контроль возбудимости пациента, массаж яичек, уколы в яички, уколы в ягодицы, уколы в головку члена, взятие пробы пред-эякулята или спермы на анализ, периодическая мастурбация пациентов, - всё это, и ещё многое другое, лежит на моих плечах. Чему я, честно говоря, очень рада, так как сама весьма наслаждаюсь своей работой, приносящей мне радость, удовольствие и удовлетворение. Я работаю в первом корпусе клиники, куда попадают исключительно мужчины. Во втором корпусе улучшают и нормализуют своё состояние женщины и девушки. А третий корпус предназначен для пар, проходящих парную терапию, а также для массовых занятий по обучению искусству любви. Я тоже активно участвую в подобных коллективных мероприятиях, во время которых я демонстрирую определённые позиции, приёмы и техники секса, даю советы и подсказки всем желающим, кто хочет углубить свои знания и умения в чудесном и таинственном мире эротики. То есть, выступаю одновременно в роли натурщицы и «учительницы секса», так сказать.

    Будучи главной медсестрой первого корпуса, я являюсь начальницей других медсестёр, и одновременно подчинённой специалистам, глав-врачу, и менеджеру клиники, - моему шефу. Врачами в ШОКе работают в основном женщины, за исключением тех немногочисленных докторов мужчин, которые работают во втором и третьем корпусах, и лишь изредка появляются в первом корпусе. От специалистов я постепенно узнаю всё новые особенности курса лечения и рекомендуемых процедур, при тех или иных отклонениях или болезнях. Кроме этого, врачи и врачихи дают мне подробные инструкции и советы по поводу того, как мне лучше себя вести и проводить терапию с тем или иным «сложным» пациентом, так, чтобы добиться максимального результата в минимальные сроки. В целом, название ШОК правильно отображает реальную картину, так как, в результате «шоковой терапии» и других неожиданных решений, пациенты излечиваются полностью, быстро, и на совсем.

    Палаты у нас разделены по этажам, в соответствии с диагнозом пациентов, и «целью их пребывания». На первом этаже, кроме административных кабинетов, и собственно кабинетов врачей, находятся пациенты, имеющие целью общее укрепление своей сексуальности. Сюда входят слабость эрекции, неспособность поддерживать длительную эрекцию, отсутствие эрекции (импотенция), преждевременная эякуляция, недостаточная возбудимость, чрезмерная возбудимость, недостаточное количество вырабатываемой спермы, и некоторые другие случаи слабости или заторможенности секуального развития. Тут же, на первом этаже, у меня есть свой собственный кабинет, в который я приглашаю пациентов для терапии, или для целенаправленной беседы по вопросам, нуждающимся в проработке. По компьютеру я узнаю точный диагноз и курс лечения конкретного пациента, поэтому я всегда в курсе дела и текущего состояния всех тех, кто находится в моём корпусе.

    Далее, на втором этаже находятся мужчины с явно выраженными аномалиями и отклонениями от нормы, в сексуальном плане. Это мужчины, которые не могут достичь оргазм, или которые испытывают очень слабый оргазм; мужчины, которые, по тем или иным причинам, не могут, боятся, или не хотят сближаться с женщинами; мужчины, потерявшие свою ориентацию в результате того или иного внешнего воздействия; мужчины с чрезмерно увеличенными или недоразвитыми яичками; мужчины с одним яичком; мужчины с очень маленькими или очень большими пенисами; мужчины с аномалиями и дефектами простаты, и некоторые другие пациенты, добровольно или принудительно находящиеся у нас, с целью уменьшить вредоносный фактор от своей сексуальной аномалии. Надо добавить, что под принудительным лечением мы понимаем не то, что обычно считается таковым. Ведь в случае с отклонениями в сфере секса, мужчина волей-неволей рискует испортить себе всю свою жизнь, умышленно или неумышленно. Поэтому, обычно, родные и близкие такого мужчины, либо уговаривают его согласиться на курс лечения в ШОКе, либо договариваются с нами напрямую о таком лечении своего страдающего родственника. И в результате он оказывается у нас. Правда, к сожалению, не всегда в добром здравии и трезвом уме. И очень часто, с отрицательными побочными психическими реакциями. Но наш персонал хорошо обучен, и мы сообща делаем всё возможное, чтобы вернуть таким трудным и запущенным пациентам здоровье и радость жизни.

    Третий этаж моего корпуса занимают, в основном, мужчины-извращенцы, онанисты, изменники и депрессивники. Тут же поясню, что депрессивниками мы понимаем тех мужчин, которые из-за своих секуальных неудач, сбоев, тревог, опасений, ошибок, ограничений и недопониманий, скатились к такому очень вредному для организма состоянию, как депрессия. Как правило, после неудачного курса лечения у психологов, после курса приёма анти-депрессантов или после прохождения альтернативной анти-депрессивной терапии, - такие депрессивники попадают к нам. У нас они полностью восстанавливаются и забывают про свою депрессию. Я говорю это не из хвастовства, а потому что сама регулярно вижу позитивный эффект на таких пациентов во время их лечения. А секрет тут очень прост. Если психолог лечит сугубо психику, то у нас в ШОКе мы воздействуем как на психику, так и на весь организм в целом, в особенности, на сексуальную сферу пациента. Онанистов мы отучиваем от онанизма. Изменники выходят из ШОКа именившимися в лучшую сторону, и больше не изменяют своим жёнам и подругам. Ребята-извращенцы тоже полностью восстанавливаются после прохождения полного курса «возвращающей терапии», включающей в себя как воздействие на яички, так и особого рода гипноз, внушение и специфический тяжёлый физический труд. Выше третьего этажа лечатся больные с серьёзными травмами половых органов и больные венерическими заболеваниями. Кроме того, там же находятся те, кто нуждаются в пересадке половых органов, и кто попал к нам на операцию по удлинению члена, протезированию яичек, удалению яичек, и обрезанию.

    Лично я работаю в основном на первых трёх этажах, но, время от времени, когда нужна помощь или замена, я могу подключиться и предоставить себя в распоряжение тех моих коллег из верхних этажей, которые занимаются удлинением полового члена, пересадкой или удалением яичек, пластикой уздечки члена, и обрезанием крайней плоти. Сразу добавлю кое-что по поводу обрезания. Хотя всем известно, что сама операция занимает всего лишь около полу-часа, мало кто знает о том, что для успешной и гладкой «перенастройки» сексуального возбуждения и реагирования мужчины, перенесшего удаление крайней плоти, желательно проводить в стационаре около недели до обрезания, и около двух недель после него. Особое место занимают операции по удалению яичек, конечно же. Но, чтобы не шокировать читателей подробной информацией об этих моментах, я ограничусь тем, что сообщу, что мне очень нравится присутствовать на подобных операциях, и ассистировать главному хирургу. В некоторых случаях мужчина, которому скоро будут удалены яички, заранее просит меня, чтобы я лично это ему сделала, из тех соображений, что, якобы, для него это более приятно и возбуждающе, если это ему сделает девушка. А в иных случаях, я сама, бывает, прошу мужчину, будущего кастрата, о том, чтобы после операции я могла взять себе на память его удалённые яички, - если они мне чем-то понравились. Также мне нравится наблюдать процедуры по удлинению полового члена. Хорошо зная о том, что очень многие парни мечтают удлинить себе пенис, я должна признаться в том, что лично мне понятно это их стремление. Мне самой тоже нравятся пенисы большого размера. Поэтому я, до операции, провожу с такими желающими «растягивающую терапию», а после операции по удлинению пениса, я провожу с ними просто «мастурбационную терапию», во время которой я помогаю ребятам привыкнуть к своему новому размеру, и постепенно стать настоящими мастерами владения своим новым орудием.

    По контракту, я должна всегда быть одетой в короткий розовый халат медсестры. На ногах должны быть стукалки, вьетнамки, высокие открытые туфли на каблуке, или кроссовки. С аккуратной причёской и шикарным макияжем, с алым лаком на ногтях рук и ног, я должна не только представлять из себя работника медицины, но и также способствовать возникновению и усилению определённых желаний, идей, мыслей и фантазий наших пациентов. Да, я имею в виду как раз желания и фантазии эротического плана. Более того, по тому же контракту, я, по желанию, могу иногда интимно сближаться с некоторыми пациентами, - если такое сближение будет положительно сказываться на ходе лечения или терапии данного мужчины. И ещё, я могу варьировать и избирательно применять те или иные хитрости и уловки к пациентам, ежели от этих хитростей пациент получает дополнительный заряд бодрости, здоровья или самоуверенности. Иными словами, у меня на работе есть определённая свобода действия. Что я нахожу очень удачным решением, так как всегда работать строго по букве предписанных правил, не делая ни шага влево, ни шага вправо от правил, было бы уж слишком монотонно и скучно. Ну, как минимум, скучно для меня и некоторых других медсестёр из моего корпуса. А так как мы пока что молоденькие незамужние девушки, то почему бы и нет! И пациентам в помощь, и нам в копилку жизненного опыта. Плюс ко всему, мы, медсёстры, получаем экстра бонусы за то, если посредством наших собственных женских данных, мы способствуем скорейшему выздоровлению пациентов.

    Тут я перечисляю далеко не всё, что мы в ШОКе далаем. Потому что существует слишком много болезней, отклонений, аномалий, и мне не хочется утомлять читателя всеми этими медицинскими терминами и подробностями. Так что, с этого момента, я перехожу от общего описания клиники и моей работы, к конкретному взаимодействию с некоторыми пациентами, в качестве примера. Опять же, я делаю это не с целью озадачить или взволновать читателей, а скорее, с целью показать специфику нашей деятельности, а также возможности и перспективы развития медицины по этому и смежным направлениям.

    ***

    Около месяца назад, к нам в ШОК поступил сын известного арабского нефтяного магната. Сыном оказался молодой человек с едва заметной умственной отсталостью, и с очень хорошо заметным перебором по размеру половых органов. Увидев его в длинной, белой, мусульманской пижаме, в которой он ходит всегда и везде, было сразу заметно, что у него выпячивается область паха с передней стороны тела. Его определили в палату номер 210 на втором этаже. Найдя его у себя в компьютере, я прочла его диагноз: Ахмет, 24 года, аномально увеличенные яички и член, психическая заторможенность и неполноценность, спермотоксикоз по причине неумения онанировать. У меня в голове тут же сложилась общая картина этого парня. Умственно отсталый, не знает как, и не умеет мастурбировать, очень большие половые органы, перебор по содержанию спермы, и соответственно, негативные побочные реакции. Возле его диагноза уже стоял расписанный по часам режим дня молодого араба, и список процедур, которые я, как медсестра, должна с ним проводить. Улыбнувшись такому диагнозу, я поправила в зеркале свою причёску, подвела макияж, и направилась в его палату. Это был далеко не первый подобный случай, и должна сказать, что лично мне нравится работать с такими неполноценными, но озабоченными ребятами.

    Зайдя к нему, я сразу была удивлена тем, что застала его лежащим на койке в своей белой пижаме, так называемой кандуре. В ШОКе, в каждой палате работают кондиционеры, и всегда поддерживается одна и та же оптимальная температура воздуха. Время от времени, по усмотрению врачей, через систему кондиционеров, в некоторые палаты дополнительно пускают воздух, заряженный афродизиаком, - в целях дополнительной стимуляции пациента. Я сперва было подумала, что ему холодно, и поэтому он не разделся. Выдержав лёгкую паузу, я начала с ним общение по-английски: «Ахмет, вы к нам сегодня поступили на лечение. Я ваша дежурная медсестра, Юлия, и мы с вами будем проводить некоторые процедуры, чтобы ваше лечение как можно скорее увенчалось успехом». Ахмет меня понял, и вежливо отвечал: «Да, госпожа медсестра. Я вас хорошо понял. Мы вместе лечиться. Вы и я как одно целое. Вы дежурить, а я выздоравливать успешно. Вы очень красивая. У меня болит яички. Мне больно. У меня так всегда. Что я делать? Папа иметь много нефть, много доллар, а я тупой маленький сын, и очень большая пися. Папа плохой, я хороший!»

    По достоинству оценив его английский, и его чувство юмора, ласково улыбнувшись ему, я показала ему распечатанный мною на английском список его процедур в ШОКе. Но так как он не мог толком читать по-английски, то я отложила список в сторону, и принялась ему объяснять и показывать кое-что словами и жестами. Мне показалось, что он меня хорошо понял, потому что обрадовался, раскраснелся, и стянул с себя свою белую пижаму, кандуру. Оказавшись голым, он сразу смутился, так как знал, что его половые органы намного превосходят своими размерами половые органы большинства других мужчин. А я сама чуть не ахнула от изумления. Половой член в вялом состоянии чуть ли не доставал до колен, но был очень тонким. Лысая обрезанная головка фиолетовой сливкой лежала между бёдер. А его яички оказались размером с очень большой лимон каждое. Мошонка, видимо уже давно привыкшая к такому, и растянутая соответственно размерам яиц, была чисто выбрита и поблескивала в свете ламп. Казалось, что Ахмет сидит не на кровати, а на своих больших яйцах, чем-то напоминая наседку-курицу. Я невольно улыбнулась такому зрелищу, а он обиделся, решив, что я с него смеюсь. Тут же извинившись, и успокоив его на счёт моей улыбки, я перешла к делу. В списке процедур для Ахмета, первым по очереди шёл массаж яичек. Такой массаж снимает излишнее перенапряжение у мужчины, помогает организму усвоить большее количество застоявшейся внутри сексуальной энергии, и косвенно подталкивает одинокого мужчину к онанизму, возбуждая и воспламеняя его чувственность и влечение. Так как Ахмет ничего не знал про онанизм, то у него к 24-ём годам развился застой в области паха, и этот застой причинял ему дополнительные неудобства, в его и так не очень сладкой жизни неполноценного мальчика. Поллюций у него тоже не было. По этим причинам богатые родители Ахмета положили его к нам на месяц, с надеждой, что мы поможем ему избавиться от своего дискомфорта. Присев к нему на край кровати, я сказала, что он не должен ничего делать, говорить или даже думать, потому что я сама всё сделаю. И что если вдруг ему станет как-то необычно, по ощущениям, то чтобы он не противился этому чувству, а чтобы расслабился и наслаждался. Он кивнул, и откинулся на спинку кровати, оставаясь в сидячем положении, с ногами, раздвинутыми широко в стороны.

    Сидя на краю кровати немного боком к нему, я медленно протянула свою руку, и взяла ею снизу его большое левое яичко. Я приподняла его, и прощупала сразу всеми пальцами руки. Ахмет охнул, выкатил глаза, и широко раскрыл рот. Я не раз наблюдала похожие реакции у заторможенных мальчиков, и понимала, что когда девушка в первый раз в жизни дотрагивается до яичек такого недоразвитого молодого человека, то его организм может отреагировать самым странным образом. Но мне очень нравится щупать ребятам яички, поэтому я никогда не упускаю возможности это сделать. Я чуть сильнее сдавила его левое яичко, глядя при этом ему прямо в глаза. Увидев по его взгляду, что я «задела его за живое», я слегка потупила свои глаза, и кротко улыбнулась ему, с виноватым выражением лица, как будто бы сочувствуя ему, и сожалея о том, что ему немножко больно. Несколько раз совершив сдавливающие движения рукой на его яичке, я одновременно слегка оттягивала его в направлении головки члена, лежащей почти между его колен, - и внимательно наблюдала за реакциями араба. Ахмет уже успел высунуть язык и начал крутить им по кругу, пуская слюни от удовольствия, совмещённого с лёгкой болью. Вместе с тем, его длиннющий, но тонкий пенис, пришёл в движение, ожил, и стал наполняться желанием. Лысая головка чуть увеличилась в размере, и стала больше розовой, чем фиолетовой. Юноша заёрзал на кровати и туповато смотрел, то на меня, то на свои яйца, то на головку, то, резко и неуклюже высовывая свою голову за край кровати, на мои ноги. Улыбаясь ему и его неловкости, немного помассировав ему левое яичко, я бережно положила его на кровать. Потом я взяла в руку его правое яичко, сжимая и сдавливая, оттягивая и разминая его так, чтобы сообщить пенису дополнительную стимуляцию. По опыту, я хорошо знаю, что в случаях с недоразвитыми ребятами, и особенно, когда у них аномалии половых органов, настоятельно не рекомендуется стимулировать им член. Основная стимуляция должна направляться на яички, и на головной мозг пациента. Поэтому я не трогала Ахмету пенис, хотя он, член, уже вытянулся по стойке смирно, и, казалось, так и просил меня потрогать и помассировать его, приподнявшись из своего лежачего положения, и теперь указывая алой головкой куда-то вверх на потолок. Вскоре я обхватила своей одной рукой оба его яичка сверху, там, где они соединяются со своими канатиками, и сдавила сами яичные канатики, временно прерывая кровообращение. Я знаю, что в такой момент мужчина ощущает некоторое онемение и лёгкую боль в яичках. Убедившись по выражению лица Ахмета в том, что так оно и есть, я второй рукой начала легонько бить снизу по его яичкам. Нанося поочерёдные удары раскрытой ладонью то по одному, то по другому яйцу, и в то же время другой рукой всё сильнее ритмично оттягивая их оба вперёд по направлению к коленям, я помогла Ахмету дойти до той точки возбуждения, которую мы называем «точкой необратимости». Это та точка, пройдя которую, мужчина уже не может сдержать оргазм, и эякулирует. Однако, в случае с Ахметом, мне не нужно было заставлять его эякулировать. Наоборот, суть была в том, чтобы много раз, в течение нескольких дней подряд, подводить его вплотную к этой самой точке в его возбуждении, так и не давая ему освободиться от спермы и напряжения.

    Моя куратор, очень опытная и внимательная врач Ольга Павловна, не раз обращала моё внимание на то, что на мужчин гораздо сильнее и глубже действует отказ в оргазме, невозможность его достичь и испытать, - чем сам оргазм. И особенно это касается таких вот случаев, как Ахмет. Поэтому я довела его до этой точки необратимости, точнее, почти довела его до неё, и потом оставила его наедине с этими, для него новыми, яркими, необычными, и очень глубоко задевающими его мужскую сущность, ощущениями. Я вскоре убрала свои руки с его огнедышащих яиц, и поднесла свою правую ладонь к его лицу. Он тут же начал её лизать, работая своим языком как верная собака. Ольга Павловна советовала мне, что для того, чтобы помочь мужчине преодолеть не совсем приятные ощущения после того, как организму не дали получить сексуальную разрядку, часто помогает один очень простой приём. Этот приём со временем оказался моим самым любимым и часто применяемым приёмом, как в ШОКе, так и за его пределами. Суть его состоит в том, что я без предупреждения кладу свои голые ножки мужчине на лицо. Или одну ножку на лицо, а вторую на грудь. Если мужчина лысый, то тогда на голову. А если у мужчины к моменту выполнения приёма открыт рот, то можно положить ему одну ножку прямо в рот. Я не одну сотню раз убеждалась, и ловила себя на мысли о том, что вот что значит опыт, и что всё гениальное – просто. Поэтому я очень благодарна Ольге Павловне и другим врачам, которые, время от времени, делятся со мной такими вот, казалось бы, простыми премудростями.

    Как только пальцы моей ноги оказались между губ Ахмета, он застонал, засопел, и принялся их судорожно сосать. Хорошо понимая, что он был лишён такой возможности все свои 24 года, я улыбалсь ему и его рвению, про себя сопоставляя свои собственные ощущения, по сравнению с теми, когда мои ноги оказывались в рту у других пациентов. Должна признаться, что Ахмет очень достойно и тщательно обсасывал мои пальчики, совсем не брезгуя промежутками между ними. Через минуту он так увлёкся, что, придерживая мою ножку обеими своими руками, он уже массировал мне всю подошву своим языком, как будто пытаясь слизать с неё весь внешний слой кожи. Таким было его усердие. Я мельком взглянула на его пенис. Моё чутьё не обмануло меня. Член снова пульсировал и дёргался, а его большие яйца медленно «танцевали» в мошонке, перемещаясь по ней на миллиметр влево, вправо, вверх и вниз. Мне было немного жаль этого парня, и, чисто по-человечески, мне хотелось облегчить его страдания тем, что дать ему эякулировать прямо сейчас. Но я должна была следовать предписаниям и инструкциям, поэтому я только наслаждалась тем, как он вылизывал мою ножку, ведь это очень приятное ощущение. Жестом указав ему на то, что теперь он должен хорошенько мне вылизать пятку, я откинулась назад, ласково посматривая на его работу губами и языком. Вскоре я поменяла свои ножки местами у него во рту. Казалось, что он больше не замечал меня как человека, как женщину. Для него существовали только мои ноги. Полностью поглощённый облизыванием и обсасыванием моих стоп, пальцев, пяток и икр, он таким образом провёл примерно минут двадцать. В конце концов я вынула свою ножку у него изо рта, легонько стукнула его пяткой по лбу, улыбнулась ему, и сказала, что завтра я снова зайду к нему на проверку. И что сегодня он должен ещё сдать кое-какие анализы, позаниматься в тренажёрном зале, поплавать в бассейне, сходить в сауну, и вечером сдать «ай-кью тест», тест на интеллектуальное развитие, который наша клиника должна иметь от каждого пациента. Попрощавшись с ним, я снова словила его озабоченный туманный взгляд, бегавший между моим лицом и моими ногами.

    После массажа яичек Ахмета, меня экстренно вызвали на пятый этаж, где я должна была провести серию коротеньких сеансов по мастурбации для пациентов, которые недавно легли в ШОК для прохождения операции по удалению крайней плоти. Дежурная медсестра, выполнявшая это в обычном режиме, заболела, и поэтому попросили меня, зная, что у меня сейчас окно во времени, и что моя специализация - это мастурбация мужчин. Да, я до сих пор не успела признаться читателям в том, что из всего разнообразия интимных игр, утех и удовольствий, кроме страсти к оралу, аналу, классическому и групповому сексу, бдсм и совращению женатых, мой конёк это мастурбация мужчины. Причём мастурбация как в прямом смысле, то есть, его пениса, - так и в переносном смысле слова, то есть, всего мужчины, его мозга. Также трепетно и изощрённо я отношусь к минету, и к футджобу. И если минет в наше время считается королём секса, то футджоб, как я заметила, воспринимается часто с опасением и недоверием. Однако, получив огромное удовольствие от моего футджоба, у мужчины навсегда исчезает это недоверие и опасение. Но… Не хочу хвастаться, и сама себя нахваливать. Потому что это повествование, всё же, больше о моей работе и моих функциях, чем обо мне лично и о моих талантах.

    На пятом этаже, в палате 515, я обнаружила мужчину в возрасте, лежащего на своей кровати и мастурбируюущего под простынёй. Резко убрав руку от своего члена, как только я вошла, он надеялся на то, что я не замечу этого манёвра. Но я не вчера родилась, и вела себя с ним строго, но вежливо. Перед тем, как к нему зайти, я проверила по компьютеру его диагноз и курс лечения. И теперь, зная, что у него фимоз, болезненное сужение крайней плоти, я поздоровалась с ним, и подошла поближе.

    - Николай Денисович, я приветствую вас тут у нас в ШОКе! К сожалению, дежурная медсестра, в распоряжении которой вы должны были оказаться, заболела. И поэтому я проведу с вами несколько сеансов терапии, которые подготовят вас к предстоящему обрезанию крайней плоти. Меня зовут Юлия, и я квалифицирована как раз для подобных процедур.

    При этих словах Николай Денисович покраснел, заёрзал, и, казалось, хотел мне что-то важное сообщить.

    - Вы хотите мне что-то сказать? Или о чём-то спросить? – уточнила я у него.

    - Юленька, душенька, понимаете… У меня фимоз… И… Да, мне назначили обрезание… Но я этого ужасно боюсь, честно говоря. Мне очень страшно… Но, в то же время, я соглашаюсь с тем, что и без операции мне не обойтись… Потому что я испытываю постоянную сильную боль… Крайняя плоть вся потрескавшаяся и воспалённая…

    - Уважаемый Николай Денисович, не волнуйтесь и не переживайте вы так! У нас тут почти каждый день проводят обрезание. И всегда успешно, без осложнений, даже в вашем возрасте. После операции боль исчезнет, а когда ранка заживёт, то вы заново почувствуете себя, как в молодости. Бояться не надо, потому что врачи тут высоко квалифицированные, и операция не представляет собой особой трудности. А пока что, прямо сейчас, вам назначена небольшая терапия. Суть её в том, что мы вас как бы переучиваем, от ощущений с крайней плотью, на ощущения без неё. Так как у вас ещё неделя перед операцией, то вам назначена ежедневная мастурбационная терапия в течение недели, однако без стимулирования головки члена. Во время терапии, и тем более после операции, у вас будут иные ощущения, чем обычно. Это нормально, и так оно и должно быть. Прошу вас, расслабьтесь, и я сама сделаю для вас всё, что необходимо.

    Николай Денисович снова покраснел, снова заёрзал в кровати, и как-то нерешительно приоткрыл простыню. То, что я увидела, нисколько не поразило меня, привыкшую ко многому. Тем не менее, это зрелище вызвало снисходительную улыбку на моём лице. Я увидела очень маленький пенис, с такими же, очень маленькими, яичками. Крайняя плоть на пенисе была вся ярко-красного цвета, и казалось, что она даже немного кровоточит. Было видно, что пенис был всё ещё немного эрегирован.

    - Николай Денисович, зачем вы только что онанировали? Вам ведь нельзя было этого делать.

    - Да, Юленька, согласен. Нельзя. Врач сказала, что онанизм мне запрещён как до, так и после обрезания. И что только дежурная медсестра мне будет это делать. Но я не выдержал… Видите ли, мне 55 лет, и я всегда жил один, без женщины. Никому из них, женщин, не нравился мой маленький член. В итоге, только моя рука меня выручает всегда из беды. Вот и теперь… Кто вас знает, врачей… Вдруг вы мне это сделаете неприятно или больно?!

    - Пожалуйста, сделайте мне одолжение, и не онанируйте впредь, так как это может негативно повлиять на операцию, и на ваше выздоровление после неё. В противном случае, если вы будете продолжать заниматься тут онанизмом, мне прийдётся вам на половой член установить пояс верности, или же смазать вам головку очень жгучей едкой мазью. Вы же не хотите, что бы я вас так унизила? Так что я надеюсь на вашу совесть.

    - Хм, по правде говоря, Юленька, честно признаюсь вам, что я только о том и мечтаю, чтобы меня унизила, и причинила мне боль, такая молоденькая симпатичная девушка, как вы. Правда, я никогда не слышал о поясе верности, и о жгучих мазях для головки. Я же уже в возрасте, и поэтому не слежу за новинками эротической моды.

    - Да, Николай Денисович. Я могу это понять. Многие наши пациенты выражают мне вслух подобные желания и фантазии. И я вас могу обрадовать тем, что мы, медсёстры этого корпуса, охотно идём навстречу пациентам, но только при условии, что пациент слушается нас, и не делает то, что ему запрещено делать. Так что выбирайте сами. Или унижения и удовольствие, или совсем ничего, кроме пояса верности, и боли в головке и крайней плоти от жгучей мази.

    - Я уже выбрал! Вы такая симпатяшечка, что я бы вас всю расцеловал, радость моя! Сколько вам лет, дорогуша? Хм… А вы… когда-либо… писяли мужчине на лицо и в рот?

    Это был далеко не первый раз, когда пациенты просили меня пописять или покакать на них. Поэтому я, не долго думая, залезла на кровать Николая Денисовича, отодвинула пальчиком свои трусики, и, не говоря ни слова, выпустила ему в рот струйку своего золотистого дождика. Это было очень даже кстати, так как я, на тот момент, уже сильно хотела в туалет по-маленькому. Николай жадно пил мой дождик. После того, как я окончила писять ему в рот, я всё так же молча слезла с изголовья кровати, и присела на краюшек. Осмотрев его лицо и подушку, я с удовлетворением увидела, что он не проронил ни капли на постель, а выпил всё, что у меня было. Мне всегда нравилось наблюдать и ощущать, как превратившиеся в мою мочу кофе, чай, соки и коктейли, которые я регулярно пью, с таким усердием и удовольствием поглощаются мужчинами, знающими толк в эротике. Вот уж воистину круговорот воды в природе!

    - Понравилось? Не краснейте вы так, Николай Денисович! Вы же не мальчик! Зато вы выпили всё до последней капельки. Молодец какой! Ну хорошо. А теперь, когда вы заправились моей молодильной жидкостью, теперь я должна вас промастурбировать. И мы с вами договорились: больше никакого онанизма!

    Взяв в руки его маленькие яички, я довольно крепко и грубо сдавила их в своей руке. Николай вскрикнул, но сохранял спокойствие. Я чуть-чуть помассировала ему яички, и потом той же рукой переместилась к его маленькому пенису. Вспоминая наставления Ольги Павловны, я осторожно и мягко массировала двумя пальцами корень его члена. Другой рукой я периодически трогала ему яички, как будто проверяя их готовность освободиться от накопленного семени. Причиняя боль средней силы при сдавливании его мини-яичек, я быстро добилась желаемого результата, а именно, твёрдой упругой эрекции, достигавшей девяти сантиметров в длину, абсолютного максимума для Николая. Я всё так же разминала и массировала основание его пениса, избегая стимулировать область возле головки и саму головку. Оставив его воспалённую крайнюю плоть полностью на головке, не отодвигая её назад, я прорабатывала его корень, добиваясь всё более упругой эрекции. Вскоре я почувствовала, как его яички напряглись и подтянулись к паху. В то же самое время из отверстия скомканной красной шкурки показалась капелька пред-эякулята. Прошло минут пять с начала мастурбации, и это было нормальной реакцией одинокого мужского организма, готовящегося к выбросу семени. Однако мне не нужно было доводить дело до такого финала. Потому что задача была в том, чтобы постепенно приучить Николая к другим ощущениям во время возбуждения. То есть, к ощущениям, больше сфокусированным на основании члена и на яичках, а не на головке и крайней плоти. После обрезания, когда у Николая уже не будет крайней плоти и уздечки, его головка сперва будет очень сильно чувствительна. Это то время, когда ему строго противопоказан онанизм. Зато уже очень скоро, головка немного огрубеет, и постепенно станет всё менее чувствительной к стимуляции. И только на этой фазе потери чувствительности после обрезания, мы, медсёстры, постепенно начинаем прямую стимуляцию головки, таким образом, продолжая процесс переучивания на новые ощущения, теперь уже без крайней плоти, и без уздечки.

    Некоторые мужчины довольно болезненно переносят расставание с крайней плотью и уздечкой, по причине того, что они теряют один из источников своего удовольствия. Ведь и в уздечке члена, и в крайней плоти, сосредоточены многочисленные нервные окончания, способствующие получению глубокого удовольствия от эротической активности. Задача медсестры – помочь недавно обрезанному мужчине предолеть этот психологический стресс, эту потерю. Каким образом помочь? Это завивит от степени досады и разочарования мужчины, от размеров его половых органов, от его характера, и от его отношения к медсестре. Не раз бывало и так, что разгневанный, недавно обрезанный мужчина, грозился «сделать из меня мусорный ящик», обвиняя меня во всех грехах. А так как в таком отрицательном состоянии никакие эротические радостные мелочи его временно не интересуют, то приходится прибегать к более жёстким, но действенным методам. К примеру, в ШОКе широко используется такой универсальный метод влияния на мужчину, как уколы в яички. Сделав агрессивно настроенному мужчине соответствующие уколы в обе его половые железы, как правило в каждое яичко разным составом, - я потом наблюдаю, как он сперва приходит в ярость, затем в недоумение, затем в шок, и затем в нужное нам состояние послушания, повиновения, спокойствия и вменяемости. А происходит это потому, что его яички после уколов посылают в мозг весьма специфические сигналы, принуждающие мужчину принимать правильные решения и вести себя так, как нам нужно. Уколы применяются как для успокоения, так и для возбуждения, как для укрепления интимных способностей, так и для приведения пациента в состояние восприимчивости для внушений, гипноза и других методов работы с психикой. Составы и растворы для уколов, их концентрация и объём, варьируются в зависимости от цели применения, и от требуемого результата. Могу добавить ещё то, что даже уколы в головку члена, и даже стимуляция яичек электрическим током, не достигают такой эффективности и глубины воздействия на пациента, как уколы в яички. После того, как Ольга Павловна детально показала и объяснила мне, как делать такие уколы, куда именно, как часто, какими составами для каких целей, - я действительно хорошо вошла в курс дела. И теперь всегда, когда требуется поставить пациенту уколы в яички, для этого вызывают именно меня.

    Снизив интенсивность стимуляции корня члена Николая Денисовича, я сказала ему, что он должен помнить о нашем с ним договоре, не онанировать, и мысленно готовиться к обрезанию. По опыту зная, что подобные мысли влияют на мужчину как сексуальный тормоз, из-за страха операции и потери кусочка своего тела, я с удовольствием смотрела, как его девяти-сантиметровая эрекция внезапно начала морщиться и скисать, снова превращаясь в нечто похожее на напёрсток. Улыбнувшись этому превращению, я ещё немного помассировала ему яички, помогая организму предолеть это неприятное для мужчины переживание и чувство, когда «не дали кончить». Попрощавшись с Николаем до следующего дня, привстав с его кровати, я подставила ему прямо в лицо свой анус, предварительно приспустив трусики. Вообще я привыкла подставлять пациентам свою попку для поцелуев и вылизывания. Вплоть до поступления на работу в ШОК, я и понятия не имела о том, что такое огромное количество мужского населения просто с ума сходит по женским попам, и мечтает о том, как бы, и где бы, заполучить возможность реализовать это не хитрое, но такое заманчивое желание. Будучи простой и открытой девушкой, как только я поняла суть дела, я тут же нашла ему применение. Сама Ольга Павловна, моя куратор и наставница, не раз повторяла мне: «Юленька, дорогая моя, тебе не надо слишком часто подмываться и мыть свои ножки, пока ты работаешь в ШОКе. Пациенты с радостью вылижут и освежат тебя так, как ты только пожелаешь. Не забывай о том, что для подавляющего числа пациентов ШОКа необходима дополнительная эротическая стимуляция. А привлекательная промежность симпатичной девушки, находящаяся прямо перед лицом, очень даже неплохо стимулирует весь организм мужчины, поверь мне! Вкус, запах, цвет и прикосновение языком к твоему анусу, создают для пациента такой букет радости и такой заряд бодрости, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Точно также и с ножками. И хотя не все мужчины имеют смелость признаться даже самим себе в том, что им нравится созерцать, трогать, целовать и лизать девушке ножки, ты, Юленька будь уверена в том, что подсознательно все они этого ожидают и желают. Поэтому как можно чаще пускай в ход свои ножки, ручки и попу, а если хочешь, то и ещё кое-что. Тем самым ты значительно поможешь всем нам, в нелёгком, но важном деле лечения и терапии».

    После Николая Денисовича, я зашла навестить ещё двух пациентов, точно так же ожидавших своего времени для прохождения операции по обрезанию. С удовольствием промастурбировав их, я спустилась в свой кабинет на первом этаже, и присела за стол немного отдохнуть. На мониторе появился новый пациент, которого я должна была проверить через два часа. Одев кроссовки и свою спортивную форму, я пошла в тренажёрный зал, чтобы позаниматься аэробикой и пилатесом. Затем, отдохнув, переодевшись, покушав в нашей столовой, и на закуску сделав очередной минет моему шефу у него в офисе, я снова присела за свой стол, и более внимательно изучила новоприбывшего, его диагноз и курс лечения. Новеньким пациентом оказался внук известного местного олигарха, Семён, с диагнозом «половая слабость» и курсом терапии, расписанным для него на три месяца вперёд. Его определили в палату 156 на первом этаже.

    Зайдя к нему в палату со своим мини-чемоданчиком белого цвета с красным крестом, я поздоровалась, представилась, и принялась расспрашивать его о причине его пребывания у нас, точнее, о причине его слабости. Семён оказался смышлёным парнем. Будучи почти моим одногодкой, ему было неловко рассказывать о том, что его привело к нам. Но мне нужно было узнать от него эти неприятные подробности, чтобы ещё эффективнее провести курс лечения с ним. Оказалось, как я и предполагала, частые вечеринки, бессонные ночи, наркотики и алкоголь, беспорядочные половые связи, отсутствие физической активности, ужасная диета, и крайнее разочарование во всех женщинах, - явились предпосылкой его слабости. Семён признался мне, что у него редко случаются эрекции, а когда случаются, то очень слабые, мягкие, и кратковременные. И что он теперь даже не онанирует, потому что ему «не хочется секса». Но он завидует всем своим друзьям, которые живут или встречаются с девушками, и он сильно надеется, что к нему снова вернутся его мужская сила и страсть к женщинам. Он мне также поведал о том, что никакие испанские мушки, никакие таблетки и микстуры, ничего дельного ему не дали. Виагру он принимать на постоянной основе не хочет, так как знает о её вреде и побочных эффектах, вылезающих через несколько лет в будущем. И вот его богатый дедушка определил Семёна в ШОК. Я поняла, что для их семьи это было последним шансом. Ничто другое не помогало. Про себя улыбнувшись своей важной миссии, и улыбнувшись Семёну, я продолжала уточнять у него особенности его сексуальности.

    - Семён, скажи, а что тебе в девушках нравится, хм…, нравилось, особенно сильно? Ну, скажем, грудь, глаза, ноги… О чём ты фантазировал в прошлом, когда занимался онанизмом? И что тебя в нас раздражает, бесит?

    - Нууу… яааа… этоооо…., мне нравились женская грудь и женские ножки… Я самоудовлетворялся в основном на порно-картинки, на которых были сценки всякие… Нууу… там… девушки били парней, ездили на парнях верхом…, сдавливали парням яички…, хи хи хи…, ммм…, - всё такое мне нравилось… Но так получалось, что никто из моих подруг не хотели со мной вот также играться, как на тех порно-картинках… В основном то, почти все со мной только из-за денег дружили и общались… Вот у меня и началась слабость… От безвыходности… От досады… Что раздражает? А вот как раз это и бесит! Что вы, девушки, только за деньги что-то приятное нам делаете… А чтобы из-за чувств, так никогда! Нет в мире радости! Где тут справедливость?!

    Я снова улыбнулась Семёну. В течение двух лет работы в ШОКе, я неоднократно слышала от пациентов такие вот истории, связанные с «продажными женщинами», и с «отсутствием чувств и Любви» в этом мире. Как-то раз, в разговоре с Ольгой Павловной, я затронула эту тему. И я до сих пор ясно помню то, что она мне на это отвечала: «Юленька, мужчины очень часто об этом думают и говорят. Они ищут в мире Любовь. И редко какой мужчина, пусть даже самый умный мужчина, может понять, что его любовь – это надуманная, нафантазированная, нереальная любовь из романтического кинофильма или рассказа. И что у нас, женщин, понятие любви, как и её выражение, сильно отличается от мужского. Что мы, женщины, часто более материальны, чем мужчины. Что нами движут не столько чувства и эмоции, сколько здравый смысл, и соображения безопасности, комфорта, и уюта для нашей семьи. В то время как большинством мужчин по жизни движут их яички, вместе с желанием и необходимостью эти яички освободить. Поэтому тут на самом деле всё довольно просто. Предоставьте женщине уют, комфорт, безопасность, уверенность в завтрашнем дне, и она будет вас любить нежно и постоянно. Не давайте мужчине возможности освобождать свои яички как можно дольше, и он будет любить вас долго, страстно и пылко». Я прокрутила эти её слова у себя в голове, и снова обратилась к пациенту.

    - Хорошо, Семён. Я поняла тебя и твою проблему. Мы в ШОКе сделаем всё возможное, чтобы вернуть тебя в активную полноценную жизнь. Но от тебя потребуется определённая выдержка, терпение и послушание, во время нашей с тобой терапии. Чем лучше ты будешь меня слушаться, тем успешнее пойдёт дело на поправку. Идёт?

    - Конечно же, идёт! Да вот только как? Как вы сможете мне помочь, если никакие американские и японские таблетки мне не помогают? Я пил их десятками в день, и хоть бы что!

    - Семён, давай пока что оставим таблетки позади. Давай забудем прошлые неудачи и разочарования. Прямо сейчас мы с тобой находимся тут. Пусть прошлое остаётся прошлым. Сейчас наш с тобой первый сеанс терапии, и вот чем мы будем с тобой заниматься. Я сделаю тебе очень лёгкий массаж яичек, а ты мне, в ответ, будешь делать такой же лёгкий массаж стоп. Нормально так будет? Ты не против?

    Видно было, что Семён с трудом сдерживался. Он резко покраснел, начал порывисто и мелко дышать, и у него на лбу выступил холодный пот.

    - Прошу тебя, Семён, не волнуйся. Ты не должен ничего придумывать. Массаж – дело простое. Я от тебя ничего не ожидаю и не требую. Никакого возбуждения или оргазма. Тут вообще ничего сексуального нет. Мы с тобой устроимся вот так вальтом, чтобы тебе было удобнее массировать мои ноги. Ничего страшного, что я их не мыла после посещения спортзала?

    Пока я забиралась босыми ногами на кровать, я мельком посматривала на его лицо, которое судорожно меняло своё выражение, от испуга и до удовольствия, от стыда и до блаженства, от робости и до опьянения. Улёгшись так, что мои ноги оказались у него на груди, я протянула свои руки к его паху, и приоткрыла простыню, до сих пор скрывавшую его половые органы. У Семёна оказались совершенно нормальные половые органы, судя по внешнему виду. Гладко выбритый лобок, нормального размера пенис, чуть меньше среднего размера яички. Я осторожно коснулась рукой его мошонки. Из наставлений врачей, а также по собственному опыту, я знала, что мужчинам с ослабленной сексуальностью требуется прежде всего нормальный режим, хорошая диета, физические нагрузки, и специфическая интимная стимуляция. Эта стимуляция, как и в случае с неполноценными ребятами, фокусируется в основном на яичках. Кроме того, такой избирательной стимуляции должен подвергнуться и мозг. Остальное сделает время. И если у мужчины нет каких-либо серьёзных нарушений здоровья, то, рано или поздно, его половая функция восстановится. Так было уже не раз, и я была полностью уверена в том, что Семён тоже скоро будет блестать своей крепенькой эрекцией, которую я ему обязательно укреплю до предела. А предел эрекции, в моём понимании, это когда у мужчины пенис достигает твёрдости дерева, когда его невозможно отклонить вниз или в сторону более чем на пять сантиметров, когда жилки на члене настолько набухают, что кажется, что они вот-вот лопнут от напряжения, и когда мужчина больше совсем ничего не соображает, потому что много крови покинуло мозг и перетекло вниз в пенис.

    Я взяла кожицу его мошонки между своих пальчиков, и принялась перекатывать её туда-сюда, пока что не трогая яички. Легонько пощипывая мошонку по всей её поверхности, я одновременно оттягивала и царапала её ногтями, не причиняя ему, однако, боли или дискомфорта. В то же самое время, Семён пока ещё не мог побороть свою застенчивость, оказавшись один на один с моими ногами у себя на груди. Подошвы моих ног смотрели ему в лицо, и я чуть шевелила своими пальцами, как бы зазывая и заманивая Семёна погладить мои ножки. Видимо он уловил специфический аромат, исходящий от моих стоп, потому что я заметила лёгкое шевеление его ноздрей. Он как будто хотел вдохнуть побольше этого аромата, как будто этот аромат был для Семёна наркотиком. От Ольги Павловны я узнала, и потом многократно проверяла это на практике, что чем более ароматны стопы у женщины, тем они сильнее воздействуют на мужскую сущность. И что в этом аромате присутствует своеобразная афродизиакальная нотка, что и объясняет такое повальное влечение мужчин к женским ножкам, не говоря, конечно же, о внешнем виде, о красоте, о грации. Чуть приподняв свою правую ножку к лицу Семёна, я дотронулась большим пальцем до его губ. От неожиданности, он весь аж передёрнулся. Я улыбнулась ему, положила ножку снова ему на грудь, и взглядом попросила его начать мне делать массаж. Он сразу понял, и, как мог, принялся массировать мои стопы.

    Мне всегда очень нравится этот первый момент, первый контакт, когда мужчина, преодолев свои страхи, неуверенность, робость, растерянность, и часто, чрезмерное возбуждение, - начинает своими руками разминать мои подошвы. Обычно я помогаю мужчине голосом, или слегка двигаю ножками, поворачивая их ему так и сяк, чтобы он размял и промассировал меня в тех местах, где мне это особенно приятно, или где, к тому времени, мои ножки устали и просят внимания. Семён оказался неплохим массажистом для ног, хотя его влажные от возбуждения ладони однозначно мешали процессу. Тем временем я массировала его небольшие яички, которые ощущались в моих руках как маленькие абрикосы или сливы. Когда Семён неправильно меня массировал, или когда он отвлекался с массажа на своё собственное удовольствие от созерцания и от запаха моих ног, и от массажа яичек, - я чуть сильнее сдавливала ему яички, тем самым возвращая его к реальности и к своим обязанностям. Так прошло около полу часу. В конце сеанса такого обоюдного массажа, я начала игриво тереть его лицо своими подошвами, нарочито нахально проталкивая свои пальцы ног ему в рот, и откровенно насмехаясь над ним, и над тем, что я с ним делаю. Оказалось, что Семёну, как и всем другим мужчинам, с кем я так играла, очень понравилось это занятие, вернее, это ощущение. Несколько раз несильно ударив его пяткой по лицу, и сказав ему, что он хорошо выглядит в роли половой тряпки, я убрала от него свои ножки, и перестала трогать его яички.

    Встав с кровати, и достав из своего чемоданчика шприц и ёмкость с растворами, я сообщила Семёну, что я сейчас собираюсь поставить ему в каджое яичко по укольчику. И что это необходимо для его скорейшего восстановления. Успокоив его тем, что это не сильно больно, и что все мужчины должны через это пройти, продезинфицировав ему мошонку, я поднесла шприц к его левому яичку. Ольга Павловна обычно советует мне ставить уколы всегда в одно и то же место на яичке. А именно, в самый кончик яичка, в его «передний» кончик. При ежедневных и многократных уколах в одно и то же место, микроранка на кончике яичка не успевает полностью зажить, и поэтому такие уколы воспринимаются всё более и более болезненно. Не говоря уже о том, что введённый в каждое яичко состав вызывает, в свою очередь, очень специфические и невероятно глубокие для мужчины ощущения и переживания. В случае с Семёном, я должна была ставить ему частые многократные уколы с «омолаживающе-укрепляющим» составом, - как мы это классифицируем.

    Одной рукой я оттопырила его левое яичко так, чтобы оно торчало своим кончиком наружу. Другой рукой я уверенно ввела иглу вовнутрь. Когда игла шприца проткнула мошонку и вошла в кончик левого яичка Семёна, он не выдержал, и громко заорал. Выждав лёгкую паузу, я скромно улыбнулась его реакции, и продолжила своё дело, медленно продвигая иглу шприца вглубь его маленького левого яичка, и имея целью область в самом центре его яичка.

    - Семён, смотри, у тебя ведь небольшие яички, хотя в целом хорошенькие. И тебе нравится, когда девушка тебя мучает и унижает, сам ведь мне рассказывал. Поэтому воспринимай эти мои уколы, как то, что я тебя мучаю и унижаю. Разве может быть что-то более мучительным для парня, чем его неспособность заниматься сексом? Разве есть более унизительное переживание, чем то, когда девушка ставит тебе болючие уколы в яички? Разве не унижает то, когда девушка тебе говорит, что у тебя маленькие яички? Поэтому будь мужчиной, Семён! Терпи эту боль. И скоро ты сам будешь удивлён тем, как твои яички увеличатся после уколов.

    По опыту я знаю, что после уколов яички почти мгновенно припухают и увеличиваются. И что, если ввести специальный «увеличивающий» раствор, то такое увеличение будет происходить долго и постоянно, - уже под воздействием этого самого раствора внутри яичка. Конечно же, это будет продолжаться до определённого предела, и не более того. Но всё же, таким образом я не раз увеличивала некоторым ребятам яички раза в два - три. Интересно потом наблюдать, как мошонка едва ли справляется с подобным сильным растяжением. Ольга Павловна настоятельно советует мне, после уколов в яички, ещё минут десять разминать, оттягивать и сдавливать яички пациента, с целью более эффективного усвоения введённого в яички состава. Кроме того, необычно глубоко сидящая, и не прекращающаяся боль в яичках, хоть и не очень сильная, но, всё таки, тоже способствует скорейшей реабилитации пациента. Исследования и опыты показали, что большинство сексуальных проблем мужчины успешно решаются, путём правильного применения такого простого, но действенного метода, как уколы в яички.

    Закончив вводить содержимое шприца в его левое яичко, я медленно вынула иглу наружу. Снова наполнив шприц составом для укола, я поднесла его к правому яичку Семёна. По выражению его лица я поняла, что он испытывал боль средней силы, но что из-за такого неожиданного места, выбранного для укола, самого кончика яичка, он едва ли мог владеть собой. Попросив его потерпеть ещё немножко, я ввела иглу в кончик его правого яичка. После того, как Семён издал очередную очередь криков, я продолжила вводить иглу вглубь яичка. Дойдя до самой середины яичка, я начала выдавливать содержимое вовнутрь. Прекрасно понимая, что его яичко сейчас сильно болит, ноет, тянет, жжёт и распирает от укола, я ласково погладила его одной рукой по голове. Напомнив ему о том, что мазохизм возвышает мужчину и делает его благородным, я продолжала выдавливать раствор из шприца в яичко. Окончив это занятие, я медленно извлекла иглу наружу, и снова улыбнулась Семёну.

    - Ну вот! Готово! Правда же, тебе не сильно больно, Семён? Сейчас ты начнёшь ощущать некоторый специфический дискомфорт в яичках. Это оттого, что введённый в яички раствор начнёт стимулировать ткани яичек изнутри. Суть в том, чтобы омолодить, взбодрить, активировать, мобилизовать, зарядить твои яички новой энергией и силой. Они у тебя увеличатся и будут ныть. Постарайся не обращать на это особого внимания. Чтобы помочь твоему организму поглотить введённый раствор, я сейчас ещё немножко помассирую их. А завтра мы с тобой продолжим. Снова массажик, и потом укольчики. Так недельку-две подряд. И уже скоро ты начнёшь возвращаться к тому, о чём ты сейчас мечтаешь.

    Снова взяв его оба яичка в свои руки, я ощутила заметное увеличение и уплотнение обеих его желез. Бережно разминая каждое яичко по всей поверхности, я как бы равномерно распределяла введённую жидкость. Прощупывая яички, и находя на них затвердевшие или напряжённые после уколов участки, я специально задерживалась на них подольше, чтобы размять и промассировать их особенно тщательно. Семён был одновременно в шоке, в смятении, в недоумении, в безумии, и в Нирване. Не раз наблюдая идентичные ответные реакции мужчин на массаж яичек сразу после уколов, я улыбнулась ему, и снова закинула свои ножки ему на лицо. Предоставив ему возможность в течение десяти минут целовать мои стопы в знак благодарности за мою заботу о нём, за уколы, за массаж его яиц, - я потом прекратила свой массаж, вынула свои ноги из его рта, и поднялась с кровати. Попрощавшись с ним, я оставила его наедине со своими ноющими яичками, с мыслями обо мне, и с его надеждой на светлое будущее. И хотя мне было его немного жаль, в виду этой специфической боли в яичках после уколов, всё же, я была уверена в том, что он должен был через это пройти, чтобы вернуться к нормальной жизни.

    Утром следующего дня, как только я появилась на работе, меня в свой кабинет вызвал сам шеф. Под хихикания и сюсюкания других медсестёр нашего корпуса, и под возгласы одобрения наших врачих, стоявших неподалёку от меня, я направилась к шефу в офис. Зайдя к нему и поздоровавшись, я была приятно удивлена тем, что шеф оказался не один, а с очень симпатичным молодым человеком, от которого приятно пахло французскими духами. Шеф обратился ко мне по-английски.

    - Юлия, познакомься, прелесть моя. Это Дэйвид. Он к нам приехал из Австралии по работе, точнее, по обмену и обогащению опытом. Помнишь, я тебе недвано рассказывал, что у них в южном полушарии не разрешены заведения и клиники, подобные ШОКу? Так вот, специалистов у них пока мало. А те немногие, что у них есть, мало знают и умеют. Поэтому Австралийское Общество Сексологов направило к нам сюда Дэйвида Дика, ведущего специалиста Австралии по вопросам разрабатывания прямой кишки, и её подготовки к анальному сексу, для женщин и гомосексуальных мужчин. Он привёз нам в подарок много всяких сувениров. Ну, анальных пробок, анальных клещей на пульту, страпонов и анальных вибраторов для терапевтического возбуждения простаты. Сегодня Дэйвид проведёт с тобой первую половину рабочего дня, Юленька. Не откажи в любезности, будь добра. Он будет просто тебя сопровождать, задавать вопросы тебе и пациентам, и, возможно, высказывать свои мнения, или же, предлагать новые решения в каких-либо случаях лечения наших пациентов. Я скоро улетаю в Австралию, вместе с Дэйвидом. Поэтому мне бы хотелось, чтобы время, проведенное им с тобой, было для него назабываемым, прелесть моя.

    - Я всё поняла, дорогой Юрий Сергеич! – звонко и радостно отвечала я, тоже по-английски. – Буду стараться, и сделаю всё, что от меня зависит, чтобы Дэйвид остался доволен.

    Дэйвид улыбался моему шефу и мне. Так начался мой рабочий день. Выйдя с австралийцем из кабинета шефа, я уточнила у него, сколько ему лет, чем он интересуется, где его подарки нашей клинике, и кому именно они предназначаются. Дэйвид оказался на три года старше меня, его сфера интересов лежала в области гомосексуализма, почти все подарки он оставил в кабинете у шефа, но некоторые из них он имел при себе в карманах, а предназначались они тем из нас, работников ШОКа, кого они заинтересуют, или кому пригодятся в работе. Поблагодарив его за искренние ответы, мы двинулись дальше. Наш курс лежал среди тех палат, где у нас находились парни-геи. Кроме того, после обхода геев, мы с австралийцем запланировали также навестить второй корпус, корпус с женщинами, где мы собирались предложить желающим девушкам опробовать его новинки и сувениры из Австралии.

    В палате номер 202 лежал Артур, тридцатилетний, накачанный, загорелый мужчина, которого положила в ШОК его супруга. Её жалобы сводились к тому, что последние два года их совместной жизни, Артур совсем избегал интимного контакта со своей женой, и вместо этого, оказался втянут в какую-то непонятную «тёмненькую интригу», крутившуюся вокруг некого Стаса. Судя по всему, пару лет назад, Артур внезапно понял, что его привлекают не только женщины, но и мужчины тоже. Кроме этого, Артур часто жаловался супруге на то, что его анус кровоточит и болит. Проктолог констатировал «разрыв прямой кишки вследствие слишком жёсткого внешнего воздействия твёрдым продолговатым предметом». И уже тут, в ШОКе, Артур признался нашим врачам, что он тогда ещё начал практиковать секс со Стасом, и, к сожалению, не подрассчитал свои силы. Я перевела краткую «историю болезни» Артура Дэйвиду. Тут же, я добавила от себя, что Артуру уже назначена терапия по восстановлению своей первоначальной гетеросексуальности, и что его прямая кишка заживает, и дело идёт на поправку. К моему удивлению, Дэйвид выслушал меня с недовольством и раздражением. И хотя Артур слабо понимал по-английски, всё же он понял, что Дэйвиду не понравилось то, что я ему рассказала про Артура. Дэйвид попросил меня оставить его с Артуром наедине, на пятнадцать минут, для того, чтобы выяснить у него кое-что. Помня о просьбе моего шефа, я вышла из палаты, и направилась в свой кабинет. Там я перекусила орешками, выпила соку, и решила подправить свой педикюр. Через минут пятнадцать, как меня об этом и просил Дэйвид, я вернулась в палату 202. Передо мной представилось довольно необычное зрелище. Дэйвид лежал в кровати с Артуром и делал ему минет. В то же самое время, Артур делал минет Дэйвиду. Они исполняли известный всем интимный акт под названием «69». Руки обоих были заняты одинаковыми занятиями. Обе левые руки массировали яички, находящиеся перед лицом, а обе правые руки были погружены в анус партнёра, и двигались в унисон, сложенно, в такт одна другой. Как только я зашла, видимо от неожиданности, оба мужчины начали одновременно кончать. Не вынимая свои пенисы изо рта друг друга, они сглатывали и постанывали от удовольствия. Я молча стояла, и только сожалела о том, что Дэйвид гей, а не обычный парень.

    После того, как они слёзно попрощались друг с другом, мы продолжили наше шествие по палатам геев. Дэйвид интересовался у меня, что и как мы делаем для этих ребят, записывал себе что-то в блокнот, и дарил геям анальные пробки, которые он только и успевал вытаскивать из карманов. После геев, мы направились во второй корпус, где я познакомила Дэйвида с нашей спецификой отработки анального секса для женщин, показывая и рассказывая ему некоторые подробности и нюансы, используя фото, видео и вибраторы. Дэйвид навестил некоторых женщин второго корпуса, проходящих, кто реабилитацию, а кто подготовку к анальному сексу. И хотя я сама с женщинами не работаю, нас с Дэйвидом любезно сопровождал Михаил Викторович, глав-врач второго корпуса. Это именно он проводит реабилитацию с женщинами после неудачного анала. И это он обучает искусству получения анального удовольствия всех желающих. Я сама не один раз ощущала большой упругий пенис Михаила в моём анусе, и должна признать, что он очень даже неплохо владеет как своим членом, так и искусством соблазнения женщины на анал. Первая половина дня подошла к концу, подарки Дэйвида были распределены по палатам и по врачебным кабинетам, а лично мне достался симпатичный фиолетовый вибратор большого размера, на пульту, с шестью скоростями, и с говорящей, пульсирующей, вращающейся головкой, из которой могут выпрыскиваться определённые жидкости.

    После работы, в тот же день, я осталась в ШОКе с ещё одной медсестрой, Оксаной, и с двумя врачами мужского пола, на «внерабочий отдых». Суть такого отдыха состоит в том, что мы, работники медицины, испытываем большой стресс в течение рабочего дня. И поэтому, после работы, пару раз в неделю, мы устраиваем сессии чистого отдыха для души и тела. Так как мы хорошо знаем друг друга, и всегда работаем бок о бок, тем более, что работаем в таком заведении, - нам нечего стесняться или скромничать. На подобных групповых эротических сеансах мы вытворяем всё, что нам хочется. Обычно такой сеанс безумия и разврата длится от часу до двух часов. И я уверена в том, что пациенты некоторых близлежащих палат, очень даже хорошо слышат те звуки, которые мы вчетвером, а иногда и бóльшим количеством людей, издаём. Частенько к нам четверым подключаются то санитары, то натурщики, речь о которых пойдёт чуть позже.

    Выходные после той рабочей недели я провела со своим парнем, Женей. Он мой ровесник, и очень в меня влюблён. Мне его действительно жаль, потому что я понимаю, как ему трудно меня терпеть. И если ему со мной фантастически приятно в интимном плане, то ему также сильно неприятно знать, что я работаю в таком специфическом заведении, где я ежедневно вхожу в эротический контакт того или иного уровня с пациентами и коллегами с работы. В качестве вознаграждения за свою преданность мне, за своё терпение и великодушие, я всегда отдаюсь Жене с головой. Обеспечив себе повышенный уровень гормонов удовольствия, и обеспечив Жене мощный заряд бодрости, вместе с ноющими от прегрузки яичками, я снова, с радостью, начинаю свою очередную рабочую неделю. Должна только сказать, что, ко всему прочему, я на Жене ещё и «отрываюсь». Ну, в период критических дней, или в те редкие времена, когда у меня вдруг плохое настроение, или когда шеф накормил меня невкусной спермой, - я избавляюсь от своей злости, агрессивности и печали тем, что порю Жене задницу. Мне другие наши медсёстры раньше не верили, когда я им говорила, что порка очень полезна для мужчины вообще, и особенно для послушного и доброго мужчины, а также для мужчины с пониженным либидо, или с хронической усталостью. Но после того, как они опробовали это старое верное средство воздействия и воспитания на своих бойфрэндах, они меня потом благодарили все гурьбой. А мне то что! Мне секретов и советов не жаль. Мне наоборот, хочется, чтобы всем было радостно, приятно и весело жить. Это мой главный принцип жизни.

    ***

    Когда шеф вернулся из Австралии, он тут же вызвал меня к себе в офис, и сразу похвастался тем, что показал мне фото, сделанные в командировке. Это были фото с крокодилами, коалами, акулами в аквауриме, какими-то парнями в ковбойских шляпах, и какими-то девицами в бикини. Недоверчиво и строго посмотрев на шефа, я уточнила у него: «Юрий Сергеич, вы же не изменяли вашей любимой медсестре?» В ответ шеф чуть покраснел, замялся, и хотел было что-то сказать. Но я сразу остановила его жестом, дав ему понять, что ничего страшного в этом нет, и что я по прежнему его воспринимаю, как главного мужчину ШОКа. Без слов, тихо и преданно, я медленно расстегнула его ремень, потом ширику, и спустила вниз его брюки. Шеф начал порывисто дышать. Он всегда обожал, когда я делаю ему минет, или когда я мастурбирую его. Со своей женской стороны, я решила выяснить, насколько часто и конкретно он мне изменял в Австралии, с этими пляжными дурами. Взяв в руки его яички, я обнаружила, что они не совсем пустые. А пощупав его член, я поняла, что он в восторге от меня. Обхватив его головку своими губами, и губами же сдвинув крайнюю плоть с головки, я предалась тому, что у меня получается лучше всего на свете, - если не считать мастурбации мужчины. Через ровно полчаса, а я всегда специально засекаю время, когда делаю кому-то минет, я разрешила шефу эякулировать мне в рот. Так уж у нас с ним заведено, что он кончает только тогда, когда я ему это разрешаю. И в те редкие моменты, когда он нарушал этот наш с ним уговор, как наказание для шефа, я била ему ножкой по яичкам. Он, как и почти все мужчины, плохо переносит боль в яичках, поэтому избегает кончать без моего согласия и разрешения.

    По количеству, вкусу, запаху и текстуре спермы безошибочно определив, что он кончал в Австралии как минимум три раза за неделю, проведенную там, - я улыбнулась ему, и взглядом указала на его яички. Он понял, что я намекала на болбастинг, потому что я выяснила всё, что мне нужно было, про его измены в Австралии. Улыбнувшись мне в ответ, шеф попросил меня пойти ему в этот раз навстречу, и, вместо болбастинга, просто походить ему босиком по спине. Полёт из Австралии оказался очень долгим и нудным, и всё его тело закостенело и «одубело», особенно его спина. Сжалившись над бедняжкой, я устроила ему полу-часовую сессию трамплинга, во время которой я наступала на него, и топтала его спинку, ягодицы, шею и даже голову. А он, лёжа на полу, и уже наверняка забыв об Австралии, всё кряхтел, сопел, вздыхал и постанывал от удовольствия. В самом конце, я соскочила с его спины, и резко села ему на лицо. Это ещё один момент, который я очень ценю в своей жизни. Просто сеть мужчине на лицо, и тереться о его нос, рот, лоб. Конечно же, без трусиков, и конечно же, тереться писей и попой! А по секрету добавлю, что до сих пор никто из мужчин не сопротивлялся этому моему безобидному капризу.

    Немного прийдя в себя в своём кабинете, я просмотрела по компьютеру новоприбывших в ШОК. Пациент из палаты 309, 20-летний Филип, привлёк моё внимание. Поступив к нам только вчера, он выделялся от остальных своим диагнозом и курсом терапии. «Безудержный онанизм / Пункия яичек / Фистинг / Уколы в головку и в яички». Для меня это означало, что Филип, онанист без чувства меры, страдает, к тому же, дисбалансом яичек, и страстью к анальному фистингу. И что в процессе терапии я должна буду ставить ему уколы в головку, чтобы он не онанировал, пока он в ШОКе, и в яички, чтобы восстановить их правильное функционирование. До моего визита к Филипу, у меня оставалось ещё чуть более часа. И я решила использовать этот час с пользой. Иногда, когда у меня появляется окно во времени, я предпочитаю использовать это время либо в спортзале, либо на благо пациентов, и с пользой для дела. Всегда хорошо ориентируясь, кому из пациентов что именно я должна сделать, я выбираю то, что мне больше всего по душе в конкретный момент времени. И вот теперь, у меня было настроение на футджоб. Я знала, что пациенту из палаты 102, Олегу, была прописана ежедневная мастурбация ногами, то есть, футджоб. Мне нравился Олег. С красивым длинным членом и крупными яичками, Олег, тем не менее, страдал половым бессилием, импотенцией. В свои 32 года, его огранизм уже так иссяк и постарел, что сексуальные радости и утехи уже не первый год не входили в повестку дня Олега. Но его лечение в ШОКе подходило к концу, и он снова возвращался к былому величию, в плане интимной силы. После трёх месяцев электро-стимуляции яичек, после сотни уколов в яички и простату, после регулярной мастурбации ногами и руками с запретом эякулировать, - Олег уже на самом деле мог быть претендентом на то, чтобы стать в очередь и ожидать случая, чтобы проникнуть своим пенисом в меня.

    Но это пока что оставалось для него недостижимым. И я, время от времени, давала Олегу знать, что на данном этапе он может только полизать мои пятки, не более того. Олег часто просил меня давать ему лизать мои пятки, но я разрешала ему это делать очень редко, как бы давая ему понять, что даже этого он пока что не достоин. Тем не менее, я с удовольствием мастурбировала Олега ногами, добавляя ему задора, возбуждения, опьянения и чистого наслаждения, в его копилку эротического опыта. Зайдя к нему в палату, и присев к нему на кровать, я тут же скинула свои вьетнамки, и мои ноги оказались возе его паха. Олег никогда ничего не говорил, ничему не удивлялся, и не проявлял особых эмоций. И только, когда он подходил вплотную к своему оргазму, который я ему раз за разом прерывала, точнее, останавливала, только в такие моменты Олег начинал порывисто дышать, дёргаться, мигать глазами и выкрикивать непонятные звуки. Будучи флегматом, да ещё и с дефектом дикции, Олег, тем не менее, умудрился израсходовать почти весь запас своей мужской силы, прежде чем попасть к нам в ШОК. Я убрала с него простыню, и уверенным движением наступила ножкой на его яички, слегка вдавливая их ему в пах и в матрас кровати. Олег поднял свои плечи, и на его лице образовалось выражение полнейшего и совершенного повиновения, послушания и радушия, какое иногда бывает у тех, кто переходит в мир иной. Понимая, что от удовольствия и от желания освобдиться от накопленного семени, Олег испытывает интересные ощущения, я продолжила тем, что массировала его яички пальцами своих ног. Через две-три минуты такого массажа его пенис ожил и начал злиться. Это ещё один момент, который мне в жизни очень нравится. Пробуждение члена ото сна, - как я это сама для себя именую.

    Перебирая его яйца своими подошвами, придавливая и сжимая их друг с другом, я постепенно перешла к его члену. Вынув из кармана моего халата небольшой тюбик со смазкой, я выдавила её прямо ему на головку. Некоторое количество смазки попало мне на пальцы. Я убрала тюбик, и продолжила массировать его член уже со смазкой. Блестящий, лоснящийся, гладкий и щёлкающий от соприкосновения член, вскоре достиг своей максимальной степени напряжения. Мне нравится ощущать до предела напряжённый пенис между подошв своих стоп. Стимулируя член ногами, я воздействую пусть не так избирательно и прицельно, как при мастурбации рукой, но всё же, достаточно эффектно и обезоруживающе для того, чтобы у мужчины начинался «приступ влюблённости». Это ещё один термин, который мы с другими медсёстрами в ШОКе используем для того, чтобы обозначить определённое событие. Это событие случается почти каждый раз тогда, когда мужчина, под влиянием своего возбуждения и желания достичь оргазм, как будто бы по настоящему влюбляется в ту женщину, которая стимулирует его половые органы. Вы сами разве не замечали этот феномен в своей жизни? Мужчине может быть даже противна та женщина, которая проводит с ним интимное время, как это иногда случается в случае с проститутками, или при лечении, как у нас тут. Но когда он приближается к своему оргазму, то даже самая некрасивая и противная для него женщина, вдруг, на пять минут, становится Королевой всех времён и народов. Конечно же, сразу после оргазма, эта королева сбрасывает свою корону, и мужчина снова воспринимает её уродливой и отталкивающей, - если он её таковой воспринимал и до начала близости.

    Несколько раз почти доведя Олега до оргазма своими ногами, я наконец оставила его органы, вытерла свои ножки о его лицо, и встала с его кровати. Олег находился на грани истерики. Потому что, в который раз, ему было отказано в оргазме. Он прекрасно знал, что онанировать ему строго запрещено. И однажды, когда он всё же начал онанировать втихаря, он был сразу пойман с поличным. После этого инциндента, Ольга Павловна предписала наносить ему на головку члена специальную, очень жгучую, едкую мазь, которая ничем не смывается, и которая держится до 24-ёх часов подряд, исключая для мужчины возможность онанировать всё это время. Поэтому я вынула из своего другого кармана красный тюбик с надписью «НОТ», выдавила на салфетку немного едкой мази, и нанесла эту мазь Олегу прямо на головку члена. Головка ещё не успела полностью обмякнуть, после сеанса массажа ногами, но жгучая мазь ускорила этот процесс расслабления и успокоения только что разгорячённых мужских страстей. Попрощавшись с Олегом, я снова пошла в свой кабинет.

    Немного передохнув там у себя под музыку Дэйвида Боуи, я направилась на третий этаж к Филипу. Познакомившись с ним, я поняла, что он из себя представляет, и почему он оказался в ШОКе. Испорченный деньгами своих богатых родитилей, и живущий всегда на всём готовом, Филип был примером крайне эгоистичного молодого человека, считающего, что весь мир вращается вокруг него. Даже не ответив на моё приветствие и мои вопросы, он с недовольным видом лежал на кровати, и игрался кубиком Рубика. Через пару минут он всё же заговорил со мной, и мне стало ясно, что его родителям надоело дерзкое поведение, онанизм и страсть к анальному фистингу Филипа. После нескольких случаев прямой угрозы его жизни, в связи со своими истерично-хаотичными сексуальными стремлениями и привычками, - родители Филипа определили его в ШОК, и лично заплатили огромную взятку глав-врачу за то, чтобы он, глав-врач, излечил Филипа, и сообщил ему верное направление в жизни. У меня в компьютере, рядом с именем Филипа и номером его палаты, стояла особая отметка: «тяжёлый случай, требуется крайняя осторожность». Это для меня означало, что юноша настолько непослушный и взрывоопасный, что возможны вспышки агрессии и истерии во время терапии. У меня в прошлом уже было несколько подобных случаев, когда парни нападали на меня прямо во время терапии. Все наши медсёстры и врачи проходили инструктаж и подготовку, прежде чем приступить к работе в ШОКе, и, владея базовыми навыками кунг-фу и карате, мы можем за себя постоять, как минимум, в течение нескольких минут, прежде чем в палате появятся дежурные санитары, которые уже более конкретно успокоят нарушителя порядка и спокойствия.

    В случае с Филипом, я решила не рисковать. Так что я сразу же вызвала санитаров, по нашей внутренней связи. Через две минуты вошли четыре рослых накачанных санитара, бывшие спецназовцы, и я попросила их обеспечить неподвижность и спокойствие Филипа на его кровати. Каждая кровать в ШОКе обладает множеством возможностей. Из кровати можно быстро сделать кресло, столик, или мат, лежащий на полу. Также, кровать имеет специальные крепления и ремни, которыми можно закрепить и обездвижить пацента в любом, нужном нам положении, на время проведения терапии. В центре кровати есть область в форме круга, которая, как люк, выдвигается и задвигается обратно, образуя дыру. Этот «кроватный люк» мы иногда используем, когда работаем с половыми органами пациента. Санитары ушли, и я приготовила всё, что мне надо, для взятия пункции яичек Филипа.

    Неподвижный и очень злой Филип смотрел на меня диким зверем, несомненно желая уничтожить меня, так как я осмелилась применить к нему такие унизительные меры воздействия. Я не раз читала на лицах озлобленных пациентов подобную ненависть. Тем не менее, работа есть работа. И я, наконец-то, приступила к терапии. Сообщив Филипу, что его ожидают несколько месяцев интенсивного лечения и восстановления, во время которого ему будет чаще неприятно, чем приятно, я кнопками немного видоизменила его кровать, приподняв её и сложив гармошкой вдвое. Выдвинув люк, и захватив сквозь отверстие люка яички Филипа, я вытянула их на мою сторону кровати, обратную той, на которой лежал Филип. Перетянув по отдельности его яички тонкой верёвкой, и продезинфицировав его мошонку, я ввела толстую иглу для пункций вовнутрь его левого яичка. Так как я предварительно засунула кляп в рот Филипу, он не мог слишком громко орать. Но даже с тряпкой во рту, его рёв был очень неприятным для моих ушей. Я знала, что тостые иглы причиняют более острую боль во время взятия пункции. Но я выбрала именно такую толстую иглу для того, чтобы хоть немного усмирить нахального и развязного юнца. Проткнув иглой его левое яичко, я продвинула иглу чуть дальше вглубь. Потом я прикрепила к введенной игле корпус шприца, и обратным движением поршня, то есть, движением «на себя», я извлекла из его левого яичка пробу. Сразу после этого, я проделала то же самое с его правым яичком. Извлечённые обе пробы я поместила в специальную ёмкость для пункий яичек, и чуть позже отправила на анализ в лабораторию.

    Предупредив Филипа о том, что он не сможет онанировать в ШОКе, потому что я буду ему ставить ежедневные уколы в головку и в яички, а также буду натирать его головку жгучей мазью, я обрадовала его тем, что вместо онанизма у него будет возможность продолжать испытывать удовольствие от анального фистинга, к которому он так привык. Но что этот фистинг я буду ему делать с каждым днём все меньше и меньше, постепенно сведя эти его ощущения к нулю. Что, время от времени, я буду страпонить его сперва большим, затем меньшим, и в конце вообще игрушечным пластиковым членом, снижая интенсивность стимуляции его простаты, и глубину его удовольствия. Он вертел головой и не соглашался ни с чем, что я ему говорила. Но лечение есть лечение. И, уже пообещав его родителям полное выздоровление Филипа, у нас просто не было другого выхода, как на самом деле полностью его вылечить. А такое окончательное выздоровление в его запущенном случае, достигалось такими вот, казалось бы, радикальными методами.

    Натянув себе на правую руку резиновую перчатку, и нанеся на кисть немного смазки, я без предупреждения засунула руку Филипу в анальное отверстие, сквозь всё тот же люк в его кровати. Филип не видел меня, а я не видела его. Но по его возгласам и стонам, я поняла, что ему нравилось то, что я делала в его попе. Проработав ему прямую кишку, и промассировав ему простату в течение пятнадцати минут, одновременно с оттягиванием его яичек, до сих пор перетянутых верёвками, я сообщила его организму необходимый для дальнейшей терапии заряд оптимизма. Мне нравятся ребята, которые получают удовольствие от того, что им кто-то залазит рукой в попу. Я свела свою руку в кулак, и уже кулаком имитировала движения огромного члена в его заднице, под звуки предоргазменной истерии Филипа. До оргазма, конечно же, дело не дошло, так как во время терапии, за редким исключением, мы не позволяем пациентам испытывать оргазм. Поэтому я вскоре вынула свою руку из его задницы, сняла перчатку, и снова повторила Филипу, что он должен себя тут хорошо вести, если не хочет испытывать сильную боль и дискомфорт во время терапии. Поставив ему уколы в головку члена, и в каждое яичко, я привела его кровать в нормальное положение, задвинула люк обратно, и развязала Филипа. Попрощавшись с ним, и забрав свой чемоданчик с пробами из его яичек, я оставила его одного.

    ***

    На следующий день я должна была принимать участие в массовых занятиях по обучению искусству секса. Такие занятия – ещё одно «пиковое переживание» в моей жизни. Дело в том, что мне вообще очень нравится всё, что связано с сексом. А если на меня, во время интимных забав, смотрят посторонние, то это меня особенно сильно заводит и возбуждает. Не даром я иногда устраиваю сессии куколдинга своему бывшему парню. И несколько раз в прошлом году я даже устроила такие сессии своему теперешнему парню, в качестве меры его воспитания, кончено же. Ну и сама при этом получила море удовольствия, ясное дело. Мне, например, очень нравится, когда мой парень смотрит, как я делаю кому-то другому минет. Особенно, когда не одному парню, а сразу двум или трём. И особенно, если это не белые парни, а негры. Мне нравится наблюдать выражение лица моего парня в тот момент, когда я глотаю свежую сперму, только что полученную из чужого члена. Мне также нравится, когда мой парень вылизывает меня между ног, после того как я окончила заниматься любовью с несколькими ребятами. Иногда у нас в ШОКе, в рамках терапии полового бессилия, некоторых пациентов кладут в парные или трёх-местные палаты. Один пациент просто лежит на своей койке и смотрит, как я занимаюсь любовью с другим, или с двумя другими пациентами. Такое наблюдение со стороны без возможности хоть как-то поучаствовать, тонизирует и укрепляет мужскую сексуальность, и способствует более скорому возвращению мужчины в своё первоначальное, сексуально активное, состояние. А однажды случился вообще казус! Меня как-то пригласили во второй корпус, где один из наших врачей проводил терапию одной фригидной девушке. Моя роль и функция в том процессе состояла лишь в том, что я записывала на видео-камеру всё то, что происходило между врачём и девушкой. Девушка знала о записи на видео, и ничего не имела против этого, так как сама нам не раз говорила, что её такая съёмка только возбуждает и придаёт ей страсти. Так вот, несколько разгорячив эту девушку своими ласками, врач так сам увлёкся, что не заметил, как подошёл вплотную к своему оргазму. Девушка была ещё далеко от оргазма, и врач начал психовать по поводу того, что «не получилось кончить одновременно с ней». Она ему делала в тот момент минет, а он ласкал её своими опытными руками. Психовал он таким образом, что вынул свой мужской жезл изо рта девушки, и тут же предложил его мне, - сидящей рядом с камерой в руках. Я сразу же передала камеру той девушке, и добросовестно взяла в рот пенис врача. Кончив, от злости, больше обычного, врач наконец-то успокоился. Девушка уточнила у меня, какой была на вкус его сперма. На что я отвечала ей, что в другой раз «вы сами лучше попробуйте». Записанная девушкой концовка видео разошлась по ШОКу на ура, и ещё долгое время меня прикалывали коллеги и шеф, выясняя, какой-же , всё-таки, была сперма врача на вкус.

    Тщательно выполнив в тот день все свои работы и обязанности в ШОКе, я к пяти часам вечера зашла в третий корпус, и поднялась на второй этаж. Там у нас находится большой актовый зал, в котором проводятся массовые мероприятия. Это могут быть и обучение камасутре, и просмотр эротических фильмов, и курсы по обучению правильной мастурбации для мужчин и для женщин, и другие подобные мероприятия. В тот вечер нам предстояло показать два эротических зрелища, а именно, мастурбацию мужчины женщиной, и ознакомление с некоторыми экзотическими позами камасутры, включая попутные объяснения, по поводу того, что означают конкретные жесты, позы, и контакты тел. Этот сеанс был предназначен для лиц из третьего корпуса, проходящих парную терапию, а также для всех желающих из первого и второго корпусов, и для некоторых приглашённых ВИП-гостей.

    Первая половина сеанса была посвящена искусству мастурбации мужчины женщиной. Ольга Павловна выступила с небольшой речью, во время которой она прояснила некоторые важные особенности такой мастурбации, и давала советы как мужчинам, так и женщинам. Она говорила, в частности, о том, что мужчину нужно, прежде всего, мастурбировать целиком и полностью. Что голова мужчины это не что иное, как головка его пениса, а что сам мужчина – это и есть один большой пенис. Что если так воспринимать мужчину, то его тогда легче понять, и им легче управлять. Что абсолютно не рекомендуется доводить мужчину до оргазма чаще, чем он этого «заслуживает». Что, мастурбируя мужчине пенис, женщина получает уникальную возможность установить специфический, и почти неуловимый, контроль над мужской сексуальностью. Что мастурбировать член следует в соответствии с очень многими факторами, как это совершалось ещё в далёком прошлом. И что этими факторами являются: размеры пениса и яичек, размер и чувствительность головки, характер мужчины, его отношение к женщине, его стиль жизни, его целеустремлённость или ленность, его общественное положение, его образование, его работа или безработица, его заслуги перед семьёй, обществом, страной, его возраст и рост, его интеллектуальное развитие, его финансовое состояние, его здоровье, его половое желание и поведение, его верность своей женщине, - и некоторые другие факторы.

    Ольга Павловна обращала внимание слушателей на то, что, в зависимости от всех этих факторов, женщине стоит избирательно, и очень внимательно, применять определённый вид, или виды, стимуляции, во время мастурбации данного конкретного мужчины. Что мастурбация одного мужчины будет сильно отличаться от мастурбации другого мужчины, пусть даже одинакового возраста и телосложения. Что, овладев теорией и практикой правильной мастурбации, женщина может излечивать у своего мужчины супружескую неверность, недостаточную упругость и жёсткость эрекции, пониженное либидо, преждевременную эякуляцию, некоторые разновидности психических расстройств, убирать его интимные комплексы и ограничения, и лепить из него, в буквальном смысле слова, прекрасного любовника. Что то, что обычно подразумевается под мастурбацией, на самом деле является всего лишь сбросом нервного напряжения, не имеющим ничего общего с настоящей функцией мастурбации. Что женщинам следует прилагать все свои усилия для того, чтобы мужчина никогда не занимался самоудовлетворением. Что начинать мастурбацию всегда следует с хорошего пятиминутного массажа яичек, во время которого становится очевидно, насколько сильно пенис мужчины хочет женской ласки. И что если пенис не слишком явно выражает свою готовность и своё желание, то лучше отложить мастурбацию на потом, на лучшие времена, - если только речь не идёт о мастурбации мужчины, страдающего половой слабостью. Что, в редких случаях, при мастурбации пожилых, или обрезанных в детстве мужчин, лучше активно стимулировать головку члена, а в большинстве других случаев, её лучше вообще не трогать, и что, в целом, следует уделять больше внимания основанию и средней части члена, чем области возле головки и самой головке. Что мужчинам с обрезанным членом можно стимулировать головку более интенсивно, но в основном по её верхней стороне. А что необрезанным мужчинам лучше почти не стимулировать головку, и следить за тем, чтобы крайняя плоть во время мастурбации полностью прикрывала головку, не откатываясь назад. И что особенно внимательно надо относиться к стимуляции уздечки и области вокруг неё, а именно, умышленно обходить эти места стороной, как будто они не существуют. Что нужно обращать особое внимание на количество и на качество пред-эякулята, и что, в зависимости от количества и времени появления пред-эякулята, нужно мастурбировать мужчину либо чаще, либо реже, либо короче, либо дольше.

    Что, как правило, появление пред-эякулята указывает на то, что женщина должна оканчивать сеанс мастурбации мужчины, и что, пред-эякулят должен выделяться из пениса только по просьбе или указанию женщины, а не самовольно. Но что, в общем, время мастурбации должно определяться не возбуждением мужчины, а той «целью», которую женщина хочет достичь. И что, в идеале, время мастурбации должно быть не менее полу-часа. Что мастурбация может преследовать множество целей: от замены половому акту, тренировки на выносливость, повышения качества спермы, достижения всё более упругой эрекции, обучения мужчины сдерживать эякуляцию, укрепления простаты и яичек, выдаивания пред-эякулята, - и до «перевоспитания» мужчины. Но что целью мастурбации никогда не должна быть собственно эякуляция, а наоборот, эякуляции следует вообще избегать при мастурбации. Что раздражение члена должно осуществляться не монотонно, поступательно и постепенно, - а соответственно реакции мужчины и степени возбуждения члена. И что весь процесс мастурбации следует воспринимать как своего рода игру: мужчина старается получить как можно больше удовольствия, а женщина старается повлиять на мужчину тем или иным образом, и добиться той или иной цели во время мастурбации. Что движения руками или ногами должны быть одновременно возбуждающими и укрощающими, воспитывающими и дрессирующими. Что следует периодически менять как скорость и интенсивность движения рук, так и сами эти движения, используя различные популярные, и давно забытые, «техники мастурбации пениса». Что разных мужчин следует по разному мастурбировать, то есть, в разных позах и положениях. И что, к примеру, мастурбировать мужчину, который младше женщины, или который занимает более низкое положение в обществе, лучше всего, поставив его в позу раком, зайдя сзади него, и отогнув его пенис назад как можно выше, по направлению к его анусу. Что, иногда во время мастурбации в такой позе, в позе раком, на яички мужчины стоит подвешивать отягощения, - в целях дополнительной нагрузки на яички и их тренировки. Что, во время мастурбации, желательно уделять больше внимания яичкам, легонько сдавливая, оттягивая или похлопывая их рукой. Что мастурбация, к примеру, маленького пениса, должна выполняться всего лишь двумя пальцами женщины, большим и указательным, спокойно двигающимися вдоль ствола пениса, но ближе к его основанию. И что, если пенис большой, то его можно стимулировать по всей поверхности, с очень лёгкими и редкими касаниями по верхней части головки. Что если пенис кривой, с изгибом, то его лучше подразнивать медленнее и ленивее, чем прямой и ровный пенис. Что если член не спешит напрягаться и наливаться кровью, то не стоит его торопить, а вместо этого, лучше окончить мастурбацию на полпути, чтобы такой ленивый пенис в другой раз был более сговорчивым.

    Слушатели также с большим интересом узнали, что использовать смазку рекомендуется только в определённых случаях, а не всегда, и что для смазки лучше использовать растительные масла, на подобие оливкового. Что интенсивность стимуляции всегда должна быть чуть ниже той, которую мужчина ожидает и хочет испытать. Что угол наклона мастурбируемого пениса должен меняться в зависимости от этих многочисленных факторов, но, в основном, от возраста мужчины. Что степень напряжения пениса нужно умышленно регулировать так, чтобы не позволять ему подходить вплотную к оргазму. И что, в течение одного сеанса мастурбации, нужно несколько раз подвести мужчину близко к «точке необратимости», то есть, тому моменту, когда мужчина уже почти готов кончать, - но тут же сбавлять интенсивность ласк, и расслаблять его напряжение. Что эякуляция после мастурбации должна быть разрешена далеко не каждый раз, и далеко не всем. И что, если эякуляция всё-таки разрешена, то она тоже должна происходить по определённой схеме. Эта схема состоит из двух составляющих. Первая – это то, что прямо перед самой эякуляцией, и во время неё, следует прекратить любую стимуляцию пениса, и только лишь удерживать его направленным туда, куда нужно женщине. И вторая составляющая та, что лучше всего направлять пенис на свои ноги, на подошвы стоп и на пятки, - предварительно приподнеся свои ноги ближе к члену. А во время эякуляции, совсем не двигая руками, надо только удерживать член направленным в нужном направлении, чтобы выпускаемая сперма приземлялась куда нужно, а не на пол или на кровать. Тут нет ничего особенного, кроме того, что раз уж этот ценный продукт, сущность мужчины, покинул его тело, то самое лучшее применение для семени, это быть кремом для ног женщины. И что, если мужчина уже находится на грани своего оргазма, но ему не хватает немного стимуляции, чтобы всё же его достичь, - то лучше всего дать ему возможность эякулировать путём манипуляции с его яичками, а не пенисом. Что простату, яички, и уже вялый расслабленный пенис, нужно хорошенько промассировать по окончанию мастурбации. Что мастурбация, по идее, не должна быть частью общего «смешанного» интимного сближения, то есть, она не должна быть прелюдией к сексу, или же окончанием полового акта. А что ей следует уделять отдельное время, время вне других сеансов интимной близости, так как именно она, мастурбация мужчины женщиной, является совершенно отдельной, полноценной, самодостаточной «эротической сущностью», позволяющей воплотить очень многое, и пережить широчайший спектр эмоций и чувств. А секрет тут довольно прост: мастурбация позволяет избирательно и «точечно» воздействовать на мужчину целиком, и в частности, на его половые органы, так, как это нужно женщине. Ни минет, ни футджоб, ни классический секс, ни анал, ничто другое, не дают такой уникальной возможности и такого специфически глубочайшего переживания, как это делает правильная мастурбация мужчины, выполненная женщиной.

    Эти нюансы, и многое другое, Ольга Павловна любезно огласила всем присутствующим в зале. Я тоже слушала её речь, хотя уже давно знала все эти подробности, и успешно применяла их в своей интимной жизни. Слушатели сидели, разинув рты, так как не ожидали узнать, что существует столько интересных и неожиданных моментов, в том, что касается такого обычного, на первый взгляд, явления. После речи Ольги Павловны, настало время для вопросов из зала. Вопросов посыпалось много, а по их тону и сути было понятно, что большая часть слушателей ещё пока что не была готова к восприятию такой вот, специфической, информации. Один из ВИП-гостей, полный мужчина в возрасте, с лысиной на голове, выразил Ольге Павловне своё резкое несогласие и недовольство только что услышанным. Его аргументация базировалась на том, что все мужчины, вне зависимости от служебного положения, зарплаты, возраста, размеров половых органов и отношения к женщине, - имеют право на регулярную качественную мастурбацию женщиной. На что Ольга Павловна ему отвечала, что так большинство мужчин и считают. Но что это не совсем правильно, и как раз поэтому, из-за неправильной мастурбации мужчины женщиной, часто происходят разлад и дисгармония, ведущие, в свою очередь, к другим отрицательным последствиям в отношениях. И что всего этого можно с лёгкостью избежать, всего лишь научившись правильно мастурбировать своего партнёра. Несколько ребят-онанистов из моего корпуса тоже сидели в зале, в качестве зрителей, и мотали себе на ус всё то, что было сказано. Бегло оценив выражения их лиц, я поняла, что некоторые из них понимали и соглашались с тем, что они услышали только что в актовом зале, - тем более, что я лично с ними проводила такие вот углублённо-избирательные сеансы мастурбации, как часть процесса их терапии в ШОКе. Однако, были среди сидящих в зале и такие онанисты, которые выглядели недовольными и огорчёнными. Было ясно, что им не нравилось кое-что из сказанного Ольгой Павловной. А я сразу припомнила, что во время мастурбационной терапии, как раз эти ребята часто протестовали или капризничали, мешая тем самым своему процессу отучивания от онанизма. Их главным недовольством было то, что им не разрешалось эякулировать. А так как я регулярно наносила им на головки члена жгучую мазь, или ставила им уколы в головки, то, в принципе, можно было понять их фрустрацию и недовольство. Тем не менее, это клиника, а не публичный дом, и поэтому наша цель – излечить таких ребят от онанизма.

    После вступления Ольги Павловны, и после её ответов на вопросы зрителей, мы перешли к практической части первой половины нашего вечера. Заключалась эта часть в том, что я должна была публично промастурбировать одного из мужчин, в то время как Ольга Павловна должна была комментировать мои действия, движения, а также ощущения и переживания мастурбируемого мужчины. Идея заключалась в том, чтобы дать понять присутствующим в зале зрителям, - чтó, когда и как должна делать женщина при мастурбации мужчины, и что при этом испытывает сам мужчина, и почему. Такие мероприятия оказывались бесценной кладовой новых знаний, опыта, умения, - для тех, кто был к этому открыт и готов. Было предложено выбрать кого-то из мужчин, в качестве натурщика. То есть, кого-то, с кем бы я провела этот сеанс публичной мастурбации. Тут поднялась бурная дискуссия на тему того, нужно ли кого-то выбирать сейчас, или же стоило кого-то уже иметь в запасе, для такого ответственного мероприятия. Но Ольга Павловна объяснила, что такой выбор является частью нашего вечера, и поэтому он должен быть спонтанным и случайным, а не хорошо спланированным заранее трюком. Начали выдвигаться кандидатуры. Онанисты просились обеими руками и ногами, чтобы я их промастурбировала на публике. В зале было ещё несколько мужчин-изменников и мужчин-извращенцев, из моего же корпуса, но они не так явно выражали своё желание быть голыми при зрителях в тот вечер. И если изменники, все как один, признавались мне в любви, во время моей с ними индивидуальной терапии, - то извращенцы не очень охотно шли на терапевтический контакт со мной, по вполне понятной причине, что они предпочитают интим с животными, растениями, продолговатыми и колющими предметами. Зато вот уколы в яички, именно ребята-извращенцы, как никто другой, воспринимали с радостью, восторгом и чистым наслаждением.

    Был среди зрителей также один мужчина, которому я успешно «накачала» яички, применяя к нему смешанную терапию, включающую как уколы в яички, так и более мягкое внешнее воздействие на них. Такое мягкое внешнее воздействие на яички включает в себя массаж, сжимания, сдавливания, выдавливания, вытряхивания, наступания, болбастинг, длительные набивания ракеткой для настольного тенниса, оттягивания и растягивания, отягощения тяжестями, термальные, лучевые, инфразвуковые и электрические воздействия. В итоге, он был на тот момент невыносимо озабочен, так как ему, раз за разом, было отказано в оргазме. А его увеличенные и мощные яйца неуклонно требовали своего. Я подумала было, что, может быть, стоит взять именно его в качестве натурщика для мастурбации, и предложила его кандидатуру Ольге Павловне. Но её опыт и мудрость дали о себе знать тем, что она мне отвечала: «Юленька, он у тебя не выдержит и двух минут. Сразу же обкончается, да ещё и всю публику запачкает своим семенем. Ты же ему вон какие крупные железы накачала, умница моя такая! В прошлом году ты одному парню до размера апельсин накачала… А этому вот, это ж вообще две дыни у него там! Да ещё и переполненные… Нет… Этот пусть томится и отдыхает… Я бы посоветовала тебе взять вон того лысого мужчину, который так яростно выступал против правильной мастурбации. Немного помучай ему яйца, они у него явно слабенькие, раз уж он так активно отстаивает право быть промастурбированным женщиной. Дай ему почувствовать, что он не всегда прав, тем более, на счёт того, о чём он понятия не имеет». Лично для меня не было большой разницы, кого мастурбировать. Ведь все тонкости, о которых Ольга Павловна рассказывала только что, не являлись для меня ни новостью, ни секретом. Единственное, что меня волновало, было то, чтобы сам мастурбируемый мужчина не оказался никудышним как экспонат, как образец. А в этом лысом выскочке я вовсе не была уверена. Тем не менее, лысому мужчине этот вариант предложили, он вдруг согласился, и под всеобщее одобрение прошагал на сцену, где я уже ожидала его возле «столика для мастурбации». Выйдя ко мне на сцену, он поздоровался со мной, и со зрителями, представился как работник математических и физических наук, зовут Сашей, и сообщил нам всем, что он не женат, и что он «иногда онанирует». Тут же я поняла, что он этим занимается не иногда, а ежедневно, и что его, как работника математики, следует мастурбировать осторожно и медленно, - чтобы не закончить мероприятие за слишком короткое время.

    Я попросила мужчину раздеться до гола, и залезть на столик для мастурбации. Этот стол, совершенно круглый, сверху обит специальным тонким матом, чтобы поверхность стола не была слишком жёсткой. Так как работники умственного труда, да ещё и с лысиной, относятся в моей личной классификации мужчин к лицам, занимающим более низкое положение, то, не смотря на его возраст, - а ему было ровно пятьдесят, - я предложила ему встать раком. Мы с ним сразу договорились, что он не будет портить весь процесс своим недовольством или высказываниями вслух, а что он просто будет наслаждаться всеми ощущениями, которые он будет переживать. Саша согласился, понимая, что это лучше, чем вообще ничего. Зрители хлопали в ладоши и радовались. Женщины оживлённо перешёптывались друг с дружкой, иной раз указывая пальцами на мужчину и на его пенис, который оказался маленьким. Некоторые мужчины в зале приутихли, так как, в уме, сами ставили себя на место лысого, кто с завистью, кто с ревностью, а кто с негодованием, по этому поводу. Ольга Павловна сидела на своём стуле неподалёку от мастурбационного стола, в пол-оборота к нам с Сашей, то есть, всё еще лицом к зрителям. Целью этой показательной мастурбации было, в общем и целом показать зрителям, что такое правильная мастурбация, и с чем её едят. Мне не нужно было извращаться и совершать некие фантастические трюки и манёвры. Мне нужно было всего лишь нормально его возбудить, затем продержать его в этом состоянии какое-то время, и потом плавно снять его возбуждение, - не дав ему освободиться от спермы. Потому что правильная мастурбация подразумевает тренинг и укрепление мужской сексуальности, а не приведение мужчины в состояние пост-оргазменного овоща. Видя, однако, по его хитрому лицу, что он только того и ждёт, чтобы кончить, и что он решил доказать себе и всем в зале, что он настоящий мужчина, и что поэтому он «должен кончить и он кончит», - я решила подстраховаться, и сразу же подвесила на его яички грузики. Предварительно перетянув каждое яичко тонкими верёвками, я закрепила две маленькие полукилограммовые гирьки под его яичками, по одной гирьке под каждым яичком. Гирьки висели в воздухе, оттягивая своим весом его яички. Но этот вес, тем не менее, не является слишком большим, и всего лишь способствует частичному и временному замедлению кровообращения яичек. Такие оттянутые яички, как правило, не могут сообщить необходимый для эякуляции взрывной заряд, - независимо от того, что испытывает пенис во время манипуляций. Ольга Павловна продолжила свою речь тем, что комментировала мои движения и действия.

    - Вы видите, как Юленька подвесила грузики под каждое яичко Александра. По его выражению лица не трудно догадаться, что ему это не понравилось. И ещё бы! Ведь Саша наверняка собирался сегодня тут у нас кончить. Хочу обратить ваше внимание на то, что Юленька выбрала для него положение «раком» не просто так. Будучи властной и самоуверенной девушкой, она обычно мастурбирует так всех ребят, кто младше неё, и всех мужчин, кого она считает ниже себя по положению. Такая поза, поза раком, довольно неудобна и унизительна для мужчины, согласитесь. Тем более, когда это наблюдают посторонние…

    Тут Ольга Павловна внезапно отвлеклась, и резко сменила тему: «Уважаемые извращенцы и онанисты на задних рядах! Я прекрасно вас там вижу! Просьба убрать ваши руки от своих пенисов, если вы не хотите покинуть зал, и пройти на процедуру укола в головку члена». Я бросила взгляд на извращенцев и онанистов на задних рядах. Они дружно закивали головами, вынули свои руки из трусов и штанов, застегнули свои ширинки, и сложили руки перед собой на колени. Было ясно, что они не очень стремились получить очередной укол в головку члена. Ольга Павловна, тем временем, продолжала…

    - Теперь мы видим, как мастурбаторша массирует Сашины яички. Да, они у него под нагрузкой, это ясно. Но всё же, их надо немного промассировать, чтобы сообщить пенису первоначальный толчок, - так сказать… Вот она наносит по его ягодицам хлёсткие удары ладонью… Это стимулирует кровообращение в области таза, и морально ставит мужчину к стенке. Или ты будешь меня слушаться, имеет в виду Юленька, или от твоего зада не останется ничего вообще… Мы видим, как Сашины ягодицы стали ярко алого цвета… Да, и вот уже Сашин пенис ожил и начал наливаться желанием, не смотря на то, что Юленька до сих пор ни разу до него не дотронулась… Мы видим, как она бережно массирует Саше оба яичка, время от времени причиняя ему там чуть больше дискомфорта, чем он бы этого мог ожидать… Вообще, уважаемые зрители, мастурбация должна совершаться неожиданно, внезапно, спонтанно и игриво. Тогда суммарный эффект от неё будет гораздо глубже… Да… И вот мы все воочию наблюдаем, как Сашин пенис уже достиг почти максимальной степени напряжения, хотя Юля так и не трогала его до сих пор… Ах, вот он! Наконец-то мы дождались того момента, когда Юля коснулась его пениса… Вы видите сами, что Сашин член не очень большой, также как и его яички. В таких случаях, оптимальным вариантом для мастурбации является медленная, спокойная, лёгкая игра двумя пальцами руки по основанию члена… Но в случае с позицией раком, тут у нас возникает парадокс. С одной стороны, пенис Саши лучше стимулировать двумя пальцами, а с другой стороны, его пенис нужно сильно отогнуть назад, по направлению к анальному отверстию. И мы с вами видим, как Юленька одной рукой отгибает Сашин пенис к себе. Невероятно! Смотрите! Головка его члена указывает в сторону, строго противоположную Сашиному лицу. Его член находится параллельно столу, и параллельно его телу, но только в обратном направлении. Он скорее напоминает хвост, чем пенис. Из-за этой второй неожиданности, у Александра, по видимому, начался мини-приступ ярости, судя по его тёмно-бордовому цвету лица, и по его очень сильно напряжённому пенису, жилы на котором вы, к сожалению, не можете видеть. Но их вижу я. И скажу вам, что когда жилы на пенисе вот так сильно набухают…, то… Но вот Юленька сменила тактику… Она то оттягивает его член назад к себе, то крутит им по окружности, то чуть отпускает вниз, и тогда он почти касается верёвочек, ведущих к грузикам под яичками. Юля это делает для того, чтобы «прокачать» Сашину половую систему. То есть, чтобы шокировать, и в то же время, укротить Сашу. Да-да! Как раз сейчас на наших глазах происходит нечто, напоминающее схватку между ковбоем и диким мустангом, которого ковбой словил, и теперь хочет укротить, выдрессировать под себя… Мы видим, как Саша кряхтит, ворочается в позе раком, и злится. Очевидно, что ему это не очень нравится, что касается такой позиции, грузиков и оттянутого назад пениса. Но, всё же, его член указывает на то, что ему, пенису, очень нравится то, что Юленька с ним делает. Это ещё один поворотный момент в мастурбации, уважаемые зрители. Это когда мужчина как бы разделяется со своим пенисом, и входит с ним в конфликт. То есть, когда пенис мужчины слушается уже не самого мужчину, а женщину, дрессирующую его…

    Медленно поиграв с Сашиным членом минут с двадцать, массируя ему двумя пальцами основание и среднюю часть, но не трогая головку, и при этом удерживая его другой рукой оттянутым строго назад, я могла наблюдать по Саше, что он действительно был близок к истерике. Я видела даже, как у него текли слёзы из глаз. И хотя он ничего не говорил вслух, а стойко крепился, тужился, кряхтел и сопел, было ясно, что ему одновременно очень приятно, но и очень обидно. Приятно – понятно почему. А обидно потому, что я его несколько унизила, и что он понял, что оргазм ему сегодня не грозит. А ведь именно из-за этого он вообще и пришёл к нам на вечер. Одинокий онанирующий мужчина, без связей с женщинами, как я это по его состоянию поняла. И тут такая возможность! Девушка его мастурбирует. И не даёт ему кончить! Я внимательно следила за его внутренней борьбой. Что победит? Его мужская гордость? Или его страсть к женским ласкам? Однако, судя по всему, он оставался глубоко обиженным и опечаленным. Тогда я сжалилась над ним, передумала, и решила позволить ему кончить. В конце концов, он не был нашим ШОКовским пациентом. И мне, в принципе, не так уж и важно было, кончит он или нет, не смотря на то, что я всегда придерживаюсь мнения, что мужчины вообще должны как можно реже и меньше кончать. Поэтому, я на секундочку оставила его пенис, и отошла на метр в сторону, где на полу стоял мой чемоданчик. Достав оттуда анальную пробку, и смазав её смазкой, я подошла к Саше, и осторожно вставила её ему в анальное отверстие. Эта пробка продолговатая, со специальным выступом для массажа простаты. И когда пробка вошла вовнутрь полностью, Саша подумал, что с ним играют ещё одну злую шутку. Немного подвигав пробкой внутри его ануса, и помассировав ею его простату, другой рукой я легонько трогала основание его члена, который указывал уже не так радикально назад, как до тех пор, но всё же, находился по эту сторону грузиков, висящих под яичками, то есть, был направлен больше ко мне, назад, чем к нему, вперёд. Удерживая пенис отогнутым вот так слегка назад, но уже не мастурбируя его, я другой рукой двигала анальной пробкой. Ольга Павловна комментировала всё это зрителям, и самому Саше. И когда она пояснила, для чего я засунула ему анальную пробку вовнутрь, он тут же засиял. По опыту зная, что грузики сильно сдерживают возможность мужчины кончить, я всё-таки оставила их висеть. Потому что мне самой было интересно выяснить, сможет ли Саша кончить с этими грузиками, или нет. Хорошо понимая его состояние, я знала, что он сейчас уже готов к оргазму. Но что грузики, и недостаточная стимуляция пениса в этот критический для него момент времени, не дают ему достичь точки необратимости. Твёрдо стоя на своём и на своих принципах, а именно, никакой стимуляции члена незадолго перед оргазмом, я решила сделать ход конём. Ольга Павловна сразу же прокомментировала этот мой манёвр для зрителей.

    - До сих пор Саша не смог добиться желаемого, и он сейчас находится на развилке. Одна дорога идёт назад, к успокоению, стыду, обиде, недовольству, и так далее… Другая дорога ведёт к яркому и глубочайшему оргазму. Возможно, самому глубокому за всю Сашину жизнь. Но Саше не хватает немного стимуляции… Какое-то лёгкое движение…, одно касание…, дуновение ветра…, - может решить исход всего события… Но вот мы с вами видим, дорогие зрители, как Юленька резко и внезапно закинула одну свою ногу на стол, и её стопа оказалась прямо под лицом Александра! Что же это значит? - подумал бы несведущий посторонний человек. Но я вам по секрету скажу, что Юленька таким образом предоставила Саше дополнительную симуляцию, именно ту, которой ему так не хватает для того, чтобы достичь оргазма. Да, это уже стимуляция иного рода, визуальная, зрительная. Но она тоже действенная, особенно в таких вот экстремальных случаях… И… О да!!! Внезапно Саша наклонил свою голову вниз к Юлиной ножке… о Небо! Что он вытворяет?! Этот почтенный лысоватый мужчина, этот работник науки… Он… Он сосёт Юле пальчики на ноге, пытаясь всосать их в себя как можно глубже! И тем самым становится очередным, энным по счёту, мужчиной, не устоявшим перед Юлиными ногами… Интересно, что даже работники умственного труда имеют подобные слабости… А я то думала! Сила интеллекта… Сила воли… Наука… Оказалось, что наука бессильна, когда девушка тебя держит за яички, и когда тебе ничего не остаётся, как сосать девушки пальчики, - да, Саша?

    Как только Ольга Павловна сказала эту фразу, я тут же заметила, как Сашины яички дёрнулись, и напряглись до своего яичного предела. Его член тоже дёрнулся и из отверстия выплыли несколько капелек пред-эякулята. Я уже несколько минут не стимулировала ему член, а только придерживала его двумя пальцами, отклонённым назад. Немного покрутив анальной пробкой у него в анусе, я убрала свою ножку у него изо рта, и переместила её туда, где висели яичные грузики, то есть, между его колен, чуть перед ними, ближе ко мне сюда. Направив отверстие его члена точно мне на ножку, я другой рукой в последний раз надавила на анальную пробку, и потом, той же рукой, начала легонько бить по его яичкам, как будто бы упрашивая их, яички, расстаться со своим содержимым. Это оказалось для Саши больше того, чего он мог ожидать и выдержать. Яички были и так под напряжением, из-за веса грузиков и невозможности кончить всё это время мастурбации. А тут на них посыпались хлопки ладонью… И от кого?! От какой-то молодой нахальной медсестры… Обработав эту совокупную информацию, мозг Александра принял решение: оргазмировать!

    Вероятно Саша был прав, когда говорил, что он онанирует иногда, а не каждый день. А может быть, это случилось из-за особого рода стимуляции, которую он в тот вечер у нас переживал. Но его оргазм длился очень долго, и пока он кончал, я помогала его яичкам освободиться от спермы, тем, что массировала и сдавливала их ему. Саша потерял неожиданно много семени, приземлившегося точно мне на ножку. Я сама была этому очень удивлена, потому что знаю, что яички пятидесятилетнего мужчины уже вырабатывают мало спермы, тем более, такие маленькие яички, как у Саши. В зале стояла гробовая тишина, и было слышно, как сокращается и трётся Сашин анус, - как он трётся об анальную пробку внутри него. Небольшая дополнительная боль в яичках, причиняемая грузиками, сделала своё дело и притормозила его оргазм. Но суммарная стимуляция оказалась настолько сильной и острой, что сам этот оргазм оказался для Саши чем-то невероятным. В этом можно было легко убедиться по всем признакам, параметрам и показателям. Он пришёл в себя где-то через двадцать минут после окончания оргазма. Похожий на выжатый в позапрошлом году лимон, он, всё же, светился радостью и удовольствием. А когда мы оказались с ним вдвоём по ту сторону кулис, чтобы обговорить кое-что, касательно эффектов порки на онанистов, то он вскоре стал умолять меня снова дать ему целовать мои ножки. Я согласилась, понимая, что он был одним из многих мужчин, для кого женские ножки всегда остаются табу, или просто недоступными, по каким-то причинам. Я сидела на стуле и смотрела на него, пока Саша вылизывал мне подошвы и пятки, на протяжении ещё десяти минут. Пока он занимался одной моей стопой, другую я игриво положила прямо ему на лысину. По опыту зная, что после оргазма у мужчины временно, но резко, падает либидо и восприятие женищины, и что, обычно, после эякуляции мужчина начисто забывает о сексе и эротике, я дивилась тому, что у Саши после оргазма осталась вот эта его тяга к прекрасному. Улыбаясь ему и его рвению, я наконец попросила его подняться с пола, и проследовать со мной назад в зал. Тем временем, получасовой антракт между отделениями подходил к концу. Оживлённые беседы и обсуждения только что увиденной мастурбации смешались с запахами бутербродов, колбас, чипсов и колы. И зрители приготовились к продолжению…

    Вторая половина вечера состояла из показательной, групповой, интимной близости, имеющей целью показать зрителям многообразие возможностей эротики. Вместе с Оксаной, - моей коллегой, - и вместе с двумя накачанными рабятами из Туниса, которые подрабатывают у нас натурщиками, мы показывали присутствующим всевозможные эротические позы и их вариации. Также, мы осуществляли неоднократную смену партнёров во время занятий любовью; использовали преимущества анального, орального секса; демонстрировали техники задержки эякуляции во время интимной близости; углубились в технику работы языка и рук мужчин, участвующих в таком процессе; показали варианты для мужчин, желающих подарить своей партнёрше ещё больше наслаждения, во время анала, орала и классического секса; представили несколько вариантов на выбор, из более подходящих поз и позиций для беременности, и наоборот, для её избежания; и наши партнёры-тунисцы преподали хороший урок всем тем парням, кто желал научиться качественной технике владения своим пенисом, во время близости с женщиной. Под конец часового представления, и под громкие аплодисменты зрителей, Абдула и Махмут, - а именно так звали наших смуглых партнёров, отличавшихся очень крупными пенисами и яичками, и прекрасным владением искусством близости с женщиной, - разрядили нам с Оксаной в рот свои эротические пистолеты. Жадно сглатывая сперму, я радостно поглядывала на Оксану. Она, точно также, улыбаясь, поглядывала на меня, пока жевала белковую начинку Махмута. Когда мальчики окончили кончать, мы с Оксаной благодарно промассировали им яички, в то время как Ольга Павловна комментировала и проясняла некоторые подробности для зрителей в зале, в самом конце коротко пояснив присутствующим, что для более запоминающейся общей картины подобного группового интима, в ШОКе обычно пользуются услугами смуглых молодых ребят.

    - Обычно это молодые арабы, иногда это негры. Используя силу контраста, мы добиваемся очень выразительного зрелища. Светлые девушки и смуглые парни; двадцатишести- и двадцативосьмилетние девушки и восемнадцатилетние мальчики; ухоженные, культурные, воспитанные и послушные девушки, - и грубоватые, наглые, хитрые, надменные, агрессивные и развратные парни; среднего размера и комплекции девушки, - и огромные, накачанные, развязные ребята с очень крупными пенисами и яичками. Подобные вариации добавляют изюминку в это интимное представление. Мы предпочитаем для таких спектаклей обрезанных ребят. Нашим девушкам нравятся крупные, мясистые, обрезанные, тёмные головки. И согласитесь, что, особенно во время минета, котраст цвета кожи, и периодическое вынимание изо рта такой обрезанной крупной головки, чтобы передохнуть и отдышаться, - придаёт дополнительное визуальное удовольствие зрителям. Мальчики прекрасно обучены техникам секса, у них нет проблем с эрекцией, со спермообразованием, и с умением сдерживаться от оргазма. А наши девочки регулярно накачивают парням яички, следят за их диетой, тренируют их в спортзале, моют и выпаривают их, и, конечно же, лакомятся их мужской белковой начинкой. Для оптимального состояния наших натурщиков, им рекомедуется освобождаться от семени не чаще, чем раз в месяц. Но это для них не является проблемой, так как они в совершенстве владеют техникой мужского мульти-оргазма. Зато, когда раз в месяц они получают возможность выплеснуть наружу свои накопленные страсти и эмоции, как они это сделали сегодня, глубина и сила их удовольствия и удовлетворения достигает таких заоблачных показателей, что это намного перекрывает собой целый месяц вынужденного воздержания. А наши девочки, обычно это Юленька и Оксана, всегда глотают этот ценный белковый продукт, яростно выстреливающий из крупных, смуглых пенисов натурщиков. В заключение, уважаемые зрители, у нас к вам две маленькие просьбы. Первая – пусть всё увиденное и услышанное останется в пределах вашей памяти и воображения, но пусть это не будет предметом для разговоров с посторонними людьми, которых сегодня нет тут с нами в этом зале. Делитесь этой информацией с вашими любовниками и партнёрами, но лучше не разглашайте её людям, далёким от понимания и от гибкости ума. И вторая просьба, просьба ко всем мужчинам, не проходящим терапию в ШОКе: будьте любезны, уважаемые мужчины, не онанируйте сегодня, не смотря на ваше повышенное желание и возбуждение, после увиденного вами тут у нас. Пусть ваш организм сперва усвоит всю информацию, и пусть ваши яички пройдут через короткий, однодневный, период томления и утрамбовки. И тогда, уже даже завтра, при мастурбации, или во время занятий любовью с партнёршей, вы ощутите заметное повышение уровня вашего удовольствия. Желаем вам всего доброго. До новых встреч!

    Вечер подошёл к концу, публика была в благодарном восторге, а онанисты и извращенцы даже стали нам с Оксанкой клясться, что теперь уж они ну точно никогда, и ни за что, не вернутся к своему онанизму, и к своим извращениям. А что вместо этого, они теперь хотят только одного: как бы познакомиться, и потом как бы ещё и удержать, таких эротических разбойниц, как медсёстры ШОКа.

    На следующий день, после того, как я сделала шефу минет, и после того, как я ему, вместо оргазма, засунула в уретру члена длинный тонкий металлический стержень, - шеф расписался в своей субординации мне. Он лично заказал для нас с ним пятизвёздочный отель на десять дней, перелёт в оба конца на Гаваи и обратно, выдал мне авансом командировочные в размере двух тысяч долларов, и подарил мне красивое золотое кольцо с бриллиантами. Тихо на ушко сообщив мне, что таким образом он надеется получить мою руку и сердце, он в напряжении ждал моего ответа. Сразу заключив с ним брачный договор, я согласилась, и сказала ему «да», сильно и жёстко сдавливая в своей руке его оба яичка. Брачный договор был очень коротким и лаконичным, и состоял из нескольких пунктов:

    - теперь он, мой муж и мой шеф, будет всегда у меня под каблуком, будет меня слушаться и мне подчиняться, отдавать мне все свои деньги, и работать, в принципе, уже только на меня;

    - со временем, он меня сделает глав-врачом ШОКа, и разрешит мне заниматься тем, что я сама найду нужным и необходимым, в деле исследования, эксперимента, и обогащения опытом;

    - мужу будет отказано в интимной близости, если жена найдёт, к чему придраться, или если, по мнению жены, муж себя вёл не так, как нужно бы;

    - я буду продолжать встречаться с Женей, и заниматься с ним любовью, иногда используя мужа в качестве куколда;

    - я по прежнему буду продолжать свои интимные похождения и утехи, как в ШОКе, так и за его стенами;

    - я буду регулярно делать минет посторонним мужчинам, и сглатывать их сперму;

    - муж не имеет права нарушать условия этого договора, а жена ничем ему не обязана, и никогда не ограничена никакими условиями.
    Porech нравится это.

Пoследние рецензии

  1. zloisatan
    zloisatan
    5/5,
    Очень интересно
  2. leonet
    leonet
    5/5,
    Очень интересная работа!
  3. Интерес
    Интерес
    4/5,
    Довольно занимающая тема