Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Три желания

Исповедь вуайериста

  1. SuperMellow
    Итак, правила игры такие. Cегодня я имею право загадать три желания, и что бы я ни загадал, каким бы откровенным ни было моё желание, всё-всё должно сбываться. Волнуешься? Вот моё первое желание. Я хочу чтобы у тебя по всей квартире, во всех комнатах были невидимые окна, через которые я, призрачный и неслышный, мог бы тайно наблюдать за тобой.

    Сказано - сделано. Не важно, что ты живешь на третьем этаже, за этими потайными окнами в особом измерении раскинулся глухой темный сад, по которому я подхожу к твоей квартире и уже издали вижу, как зажегся свет в комнатах. Ты как раз вернулась домой с субботнего гулянья, слегка усталая, но бодрая и веселая. Сейчас разгар лета, на тебе светлое платье и легкие белые туфельки на небольшом каблучке, которые ты сразу же скидываешь, а мне хочется бережно собрать их и, обласкав руками, аккуратно поставить рядышком. Ты так быстро ходишь по квартире, что я не успеваю за тобой - ты кладешь сумочку на диван, снимаешь сережки и нитку голубых бус с шеи, чешешь нос и чему-то улыбаешься, глянув в большое зеркало в прихожей, запускаешь кофеварку на кухне, хватаешь одного из котов на руки и тормошишь его, кормишь рыбок, стартуешь компьютер.

    Потом ты довольно долго сидишь за столиком в кухне и, охватив кружку руками, задумчиво пьёшь, глядя в темное окно и думая о чем-то своем. Я не знаю, что ты будешь делать дальше, я гоню эту мысль на задний план, но на самом деле мне больше всего хочется, чтобы ты отправилась в одну-единственную комнату на земле и осталась там как можно дольше.

    Поэтому, когда ты встаешь и направляешься в ванную, включаешь горячую воду и я понимаю, что ты сейчас будешь делать, у меня замирает сердце. Ты стягиваешь платье через голову, спокойно и невозмутимо снимаешь нижнее бельё - все лишнее, ненужное, наносное, шелуху - и остаешься такой, какая ты есть на самом деле, какой я хочу тебя видеть больше всего. И я понимаю, что это небо и земля, одно дело когда ты видишь раздетой случайную малознакомую женщину, к которой ничего не испытываешь кроме сиюминутного физического возбуждения, и с которой тебя ничего не связывает, и совсем другое, интимное, личное, несравнимо высшего порядка ощущение, когда ты эту женщину знаешь и давно тайно любишь, беседуешь с ней, каждый раз ощущаешь тепло в груди, думая о ней, и вот, наконец...

    Перешагнув через край ванны, ты входишь под теплые струи воды. Ты задернула занавеску, но это не поможет), мое тайное окно расположено как раз по всей площади стены, непосредственно граничащей с твоей ванной и поэтому я вижу всё.

    Мы отделены невидимым стеклом, я нахожусь всего в нескольких сантиметрах от тебя, не в состоянии отвести взгляд. Мне не хватает дыхания, от волнения распирает грудь, будто я мальчишка и ночью украдкой поймав эротическую сцену по телевизору (который я смотрю с выключенным, чтобы никого не разбудить, звуком), впервые в жизни вижу обнаженную женщину... Ты постоянно двигаешься и это производит такое впечатление, словно вращают драгоценный камень, и он переливается всё новыми, неожиданными гранями. И я сейчас весь превратился в зрение, глазами впитывая все плавные формы и изгибы, полутени и мокрые блики.

    Я - мужчина, и поэтому в моих мыслях и фантазиях, ты почти всегда нагая. Совершенно нагая. Обнаженная, нагая - для меня это самые волшебные, колдовские слова на земле. Знала бы ты, как часто слушая твою корректную, аккуратную, вежливую речь, время от времени так неожиданно расцветающую букетами фантазии, я пытался представить, как же, ну как же ведет себя такая девушка, если она совсем-совсем раздета перед тобой, наедине с тобой?
    Что бы ты сделала, узнав что я любуюсь тобой сейчас? Вскрикнула бы, возмутилась бы, растерялась или улыбнулась мне? Если бы ты знала, что я наблюдаю за тобой, как изменились бы твои движения, позы?
    Глядя, как ты растираешь душистую пену по телу, мне хочется самому делать это для тебя, хочется склониться перед тобой и заботливо омывать тебе ноги. Ласковая вода уносит прочь все плохие мысли и заботы, ты спокойна и расслаблена, что-то про себя напеваешь, ты наслаждаешься этими минутами, именно поэтому так приятно за тобой наблюдать. Пусть это не кончается.

    ...и я ещё успеваю подумать: "нет, пожалуйста", как ты закручиваешь оба крана и выходишь из ванны, вытираясь и кутаясь в полотенце. Теперь эта широкая махровая полоса ткани - мой личный враг.) Прихватив полотенце поменьше, чтобы промокнуть волосы, ты выключаешь свет и выходишь из комнаты, а я переступаю через подоконник и вхожу к тебе домой.

    ***
    Сейчас ты, так и не переодевшись, сидишь за компьютером и читаешь посты на любимом форуме. В комнате горит лишь тусклая лампа на дальнем журнальном столике, на твой монитор садятся ночные бабочки привлеченные его ярким светом, а я завидую этому рыжему котэ, которому позволено лежать на твоих неодетых коленях. Сейчас почти половина двенадцатого, в открытое окно к тебе заглядывает теплая летняя ночь, в зданиях напротив горят редкие огни, нарастающий полумесяц светит в чистом ночном небе.

    От следующего моего желания ты ахнешь.)

    Я хочу, чтобы ты встала, сняла с себя всё, подошла к двери, вышла на лестничную площадку, спустилась по лестнице вниз и вышла на улицу.

    Ты подчиняешься. Ты разматываешь тюрбан на голове, твои волосы влажно рассыпаются по плечам, ты распахиваешь банное полотенце и у меня вновь перехватывает дыхание. Словно дивная бабочка, ещё совсем нагая и влажная, вылупляется из кокона.

    Подойдя к двери ты смотришь в глазок, и, убедившись, что снаружи тихо и темно, выключаешь свет в своей прихожей, чтобы тебя никто не заметил, крепко зажимаешь ключи в ладони - их ведь некуда положить - затем медленно, стараясь не скрипеть, открываешь входную дверь и выскальзываешь наружу. Выскальзываешь и прислушиваешься. Где-то играет телевизор, слышен далекий шум машин, но в остальном все спокойно.

    Осторожно ступая босыми ногами по прохладному кафелю площадки ты доходишь до лестничного пролета и становишься на бетонные ступени. Дверь своей квартиры ты не закрыла, лишь оставила притворенной на случай быстрого отступления. Возле первого окна во двор ты внезапно замираешь в луче лунного света, напрягаешь всё тело, словно испуганная лань, и прислушиваешься. Но нет, тебе показалось и ты, переведя дух, продолжаешь путь.

    Ты стараешься идти очень тихо, почти на цыпочках, мягко ставя ногу на носок, аккуратно опуская на подошву. Чем дальше ты отдаляешься от спасительной двери, тем сильнее дрожь, проходящая по твоему телу, тем более гулко стучит сердце. Ещё один этаж. Ещё один.
    И вот ты перед тяжелой дверью ведущей на улицу. Неужели ты в самом деле выйдешь туда?

    Выглянув наружу, ты видишь, что на улице нет никого в поле зрения. Стрекочут сверчки, мигает дальний фонарь возле детской площадки, а в остальном спокойно, тихо и темно. Нужно решаться.

    Набрав побольше воздуха в грудь, пытаясь совладать с дыханием, ты бесстрашно делаешь шаг за пределы. Стараясь держаться стены дома, ты ступаешь в мягкую, непривычную, но приятную для босых ног траву возле подъезда и прячешься в тень под яблони-ранетки.

    И вот ты стоишь совершенно голая среди деревьев на свежем воздухе и пытаешься понять свои ощущения. Ты впитываешь всеми порами кожи эту летнюю ночь, ты - гибкая кошка, тайно гуляющая одна во тьме. Ты раскидываешь руки в стороны и потягиваешься всем телом, тянешься к молодой луне, закрываешь глаза и на несколько секунд тебя охватывает чувство такой гармонии и безопасности... чувствуешь себя Маргаритой, настоящей ведьмой. Я обожаю тебя в этот момент.

    И я хочу, чтобы он продлился подольше, позволь запомнить тебя такой.

    ...Шаги и зажегшийся свет в подъезде моментально возвращают тебя к действительности. Ледяной пот прошибает все тело, сердце подскакивает к горлу и ты, присев на корточки, стремглав прячешься в зарослях боярышника и черемухи. Оттуда, стараясь не исколоться, замерев и почти не дыша, ты видишь как какой-то мужчина выходит из твоего подъезда. Твое тело бледно светится в зарослях, но незнакомец, ослепленный огнями, ничего не замечает и проходит мимо. Слышны хлопанье автомобильной двери, звук заводящегося двигателя и машина, сверкнув фарами по стене дома и на долю секунды осветив твоё укрытие, отъезжает.

    В твоей голове ещё стучат молоточки, ты не решаешься выйти из тени пока свет на лестнице автоматически не погаснет. Лишь тогда ты молнией взлетаешь вверх, перескакивая через ступени, сжимая ключи во вспотевшем кулаке, вбегаешь к себе в квартиру, такую теплую, знакомую, безопасную и захлопываешь за собой дверь.

    ***
    Прислонившись к двери спиной, ты никак не можешь унять дрожь. Грудь тяжело вздымается, колени ослабли. Отдышавшись, ты идешь в ванную, чтобы сполоснуть ноги и там долго осматриваешь свои плечи, расцарапанные кустарником. Твое тело горит, страх уже прошел и остались лишь приятные ощущения покалывания и жара под кожей. После адреналинового всплеска твой организм понемногу расслабляется и тебя охватывает состояние легкой эйфории. Ты не знаешь как справиться с этим ознобом, не можешь найти покоя от возбуждения.

    Я специально ничего не загадываю, я хочу, чтобы ты сама этого захотела. Сделай это, пожалуйста. Если ты сделаешь это, я паду перед тобой на колени и буду превозносить до небес.

    И ты делаешь это. В своей комнате, на своей кровати, лежа на спине.
    Мне кажется удивительным, что в этот момент с миром не происходит ничего экстраординарного. Луна не падает на землю, моря не выходят из берегов, я любуюсь тем, как ты мастурбируешь.

    Левой рукой ты обнимаешь и касаешься себя повсюду, а правой находишь особую точку на своем теле, требующую наибольшего внимания и начинаешь легкое движение пальцами. Но я смотрю не туда, а на твоё лицо, поскольку всё самое интересное происходит именно там. Закрыв глаза, ты дышишь всё более прерывисто, раскрываешь губы, ниточка слюны натянулась и поблескивает между зубами, волосы беспорядочно рассыпаны, ты то запрокидываешь голову, то наклоняешь её вбок, закусив зубами край подушки. Интересно, о чем ты думаешь, какие образы представляешь?

    Прикосновения. Нам всем так необходимы прикосновения. Мне хочется превратиться в стаю прикосновений и оплести тебя ласками от макушки до кончиков пальцев ног, чтобы в десятки раз усилить твоё удовольствие. Мне хочется прильнуть губами к твоей левой груди, туда, где все учащеннее бьётся твое милое маленькое сердце, которое я так люблю.

    Мои брюки невыносимо тесные, там все налилось невыразимой мукой, ноет и требует избавления. Я жажду хотя бы парой движений остудить себя, однако это запрещено правилами, к тому же я знаю, что начав, уже не смогу остановиться. Это мучение настолько приятное.

    Сейчас для тебя существует только это ощущение между ног, в самой серединке твоего тела, ты уже не в силах сдерживаться, твое лицо страдальчески искажается, это чувство становится всё лучше, лучше ... и ты переливаешься через край.

    Потом ты ещё некоторое время лежишь с этой твоей чудесной полуулыбкой на губах, глядя затуманенными глазами в потолок и приходя в себя, а затем кутаешься в простыню, сворачиваешься клубочком и закрываешь глаза.

    Кровь шумит в моей голове и я понимаю, что бездарно потратил свое последнее желание. Я мог бы столько всего загадать, но прежде чем я успел что-то придумать, желание уже само собой четко сформировалось и загадалось: я так хочу хотя бы раз по-настоящему коснуться губами твоего тела.

    Но сначала мне надо... развеяться, остыть, успокоиться. Я отправляюсь на балкон, подышать воздухом и привести мысли в порядок. Потом я хожу по твоей квартире и привожу в порядок всё остальное: выключаю компьютер и лишний свет, поворачиваю ключ в дверном замке, ставлю рядышком твою обувь, убираю остатки корма из аквариума, развешиваю полотенца в ванной комнате, мою твою чашку из-под кофе, закрываю окна. Твои коты единственные кто видят меня, но они неслышно скользят вокруг моих ног, благосклонно дотрагиваясь до меня своими лапами, они знают, что я не причиню вреда их хозяйке.)

    Лишь после этого я возвращаюсь к тебе в спальню для завершающего поцелуя.

    ***
    Я бережно снимаю с тебя простыню, как снимают тонкий лист папиросной бумаги с цветной фотографии в альбоме и, видя тебя вновь в мягком свете ночной лампы, понимаю, что это то, на что я не смогу насмотреться никогда в жизни. Вместо того чтобы пресытиться видом, я каждый раз открываю в тебе всё новые прелести. Сейчас ты лежишь на животе, вытянув ноги, слегка согнув одну из них в колене, уткнувшись правой щекой в подушку и охватив её руками. Волосы сбились и наполовину закрывают лицо. Ты крепко спишь. Я вспоминаю книгу Виктора Гюго «Человек, который смеётся». Гуинплен, разглядывающий спящую герцогиню, cцена, которую я так часто перечитывал, будучи подростком. «Нагая женщина - это женщина во всеоружии» а ещё: «истинно прекрасному телу красота заменяет одежды.»

    Я орально фиксирован, ты же помнишь? Поэтому мне так хочется познавать и исследовать женское тело губами. Итак, исходные условия следующие: у меня есть право всего на один-единственный поцелуй, а тебя так много. Как ты думаешь, что я выберу?

    Твои ноги плотно сжаты, поэтому я не могу целовать тебя там, где мне больше всего хочется. В губы тоже исключается, разве что самый их краешек, потому что ты неудобно лежишь, наполовину уткнувшись лицом в подушку. Жаль, что я не вижу твой живот, потому что как раз туда, в обольстительную мягкую впадинку пупка, мне бы хотелось погрузить свой язык и повращать им там - я так люблю это делать.)
    Я приблизил лицо к твоей спине и прошелся вдоль всего позвоночника, чувствуя твоё тепло, лишь дыханием касаясь кожи. Моя рука так же плавно скользит над твоим телом, в нескольких миллиметрах от него, повторяя все изгибы спины, бёдер, ног. Назовём это - «массаж аурой».) Вот я дошел до трогательных маленьких подошв твоих ступней, которые весь вечер были скрыты от меня, соприкасаясь с ковром, травой, паркетом, кафелем, бетоном, гладкой эмалью ванны. Но ты, наверняка догадываешься, что одного простого поцелуя мне было бы катастрофически недостаточно. Твоими ногами, если бы ты позволила, мне бы хотелось насладиться полностью, медленно и не торопясь. Изучить своим языком форму каждого пальчика, ласково покусывать их, посасывать, наслаждаться структурой и вкусом твоей кожи, рельефом подошвы, каждой складочки, ласкать губами пятку, перецеловать и выучить наизусть все родинки... Наверное, это немного ребяческое поведение - если видишь что-то настолько красивое, хочется непременно взять это в рот.)

    А у меня всего один лишь поцелуй. И я с некоторым сожалением возвращаюсь наверх, к твоей спине. Но я знаю. Я с самого начала знал, какое место на твоём теле я выберу.)

    Я наклоняюсь и припадаю губами туда, в самый низ спины, пониже крестца, где заканчивается линия твоего позвоночника и начинается эта головокружительная ложбинка меж ягодиц. Именно туда, в самый исток этой восхитительной теплой ложбинки я и целую тебя.
    Сейчас когда ты читаешь это, заведи руку назад, под одежду и дотронься до этого места. Лучше всего не ладонью, а тыльной стороной кисти. Скользни пальцами вниз, вдоль копчика. Чувствуешь, как приятно? Именно туда я целую тебя, чуть всосав кожу, коснувшись солоноватой гладкой кожи языком.

    И тут я понял, что пропал. Что у меня просто-напросто не хватит силы воли оторваться от тебя, слишком хорошо это ощущение мягкости и тепла под моими губами, слишком сладостно. После геля для душа, после запахов свежей летней ночи, после волшебного акта самоудовлетворения твои бедра источают такой пьянящий, безумящий аромат, что все мысли в моей голове отключаются разом. Я хочу лишь одного: двигаться губами вверх вдоль позвоночника, ласково разбудить тебя поцелуями, такую томную и горячую со сна, обнять всем телом, любить тебя снова и снова, жадно утоляя свой голод, свою потребность в тебе.

    ...и неизвестно что было бы дальше, если бы та сила, наделившая меня тремя желаниями, не решила что все они уже осуществлены, а раз так, то моё время истекло и мне пора возвращаться назад. И я оказываюсь в своей квартире, с пульсирующей головой, пересохшим ртом и осознанием того, что всё это происходило лишь в печатном тексте, на экране компьютера.

    Приятных снов, любимая.)

Пoследние рецензии

  1. Brungilda
    Brungilda
    5/5,
    замечательный рассказ, великолепное воображение, красивый слог