Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Иванушка-трубочист и Жар-птица. А

Альтернативная версия сказки "Летучий корабль"

  1. Медведь
    Пролог

    Над болотом ярко светило солнце. Лягушки, радуясь приятному летнему деньку, переквакивались о чем-то своем. Водяной, по своему обыкновению, возлегал на стволе поваленного дуба, и загорал. Решительно ничего не происходило, скукота. Приходил вот недавно паренек молодой, так Водяной обрадовался, песню ему исполнил, даже с женитьбой помог. Только вот паренек ушел, а тоска вернулась.

    Вдруг обитатели болота оживились. Водяной лениво приоткрыл один глаз. На дорожке перед болотом стоял озадаченный Иван с листком бумаги.

    Водяной встрепенулся, подтянулся и принял позу Данаи на бревне. Мол, я загораю, что надо?

    А сам внутри уже мурлыкал от радости! Развлечения пожаловали!

    — Водяной... эй! Ты спишь там? — раздался с берега голос Иванушки.

    Хозяин болота лениво потянулся, и как бы нехотя посмотрел на своего гостя.

    — Ваня, ты что ли? Чего пришел? Как свадьба?

    — Да какая там свадьба, не было ничего. Пока, — тяжело вздохнул трубочист.

    Водяной аж подскочил на бревне.

    — Как не было?! Разве плохие инструменты? Или Бабки не помогли? Ух я им! — погрозил он лесу кулаком.

    — Да не, корабль почти готов, и сестры твои мне очень помогли. Только не нужен уже особо корабль.

    — А что нужно? Может вам того — лимузин организовать? Или вон — прогулку на вертолете, свадебную?

    — Ого! А это как? — заинтересовался Иванушка.

    — Ну, с вертолетом просто — я Горыныча попрошу — две головы лопасти изображают, третья экскурсию ведет, по живописным местам! Настоящий талант! Хотите?

    — Может потом. А лимузин?

    — Тут посложнее, одна из моих сестриц экспериментировала. Вышла повозка на курьих ножках, длинной в метров десять! Бегает, правда, только по прямой. В повороты не вписывается, — виновато пожал плечами водяной.

    — Не надо, — замахал руками Иван.

    — А там — что? — Водяной кивнул на бумажку в руках трубочиста.

    — Там, Водяной, сплошные ужасы, — понурился Иван.

    — Сан Саныч.

    — Что?

    — Сан Саныч меня зовут. А то, ты все так официально — Водяной.

    — Ааа... понял, — протянул парень.

    — Бумажка, — напомнил ему Сан Саныч.

    Иван ловким движением прыгнул на плавающий в болоте пенек, и на нем проскользил к Водяному. Перепрыгнув на дерево, он протянул ему бумажку, и уселся рядом.

    — И что это? — удивленно спросил хозяин болота.

    — Это, Сан Саныч, брачный договор — понуро ответил Иван.

    — Что это еще такое?

    — Это список требований, вроде как, — пожал плечами парень.

    — Выкуп требует?

    — Не выкуп, но требует.

    Водяной расхохотался.

    — Так его же вроде составляют, чтобы договориться о том, что делать после свадьбы, а не до!

    — Да тут такое дело. Забава-то моя долгое время сидела у себя в комнате, женихов посылала, скучала. Царь ей и подарил волшебное зеркало. А она через него столько всего узнала, что у меня голова кругом пришла. Требует теперь туфли Прада, платье свадебное, кольца дорогие. А что она в постели теперь хочет — страшное дело! Я слов-то таких не знаю, не то что — как делать. Вот она мне и составила список — или выполнишь все, или все, не будет свадьбы. Вот я и не знаю, что делать!

    Хозяин болота бегло пробежался по списку

    — Так, туфли у меня на болоте где-то есть. Бывшая подружка, — объяснил он. За вином лучше к Горынычу пойти. У него одна голова — большой ценитель. Кольца — это к Кащею, все побрякушки лучшие у нее. У Лешего точно есть платье. Я тебе потом расскажу, — сказал он, видя удивленный взгляд трубочиста. И продолжил: — за опытом... гм... это тебе надо к Жар-Птице. Ох, особенная она баба, если повезет тебе, она тебя просветит по всем вопросам. Хотя по поводу вот этой вещи, — он хихикнул, — это тебе к моим сестрицам.

    — Ты мне можешь все это записать?

    — Зачем? Я с тобой пойду! Скучно мне, а тут какое-никакое развлечение!

    — А ты можешь ходить? — удивился Иван, осматривая хвост Водяного.

    — Ты еще спрашиваешь, — фыркнул тот.

    Через мгновение на бревне сидел мужичок, деревенского типа, с залысинами на голове и хитрющими глазами.

    — У нас, у сказочных, всегда есть два облика, свой и человеческий. Так что-то не удивляйся, — усмехнулся он, — ну-ссс, в дорогу! И навстречу приключениям!

    Но далеко они не ушли. Отойдя от болота примерно на километр, они обнаружили обнаженную рыжую девушку, лежащую чуть в стороне от дороги. Иван сразу подбежал к ней и проверил пульс.

    — Жива! А кто это?

    — О, какая встреча! Это Лиса! Похоже, она приятно провела время.

    Рыжая дама улыбнулась во сне, и прошептала:

    — Ох, какие дровосеки...

    — Кажется, всем понятно, что тут произошло, — хмыкнул Водяной, и принялся развязывать верёвку, держащую брюки.

    — Ты это чего? — опешил трубочист.

    — Ну как, хорошие бабы на дороге не валяются, а эта вот — лежит! Такой случай! Ты как?

    Иван покраснел и замахал руками — нет, это без меня!

    — Хозяин барин! — пожал плечами Водяной.

    Иван отвернулся и отошел за деревья. Минут через десять к нему подошел крайне удивленный Водяной.

    — Все в порядке?

    — Да как сказать, — задумчиво произнес Сан Саныч, держа в руках большой кожаный кошелек, — Лису Живоглот поймал.

    — Кто?!

    — Живоглот, мой кошелек. Он безразмерный, туда можно хоть шкаф запихнуть, очень удобно вещи носить. Но у него свои плохие привычки. Еду и алкоголь уничтожает сразу. А тут Лису затянул. Ничего с ней не будет. Наверное. Но я, правда, удивлен. Наш человек оказался! Поесть, выпить и по бабам!

    — А как ее обратно доставать?

    — Не бери в голову. Живоглот не зверь, натешится, и сам отдаст. А нам — пора в путь. Дорога дальняя, дел много.

    — И то верно! — кивнул Иван, и двое друзей пустились в путь.

    Глава 1.

    К пещере Горыныча Иван и Водяной добрались, когда уже было совсем темно. В ней горел свет, изнутри раздавался странный шум и голоса. Они, не торопясь, зашли внутрь. Внутри было очень светло, горел большой костер. Змей сидел рядышком, держа в одной руке бочонок пива, а в другой бедрышко барашка.

    — Да когда ж ты угомонишься, ирод? — с упреком проворчала правая голова, отхлебывая из бочонка.

    — Хо-хо, — отвечала ему левая, в дамской шляпке. Его (или ее?!) ресницы были накрашены, губы сверкали алой помадой.

    — Феофан, ну ты хоть скажи ему! — уже взвыла правая.

    — Молчать. Есть, — лаконично пробасила средняя, откусывая знатный кусок от барашка.

    Водяной вальяжно прошелся по пещере и остановился напротив Горыныча.

    — Зеленый, Феофан и Лапушка — по очереди представил он головы Ивану, справа налево.

    Трубочист фыркнул, и с интересом осмотрел Горыныча.

    Головы повернулись к гостям, кто с интересом, кто с аппетитом. А что изобразила третья — и сказать-то неприлично.

    — Приветствую, Змеюка! — помахал рукой Сан Саныч.

    — Водяной, ты что ли? — спросил Зеленый — не любим мы гостей, не к добру это. Мало ли чего пришли!

    — Не ной. Чего пришел? — прищурился Феофан, почесывая пузо.

    — За деньгами, как пить дать, за деньгами! — продолжала причитать правая голова.

    — Спокойствие, только спокойствие, дорогие мои, — широко улыбнулся Водяной, — долг ваш помню, еще приду. Ну а сейчас моему знакомому нужна ваша помощь, — он жестом указал на Ивана, который немного занервничал от того, что средняя голова начала облизываться, глядя на него.

    — Не еда! — добавил Сан Саныч, и погрозил им пальцем.

    — Уверен? Договоримся! — пробасила средняя.

    — Уверен! Дорог он мне, как память! — усмехнулся хозяин болота

    Иван немедленно отвесил ему увесистый пинок под зад.

    — Шучу, шучу! Парень он хороший, весело с ним! Нельзя его есть! Да и не вкусный он!

    — А если с Кальвэ? — с надеждой протянул Зеленый — у нас даже вроде Хайенс где — то был!

    — Нет, значит, нет, — Водяной вмиг стал серьезным, сдвинул брови.

    — Замяли! — пробасил Феофан

    — Мы к вам по какому вопросу. У парнишки дама сердца есть, любит он ее. Так она ему список набросала.

    — С просьбами и предложениями? — усмехнулась средняя голова.

    — Ах, если бы, — вдохнул Иван, — С весьма необычными требованиями. Как их выполнять, ума не приложу!

    — А чего женился? Не надо было жениться! — наставительно заявил Зеленый.

    — Так я и не женился! — чуть не взвыл трубочист! — Это ее требования для свадьбы.

    — Лопух, — резюмировал Феофан, разглядывая листок, который ему сунул Сан Саныч.

    — Хо-хо, парниша! — сочувственно вздохнула левая голова, и подмигнула Ивану.

    Тот от этого зрелища нерешительно попятился.

    — Бутыль вроде где-то была, — задумчиво сказала правая, пробежав по списку глазами.

    — Шардоне! — весомо подтвердил Феофан.

    — Только его этот гад накрашенный зажал, — кивнул Зеленый на Лапушку.

    Левая голова надулась.

    — Хамите, парниша!

    — Он вообще ведет себя как какой-то... слово даже не подобрать!

    — Не учите меня жить!

    — Тихо — тихо, граждане! Разберемся! — перебил их Водяной, — дашь бутылку парнишке? У него любовь-морковь, свадьба на носу.

    Лапушка задумался на мгновение, а затем помотал головой.

    — А если обменять на что? Может тебе что нужно? — спросил Иванушка с надеждой.

    — Американский тушкан! — оживилась голова.

    — Зачем? — опешил Сан Саныч

    — Да это он про шарф, в журнале увидал, теперь вот грезит, — пояснил Зеленый.

    — Шарф? — задумался Водяной. Что ж, мы к Кощею еще собираемся, может, у него что осталось от его полюбовниц.

    — А ты точно отдашь бутылку? — спросил Иван.

    — Железно! — подтвердил Лапушка.

    — Ну, вот и славно! — хлопнул в ладоши хозяин болота, — а почему бы нам не выпить?

    — Выпить мы завсегда! — засуетился Горыныч

    Водяному и Ивану быстро налили по чарке медовухи, когтем отрезали по кусочку от барашка. Все выпили, закусили, и блаженно выдохнули.

    — И всё так чинно, благородно! По-старому! — выдал захмелевший Феофан.

    Водяной одобрительно кивнул, и улыбнулся.

    — Ты бы, парнишка, не торопился! Невеста не волк, в лес не убежит! Пожил бы еще спокойно! — доверительно проурчал Зеленый.

    — Люблю я Забаву! — ответил Иванушка, — Прихоти у нее, конечно, странные, но я привыкну. Наверное.

    — Не забивайте голову парню, — шикнул на Змея Водяной, — лучше скажи, когда долг отдадите карточный.

    — Отдам!!! Половину. Потом. Может быть... — отозвался Феофан.

    Так два приятеля и трёхглавый змей просидели до утра, попивая пиво, и рассказывая друг другу анекдоты со сплетнями. Наутро, уже уходя, Иван сказал полуспящему Горынычу:

    — До встречи, приятно было познакомиться! И вы, это, пейте, что ли, меньше!

    — Губит людей не пиво, губит людей вода! — пробурчал сквозь сон Зеленый.

    — Топай, — ответил друзьям Феофан.

    Когда пещера уже стала удаляться, до них донеслось обиженное:

    — Не учите меня жить!

    Глава 2

    — Я, конечно, все понимаю, но откуда у Лешего свадебное платье? — спросил Иван, когда они с Водяным вышли на полянку в лесу.

    — Ну, так свадьба у него намечалась, как и у тебя, — пояснил хозяин болота.

    — С кем?

    — С Красной Шапочкой.

    — Я о такой даже не слышал. Иностранка?

    — Француженка! — мечтательно улыбнулся Водяной, — приехала к нам по обмену, сразу Лешему приглянулась. Говорит: лес знаю, секс люблю. Ну вот, он и повелся. А она прямо перед свадьбой, с нашим Волком сбежала. Говорят, у нее на родине, роман бы с местным серым, вот у нас она и не сдержалась. А платье осталось, новенькое, не ношенное!

    Их разговор прервал ужасный рев

    — Ууууууубьюююююююю! Покалечуууууу Оееееееее!

    Мимо них пробежала стая волков, за ними несколько оленей, группка зайцев. Последним, изрядно пыхтя, бежал престарелый носорог.

    — Леший... леший идет... мамочки!

    Водяной проводил его ошалелым взглядом.

    А на полянку выскочило небольшое, почти круглое существо, с косматой бородой, маленькими ручками и бешено вращающимися глазами.

    — Где? Где эта сволочь?

    — Гаврила Петрович, ты чего такой с утра? Сафари тут устроил! — Водяной вразвалочку подошел к существу.

    — Саныч? Да ё-моё, не утро, а остров невезения какой-то! Проснулся, голова трещит, хреново. Вспомнил о Шапочке. Как-то грустно стало. А потом еще понял, что я вчера Луговику все деньги в карты продул! Вскочил, и как бам! — головой об ветку. А оттуда, мне по макушке — хрясь! Бинокль! Так какая-то зараза сидела, и все карты мои смотрела! Жулик!

    — Так ты, морда бородатая, играть сел и даже меня не позвал! — обиделся хозяин болота

    — Как не позвал? Я к тебе Лиску послал, еще позавчера! Неужели не приходила?! — удивился Леший.

    Водяной с Иванушкой переглянулись, и, не сговариваясь, посмотрели на кошель, висящий на поясе у Иванушки.

    — Моё, — пробасил Живоглот, — Не дам!

    — Не жадничай, выдавай девицу. А то, обратно в болото закину! — пригрозил ему трубочист.

    Кошель что-то пробурчал, но согласился.

    Иван осторожно положил его на землю. Живоглот распахнул пасть, и оттуда на полянку выпала Лиса. Леший при виде обнаженной рыжей присвистнул.

    — Ох ты! Это вы ее так? — кивнул он, глядя на бессознательную, но очень довольную Лису.

    — Не, это дровосеки! — пояснил Сан Саныч. Мы ее такой нашли. А потом, ее еще немного Живоглот помял, судя по звукам, что мы слышали.

    О своем участии, в данном процессе, Водяной решил не распространяться, а Иван не стал его выдавать.

    — Мммм... Марио! — сквозь сон простонала рыжая бесстыдница.

    — Мда... — почесал в затылке Гаврила Петрович, — ничего ей поручить нельзя! Всегда найдет приключение на свою ж...

    — Живую и яркую фантазию, — закончил за него хозяин болота, — Мы к тебе, в общем-то, по делу. Тебе платье, Шапкино, очень нужно? У Иванушки свадьба на носу, невеста хочет быть красивой, вот мы и ищем.

    — Да пропади оно пропадом! Видеть его не могу! Забирайте! — прорычал Леший, но потом опомнился, — а что дашь?

    — Долг прощу, наполовину!

    — Три четверти!

    — По рукам! И сигары неси свои, коллекционные! — добавил Водяной, когда спорщики жали друг другу руки. Леший дернулся было, но хозяин болота крепко вцепился в его ладонь.

    — Нету, кончились! Но могу предложить кое-что другое! — потупился Гаврила Петрович.

    — Интересно...

    — Моя бабушка курит трубку! — заявил Леший, и отпрыгнул на край поляны.

    — Табак для трубки у меня самого есть.

    — Обижаешь! Какой табак? Чистая трын-трава! — с Ямайки!

    — Я давно тебе предлагал контрабандой заняться, а ты — я за наш, отечественный продукт...

    — Было дело, но сам понимаешь, кризис, то да се! Ну ладно, вы идите, у меня еще дела. Платье пришлю с Лисой, и траву тоже. Только пошлю зайцев приглядывать за ней. Они когда с бодуна, злые до ужаса, не дадут ей шалить по дороге.

    — С тобой приятно иметь дело! — кивнул Водяной.

    Но на поляне уже никого не было.

    Глава 3.

    Иванушка и Водяной брели по лесу. Брели молча, трубочист иногда тяжело вздыхал, отодвигая рукой косматые ветви, и пробираясь вперед, Сан Саныч насвистывал, Живоглот мурчал. Из его недров доносилось возбужденное постанывание.

    — Ну вот чего ты вздыхаешь? — спросил хозяин болота.

    — Я не вздыхаю.

    — Это ты вздыхаешь, или я?

    — Ладно, это я. Ну не хочу я к бабкам идти. Что они в этом понимают?!

    — Молодой ты еще, Иван, Ягульки мудрые, опытные! И страсть какие охотницы до этого дела! Они тебе и покажут, и расскажут, и наглядно продемонстрируют!

    — Вот этого-то мне и хочется меньше всего! Они же страшные! — скривился Иванушка.

    — Много ты понимаешь в женской красоте! А вообще — не волнуйся. Видел же, как я облик меняю. Вот и сестрицы мои, запросто красотками становятся!

    Слова Водяного немного успокоили трубочиста, но сомнения все еще оставались. Когда они уже подходили к Избушке, оттуда доносились смех, и женские голоса напевали частушки.

    Из-за леса выезжает

    Конная милиция.

    Становись-ка, девки, pаком —

    Будет репетиция!

    — Похоже, они как раз в хорошем настроении, — хмыкнул Водяной и постучал в дверь. Смех и пения затихли. Раздались шаги и на пороге возникла старшая из сестер. Иван вздрогнул при одном взгляде на нее. Длинный нос крючком, годами не мытые седые волосы, выпученные глаза. И один страшный зуб, которым при желании можно было бы чистить картошку.

    — Привет, братец! Здравствуй, Ваня! Вы к нам как, по делу, или пошалить? — кокетливо взмахивая ресницами, спросила она. Иванушка сначала побелел как мел, затем стал красным, как помидор. А потом и вообще позеленел.

    — Парень к вам за консультацией! Невеста его договорчик набросала, для свадьбы. Есть там один пунктик интересный, вам с сестричками понравится! — подмигнул ей Сан Саныч.

    — Ой ли? В последнее время скукота такая, — недоверчиво склонила голову Яга.

    Водяной наклонился и что-то прошептал ей на ухо.

    Старушка мигом повеселела, хихикнула, и взбодрилась.

    — Ох, вот это другой разговор! Иванушка, ты обожди минутку, нам с сестрицами посоветоваться надо.

    Она шустро юркнула в избушку и захлопнула дверь. Оттуда стали раздаваться шум передвигаемой мебели, звон цепей, и веселый хохот.

    Трубочист посмотрел на Водяного, но тот лишь пожал плечами.

    Прошло минут десять, и дверь широко распахнулась. На пороге показалась девушка. И какая! Иван снова покраснел, и достиг уже совершенно невероятного оттенка. Она была высокая, стройная, с черными волосами до плеч, и соблазнительной фигурой. Из одежды на ней был только черный кожаный корсет, и трусики, не скрывающие почти ничего. В руках плетка, на губах — хитрая улыбка.

    — А... это... кто? — проблеял Иванушка.

    — Ты что, милый, не узнал? — усмехнулась девушка — Это я, Яга!

    — Я же говорил тебе, у всех есть свой образ! — вклинился Водяной.

    Пока трубочист стоял как столб, девушка, вызывающе покачивая бедрами, подошла к нему, и дотронулась рукой до груди.

    — Иванушка, а как у тебя с немецким?

    — А... эээ... учил чуть-чуть, в деревенской школе.

    — Замечательно, — проворковала девушка и сунула ему в руку какой-то листочек.

    — А это... что?

    — Стоп-слово! Ну, пойдем же скорее, девчонки уже заждались! — улыбнулась Яга и потащила Иванушку в избушку.

    Как только за ними закрылась дверь, избушка пошевелилась, и встала в полный рост. Теперь дверной проем оказался на высоте добрых шести-семи метров. Водяной сел на пенек, достал трубку и закурил.

    Избушка начала покачивать из стороны в сторону.

    — Йа! Йа! Шнелле! Тифере! Миар!

    — Оооо, даст ист фантастиш!

    Сан Саныч только ухмылялся в бороду.

    Когда домик уже начала ходит ходуном, оттуда раздался удивленный, а затем и испуганный вопль Иванушки.

    — Флюге... флюген... флюгегехаймееееен!

    — Ну, раз ты так просишь! Твое право!

    — Ааааааа!!!

    Избушка опустилась только через полчаса. Иван вышел из нее на подкашивающихся ногах, с застывшим выражением бесконечного удивления на лице. Обнаженная брюнетка махала ему вслед и хихикала. В окошке наблюдали за этой сценой еще пять сестричек.

    — Ну, как прошло? — спросил Водяной.

    — Да ну тебя... в болото, Сан Саныч, — выдавил из себя трубочист, и двинулся в лес, мелкими шажками.

    Глава 4.

    Лес вскоре начал редеть, и Водяной с Иванушкой вышли к огромным деревянным воротам. В самом сердце леса притаилась самая настоящая крепость.

    — Так вот где живет Кощей! — присвистнул трубочист.

    — А то! Пять кредитов брал, все по разным паспортам. До сих пор, говорят, все не выплатил.

    — Жрааать... — добавил с пояса Живоглот.

    — Будет тебе! Смотри Ваня — настоящий мужик у нас тут. Выпить — выпил, бабу — дали, теперь жрать просит! Ну, ничего, сейчас Кощея поднимем, пускай кормит всю компанию!

    — Открывай, старый! — Водяной постучал прикладом пищали по створке ворот.

    Никакого ответа не последовало.

    — Ну ладно, — хмыкнул Сан Саныч и пальнул из пищали в воздух.

    Иван едва успел прикрыть уши, и уже собирался отчитать товарища, как услышал хриплый голос.

    — Денег не дам! Нету! Кончились! Все на Кайманах! Валюту не держу! Кризис! По всем другим вопросам — на Дерибасовскую, в главный офис!

    — Открывай старый, мы к тебе по делу! — крикнул хозяин болота.

    Ворота заскрипели и приоткрылись. Оттуда высунулся длинный нос. За ним высунулась пара хитрых глаз, и бегло осмотрела гостей.

    — Ну коль по делу, то проходите! — хихикнул их обладатель.

    — То-то же! — кивнул Водяной, — пошли, Иван, посмотрим, как этот хмырь тут устроился. Устроился Кощей, может, и неплохо, но большинство огромных покоев пустовало. Было прохладно, как в склепе, света от тусклых свечей едва хватало на столовую, спальню и коридорчик, с дубовыми дверьми, запертыми на навесные замки. Водяной сразу начал все для себя подмечать — где что плохо лежит.

    Устроившись в столовой, Кощей гостеприимно выставил графин водки, закуски, и выжидательно посмотрел на гостей.

    Водяной, в свою очередь, осмотрел графин, бокалы и уставился на хитрую рожу Кощея.

    — Вы думаете, что я хочу вас отравить?! Дорогой мой Сан Саныч, у меня так не принято. (Уже! Скучно это). Кильками в наш век отравиться гораздо легче, нежели водкой, — пейте смело!

    — Ну, смотри у меня! — погрозил пальцем Водяной, залпом осушая бокал и закусывая огурцом. Иван от водки отказался. Ему хватило пары последних пьянок, и его слегка мутило.

    — Вы по какому вопросу? Учтите, психиатрическую помощь я теперь оказываю по двойному тарифу. А то развелось у нас тут психов да душевнобольных. И деньги вперед.

    — В общем ситуация такая. Нам тут пара вещичек понадобилось найти, для паренька вот. Женится скоро, приданое, все дела.

    — Женится? А на ком? — заинтересовался Кощей.

    — На Забаве — мечтательно произнес Иванушка, — она такая... особенная.

    — Ага,... на всю голову, — поддакнул ему Водяной, за что получил подзатыльник от Ивана.

    — Приданое собираете? Понимаю, сам был 16 раз женат, ох это и морока, может зря ты?

    — Не зря, — улыбнулся Иванушка, — так ты поможешь?

    — Ох, да нет у меня ничего, все расхватали прожорливые жены. Последняя полгода назад оттяпала последнее и укатила с любовником.

    — Куда? — поинтересовался Иванушка, осматривая комнату. Да, то, что Кощей живет уже хуже, чем раньше, было видно. Но он отнюдь не бедствовал. На стенах висели картины известных мастеров, на полках — коллекционный коньяк, над камином — ружья и клинки, украшенные драгоценными камнями.

    — В Гагры! — усмехнулся Водяной. — Не первый раз уже эту байку травишь, старый.

    — И то что, бедствуешь, все враки, — добавил трубочист, кивая на большой портрет Кощея за его спиной.

    — Вы как налоговая, — окрысился Кощей, — никогда не отстаете. Не дам ничего, самому мало!

    — Да нам всего то, кольца обручальные и шарф из Тушкана!

    — Бобринского или Виноградова? — в Кощее на миг проснулся бизнесмен.

    — А ты нас пусти, мы сами выберем, — подмигнул Хозяин болота.

    — Вы не имеете права! — вскочил Кощей. — Это частная собственность.

    — Это свободная страна, — пожал плечами Иванушка, — Сан Саныч, давай сюда берданку.

    — Это пищаль! — буркнул Водяной, но ружье дал.

    — Я Кощей! Бессмертный! — гордо сказал худощавый старик.

    — А я в тебя стрелять и не буду, — хмыкнул трубочист, нажимая на курок.

    За спиной Бессмертного разлетелась на осколки бутылка Хэннэси.

    Кощей побледнел.

    — Ты что творишь, изверг! Это же коллекционный экземпляр!

    — А этот? — спросил Иван, сбивая прикладом китайскую вазу.

    Кощея уже трясло.

    — Убью! Покусаю!

    Водяной подхватил со стола графин и кинул в Кощея. Тот ловко увернулся, и водка угодила прямо в его портрет на стене. Кощей вздрогнул, покачнулся, и рухнул на пол. Из-за рта появилась пена. Он пару секунд подергался и затих.

    Водяной подошел к нему, проверил пульс.

    — Кто-бы мог подумать, а ведь как гордился — Бессмертный, мол.

    — Русская водка — страшная вещь, — кивнул трубочист, перезаряжая ружье.

    В запасах Кощея нашелся и шарфик, и кольца. Иван выбрал самые красивые, с сердечком, не очень задумываясь об их цене. Водяной сгребал в мешки все подряд — коньяк, картины, подсвечники. На удивленный взгляд Иванушки он буркнул:

    — Дома все пригодится. Одному дурню вот так недавно с инструментами подсобил. Думаешь, они сами по себе на болоте оказались?

    Уходили в спешке. Времени было все меньше, а дела еще оставались.

    Когда за ними закрылась дверь, тело Кощея зашевелилось. Бессмертный сел, огляделся и сплюнул маленький пакетик, спрятанный под языком. Затем он деловито вскочил и отодвинул небольшой коврик, за которым скрывался деревянный люк. Спустившись вниз, он зажёг фонарь. Его свет озарил горы золота, которого хватило бы, чтобы купить не одно королевство.

    — Кощея Бессмертного еще никому не удавалось провести! — хмыкнул старик, и потер костлявые руки

    . Глава 5

    За разнообразием сексуального опыта Водяной посоветовал отправиться к Жар-Птице.

    — Знойная женщина! — утверждал он, — мечта поэта!

    — В смысле... — Иван развел руки в стороны и вопросительно посмотрел на собеседника.

    — Ну неет! Фигура у нее, что надо! Обалдеть! Говорят, нежная, страстная, все умеет!

    Только встречается не со всеми. Кто ее заинтересует, кто по-человечески отнесется, к тому она со всей душой!

    — А если нет?

    Водяной поморщился, и как бы невзначай коснулся паха.

    — Лучше не проверяй.

    — Ну, тогда идем, зачем время терять?

    — Погоди! Не все так просто. Жар-птицу нужно еще привлечь!

    — А как?

    — Удивить чем-нибудь, заинтересовать! Одеться необычно, стихи прочитать. Может сплясать чего.

    — Стихи я, положим, смогу припомнить, а одежду мы где возьмем?

    — Это просто! Встречался я тут недавно с одной актрисой. Ох... что мы там в костюмерной у нее вытворяли... О чем я? А, да. В общем, когда поссорились, я оттуда кучу костюмов увел, и в Живоглота затолкал. Сейчас устроим тебе модный приговор!

    Через минуту перед ними образовалась огромная куча самой разнообразной одежды. Последним на землю вывалилось большое зеркало, в полный рост, которое Водяной прислонил к дереву.

    — Ну как? — спросил Иван, вертясь на месте, — пойдет?

    Сан-Саныч скептически оглядел его фетровую шляпу, синий жилет с белым крестом и сапоги. Обошел со всех сторон и резюмировал.

    — Да вроде и ничего так, но вот чую — не к месту.

    — А может мне еще образ придумать? Клич какой-нибудь, или фирменную фразу? Типа — Тысяча чертей! Идите сюда, Канальи!

    — Нет, нет, нет, не то это, все не то!

    После долгих споров и переодеваний, они выбрали строгие черные брюки и ярко красную рубашку.

    — Расстегнуть ее не забудь, так привлекательнее будет. И попроси у Живоглота патефон выплюнуть. Найди что-нибудь романтичное, Челентано или Джо Дассена! Дамы это любят, — продолжал давать наставления Водяной, вслед идущему на встречу с Жар-Птицей Ивану.

    Ночь, полная луна, звезды, большая, и красивая полянка.

    — Красота-то какая! Лепота! — мечтательно выдал Иван, и принялся готовиться. Вино, свечи, патефон с пластинками, расстелил удобное одеяло на земле.

    Когда все было готово, он сел на землю, и принялся ждать. Прошел почти час, никаких признаков Жар-Птицы!

    — Ты что там высматриваешь? — спросил приятный женский голос за его спиной.

    Иван вскочил на ноги и обернулся. В освещенный свечами круг шагнула девушка в ярко-красном платье до колен. Ее глаза сверкали ярче, чем звезды, волосы пылали огнем, а жар, исходящий от нее, передавался каждой клеточке тела.

    — Я... мне бы... — от волнения вся приготовленная речь потерялась в закоулках разума, и трубочист не мог выдавить и слова.

    — Шшш... — девушка приблизилась к нему и приложила палец к его губам, — я все знаю. Я давно за тобой слежу, Иванушка.

    — И ты...

    — Да... как думаешь, зачем я иначе пришла?

    — Не знаю. Я не ожидал, что ты такая...

    — Не пытайся придумать красивые слова, в этом нет необходимости.

    Жар-птица обняла Ивана, их губы соприкоснулись, и мир начал терять очертания. Откуда-то раздавалась музыка. Патефон? Или она в голове? Неважно. Он помнил как, девушка развязала узелок, и ее платье упало на землю. Как он не могу налюбоваться ее красотой. Как от их поцелуев все приятно обжигало внутри. Как упали на одеяло, и отдались всепоглощающей страсти, не думая о времени, причинах и всем мире. Этой ночью были только они. Жар-Птица обвивала Ивана руками и громко стонала, когда неопытный юноша овладевал ей. А он смотрел в ее голубые глаза, и растворялся в чувствах. Он не знал, сколько прошло времени: час, два, день, а может год. Когда она лежала на его плече, и прижималась к нему своим горячим телом, он сказал:

    — Я никогда не видел таких чудесных голубых глаз. Они похожи на прекрасные незабудки.

    — Незабудки? — прошептала она, — мне нравится.

    — Можно я буду тебя так называть?

    — А чем плоха Жар-Птица? — хихикнула девушка.

    — Ничем. Но меня в тебе привлекает не твой жар, и не твое тело. Мне нравишься ты сама.

    — Хорошо... Незабудка... Звучит красиво.

    Иван расслабился, и прижал ее к себе. Когда он открыл глаза, то на поляне никого не было.

    Водяной встретил его в уговоренном месте, и обеспокоенно спросил:

    — Ты куда пропал? Я тебя уже искать собирался.

    — Как куда? Вчера же ушел встречаться с Незабудкой.

    — С кем?

    — С Жар-Птицей, — поправился трубочист, краснея.

    Хозяин болота внимательно посмотрел на него, и сказал:

    — Иван, это было три дня назад.

    Когда друзья решили отправляться в путь, назад — на болото, до Ивана донесся тихий шепот:

    — Возвращайся...

    Вернувшись на болото, Водяной и Иван простились. Сан-Саныч выдал ему все вещи, которые заказывала Забава, а Иван вернул ему Живоглота. Хитрый Водяной пытался сплавить коварный кошель, но трубочист ни в какую не соглашался.

    — Ты это... заходи, если что! — пробурчал на прощание Водяной, снова возвращаясь к своему привычному облику и восседая на бревно.

    — Обязательно! Спасибо тебе! — помахал ему Иванушка.

    — Да будет тебе — смахнул слезинку Водяной.

    Еще никто не знал, как их приключение повлияет на жизнь Ивана, а может быть и всего Королевства. Но это уже, немного другая история.

    Эпилог.

    Прошло полгода. Наступила зима. Снега было так много, что большинство обитателей лесов и болот уже сидели в теплых домиках и норах, и не имели никакого желания входить наружу. На болоте Водяного царило безмолвие. Да и болота никакого не было, одна сплошная снежная равнинна. По хрустящему белому снегу шел человек, одетый в теплое пальто и меховую шапку. Лицо его было наполовину скрыто густой бородой, в руках — небольшая походная сумка. Он остановился посередине равнины, когда-то бывшей болотом, и открыл сумку. В его руках появился маленький топорик и бутылка водки. Очень осторожно он пробил во льду небольшую дыру. Затем он нашел палку, и привязал к ней бутылку водки крепкой леской. Опустил в прорубь. Долго время ничего не происходило, но затем леска дернулась, и порвалась. Человек выкинул палку, убрал топорик в сумку, и отошел подальше от проруби. Минут через пять, через маленькое отверстие, с трудом протиснулась синяя голова с приплюснутым носом. Лед вокруг затрещал, голова поднатужилась, и с большим треском выбралась наружу, вместе с остальным телом.

    — Брррр, холодрыга-то какая! — поежился Водяной.

    — Да, не май месяц, — подтвердил мужчина с бородой.

    — А сам-то ты кто? — с подозрением спросил Водяной, — За водку — спасибо, но подозрительно все как-то.

    — Неужели не признал, Сан Саныч?

    — Ваня?! — опешил хозяин болота.

    — Единственный и неповторимый, — улыбнулся бывший трубочист.

    — Как зарос-то! Рассказывай! Как жена, дети есть? Пригодились-то навыки новые? — Водяной начал забрасывать Ивана вопросами.

    — Пригодились. Только не вышло у нас ничего, Сан Саныч. Разные мы люди. Я человек простой, а у нее свои запросы. Разошлись мы.

    — Уууу... Столько трудов и зря. Обидно! Она теперь с Полканом?

    — Нет! Полкана я, как принц, сослал к Бабе Яге, на перевоспитание. Теперь, правда полномочий нету, но и забирать его от сестриц уже никто не хочет.

    — Лихо ты! — расхохотался Водяной.

    Оба затихли, и немного помолчали.

    Наконец Иван спросил:

    — Сан Саныч, ты поможешь мне найти Жар-Птицу?

    — Жар-Птицу? — удивился хозяин болота, — что, понравилась?

    — Понравилась, — улыбнулся Иван, — она очень особенная...

    — Хм... не знаю, где она сейчас, но не волнуйся, знакомых много, связи есть! Найдем!

    Перед Иваном снова стоял мужичок деревенской внешности и улыбался.

    — Пошли, Ваше Высочество! Бывшее! Будем искать твою любовь!

    Тут камера удаляется, удаляется, пока двое друзей не становятся маленькими точками на фоне белой равнины. И большие буквы — КОНЕЦ. Или нет?
    Люшечка нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Ялынка
    Ялынка
    5/5,
    Увлекательный квест.
    Можно и фильм снять и игру выпустить.
    А эротики хотелось бы поболее
    Как он с женой знания свои применял, к примеру.
    Или ЖЖЖМЖЖЖ от баб-йожек тоже интересно.
    1. Медведь
      Ответ автора
      Это эксперимент, как и прошлый рассказ, который вы оценивали. Здесь я сделал упор на сюжет, юмор, и одну страстную эротическую сцену. В другом рассказ, минимум сюжета, и много порно элементов.
  2. Люшечка
    Люшечка
    5/5,
    Я не могу не оценить этот рассказ)) Меня могут счесть субъективной... но.. за сцену с Жар-Птицей пятёрки мало. Очень чувственно.
  3. Olvit
    Olvit
    5/5,
    Сказочно! Вот она история про Любовь ))