Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

И словом и телом

Рассказ-загадка. В нем зашифрован один российский комедийный фильм, посвященный Новому году.

  1. Медведь
    Это самая вероятная невероятная история, из всех невероятных вероятных историй, которые произошли, происходят, или могут произойти в обозримом будущем. Было это или нет, никто не подтвердит и не проверит, потому, как если не было, то и говорить не о чем, а если было, то никаких следов не осталось.

    Так они работают. Кто они? Это очень хороший вопрос. Никто не знает. Чтобы хоть немножко разобраться в происходящем, я расскажу вам историю, в которой самые разные люди оказались в этой весьма необычной ситуации в канун Нового Года. Правда это или нет? Кто знает? Решать вам.

    Действующие лица:

    Лариса Уделова – молодая писательница эротических романов

    Регина Карловна Макарова – жена генерала, сильная женщина строгих взглядов и консервативного воспитания.

    Марина Шувалова – начинающая актриса, которой первый маленький успех вскружил голову.

    Сонечка – рыжая медсестричка- нимфоманка.

    Марк Савельевич – главврач отделения Кладовка.

    Соломон – охранник и санитар. Огромный мужчина, туговат на голову, но очень добрый.

    Вано – санитар. Все время молчит, но дело свое знает. Грузин или армянин. Или вообще русский. Носит густую бороду.

    Маргарита Васильевна – Ответственная за сексуальное воспитание. Бисексуалка.

    Кеша Толмацкий – агент организации, занимающийся работой с клиентами.


    Пролог.

    Снова снег, этот проклятый снег! Кеша поежился и поправил воротник своего пальто. Декабрь месяц, казалось бы - ничего удивительного, но Толмацкий все равно бурчал себе под нос. Он ненавидел холод, и только возможность крупной сделки, могла заставить его покинуть свою теплую постель и красавицу жену.

    - Пора нанять помощника,- подумал он, - пусть себе носится, мерзнет, а я буду проводить больше времени с Настенькой.

    Но пора приниматься за дело. Когда он переступил порог кафе, то сразу заметил трех мужчин за столиком в углу. Хотя они делили один столик, каждый держался особняком, стараясь показать, что их встреча, не более чем случайность. Кеша немедля направился к ним и сел на свободный стул.

    - Наконец-то, Иннокентий! Я уже устал вас ждать! – нервно дернулся мужчина в сером костюме, сидящий слева.

    - Никаких имен, – тихо сказал Толмацкий и продолжил: – итак, господа, вы наверняка знаете, друг друга, и понимаете, что проблемы у вас одинаковые. Наша фирма сейчас занимается множеством проектов, и встречаться с каждым из вас по отдельности у меня попросту нет времени. Так что, перейдем сразу к делу. Вы не передумали?

    - Конечно, нет, – твердо ответил мужчина с черными усами, сидящий посередине. В нем чувствовалась настоящая мощь, он напоминал волевого военного. Остальные двое кивнули, подтверждая позицию усатого.

    - Замечательно! – Кеша положил перед ними три одинаковых договора, - Все четко, лаконично, и никакой точной информации. Объект передан, за объект заплачено, и прочие расплывчатые пункты.

    Третий мужчина протер очки. Из всех троих он выглядел наиболее серьезно.

    - Объект будет устранен?

    - Объект будет оценен, что с ним будет дальше - решат наши люди. Но могу вас заверить, объект исчезнет из вашей жизни навсегда.

    - Меня это устраивает, – кивнул мужчина, ставя подпись внизу договора.

    Двое других последовали его примеру.


    Глава первая, познавательно-ознакомительная.

    - Ой, что ж так мне плохо-то? – пробормотала Лариса, хватаясь за голову. Пьянка вчера удалась на ура, обмывали новый эротический роман, который она выпустила под своим псевдонимом Мара Аллен. Четвертая книга. Первые три все еще пользуются большим успехом у читателей, так что в таланте Ларисы никто не сомневался.

    Голова просто раскалывалась, перед глазами плыли круги всех цветов радуги. Девушка села на кровати, пытаясь сфокусироваться хоть на чем-то конкретном в комнате. Только вот комната была ей совсем не знакома. Голые стены, кое-где сыпется штукатурка. Из мебели только умывальник, зеркало, да кровать с тумбочкой.

    - Тааак… хреново…. Но ничего, будем решать проблемы по мере их появления, - Лариса кое-как добралась до раковины, и плеснула себе в лицо холодной водой.

    Лицо уставшее, но все на месте, даже родинка над верхней губой. В глазах та же искорка. Одежда на месте, а вот сумочка, телефон, ключи от машины– пропали. Рубцов на теле не наблюдалось, значит, если ее и похитил какой-нибудь маньяк, свое черное дело он сделать не успел. Пока. Светлые волосы растрепаны, помада смазана, все, как и должно быть после бурной вечеринки. Кроме окружающего “пейзажа”.

    Ее мысли прервал звук открывающейся двери. В комнату вошел мужчина лет тридцати пяти, с бородкой, которую уже слегка тронула седина. Одет он был в классические брюки, и длинный докторский халат. Он осмотрел Ларису с головы до пят, и вроде как остался доволен.

    Лариса тоже посмотрела на мужчину спокойным взглядом, хотя внутри скребли кошки, и было страшновато.

    - Очухалась? Ты извини, Соломона переклинило, и он слегка переборщил с дозировкой. Кроме того, ты тогда столько всего намешала в клубе…. Вот и получилась такая осечка, – сказал он. Голос у него был веселый и достаточно добрый. Пожалуй, именно благодаря его голосу, Лариса решила пока не впадать в панику. Хотя его спокойствие и дружелюбие сбивали с толку.

    - Соломона? – переспросила она, – Что вчера произошло? Кто вы? И где я?

    - О, прошу прощения за мои манеры. Меня зовут Марк Савельич, я заведующий этим отделением. У него есть какое-то длинное название, с кучей цифр, но мы называем его Кладовкой. Что же до вас, Ларочка, то вы тут уже неделю. И я могу вас поздравить – вы мертвы.

    Уделова моргнула, внимательно посмотрела на Марка Савельича и чуть склонила голову направо, как бы говоря – Да ну?!

    Мужчина рассмеялся.

    - Обожаю следить за первой реакцией, это так забавно. Мариночка начала визжать, Инга Карловна упала в обморок, а Соломон, в свое время, пытался меня задушить. Признаюсь честно, такую реакцию как у вас, я вижу впервые.

    - Я писательница, - пожала плечами Лариса, - я могу многое представить, и во многое поверить. Вы могли с тем же успехом сказать, что мы на космическом корабле.

    - И вы бы мне поверили?

    - Восприняла бы как интересную теорию. И потребовала бы доказательств.

    - Что ж, Ларисочка, я рад, что в вас не ошибся. Или вы предпочитаете Мара?

    - Лариса подойдет. Вы мне расскажите, что случилось?

    - И расскажу, и покажу. А пока – переоденьтесь в это. Мужчина протянул Ларисе сверток с одеждой, и поставил рядом с ней пару белых туфель на небольшом каблуке.

    - Вы не отвернетесь? – спросила девушка, начиная расстегивать пуговицы на блузке.

    Марк Савельевич покачал головой и снова усмехнулся.

    - Здесь не место стыду. Ты можешь быть вообще голой, мне будет приятно. Но я решил тебе выдать хоть что-то напоминающее униформу. Сонечка свою ненавидит, но ей я не разрешаю раздеваться совсем.

    - Почему? – спросила Лариса, отворачиваясь к стене и стягивая блузку. Надо выяснить, что здесь происходит, и как отсюда выбраться. Ей, безусловно, было страшновато, но работа писателя бросала ее и не в такие ситуации. Это сродни работы журналиста – нужно многое испытать на себе, чтобы потом выразить свои чувства и эмоции на бумаге. Будем играть по правилам, - решила Лариса.

    - Нимфоманка, – махнул рукой Марк Савельевич, – но об этом чуть позже, начну с главного. Нет, ты не мертва физически. Тебя как бы вычеркнули из жизни. Кое-кто просто заплатил, чтобы тебя не было. Он мог заплатить киллеру, но он выбрал нас. Мы не рассказываем клиентам, что случается с теми, кто исчезает. Мы просто находим другие методы использования так называемых мертвых душ. Некоторые достаточно умны, чтобы понять свое положение. Таких людей мы берем к себе на работу. Те же, кто сопротивляется, или представляет особый интерес для организации – становятся ресурсом. Мы немного корректируем их взгляды на мир, чтобы они смогли приносить нам пользу и прибыль. Клиенты довольны – человек им больше не мешает, и мы довольны – приобрели ценный кадр, или добросовестного работника.

    Лариса уже успела стянуть с себя верхнюю одежду, и принялась за нижнее белье. Марс Савельевич разглядывал ее без всякого стеснения, но как-то иначе, чем обычно смотрели на нее другие мужчины. Она поколебалась всего пару секунд, и сняла трусики.

    - Симпатичная тату, – кивнул мужчина на фиолетовое сердечко, расположенное на левой ягодице девушки.

    - На спор делала, еще в школе.

    Из одежды обнаружился только короткий медицинский халатик, едва прикрывающий попу, и притягивающий взгляд глубоким вырезом. Грудь у девушки хоть и была небольшая, но в такой униформе так и притягивала взгляд. Никакого намека на нижнее белье не было, только белые чулки, которые Лариса не спеша натянула на свои ножки.

    Наконец она надела туфли и выпрямилась.

    - Ну как?

    - Повернись-ка.

    Девушка крутанулась на месте, и ее халатик слегка задрался, обнажив ее ягодицы, а она не спешила прикрываться.

    - Замечательно, – кивнул доктор, – пойдем, я введу тебя в курс дела.

    Он вышел из комнаты в тускло освещенный коридор, и Лариса последовала за ним.

    - Наша фирма занимается почти всем – строительством, ресторанным бизнесом, промышленностью…. Нет такой области, где не светились наши люди. Но это только поверхность озера. Все самое интересное, происходит под водой. Всего тебе знать не нужно, поясню лишь главное. Если нам заказывают убрать девушку, мы забираем ее в специальную клинику, где ее обучают новому ремеслу. Хотя, для некоторых оно и не новое вовсе, – продолжал вещать Марк Савельевич.

    - Проституток делаете? – стараясь не выдавать свое любопытство, спросила девушка

    - Грубо говоря – да, - кивнул мужчина, – но это очень тонкий процесс, и многогранный. Мы делаем не просто проституток. Мы создаем идеальных женщин, которые могут удовлетворить любые сексуальные потребности мужчины. Мы занимаемся их обучением, и перевоспитанием.

    Интересно,- подумала про себя писательница. То есть, им заказывают убрать девушку, а они, вместо того, чтобы убить, похищают ее и делают проституткой? Не может быть, чтобы про это ничего не было известно. Какая-то информация должна была просочиться.

    Они прошли мимо внушительной двери, возле которой спорили двое мужчин. Один выглядел достаточно интеллигентно, в строгом костюме, и рыжими волосами. Он размахивал руками, пытаясь что-то донести до своего собеседника. Второй, был просто огромен, не меньше двух метров в высоту, широкие плечи, огромные ручищи, и коротко остриженные волосы. Он тоже носил классический костюм, сшитый явно на заказ. Мужчина был спокоен, и на все выкрики рыжего отвечал односложными фразами.

    Заметив заинтересованный взгляд Ларисы, Марк Савельевич остановился и кивнул на спорщиков.

    - Это Кеша и Соломон. Кеша у нас специалист по работе с клиентами. Он помог ребятам привезти тебя сюда. А громила рядом с ним - это Соломон, наша охрана, наш санитар и главный помощник. Он немного туговат на голову, но простые команды понимает. Мальчики – это Ларисочка, наша новая ассистентка.

    - Очень приятно! – улыбнулась девушка. Интересно, кто же упрятал меня сюда? Какой-нибудь завистник? Или чья-нибудь жена? Мужа у Ларисы не было, и детей тоже. Она вела достаточно свободный образ жизни, и ей не раз приходилось встречаться с женатыми мужчинами, чьи жены потом донимали ее звонками и угрозами. Надо будет об этом поразмыслить на досуге.

    Соломон при виде Ларисы в очень откровенном наряде расплылся в широкой улыбке.

    - Привеет! – протянул он

    Девушка помахала ему рукой, от чего бугай пришел в полный восторг.

    Кеша наоборот, не обратил на нее особого внимания. Он кивнул в ее сторону, и снова переключился на Соломона, пытаясь чего-то от него добиться.

    - Чего это он? – шёпотом спросила девушка

    - Расстроился парень, на нервах. На улице такой снегопад, просто ужас. Ничего не летает, и не ездит. А его дома девушка ждет. Вот он и психует – просит Соломона гараж откопать. Только бесполезно это все, там все в считаные секунды заметает!

    - Не положено! – пробасил огромный санитар.

    Кеша только махнул рукой. Прислонившись к дверному косяку, он достал пачку Винстона и закурил.

    - Это больница, у нас не курят, – как бы невзначай произнес Марк Савельич.

    - Ну да, больница, - кисло усмехнулся Толмацкий, – дурдом тут у вас.

    - Добро пожаловать! – хмыкнул главврач, и потащил Ларису дальше по коридору

    - Тут у нас обитает Маргарита Павловна, – Марк Савельевич кивнул на дверь кабинета, где красовалась табличка “Начальник отдела воспитательного процесса. Маргарита Павловна”

    - А почему без фамилии? – спросила девушка.

    - Не забывай, у нас все-таки не общеизвестная организация. Тут, между собой, мы спокойно можем называть друг друга настоящими именами. Но фамилии знать ни к чему. Лишняя информация, и ничего больше. А так – мало ли таких Маргарит. Имя как имя.

    Протянув руку к двери, он вдруг замер и прислушался. Лариса тоже услышала, как из кабинета доносится тяжелое дыхание и монотонные шлепки.

    - Может, зайдем попозже? – спросила она

    - Ну, зачем же, - усмехнулся Марк Савельевич, распахивая дверь, – здесь все свои, чего стыдиться. Девушка последовала за ним и вошла в кабинет. Там она увидела весьма интересную картину. В центре комнаты, опершись на письменный стол, стояла серьезного вида женщина в очках, с длинными черными волосами, завязанными в хвост. Ее белый халат валялся на полу, трусики спущены чуть ниже колен, все тело содрогалось от толчков, а на лице играла довольная улыбка. Сзади пристроился крепкий мужчина с густой черной бородой. Он тоже носил медицинскую униформу, и сейчас с поразительной спокойностью трахал Маргариту Павловну в зад, сжимая в руках ее ягодицы.

    На появление главврача парочка никак не отреагировала. Лариса смотрела на них, понимая, что ее это возбуждает. Обязательно напишу нечто подобное, про сексуальную жизнь обитателей какой-нибудь больницы. Это так заводит – пронеслось в голове писательницы.

    - Это у нас Маргарита Павловна, она руководит тренировками учениц. Конечно, когда они у нас бывают, а бывают редко. Твоя прямая начальница, – весело произнес Марк Савельич и тут же продолжил, – а сзади трудится Вано, наш второй санитар. Он немногословен, но дело свое знает. Помогает и на тренировках, и с доставкой. И женскому персоналу помогает сбросить напряжение.

    - Ух…ух…ух. ааа…. – пропыхтела Маргарита, крепко сжимая рукой край стола

    Вано заметно ускорился, и теперь сношал докторшу с какой-то звериной одержимостью.

    - Рядом со мной, Ларисочка, наша новая медсестра

    - Очень приятно познакомиться, – произнесла девушка, облизывая губы.

    - Ооо….да, блин! Дааа! – ответила ей Маргарита, вскрикивая. Она начала стучать ладонью по столу, вздрагивать все сильнее. Лицо Вано исказила гримаса, и он сжал Маргариту так, что она вскрикнула. После этого они замерли и несколько секунд стояли, как скульптура в музее эротики. Наконец Вано извлек свой член из брюнетки и молча натянул брюки. Он оглядел Ларису с ног до головы, и, кажется, остался доволен результатом. Он кивнул, давая понять, что знакомство состоялось, пожал руку Марку Савельичу и вышел из кабинета. Маргарита все еще стояла в той же позе, пытаясь прийти в себя. Из ее задницы медленно текла густая сперма, спускаясь по чулкам, как тихий ручеек. Колечко ануса сжималось и разжималось, как будто пытаясь занять более удобное положение. Лариса смаковала эти мгновения, не в силах отвести взгляд от растраханной дырочки. Одно дело - писать про секс, и другое - видеть все, да еще так близко.

    Маргарита приподнялась, и выпрямилась, кинув на посетителей спокойный взгляд. Без всякого намека на стыд, она широко расставила ноги, взяла со стола бумажную салфетку, и начала вытираться.

    Поймав заинтересованный взгляд писательницы, она спросила мелодичным голосом:

    - И как тебе у нас? Нравится?

    - Ну….я мало что успела увидеть, но мне уже нравится! – улыбнулась в ответ Лариса.

    Докторша рассмеялась, возвращая трусики на место и подбирая с пола халат.

    - Если захочешь расслабиться, попроси Вано, или Соломона. Для первого раза, конечно, лучше бородатого. У него хороший член, средних габаритов и он знает, как доставить удовольствие. У Соломона агрегат внушительный, и с ним вообще сложно по началу. Если надумаешь – спроси Соню, она от него балдеет, и уже просто затрахала. А он доверчивый, как ребенок, только рад ей помогать.

    - О….хорошо, я запомню! Спасибо! – замялась девушка и слегка покраснела. Так в открытую, она даже с подругами не разговаривала. Это было непривычно,… но приятно.

    Покинув кабинет Маргариты, они прошли мимо еще одного кабинета, вход в который украшала дверь, обитая кожей. Выглядело это странно, особенно для интерьера больницы.

    - Это вот, мое пристанище! – Марк Савельевич с нежностью погладил дверь, будто лаская любимую женщину – заходи по поводу и без! Всегда рад.

    - Да-да, обязательно! – кивнула Лариса, прекрасно понимаю, зачем ее зовут. Не на чай, ой не на чай!

    - Тут у нас столовая, тут комната наших мужиков. Ты туда лучше без повода не суйся. У них всегда бардак, – продолжал вещать главврач, указывая на все новые двери.

    Как бы не заблудиться тут, – подумала девушка. Больница оказалась больше, чем она ожидала.

    Следуя за Марком Савельевичем, она зашла в небольшую комнатку напротив столовой.

    В ней обнаружились два рабочих стола с компьютерами, большой картотечный шкаф и кожаный диван. Там же, они увидели молодую девушку с рыжими волосами, которая крутилась на стуле, насвистываю какую-то песню. Из одежды на ней были только белые чулки, такие же как на Ларисе. Вот халатик валялся на столе.

    - Сонечка! – нахмурился главврач – сколько раз я тебе говорил, не ходить голой! Это непрофессионально!

    - Ой! Марк Савельевич! – подпрыгнула девушка и сразу вцепилась в свой халатик. Попыток прикрыться она впрочем, не предпринимала.

    - Вот это и есть наша Сонечка. Девушка-феномен. Взяли ее на обучение, в главное отделение, в столице. Она за рекордные сроки научилось всему, что нужно. Энтузиазм прям бил через край. Начальство руки потирало – мол, попался самородок. Так что ты думаешь? Оказалась нимфоманкой, так клиентов укатала, что те жалобы присылали, что замучила их совсем. Раз, пять, десять – начальство переживать начало. Решили ее количеством успокоить, посылали одну отдуваться за группу девушек, к пяти-шести мужикам. Те потом даже ползать не сразу смогли. В итоге, списали ее к нам, в Кладовку. Она научилась себя немного сдерживать. Она нам помогает, мы ей, и все довольны.

    - А голой почему ходить нельзя? – спросила она, осторожно поглядывая на рыжую девушку.

    - Да был у нас случай… к нам делегат приезжал сверху. А она голая бродила. Он прям, возбудился весь, попросил уединиться с ней. Мы его, конечно, предупреждали,… лежал потом под капельницей неделю.

    Соня слушала все это, надувшись как сыч.

    - Вот зря вы так, Марк Савельич! Позовёте еще, отчет набросать, а я возьму, и не приду!

    - Ну, ладно-ладно, я ж любя! Вот, знакомься – Лариса! С этого дня – твоя напарница.

    - Ой, как здорово! – воскликнула Соня, соскакивая со стула и надевая свой халат, – очень приятно! Я давно хотел себе подружку! А то с Маргаритой Павловной особо не посплетничаешь.

    - Я тоже рада познакомиться! – вежливо ответила Лариса.

    - Вы тут немножко поболтайте, и через 15 минут жду всех в столовой, – главврач направился к двери, – надо решить, что делать с этими дамочками. Погода все бушует, а они у нас уже почти неделю стены глазами сверлят.

    Когда он вышел, девушки сели на кожаный диван.

    - Сонь, как давно я тут, ты не знаешь? – Лариса решила попробовать расспросить девушку. Рыжая медсестра, судя по всему, любила поболтать, что было очень на руку любопытной писательнице.

    - Шесть дней. Тебя в прошлый понедельник привезли, вместе с остальными. Только тебе дозу лишнюю вкатили, и ты почти неделю была в коматозном состоянии. Соломон все убивался, это он с дозировкой напортачил.

    - А что за остальные?

    - Две женщины. Их, как и тебя, везли в Москву. А тут такой снегопад и метель, что вас всех в ближайшее отделение повезли, то есть в наше. Тех двух будут готовить как девушек по вызову, а тебя Марк Савельич решил оставить у нас.

    - Интересно, почему?

    - Он сказала, что ты более….как там – широкомыслящая!

    - С широким кругозором?

    - Ну да, что-то такое. Он имел в виду, что ты быстрее других примешь ситуацию как факт, и согласишься работать у нас.

    - Не сказать, что у меня есть выбор, но уж лучше так, чем в проститутки.

    - А это ты зря! У нас, конечно, здорово, но мне очень нравилось работать с клиентами! Я обожаю секс!

    - Да я тоже его люблю, но это как-то не мое. Я писатель.

    - Ой! А что ты пишешь?

    - Эротические романы. Мара Аллен. Не слышала?

    - Нееет, – протянула Сонечка.

    - Давай я тебе сейчас в интернете покажу, – Лариса потянулась к компьютеру.

    - А нет у нас интернета!

    - Как нет? – удивилась Лариса

    - А вот так. Начальство запретило. Мы же больше не существуем для остального мира. Нас как бы вычеркнули, и компания подтерла все следы. Им не хочется, чтобы ты или я написали какую-то глупость в интернете и сорвали им бизнес.

    - Хм…а кто владеет этой компанией? Кто-то известный? – в девушке все больше разгоралось любопытство.

    - Никто не знает, – загадочно произнесла Сонечка, – его никто никогда не видел. Наши называют его – Мистер Икс.

    - Как интересно…. - пробормотала писательница.

    - Ой, нас же, наверное, все ждут! – воскликнула рыжая медсестра, – идем быстрее! Девушки поднялись с дивана и поспешили в столовую, где вот-вот должно было состояться совещание.

    И вот, все собрались в столовой, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Марк Савельевич, Сонечка, Лариса и Вано уселись за круглый стол, расположенный в центре этой небольшой комнаты. Соломон остался стоять у двери, с интересом рассматривая всех собравшихся. Кеша с хмурым видом уселся в старое кожаное кресло в углу, и занялся угрюмым созерцанием. Маргарита Васильевна тоже осталась стоять. Писательница заметила, как женщина иногда касается своего зада, и морщится. Кажется, Вано ее хорошо обработал, - мысленно усмехнулась девушка.

    - Итак, коллеги, у нас сложилась интересная ситуация. Так получилось, что в наше отделение попали три девушки, которых везли в Москву. Погода свирепствует, и просвета пока не предвидится. Самолеты не летают, на машине не выехать, даже на внедорожнике. А между тем, есть весьма крупный заказ на девушек, для Новогодней вечеринки. Клиенты очень состоятельные, с серьезными связями. Буквально пару дней назад они связались с нашим начальником, и запросили еще несколько дам, ввиду того, что гостей будет больше. Поэтому и были привлечены эти три дамы, которые сейчас гостят в нашей Кладовке. Я пока не пришел к какому-либо решению на этот счет, но уже определил их в палаты, провел разъяснительную беседу, и назначил стандартную процедуру внушения, и пару мелких процедур. Ларису, после некоторых раздумий, я решил определить к нам, как вторую медсестру, в пару к Сонечке, раз уж выпал такой редкий шанс пополнить штат сотрудников. Есть у вас какие-то мысли на этот счет?

    - Что говорит начальство? - спросила Маргарита Павловна, протирая очки.

    - Начальство молчит, а точнее, не связаться ни с кем. Похоже - технические неполадки.

    - Ой, значит мы сами по себе... - вздохнула Сонечка.

    - Ну раз указаний нет, тогда просто ждем, - пожала плечами Маргарита.

    - А заказ? - подала голос Лариса.

    - А что заказ? Мы последние в цепи, нам ничего такого не поручают. Это работа для специалистов из столицы, - фыркнула брюнетка.

    - Ну так и не поручат, с таким настроем, - буркнул из кресла Кеша.

    - А и правда! - воскликнула Сонечка, - давайте их сами обучим! Тогда нас похвалят! Может даже премию дадут!

    - Премия - это хорошо, - улыбнулся Соломон.

    - Ты ее всю на конфеты спустишь, - ответила Маргарита.

    - Ага! - счастливый кивок в ответ.

    - Так что будем делать? - спросила писательница. Ее переполняло любопытство. Она уже давно не собирала материал для книги сама, и понимала, что наткнулась на уникальную возможность. Сбежать пока в любом случае не удастся, так что остается лишь выжать из ситуации максимум полезного для себя.

    - Не хватает вам чуткого руководства, спорите, да сомневаетесь, - Кеша поднялся из кресла, и потянулся, - где у вас вздремнуть можно? Умотался я сегодня. И розетка нужна, телефон зарядить. Вдруг Марина позвонит.

    - Палата 12 свободна, там чистое белье. Розетка рядом с кроватью, автомат с кофе рядом, в холле, - защебетала Сонечка, выгибаясь на стуле, демонстрируя свое почти не прикрытое тело.

    Кеша покраснел, выдавил сдавленное «спасибо» и выскочил из столовой.

    - Ты зачем соблазняешь мальчика? - пожурила ее Маргарита, - у него девушка есть!

    - Девушка там, а мы тут. Можно подумать, вы его завалить не хотите, Маргарита Павловна!

    - Ммм, не исключаю такого развития событий, - задумчиво ответила женщина.

    - Так, а ну как тихо! - Марк Савельевич повысил голос, - я все-таки главврач! И я решил - мы сами займемся обучением! Это наш шанс доказать, что наше отделение ничуть не хуже столичного.

    - Рискованно, Марк Савельевич, - покачала головой Маргарита.

    Вано, до этого не показывающий никакой заинтересованности в происходящем, согласно кивнул.

    - Конечно, рискованно! Но это шанс, который может, выпадает раз в жизни! Шанс доказать, что и мы способны работать наравне с остальными! И мы его не упустим! – восторженно жестикулируя руками, заявил Марк Савельевич.

    - Ура! – воскликнула Соня, и вскочила со своего места, в очередной раз, демонстрируя всем свои прелести. Мужчины, как и раньше – даже бровью не повели. Похоже, для них это дело привычное, – решила Лариса.

    Марк Савельич тоже поднялся со своего места.

    - Отлично, значит решено! Риточка, в таком случае ты составишь программу и график тренировок, для наших учениц. Соня – ты будешь проверять их состояние, и проводить сеансы внушения. Вано, Соломон, вы переходите в подчинение Маргариты Павловны и Сонечки. Будете помогать им с тренировками.

    - А я? – поинтересовалась писательница

    - Ты, Ларисочка, завтра начнешь с изучения карточек наших учениц, и будешь вести за ними наблюдения с сестринского поста. Само собой, ты можешь помогать остальным по мере сил. Всем работать! У нас много дел.

    Марк Савельевич направился к двери, и уже на пороге обернулся.

    - Сонечка, зайди ко мне в кабинет, поможешь мне с одним отчетом.

    Девушка хихикнула в ответ, и тоже не спеша двинулась на выход, подмигнув Ларисе. Когда та через несколько минут проходила мимо кабинета главврача, составление отчета было в самом разгаре, и на весь коридор были слышны стоны довольной Сонечки.



    Глава вторая. Наблюдательно возбудительная.

    Когда Лариса проснулась, за окном было темно. Невозможно было понять, день сейчас или ночь. Все обитатели Кладовки жили по каким-то своим, внутренним часам. Лариса встала с постели, накинула халатик, натянула чулки, и пошла выполнять свои новые обязанности. Сегодня в ее задачу входило изучение личного дела одной из подопечных больницы, и вести за ней наблюдение с поста медсестры. Идеальный повод, чтобы узнать побольше новой информации о том, что здесь происходит. На посту никого не было. Девушка плюхнулась на свободный стул, щёлкнув пальцем по клавиатуре. Монитор ожил, и на экране появилось несколько изображений одной комнаты. Она была небольшая, примерно тех же размеров, что и комнатка самой Ларисы. Кровать, стол, стул, умывальник, и туалетный уголок, закрытый от камер несколькими перегородками. Кроме камер, там были также небольшие громкоговорители, и несколько больших, плоских экранов на стенах. На кровати лежала обнаженная женщина. Она улеглась на живот, раскинув руки, и зарывшись носом в подушку. На вид ей было около сорока, стройное, подтянутое тело, короткие черные волосы. А она хорошо следит за собой, – вздохнула Лариса с легким оттенком зависти. Сама девушка три дня в неделю бегала в спортзал, и все равно не добилась таких результатов.

    У камер была функция зума, и Лариса смогла взглянуть на свою подопечную поближе. Ее внимание привлекли две вещи. Первая – небольшая татуировка в виде танка зеленого цвета, на правой лопатке. Странный выбор рисунка для женщины. Может быть она военная? Второй любопытной деталью была анальная пробка, которая виднелась в заднем проходе спящей женщины. О, а это интересно! Лариса взяла со стола папку, и с интересом углубилась в чтение.

    Регина Карловна Макарова, 42 года, замужем за генералом Макаровым Г.В. Место работы – в/ч № 44. Аналитик. Легенда для работы – перевод на другое место. Засекречено. Дата поступления в Кладовку – 11.12.2015.

    Заказчик – Макаров Г.В. Причина – действия распутного характера, постоянная интимная связь с тремя солдатами в/ч № 44. (из тех, про кого известно). С мужем холодна в постели, разрешает только классику в нескольких позах один раз в неделю. Пожелания – секс-услуги, максимальный режим.

    Физическое состояние – отличное, полностью здорова. Оральный секс – да, опыт средний. Вагинальный – да, опыт большой, требуется только совершенствование и разнообразие техник. Анальный секс – нет. ПРИОРИТЕТ. Возбуждается от мысли, но следов контакта не обнаружено.

    Цель – эскорт-услуги по специальности – анальный секс, групповой секс, оргии. Окончание обучения не позднее 30.12.2015.

    Ого, какая интересная дама! – подумала писательница, снова взглянув на спящую женщину. Что тут еще в документах? Ага, перечень проведенных процедур и план на сегодня.

    Проведенные процедуры и методы обучения. Первый день – разъяснительная беседа, знакомство с персоналом кладовки. Запрещено носить одежду. Контакт с мужской частью персонала ограничен до достижения нужного эффекта. Каждый день с Региной Карловной ведутся беседы на сексуальные темы сотрудниками: Соня (фамилия отсутствует в файле), Маргарита Викторовна (фамилия отсутствует). Воспроизведение порнофильмов на тематику анального секса, 2-7 часов в день, по возрастающей. Сеансы голосового гипноза на тему анального секса, производятся каждый день, перечисленными выше сотрудниками. Регина Карловна пытается оказывать сопротивление, но с каждым днем, всё лучше реагирует на процесс обучения. Замечены неоднократные случаи сильного возбуждения от фильмов и звукового гипноза. Частые качания в области ануса пальцами. После прохождения первого этапа, в анальный проход ученицы начинают вводить анальную пробку, на постоянной основе, извлекаемую только для гигиенических процедур. Размеры пробки увеличиваются каждые два дня. Ученица испытывает смесь возбуждения и стыда. Первый анальный секс назначен на 24.12.2015. Ответственный персонал: Соня, Вано.

    Девушка свернула изображение с камеры, и взглянула на рабочий стол. Это сегодня! Становится все интереснее!

    До назначенного времени девушка занималась исследованием недр компьютера и рабочего стола. В компьютере, к ее сожалению, полезного было мало. Большая часть информации сразу отсылалась на защищенный сервер, а то, что-то оставалось, было зашифровано. Лариса мало разбиралась в технике, поэтому компьютерный поиск пришлось прекратить. Находки в столе не несли особой важности, но были занимательными. Два верхних ящика были забиты разнообразными секс-игрушками и флаконами со смазкой. Наверное, ее коллега Сонечка немало времени проводит тут, наблюдаю за пациентами и ублажая себя.

    Девушка усмехнулась и вернулась к наблюдению за Региной. Через пару минут в комнату к жене генерала зашли Соня и один из санитаров, Вано. Медсестра держала в руках небольшой чемоданчик. Ее халатик был бесстыдно распахнут, выставляя на всеобщее обозрение ее юное тело. Она посмотрела в объектив одной из камер и подмигнула Ларисе. Писательница улыбнулась: похоже, сейчас для нее устроят небольшое шоу.

    Вано закрыл дверь, и прислонился к ней, всем своим видом демонстрируя скуку и безразличие.

    Соня неспешно приблизилась к спящей женщине и положила руку на ее ягодицу. Регина что-то пробормотала во сне. Тогда Соня хмыкнула и шлепнула ее по попе ладошкой. Женщина вздрогнула и проснулась. Она села на кровати, и поморщилась, то ли от недовольства, что ее разбудили, то ли от пробки, оккупировавшей ее задний проход.

    - Доброе утро, Регина, как ты себя сегодня чувствуешь? – спросила ее Соня, достав из чемоданчика блокнот и делая какие-то заметки.

    - Нормально, – ответила женщина глубоким, грудным голосом.

    - Жалоб по здоровью нет?

    - Есть дискомфорт… в попе, – Регина слегка покраснела, когда говорила это.

    - Это нормально! – махнула рукой медсестричка и широко улыбнулась, – твоя попа еще учится, и сегодня у нее будет небольшой экзамен. Встань на колени, вот тут, – она похлопала центру кровати.

    Ученица помедлила пару секунд, но затем все же послушалась. Соня залезла на кровать, и села у подрагивающих от волнения ягодиц своей ученицы.

    - Ноги пошире… умничка. Сейчас расслабь свою попку и немножко потужься.

    Пальцы Сонечки оказываются поверх пробки, и она легонько тянет пробочку на себя. Женщина на кровати стонет, и мелко дрожит. Пробка покидает ее зад с негромким хлюпающим звуком. Лариса с удивлением обнаружила, что все это ее порядком заводит. Хорошее качество изображения, и мощная звуковая аппаратура позволяет насладиться зрелищем с нескольких ракурсов, и создает эффект, будто писательница и правда там, в этой комнате. Медсестра удовлетворенно хмыкнула, и положила пробку на столик, рядом с кроватью. Она несколько секунда сидела, и любовалась открывшимся перед ней зрелищем. Попка Регины напоминала раскрывшийся цветок. Она немножко покраснела, и дырочка не закрывалась, после долгого знакомства с пробкой.

    Бывшая жена генерала испытывала сейчас целую бурю эмоций. Ее спокойная и размеренная жизнь кончилась неделю назад, как по взмаху волшебной палочки. Ее похитили, привезли сюда, и держат, как будто в плену. Хуже всего, что это разрешил ее муж. Секс Регина Карловна любила, и даже очень. А вот от собственных фантазий, об анальном сексе, она мигом покрывалась румянцем. Желание было, да еще какое, но она выросла в весьма консервативном обществе, где даже мысль о подобном считалась неприемлемой. Так ее попка и осталась девственной, хотя солдатики просили ее, и уговаривали. А теперь, все вокруг напоминает ей об анальном сексе, порнофильмы целыми днями, различные разговоры персонала. И голос из динамиков все время твердит – ты развратная шлюха, ты жаждешь, чтобы толстый член вошел в твою задницу. Ты хочешь трахаться в попку, каждый день, каждый час, каждую минуту. Твоя задница просто создана для секса.

    Сначала она сопротивлялась, отгоняла все эти мысли. Ей было больно и очень неприятно, когда ей начали вставлять пробку. Но вскоре, ей понравилось ощущение наполненности, когда в ответ на каждое движение ее попка приятно зудела от продолговатого предмета внутри. И вот сейчас, когда втулка, наконец, вышла из нее, на смену зуду пришли холод, и пустота. А все остальное тело просто горело от возбуждения. Эта смесь стыда и удовольствия просто сводили ее с ума.

    От мыслей ее отвлекли шаги. Мужчина приблизился, и Соня сказала ему что-то на ухо, а затем слезла с кровати. Санитар действовал быстро и четко, как будто на автомате. Снял халат, спустил брюки и залез на кровать позади Регины. От прикосновения его мужских, крепких рук, она вздрогнула, и тело покрылось мурашками. Еще ни один мужчина не видел ее в таком положении, с раскрытой задницей, ждущей непонятно чего. Хотя все очевидно. Вано не церемонился. Щедро капнул смазки прямо в раскрытую дырочку, и чувство холода снова захлестнуло женщину. Через секунду чувство пустоты исчезло, и в ее попку ворвался горячий член. Входит сразу, на всю длину, не давая ей опомниться. От неожиданности она кричит, и ее крик переходит в стон. Ей больно, и эта тупая боль волной проносится по всему телу и задерживается в вагине, которая уже изнывает от похоти и желания. Где внутри, за этой болью, накатывает другая, более сильная волна.

    Меня трахают….здоровенный, волосатый мужчина…. засаживает свой член мне в попку, – проносится обрывочная мысль в ее голове. И, похоже, именно этого, ей и не хватало. Осознания этого факта. Она вздрагивает всем телом. Волна накрывает ее, колечко ануса пульсирует и сдавливает член мужчины. Регина громко стонет, и кончает, забывая про весь мир вокруг. Ее ноги перестают слушаться, и она падает на живот, увлекая за собой Вано. Член в ее попе замирает, и волна медленно начинает отступать.

    Возбуждение отхлынуло и вернулось чувство стыда. Она тяжело дышит. Неожиданно для нее, санитар не прекращает своего занятия. Теперь, он навалился на нее, сжав ее тело в своих руках, и начал практически вколачивать свой член в ее истерзанную дырку. Регина начинает кричать и пытается вырваться. Но он сильнее, он как кобель, берущий сзади свою сучку, он просто следует инстинктам. Не заботясь о ее чувствах и удовольствии. В таком положении, ее попка еще сильнее сжимается, отчего болезненные ощущения становятся сильнее. Мужчина лишь увеличивает темп, с хрипом и уханьем делая свою работу.

    - Ну что, сучка, тебе нравится, когда твою податливую задницу трахает настоящий член? – спросила Соня, склоняясь над женщиной.

    Эти слова вновь разожгли порочный огонь внутри женщины, и к боли снова добавилась та искра, то удовольствие и возбуждение, которые она испытывала несколько минут назад. Волна опять зарождается где-то в глубине ее тела, и захватывает все быстрее. Регина снова громко стонет. И еще, и еще. Раз за разом она кончает, а неутомимый санитар безжалостно истязает ее попку. И снова тупая боль, а потом всплеск удовольствия. И вот, когда она уже не в силах даже стонать, напряжение в ее анусе возрастает, и она чувствует, как внутри взрывается маленький вулкан, который заполняет ее попу горячей жидкостью.

    Кончает Вано долго, очень долго, давно ему уже не давали трахать такую сладкую, узкую, зрелую девственную задницу. Сперма выплескивается из узкой дырочки, заливая упругие ягодицы новоиспеченной шлюхи и стекая по ее ногам...

    Мужчина быстрым движением вынимает член из ее задницы, одевается и идет к двери. Соня берет его за рукав, и говорит громко, так, чтобы слышала Регина.

    - Начиная с завтрашнего дня, приходи к ней три раза в день, на анальные процедуры. Надо трахать ее в попку каждый день, чтобы она была готова к Новогодней Вечеринке. Клиентов будет много, и все захотят опробовать ее сочную попу.

    Регина балансирует на краю сна, от усталости и напряжения последних дней. Ее попка не закрывается, и все еще выпускает из себя тонкие струйки спермы. Веки тяжелеют, а на лице блуждает довольная улыбка…последняя мысль промелькнула в ее голове, повторяя слова медсестры – в попку, каждый день.

    Лариса сама не знала, что на нее нашло. Она дрожащими пальцами расстегнула халатик и раздвинула ноги. Ее рука сама потянулась вниз, и стала теребить клитор. Она, тяжело дыша, перемотала видео на момент, где Регина извивается в сладких анальных муках. Мысли стали путаться, и контроль над телом захватило дикое возбуждение. Ах, как хорошо, что на мне нет белья. Одна единственная полоска ткани могла воспрепятствовать ее развратной мысли, вернуть ее на землю. Но ее не было, и девушка ласкала себя, раз за разом наблюдая, как толстый, пульсирующий член проникает глубоко в узкую дырку. Напряжение внутри все нарастало, и Лариса кончила с громким стоном. Ее тело сотряс мощный оргазм, и девушка откинулась на стуле, пытаясь отдышаться.

    Немного позднее, когда ее мысли вернулись в привычное русло, она задумалась. Это место имеет какую-то особенную магию. Если еще вчера, ей, писательнице эротических рассказов было стыдно мастурбировать, наблюдая за персоналом клинике, то сегодня какая-то стена внутри нее рухнула, выпустив наружу новые желания и эмоции. Пожалуй, я не буду торопиться, и хорошенько здесь все изучу. Может недельку, может подольше. Все равно возвращаться мне некуда – думала девушка, идя по коридору. Халатик так и остался распахнутым, и ей даже не пришло в голову его застегнуть.


    Глава 3. Принимательная и стеноломательная.

    Новый Год неумолимо приближался. Похоже, он и правда будет новым, подумала Лариса, отпивая горячий кофе из кружки. С каждым днем в ней крепло чувство, что ее жизнь просто совершила очередной поворот, и то, что она оказалась здесь, просто новый этап ее жизни. Она уже успела подружиться со всеми обитателями больницы. Сонечка была весёлой, неунывающей девушкой, с которой Лариса могла часами обсуждать телесериалы, женские романы и мужчин. Секс тоже занимал не последнее место в их разговорах, как впрочем, и в разговорах с остальными. Маргарита Павловна, несмотря на свой строгий вид, оказалась вполне неплохой теткой. Она давала Ларисе множество полезных советов по уходу за ученицами, и любила рассказывать истории о своих сексуальных похождениях за пределами больницы. В отличие от других женщин, она могла покидать эти стены, когда ей заблагорассудится. Ее из жизни никто не вычёркивал – она просто занималась любимым делом. Марк Савельевич был мудрым и добрым начальником, и хотя он абсолютно безвкусно одевался, он все-таки разбирался во многих вещах, и охотно делился своим опытом со всеми желающими. Соломон был как младший брат для всех. Он любил сладкое, смотреть телевизор, и помогать всем в меру своих возможностей. Сонечка часто уединялась с ним на посту, и пару раз у Ларисы был шанс оценить размеры его достоинства, которым так восхищалась ее подруга. И там было чем похвастаться. Сама же Лариса, не смотря на то, что уже каждый день мастурбировала на записи обучения, к себе никого не подпускала. Последняя стена все еще стояла в ее сознании, хоть и была большей частью изрезана глубокими трещинами. С Кешей ей, правда, сблизиться не удалось. Толмацкий переживал изоляцию хуже всех, все время бурчал и был злой как черт. Его дражайшая Мариночка не отвечала на звонки, и Кеша терял терпение. Его хоть можно было понять, а вот Вано, главный сексуальный тренер девушек, оставался настоящей загадкой. Он не произнес ни слова, с тех пор как Лариса была здесь, хотя Соня и утверждала, что разговаривать он умеет, но не любит. Вано не спорил, не юлил и не отлынивал от работы. Он делал все, о чем его просили, а после топал в свой угол мужской берлоги и зачитывался Рексом Стаутом.

    Подготовка к вечеринке была уже в завершающей фазе. Обе девушки за время пребывания в Кладовке кардинально изменились. Некогда гордая и закрытая Регина стала настоящей распутницей. Кроме того, все эти нововведения в ее сексуальную жизнь раскрыли ее и как человека. Она все больше открывалась Сонечке и Ларисе, рассказывая все новые подробности своей жизни, мысли и желания. Она призналась, что всегда ощущала на себе моральное давление, то от семьи, то от мужа. Ей навязывали какие-то нормы поведения, фактически лишая свободы воли. И вот, попав сюда, она, наконец, ощутила себя свободной. Регина с нетерпением ждала Новогодней Вечеринки, чтобы получить возможность проявить себя, да и как следует расслабиться.

    С Мариной, ученицей номер два, вышло до смешного легко. Эту слегка полноватую дамочку позвали сниматься в фильм средних масштабов. Картина хитом не стала, но деньги вполне отбила, получила неплохие отзывы, и Мариночка загордилась. Задрала нос, и стала ждать предложений от именитых режиссёров. И не дождалась, само собой. Ворча и препираясь, она пошла сниматься в еще один твердый середнячок, где у ее героини была прописана эротическая сцена. Тут-то и случился конфликт. Раздеваться она категорически отказывалась, кидалась в оператора и актеров всем, чем попадется под руку, успела переругаться даже с уборщицей. Режиссёр терпел все это две недели. Сцена повисла, процесс стоял на месте. И вот, в один вечер, напившись в баре, он наткнулся на Кешу, который тоже заливал там печаль после очередного скандала своей зазнобы. Режиссёр вышел из бара вполне довольный, хоть и с полегчавшим кошельком. Слегка поддатый Кеша с удивлением рассматривал в договоре раздел предложения и пожелания, где красовались крупные буквы “ Пусть эту блядь там выебут по полной, задолбала!” Крик души, ничего не скажешь.

    Попав в Кладовку, Мариночка тоже было попробовала изобразить из себя диву. Но когда к ней заглянул любопытный Соломон, познакомиться с новой обитательницей больницы, девчонка малость прифигела. Подоспевший Марк Савельевич успокоил девушку и прояснил ситуацию. Спорить неудавшаяся актриса не стала, но и принимать все как есть, тоже не торопилась. Тут как всегда влезла Сонечка, и ситуация пошла в гору. Рыжая хитрюга расписала Мариночке все прелести подобной жизни, намекнула на различных влиятельных людей, которых она может повстречать благодаря новой работе. А еще, как бы невзначай тыкнула в камеры, установленные в палате, выпалив, что Мариночка может стать настоящей звездой фильмов для взрослых. Та слушала ее, открыв рот. Когда Сончека закончила вещать про все виды сексуального удовольствия, которые тут можно получить, у Мариночки текли не только слюнки. С первого же дня она охотно училась всему новому, особенно радуясь, когда Сонечка приводила к ней в палату Вано.

    В один из дней, когда до заветного 31го оставалось чуть больше суток, Лариса занималась уже привычным делом – разбиралась с документами, просматривала записи камер, и делала заметки в тетради для своего будущего романа. Она больше не пыталась выяснить что-то изобличающее эту организацию, скорее наоборот. Она вдохновлялась всем происходящим в этих стенах, и была вполне довольна нынешним положением дел. Она показала свои заметки Марку Савельевичу, и получила полный карт-бланш, при условии, что все имена будут изменены. Он даже пообещал передать ее рукопись, куда следует, дабы она увидела свет. Надо будет еще придумать новый псевдоним, – подумала Лариса, покусывая кончик ручки. Мары Аллен больше нет. Краем глаза, она поглядывала на монитор. Регина уже получила свою дозу вечернего секса, и развалилась на кровати с довольной ухмылкой. Значит, на очереди была Мариночка. В этот раз, Соня обещала что-то особенное, настоящее веселье, и писательница в предвкушении ждала этого. Но чтение документов и монотонное жужжание компьютера сделало свое дело, и девушка провалилась в сон.

    Когда Лариса открыла глаза, на экране все было в самом разгаре. Вано удобно устроился на диване. Марина постанывала от удовольствия, размеренно поднимаясь и снова опускаясь на его член. Она выгибала спинку, украдкой кидая взгляды на камеру в углу. Сонечка скинула халатик, и залезла на диван с ногами. Она начала гладить Марину, водить рукой по ее волосам. Переместившись поближе, она поцеловала девушку в губы, и та, чуть помедлив, ответила на поцелуй, переместив правую руку с плеча Вано на ягодицы Сони. Той это очень понравилось. Вано тоже не терял время, и начала рукой теребить клитор медсестрички, чем привел ее в неописуемый восторг. Его член сновал во влагалище актрисы с пошлым хлюпающим звуком. Мысль о том, что ее трахают и снимают на камеру, невероятно возбуждала Марину, и она чувствовала себя настоящей порнозвездой. Ларису тоже очень завело это зрелище, и она, не стесняясь, ласкала себя, уставившись на экран.

    - Практически работа мечты, не так ли? – раздался позади нее насмешливый голос.

    Марк Савельевич стоял позади нее и улыбался. Он медленно подошел к столу, и взглянул на экран.

    - О, а девушки там не теряют времени зря!

    Лариса на секунду замерла, но тут же снова начала теребить клитор, ничуть не стесняясь главврача. Вдруг она заметила, что его брюки сильно оттопырились.Девушка переводила взгляд с монитора на брюки и обратно, не зная, что ей предпринять, как вдруг - бам! Последняя стена в ее сознании окончательно растрескалась и развалилась на мелкие кусочки. Писательница молча расстегнула ширинку на брюках мужчины, и освободила рвущегося на свободу узника. Главврач выдохнул, и провел рукой по ее волосам, давая сигнал к действию.

    Девушка принялась лизать головку члена, чувствуя во рту сладковатый вкус смазки. Она взяла его в рот, заскользила губами по стволу, пальцами перебирая яйца мужчины. Марк Савельевич застонал и оперся рукой о стол. Немного усилий, и Ларисе удалось побороть себя. Член мужчины уперся ей в горло, и проскользнул дальше, войдя целиком в рот девушки. Писательница, уже войдя во вкус, заглатывала член с громким причмокиванием. Она почти выпускала его, и снова брала в рот, стремясь проглотить целиком все быстрее и быстрее, с каждым разом.

    На экране Марина тоже была в ударе. Она скакала на члене с довольной улыбкой, сжимая одной рукой плечо Вано, а другой лаская Сонечку. Медсестричка уже успела кончить от пальцев мужчины, но ее задор от этого только разгорелся.

    В комнате появился Соломон, уже полностью обнаженный, и довольный как слон. Он получил все необходимые инструкции он Маргариты Павловны и знал, что нужно делать. Марина испуганно пискнула, увидев его огромный, возбужденный член. К ее счастью, санитар был нацелен не на нее. Он приблизился к Соне, и провел рукой по ее горячему телу. Ты выгнула спину от удовольствия, кивнула на стоящую рядом с диваном баночку со смазкой, и встала раком, упершись руками в спинку дивана. Мужчина подошел к ней, и привычным движением слегка раздвинув ягодицы девушки, добрался до колечка ануса. Вылив на свою лапищу побольше смазки, он начал тщательно готовить зад партнерши к своей дубинке. Когда он решительным движением протолкнул внутрь головку члена, Соня громко ойкнула. Она каждый раз удивлялась его размеру, хотя уже не первый год весело проводила время с огромным санитаром. Не переставая улыбаться, Соломон начал натягивать девушку на свой член, медленно, сантиметр за сантиметром, пока, наконец, не уперся лобком в ее попу. Сонечка на секунду даже забыла, как дышать и Соломон вежливо дал ей время привыкнуть к этим необычным ощущениям.

    В этот момент, Марина громко застонала, и всем телом прижалась к Вано. Ее сотряс мощнейший оргазм, но она и не думала заканчивать веселье так быстро. Тяжело дыша, она снова начала скользить на члене санитара, намереваясь вновь набрать привычный темп. Вано жестом велел ей притормозить, и слезть с дивана. Девушка нехотя повиновалась, и была удивлена, когда сильные мужские руки поставили ее раком рядом с попискивающей Сонечкой. Бывшая актриса вознамерилась что-то сказать, когда ее задний проход испытал сначала леденящую прохладу смазки, а потом резкую, обжигающую и тупую боль от ворвавшегося туда члена.

    - Ой! Ой-йо-йо-йо-йооой! – завизжала она, стуча кулачками по дивану.

    Наблюдая за этим зрелищем, Марк Савельич погладил Ларису по волосам, и жестом попросил остановиться. Они поменялись местами, и теперь главврач восседал на стуле. Девушка тоже кинула взгляд на монитор и быстро догадалась, чего желает ее партнер. Она достала из ящика стола маленький тюбик, и капнула густой жидкостью на возбужденно торчащий член. Лариса растерла смазку по головке и стволу, капнула на пальчики еще немного, и нанесла несколько капель на колечко ануса. Она начала медленно опускаться на член мужчины, обхватив ее за шею. Ее попка растягивалась, принимая в себе член, и по телу девушки разливалось тепло. Ей было хорошо. Наконец-то она была счастлива. Она стала не спеша двигаться, слегка приподнимаясь и снова насаживаясь тугим отверстием на член, с диким возбуждением наблюдая, как на экране, двух девушек так же сладко анально сношают.

    Сонечка достаточно быстро привыкла к здоровенному члену внутри себя, и уже сама подавалась назад, прикусив губу от удовольствия. Рядом визжала Мариночка. Ей было уже не так больно, но она активно играла на публику, считая, что именно так и должна вести себя молодая девушка, когда ее грубо имею в зад. Член Вано был не таким уж большим, и острую боль вскоре сменило удовольствие. В отличие от Регины, неудавшаяся актриса часто баловалась анальным сексом, и испугалась поначалу только из-за того, что не имела подобного такого опыта уже пару недель, и не ожидала такой прыти от молчаливого санитара. Соня, сладко извиваясь, снова задрожала всем телом, и кончила, уткнувшись носом в кожаную спинку дивана. Соломон, уже зная ее вкусы и привычки, не стал останавливаться, и продолжил ритмично двигаться внутри медсестры. Когда девушка немного пришла в себя, она обратила внимание на “талантливую игру” своей подруги по сексу, и решила сделать вечер еще интереснее. Пока Мариночка закрывала глаза от удовольствия, и громко вскрикивала, рыжая медсестра успела тихо позвать Соломона, и через него, передать свою мысль Вано. Тот согласно кивнул, и сбавил темп. Мариночка снова надулась, когда ее заставили вернуться в прежнюю позицию, и снова опуститься вагиной на член санитара. Ей нравилось ощущать член в своей попке, и такая резкая смена поз не пошла на пользу ее настроению. Но она смирилась с этим, продолжила блистать своими актерскими способностями. Притворяться ей долго не пришлось. Она слишком поздно заметила, что Соня и Соломон пропали из поля зрения. Пропустила момент, когда Вано положил обе руки ей на спину и крепко прижал к себе. Не сразу поняла, что, руки, оказавшиеся на ее ягодицах – мужские. И когда член Соломона начал входить в ее попку, она перестала играть, и завизжала искренне, по-настоящему. Сонечка хихикнула, уселась рядом на диван, и принялась ласкать себя пальчиками, с наслаждением наблюдая, как молодая девушка оказалась зажата между мощными телами, и два члена, как поршни двигаются в ее дырочках.

    В этот самый момент, Лариса почувствовала, как все ее тело накрывает теплая волна, и начала двигаться еще быстрее.

    - Еще…еще….хочу….ммм…дааа, – шептала она.

    Марк Савельевич тяжело дышал - он тоже был на пределе. Когда, наконец, девушка дернулась, крепко сжала его плечо, он не выдержал. Его член напрягся, и тут же расслабился, выпуская в попку Ларисы порцию спермы. А затем еще, и еще.
    - Ой…..да….- счастливо улыбалась писательница, обнимая мужчину, – мне так хорошо…



    Эпилог.

    Когда в отель Санрайз звонят, и снимают весь этаж с пентхаузом на Новогоднюю ночь – никто из персонала не удивляется. У них такое бывает каждый год. Какой-нибудь богатый клиент желает с комфортом расслабиться, и не хочет, чтобы ему мешали другие постояльцы. Но в этот раз им позвонил молодой человек, и сделал предложение, от которого даже владелец отеля удивился настолько, что выронил из-за рта кубинскую сигару. Для роскошной вечеринки сняли весь отель, с баром, рестораном, закрытым бассейном и всеми номерами. Почти всех служащих распустили по домам, оставив только несколько носильщиков, и поварят на кухне. У людей такого уровня везде свои люди. Всех носильщиков заставили подписать договор о неразглашении, потому как гости, прибывшие в отель, были птицами самого высокого полета. А дамы, которых привезли в роскошном лимузине, могли одним взглядом растопить десяток айсбергов.

    Марк Савельич вошел в банкетный зал и присвистнул. Он бывал на разных вечеринках, но такой размах видел в первый раз. В голове невольно возник образ роскошных пиров на виллах в Древнем Риме. Здесь царила похожая атмосфера. Вон двое мужчин ведут спор о политике. Рядом с ними целуются две девушки в вечерних платьях. На большом диване в углу сразу три девушки ублажают своих кавалеров всеми известными их способами. Кто-то решил уединиться в номерах, другие, без капли стеснения, занимаются сексом посреди зала, в бассейне, на диванах, стоя или просто на полу. Главврач улыбнулся, заметив Регину, с улыбкой принимающую в попку член какого-то олигарха. На другом конце зала сразу трое мужчин трудились на Сонечкой, сменившей свой привычный халатик на форму школьницы. Марк Савельич, конечно, попросил ее не переусердствовать, но ему все равно было жалко тех ребят. Марина, вместе с еще несколькими девушками, стояла на коленях у входа в зал и делала, минет любому желающему. Мужчина усмехнулся, глядя на всю эту картину, и двинулся по направлению к барной стойке. У него было очень хорошее настроение, и ему захотелось выпить кружку пива. Вчера вечером ему наконец удалось связаться с Москвой, где его соединили с заместителем главы компании, Сергеем Павловичем. Тот спокойно выслушал отчет о событиях последних недель и похвалил весь персонал Кладовки за проявленную инициативу. Он пообещал передать все владельцу компании и перезвонить. Всеобщей радости не было предела, когда спустя пару часов им позвонила личный секретарь Мистера Икс, и сообщила:

    - Он очень благодарен за проделанную вами работу. Вы оказались в непростом положении, и нашли лучший выход из него. Мы пришлем машину за девушками, и приглашаем вас всех на вечеринку в качестве почетных гостей.

    Лариса и Соня изъявили желание присоединиться к Регине и Марине в качестве обслуживающего персонала вечеринки. Если Соня всегда рвалась поработать, то такому поведению Ларисы главврач Кладовки был приятно удивлен, и с удовольствием дал согласие обеим. Еще одним приятным известием стало официальное письмо из Москвы, где говорилось, что Кладовка переименовывается в ОСП №17 (Отдел сексуального перевоспитания). Лариса официально назначена младшей медсестрой, а Регина и Марина так же остаются при клинике, и будут активно привлекаться к работе. Финансирование отдела будет удвоено, и вскоре к ним буду направлены новые девушки на обучение. Наступает совершенно новое и прекрасное время.


    - Девушка! Девушка, можно мне еще пива? Вот зараза! – выругался Кеша, сидя за стойкой бара. Барменшу прямо перед ним взасос поцеловала Маргарита Павловна, и они в обнимку удалились искать укромный уголок. Толмацкий перегнулся через стойку, и выцепил бутылку Хэйникена. Сойдет. Плеснул в стакан до половины, отхлебнул и выдохнул.

    - Чего такой смурной? – поинтересовался Марк Савельевич, присаживаясь рядом.

    - Девушка бросила, – угрюмо ответил молодой человек, – пока я у вас там торчал, к ней прицепился какой-то парень, и все. Два года коту под хвост, даже не верится, что такое возможно.

    - Ну-ну, не расстраивайся так! Девушек на свете много. Если так бросила, значит, не та была, не та. Еще встретишь ту самую! А если захочешь просто потрахаться, так заезжай к нам. Девочки тебя примут как родного. Соня вон расстроилась, что ты почти все время в палате с телефоном сидел.

    Главврач налил себе пива, и с наслаждением выпил залпом половину кружки.

    - Эээх, хорошо, - выдохнул он.

    - Да, пожалуй, вы правы. Наверное, все случилось именно так, как и должно было случиться, – грустно улыбнулся Кеша.

    - Случайности не случайны! – согласился главврач и поднял свою кружку, – ну, за удачу и за женщин!

    - За женщин! – хмыкнул Толмацкий, поднял кружку в ответном жесте, и сделал большой глоток.

    - Оу, что там Соломон опять учудил?! Я сейчас! – заволновался Марк Савельевич, и отправился спасать гостей от огромного санитара.


    На освободившееся место тихо опустился Вано. Он цапнул стоящую на стойке бутылку портвейна и плеснул себе. Кеша смерил его безразличным взглядом, тяжело вздохнул и снова отхлебнул пиво.

    - Ты ведь так все и планировал, да? – раздался спокойный, уверенный голос.

    Толмацкий резко повернул голову и встретился взглядом с Вано.

    - Ты же немой! – удивился он.

    - Как видишь, нет, – усмехнулся мужчина с бородой, – а ты хорош, я не сразу догадался!

    - Ты о чем?

    - О том, кто ты на самом деле.

    - И кто же? – Кеша криво усмехнулся, и заинтересованно посмотрел на Вано.

    - Ты не Иннокентий Толмацкий. И Мариночки никакой у тебя не было. Я хорошо умею читать людей, но тебя я вычислял очень долго. Ты Мистер Икс, не так ли? И все, что произошло за последние две недели – это все спланировал ты.

    Юноша снова усмехнулся, но теперь в нем не осталось ничего от Кеши. Он выпрямился, и как будто стал выше ростом. В глазах зажегся зловещий огонек, а лицо стало серьезным.

    - Как ты догадался? Кто ты?

    - Вано - это кличка. Ты же видишь, я даже не грузин. Мое имя не так важно, ты можешь называть меня Иваном, чтобы было проще. Я работал киллером на очень влиятельных людей, пока меня самого не заказали конкуренты, и мне не пришлось бежать. Я подделал бумаги и устроился в твою фирму. Выбрал самый отдаленный отдел и затаился. А потом заметил тебя. Ты приезжал пару раз, привозил всякие документы для главврача. Что-то меня в тебе насторожило. Но догадался я только пару дней назад. Ты знал, что будет такая погода, и скоординировал маршрут так, чтобы оказать в Кладовке. А когда, все почти решили подождать, именно ты подтолкнул их к правильному решению.

    - Да, именно так, – спокойно ответил Мистер Икс, – Кладовка давно была бесполезной тратой денег. Я решил самостоятельно проверить, есть ли смысл и дальше поддерживать этот отдел. И посмотри, как все вышло. Девушки послушны, и полностью отдают себя процессу, клиенты тоже довольны. Я превратил забытый отдел в прибыль. И обнаружил, что кто-то из моих сотрудников проворонил дыру в безопасности – тебя.

    - Насчет меня тебе не стоит волноваться. Я никому ничего не скажу, если и ты будешь молчать о том, кем был я в прошлой жизни. Мне нравится это место, и эти люди. Я хочу остаться.

    - Хорошо. Оставайся. Лишние глаза мне не помешают, – кивнул Мистер Икс, и поднялся со стула, – но помни, я слежу за тобой.

    - Подожди, - остановил его Иван, – насчет Ларисы. Ты знал, что так получится?

    - Нет… - вдруг грустно улыбнулся Мистер Икс, – я долго следил за ней, и видел, как она прячет грусть за улыбкой, зарывается с головой в работу. Я наблюдал, как фальшиво улыбаются ее подруги и говорят гадости за спиной. Я просто дал ей шанс выбрать другую жизнь.

    - Ты правда думаешь, что такая жизнь лучше?

    - Кто знает, – ответил Мистер Икс, – поживем – увидим.

    Часы пробили полночь, и наступил Новый Год. Раздался бой курантов. Кто-то из гостей поднял бокалы, остальные продолжили заниматься своими приятными делами. Лариса стояла возле огромной елки в центре банкетного зала и смотрела обращение президента.


    Все девушки выбрали для вечеринки наряды по вкусу, и писательница нарядилась в сексуальную военную форму. Во рту она держала Чупа-чупс, который утащила с подноса одной из официанток. Вот он и наступил! Совершенно новый год! Ее жизнь кардинально изменилась с того момента, как она проснулась в той палате, две недели назад. И пусть осознание этого пришло не сразу, но изменилась она в лучшую сторону. Девушка улыбнулась, и на пару секунд закрыла глаза, прислушиваясь к музыке, окружающим ее сладким стонам и громким выкрикам. Она наслаждалась этой атмосферой похоти и разврата. Она знала - ее место здесь. Но не время халтурить! Девушка начала стягивать трусики, чтобы присоединиться к веселью, когда заметила стоящего у выхода Толмацкого. Лариса подмигнула ему и помахала рукой. Мистер Икс помахал ей в ответ, и растворился в толпе.

Пoследние рецензии

  1. Ялынка
    Ялынка
    5/5,
    Не реальная история. Слишком гладко.
    Но возбуждает. Не один раз.
    Читается легко и интересно.