Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Даша. Часть 4. Конец игры

О том как Даша поступила после того что Вова с ней сделал

  1. Апрель
    222.jpg 111.jpg 333.jpg

    Темнота...

    Холод...

    Одиночество...

    Звуки льющейся воды из ванной терзают слух, как осколки стекла, что разбивается об асфальт. Даша прижала колени к груди, чтобы хоть как-то погасить эту боль в душе. Но она все равно рвется наружу, вырывается, как воздух, в космос сквозь разбитую грудь, оставляя только холодный вакуум...

    Согнутые в коленях ноги, и попу удалось протиснуть в кольцо из рук, скрепленных наручниками. Ладони тут же закрыли уши, чтобы не слышать, как Вова смывает с себя ее чувства, которые с звоном сливаются в канализацию.

    Полностью обнаженная девушка с силой сдавила уже закрытые уши, и зажмурилась, выдавливая влагу из глаз. Ей удалось на время погрузиться в тишину. Пары тьмы навеяли воспоминание:

    -Мама, мама! Я никогда никого не полюблю! - сказала маленькая Даша на коленях у мамы, и обняла детскими ручками ее за шею, - Я только тебя люблю, мамочка....

    - Глупенькая моя... - женщина гладила дочку по голове, удивленная ее словами, и успокаивающим тоном проговорила, - Обязательно влюбишься, когда встретишь своего принца... Это нормально, это очень хорошо...

    Уже взрослая дочка почувствовала, как соски начали ныть от прикосновения ее коленей, но она все равно продолжала лежать в позе эмбриона. Ей хотелось обратно в детство, когда мама рядом, когда все хорошо, а мир виделся в радужных красках. Хотелось, чтобы самая сильная боль была от обиды, что ей не купили новую куклу.

    Ее пальцы на ногах сжались, стараясь прикрыть ступнями гнездо, где зарождаются грязные мысли, откуда сочится склизкая похоть. Грязное желание как чудовище, на глазах маленькой девочки сожрало свою жертву, и на этом удовлетворилось. А что делать душе, которая недавно была чистой, а теперь ей никогда не отмыться? Как ей жить дальше?

    Девушка вспомнила, сколько усилий ей пришлось приложить, чтобы завоевать внимание Леши, вспомнила, сколько надежд возлагала на юношу. Она хотела влюбить его в себя, и сама потом влюбиться. Не в кого придется, а вполне обеспеченного парня. Готовилась к хорошей жизни, училась на «отлично», чтобы быть ровней своему мужу и помогать ему в бизнесе. Ее мечты были о хорошем доме, машине, путешествиях за границу, хотелось стать бизнес-леди, проявить свои способности, реализовать себя.

    Все рухнуло. Обломки плана на счастливую жизнь разлетелись в мелкую пыль, их поглотила черная бездна, заполняющая душу. Звук воды тихонько проникал через зажатые ладонями уши, отчаянно протестуя, ногти впивались в кожу под волосами, но и это не помогало заглушить боль внутри.

    -Чертов гад! Если бы не он... - злобно прошипели ее губы.

    Даше хотелось кричать от того, в каком положении она оказалась. Вова сказал, что с Лешей они друзья, и теперь о нем и речи быть не может. Она не понимала, как это все произошло. Наваждение! Еще вчера Леша и ее мечты были так рядом, а сегодня она лежит у себя дома, голая и никому не нужная. Мужчина, к которому она испытала сильное влечение, что-то похожее на влюбленность, воспользовался ею, и, сделав контрольный поцелуй в висок, ушел смывать с себя грязь.

    В голове стучала злость от невозможности что-либо исправить. Обида на то, что он появился в ее жизни, и все испортил. Ненависть за то, что он надругался над ней.

    Послышались шаги. Даша ослабила руки, чтобы расслышать их. Лежа лицом к спинке дивана, спиной ощущала, как он подошел и сел рядом. Его рука легла на плечо девушки, это прикосновение обожгло её, как удар током.

    - Нет! - вскрикнула она срывавшимся на визг голосом и отдернула руку.

    - Даша? - удивился Вова, и наклонился, пытаясь заглянуть в лицо девушки, которое спряталось в мокрых от слез ладонях. Его рука вновь легла на плечо, и в этот раз настойчивее, чтобы развернуть девушку к себе и посмотреть, что с ней.

    - Не трогай меня!- сказала она сквозь сдавленное спазмом от обиды горло.

    - Да что с тобой? - произнёс растерявшийся парень.

    - Уходи! Убирайся! - Даша резко встала на колени, и, стащив повязку с глаз, кинула ее в обидчика, - Ненавижу тебя, - выпалила она сквозь слёзы.

    Вова уклонился, пропуская вещицу сбоку от себя, она упала на пол, и проехавшись по нему, врезалась в угол кухни. Глаза девушки гневно смотрели на парня сквозь полумрак, но даже в отсутствие света было хорошо видно, как тушь растеклась по щекам.

    Трясущимися от волнения руками она стала неуклюже расстегивать наручники, но те не поддавались. Вова, пораженный ее поведением, бросился ей помогать, а Даша отскочила в сторону, зло сверкнув в сумраке на него опухшими от слез глазами. Всхлипывая носом, она продолжила нервно брякать цепочкой. Наконец ей удалось справиться с непослушными, дрожащими пальцами, и расстегнуть ненавистные браслеты. Те тут же отправились следом за повязкой, зазвенев по полу цепочкой. Открыв рот, и наблюдая во все глаза за девушкой, парень стоял у края дивана на коленях, готовый в любую секунду сделать что-то, чтобы ее успокоило. А ее слова сбивали с толку.

    -Видеть тебя не хочу! - проскулила девушка. - Убирайся.

    Даша сделала коленом шаг вперед, и выставила руки, чтобы столкнуть Вову с дивана. Он увидел, как ее мышцы на груди вздрогнули, приподнимая соски. Желание, скрытое банным полотенцем, вновь проснулось. Ладони девушки уперлись в грудь мужчины, но он с легкостью выдержал этот натиск, лишь немного покачнувшись. Зато мышцы девушки по всему обнаженному телу заметно напряглись. Ее нога нашла дополнительную опору в спинке дивана, он отметил это движение краем глаза, но его взгляд остановился у нее между ног, не в силах оторваться от такого дико сексуального вида. А девушка толкала парня с дивана, и с каждым толчком ее грудь вздрагивала, все больше возбуждая его.

    Все это время она кричала, продолжая сталкивать негодяя, но слова не долетали до сознания обвиняемого. Он очнулся только, когда ее лоб уткнулся ему в грудь, а женский кулачок бил по плечу, не в силах достучаться до сердца.

    - Уходи! Слышишь, я тебя ненавижу! - сквозь рыдание и злость, ее голос достиг адресата.

    - Да что с тобой? - Он схватил ее за плечи, и отодвинул ее от себя на расстояние вытянутых рук, добавил: - Успокойся!

    - Успокоиться? - Даша отчаянно вырывалась из его цепких пальцев, все больше распаляясь, - Успокоиться?

    Она умудрилась вцепиться ногтями в руку мужчины, и когда он отдернул ее, оставила на коже три глубоких царапины: ноготь на мизинце не выдержал, вывернулся и сломался. Ее освободившаяся рука размахнулась, и, сжав пальцы в кулак, врезала сверху по голове. Хотелось причинить ему сильную боль, но парень словно не заметил этого удара, а больно было только ей. Она не обращала на нее никакого внимания, вспоминая, как он ее обзывал и жестко пользовался ее телом. Это придавало ей еще больше сил.

    - Да кто ты такой, чтобы называть меня шлюхой? - кипела она от ярости, - Я, как дурра, ждала нашей встречи, сама не знаю почему! А ты, сволочь, воспользовался мной! Ненавижу тебя!

    Вова попытался прижать к себе разъяренную девицу, сильно потянув за плечо, которое держал, и постарался поймать руку, которая продолжала колотить по всему, что ей попадалось на пути.

    - Отпусти гад! - она отчаянно забилась в его объятиях, и не находя в себе сил вырваться, укусила руку, которая ее держала.

    Вова взревел от неожиданности и отпустил бестию, а та снова его толкнула. Ей всё-таки удалось сбросить с дивана ненавистного мужчину.

    -Пошел отсюда, урод, меня еще никто так не унижал!

    Вова встал с пола, посмотрел девушке в глаза, излучающие ненависть.

    -Послушай...

    Девушка тяжело дышала, ее грудь то и дело поднималась и опускалась, волосы растрепаны. Она, как кошка, изготовилась снова напасть, и как только он произнес слово, набросилась:

    -Да уйдешь ты наконец отсюда?!

    Парень сжал пальцы в кулаки, его мышцы на руках вздулись, и, преодолевая закипающую ярость на истеричку, он процедил:

    - Да ухожу я!

    Его голос был хоть и тихим, но звенел в голове, как ураган. Он встал с пола, повернулся и сделал шаг прочь от нее. Полотенце, что обхватывало его бедра, не выдержало схватку, которую они устроили, и сползло вниз, когда он был в проеме между кухней и коридором. Мужчина остановился, но не стал наклоняться и поднимать утерянное, вместо этого он корпусом обернулся назад, чтобы посмотреть на девушку, но в последний момент передумал встречаться с ней взглядом. Впрочем, девушка тоже не искала встречи с его глазами, она сидела на диване, поджав под себя ноги, и смотрела вниз, на свои дрожащие руки, сквозь слезы.

    - Твоя ванна готова, приведи себя в порядок! - уже более ровным голосом произнес мужчина.

    Даша взглянула на его силуэт в проеме двери. Мягкий свет из прихожей обволакивал его обнаженное и сильное тело, профиль лица был склонен вниз, как в покаянии, но брови были нахмурены. Ему на глаза попались лежащие на полу наручники, он пожалел, что принес их. Чтобы выпустить накопившийся пар, напряг руку, и возвращая корпус в обратное положение, от души врезал кулаком по стене.

    Девушка вздрогнула от хлесткого удара, но парень этого не видел. Пройдя коридор, он свернул налево, в гостиную, и скрылся из виду. Она сидела на диване не долго, и хоть было немного страшно, на дрожащих ногах встала, и тихонько прошла в коридор. Дойдя до проема двери в гостиную, она, боясь быть обнаруженной, выглянула одним глазом из-за стенки, и увидела, что там никого нету. Из гостиной вели еще две двери, одна комната была ее родителей, которые, как всегда в это время года, пропадают на даче, а вторая дверь вела в ее комнату, и, судя по тому, что она закрыта, Вова находился именно там.

    Вспоминая, в каком состоянии находится ее комната, Даша снова закипала от того, что он зашел туда без разрешения. Но она не посмела идти голой к нему, и закатывать скандал, вместо этого пошла в ванную.

    Когда она открыла дверь, обнаженное тело обволокло теплом. Даша вошла и первым делом заперев за собой, увидела, что на запотевшем зеркале написано слово "люблю", а ванна была наполнена пеной и усыпана лепестками роз.

    Такого она не ожидала увидеть, и неизвестно чего смущаясь, покраснела. Опустив руку сквозь мягкие сугробы из пены, почувствовала как пальцы обволокла теплая вода, почти на грани с горячей. Захотелось поскорей забраться туда. Опершись ладонью о прохладную плитку, Даша переступила через край, и погрузила ступню на дно. Вода оказалась еще горячее, чем показалась ранее. Стоя на одной ноге, хотелось выбраться обратно, но кожа постепенно привыкала к заданной температуре. Вторая нога последовала за первой, это получилось опустить гораздо легче. Придерживая себя за края ванны, она осторожно опускалась. В тишине нежная пена зашумела, лопаясь миниатюрными пузырьками, пропуская попку глубже. Даша ощутила, как достигла поверхности воды, и задержав дыхание, продолжила садиться. Она зажмурилась, чувствуя как миллиметр за миллиметром, кромка горячей воды поднимается по телу, особенно в самых нежных местах.

    Достигнув дна, тело почти привыкло к температуре, и она с удовольствием полностью погрузилась под воду, оставив только лицо на поверхности. В уши попала вода, и наполнила слух новыми звуками. Даша наконец-то смогла полностью расслабиться, все проблемы отступили, словно она попала в другое измерение. Тело почти не чувствовалось, только при глубоком дыхании ощущалось, как грудь поднимается и вновь погружается под воду.

    - Что же со мной не так? - мысленно спросила девушка у неизвестности.

    Она попыталась разобраться в своих чувствах, но они не поддавались осмыслению. Спутанный комок ниток, было легче отрезать и выкинуть. Главным образом было сложно понять, почему она так сильно возбудилась, что позволила с ней сотворить такое...

    При воспоминаниях по телу разлилась приятная истома, снова захотелось оказаться в руках зверя, и отдаться его власти. Что это? Почему желание снова вернулось? Что делать с этим...?

    Резко поднявшись из ванной, и вытащила пробку слива. Даша решила встать под холодные струи воды, чтобы покончить с возбуждением и придти в себя. Пена с лепестками облепили кожу, и смотрелись очень красиво. Ощущения нежности, любви охватили душу. Стало очень жалко их смывать. Ей вспомнилось как она совсем недавно лежала в одиночестве, и чуть ли не рыдала от того, что Вова ушел в ванную мыться, бросил ее. А его любовь ждала тут, она облепила со всех сторон алыми лепестками и белоснежной пеной. Хотелось, чтобы любимый вошел сейчас, обнял и страстно поцеловал, прижимая к себе со всей силы. Даша даже обернулась и отодвинула шторку, чтобы посмотреть на закрытую дверь, но было тихо.

    -Нафиг! - произнесла девушка, и резко включила холодный душ.

    Прохладная вода была чудом после горячей ванны, и привела чувства в порядок. Даша быстро вымылась, и чувствовала себя как никогда бодрой и уверенной в себе. Надела халат, завязала его на всякий случай очень туго, вышла из ванной.

    На кухне горел свет, словно и не было ничего, только на столе стояла корзинка с цветами, и две чашки. Вова, одетый, сидел за столом, и, заметив Дашу привстал, указав ладонью на противоположное место.

    - Твой кофе готов, присаживайся,- произнес он дружелюбным голосом.

    Она села на диван, подогнув под себя ноги, и взяв со стола кружку, облокотилась на спинку дивана. Стараясь не встречаться взглядом с гостем, она вдохнула аромат свежесваренного кофе. Пары защекотали нос, а сам напиток успокоил. Вечером, как ни странно, от кофе всегда хотелось спать.

    - Я не знаю с чего начать, поэтому начну с самого начала, - Вова нарушил тишину, и, смотря в свою кружку, ложкой помешивал свой напиток.

    - Мы с Лешей знакомы почти с детства, У наших отцов деловые и вполне хорошие отношения. Мы сдружились, когда вместе путешествовали по миру, он стал мне как брат, как и я ему.

    Вова задумался о чем-то, а его ложка остановилась от монотонного помешивания. Даша подняла взгляд, и увидела, как он, подперев голову руками, смотрит куда-то в окно.

    - Он мне написал, попросил подвезти тебя, и проследить, чтобы ты добралась до дома в безопасности, - рассказчик, только начав свой рассказ, снова замолчал, вернул взгляд на кружку, и опять начал помешивать остывающий кофе. Ему явно не хотелось об этом говорить, но всё же переборов себя, вздохнул и продолжил: - Конечно, можно было вызвать такси, но он хотел узнать кое-что, и прислал смс, когда мы были уже в машине. В ней он предложил... - Вова замялся, зажав губы, задумался подбирая слово, - попросил разговорить тебя, расположить тебя к себе, войти в доверие.

    Даша взглянула прямо в глаза Вовы, которые то и дело бегали, перебирая предметы на столе, не зная, где им комфортнее остановиться. Она сдвинула брови, и только хотела сказать ему: "А ты и рад стараться?" - как он, заметив ее сердитый взгляд, быстро продолжил:

    - Я сразу отказался! Не в моих правилах соблазнять чужих подруг! - Взгляд снова гулял по столу, а когда Вова понял, что сморозил, с опаской взглянул на собеседницу.

    Даша сама не знала, что он подразумевал под "соблазнять чужих подруг". То ли этот Лешка предложил ему ее соблазнить, то ли это она удостоилась "великой" чести, что Вова поступился своими принципами.

    Пока она размышляла на эту тему, ее собеседник продолжил:

    - Я сам не знаю, как мы разговорились, ты меня заинтриговала, разговор шел сам собой, я даже про Лешку на какое-то время забыл... - Вова вспомнил нитки, тогда он думал совсем не о друге.

    Почувствовал, как загорелись уши, пожалел, что у него теперь не длинные волосы, за которыми можно было спрятать стыд. Он склонил голову, стыдясь что сейчас скажет, но все равно произнес.:

    - Тогда с нитками было все по-настоящему, я захотел тебя больше всего на свете... Мне хотелось на тебя наброситься как зверь, и взять тебя прямо там! Со мной впервые такое было, я в тот момент забыл про все на свете, а ты для меня была как самая заветная мечта, которая вот-вот исполнится.

    Исповедь придала Вове смелости, он взглянул на девушку, и увидел, что она сама смущается, разглядывая черную жидкость в кружке. Почувствовав облегчение он решил продолжить, и вспомнил, что его остановило в тот момент, поэтому его голос с восторженного сник до полушепота:

    -В самый... В момент, когда... В общем, почувствовав, как в кармане завибрировал телефон, я вспомнил про Лешку... - Вова снова уставился в окно, из-за искусственного освещения оттуда смотрела ночь, силуэты деревьев были едва различимы. Он продолжил, переведя взгляд на цветок в горше, стоявший на подоконнике.

    - После того, как ты пошла во двор, я достал телефон. Леша спрашивал, отвез ли я тебя уже, и как я оцениваю "его Дашку". Мне неловко было ему отвечать на последний вопрос, потому что ты мне очень понравилась, и я не знал, как мне быть. А потом когда я вышел из машины, и пошел за тобой, чтобы убедиться, как ты заходишь в парадную, и что с тобой действительно все хорошо, я увидел, как тебя тащит какой-то парень. Меня взбесило, что он себе позволяет, сам не знаю, что на меня нашло, обычно я разрешаю конфликты без кулаков, но все само как-то вышло, я опомнился, когда уже вырубил его. Если честно, то я бы и сам тебя утащил к себе...

    Вова сделал паузу, раздумывая, что ему дальше говорить, и по привычке выпил кофе как на деловых переговорах. Но перенервничав, пил жадно, большими глотками, и кофе кончилось быстро. Даша последовала его примеру, не зная, что сказать на его искренность.

    - Поверь, мне было очень сложно не поддаться желанию остаться у тебя, и я бы остался, если бы не... Я чувствовал себя очень гадко, что увожу девушку у лучшего друга. Ведь насчёт того, что было в машине, можно было сделать вид, как будто ничего не было, и я хотел так и сделать, несмотря на то, что я бы никогда не забыл эти нитки...

    Открывая свои чувства, он смотрел на сидящую напротив девушку, она внимательно смотрела в свою кружку, иногда отпивая из нее напиток. А когда остановился, перевел взгляд на свою пустую кружку.

    - Я сегодня к нему заезжал, он только о тебе и говорил, даже поделился интимными подробностями.

    Даша покраснела, а Вова, заметив, не стал углубляться.

    -Еще он рассказал, как вы познакомились, и знаешь, я не верю, что тебя смешили его шутки, он шутить вообще не умеет. Вечно заикается, краснеет, или забывает, что хотел сказать, всегда сильно волнуется. Так что, узнав, кто тебя позвал на вечеринку, я потом наведался к нему, и выяснил, что ты специально пришла, зная, что Леша будет там. Поделился своим мнением о том, зачем тебе он. Так что в любовь между вами я не верю.

    Вова посмотрел пристально на девушку, а потом улыбнулся.

    - Знаешь, а я испытал облегчение, узнав, что не по любви ты его затащила в постель. Может, расскажешь почему ты это сделала? Я с тобой откровенен, будь и ты со мной честна.

    - Из-за денег, - буркнула Даша, стыдясь своего поступка.

    - Странно, ты совсем не похожа на женщин, которые строят из себя больше, чем они на самом деле есть, чтобы заполучить себе в мужья богатенького мальчика.

    -Уж какая есть, - она зло глянула на парня, а про себя сказала: - живи ты в семье, где денег хватает только на еду, посмотрела бы я на тебя... как ты будешь выкручиваться.

    - А зачем тебе понадобился сегодня этот мужик, от которого я тебя сегодня забирал? Если у тебя проблемы с деньгами, что ты... - Вова задумался, как сказать мягче, и продолжил - решаешь их таким образом... ты скажи, я помогу... ты мне не безразлична...

    Даша сначала не поверила своим ушам.

    - Да за кого ты меня принимаешь? Ты дебил? Это муж моей подруги!

    - Правда? - искренне обрадовался Вова.

    - Пипец... - Даша закатила глаза.

    - Ты извини меня, я не знал, что мне думать. Я, кажется, вообще ни о чем кроме тебя, думать не способен. Извини меня и за сегодня, меня к тебе тянет со страшной силой, а эта ситуация с Лешей во мне все переворачивает, да еще этот мужик... то есть муж подруги, масла в огонь подлил... Я сорвался и наговорил тебе всякого...

    Вова какое-то время смотрел на нее, но, не выдержав, положил голову на руки, не в силах смотреть в глаза подруги. А Даша не знала, что ей думать. Простить, или выгнать вон из своей жизни. Поглядывая на красные уши парня, показалось что все произошедшее с ней не так уж и ужасно, а местами очень даже ничего, особенно первый оргазм с мужчиной. Она улыбнулась, ей стало любопытно, сможет ли он довести ее до оргазма без всякой жести. Воспоминания защекотали низ живота, захотелось, чтобы Вова опять сорвался, и овладел ею прямо сейчас. Волосы закрыли лицо, когда Даша наклонила голову, она спряталась за ними, стыдясь своих мыслей. А воображение не оставляло ее, оно, словно издеваясь, подсунуло картинку, где Вова скручивает ей руки за спиной, и нагибает на этом самом диване, для того, чтобы резко со всей силы вогнать налившийся желанием орган. Не смотря на то, что желание низменное, девушке захотелось, чтобы ее перед этим наказали, отшлепали по попке за такие похотливые мысли, а лучше прямо по тому месту, где сейчас становиться влажно. Эта мысль была настолько возбуждающая, что заставила тело самопроизвольно передернуть плечами, и сжать бедра...

    - Что ж... - Вова поднял голову и посмотрел на Дашу красноватыми глазами, - я наверное пойду, прости меня, пожалуйста.

    Табуретка проскрипела по полу ножками, выпуская гостя из-за стола. Он пошел в прихожую, найдя там пиджак, надел его, поглядывая на кухню в надежде вызвать хоть какую-то реакцию в девушке, и понять по ней, о чем она думает. Даша подошла и облокотилась спиной о стенку, когда мужчина уже сел на скамейку, чтобы одеть туфли. Вова нарочно медленно возился со шнуровкой, мысленно силясь понять девушку, и построить свое поведение так, чтобы остаться с ней. Но в голову ничего не приходит, а туфли уже завязаны, и доведены до блеска попавшейся в его руки губкой для обуви.

    Вова встал, ничего не придумав, он оказался напротив самой желанной девушки. Она смотрела вниз, не в силах поднять голову и заглянуть в его глаза. Он поднял руки, и положил ладони на голову, подставив свою грудь вместо подушки. Пальцы проникли через волосы к затылку, и массирующими движениями двигались к шее.

    Вова всего ожидал, и очень боялся быть отвергнутым, особенно сейчас, когда он так близко к ней. Стараясь не думать, что это произойдет, он наклонил голову и поцеловал ее в макушку. Волосы немного влажные и пахнут шампунем. В груди болело от того, что сейчас надо уйти. Но он решил для себя, что не будет настаивать, все что мог, он уже сказал, а дальше видно будет. А может быть, это просто страх быть отвергнутым, поэтому легче самому уйти, чем быть изгнанным. Убрав руки, он осторожно подался назад, чтобы ее голова не осталась резко без опоры.

    Руки девушки проникли под пиджак и обхватили мужчину, никуда его не отпуская. Она выпрямилась, и больше не облокачиваясь о стенку, крепко прижалась к нему. Вова резко выдохнул из себя воздух от неожиданности, и, не веря глазам, держал руки на весу, боясь спугнуть свое счастье. Осознав, что она хоть как-то отреагировала, он нежно опустил ладони на ее хорошенькую головку. Его пальцы вернулись к затылку, и малыми усилиями он вынудил ее лицо подняться навстречу губам. Целуя в лоб, потом в переносицу, он все ближе подступался к ее губам. Сквозь полуприкрытые веки он видел, что ее глаза закрыты, а рот слегка открыт. Словно не запертая дверь в спальню девушки, которая ожидает своего любимого, гадая, придет он сегодня или нет.

    Он пришел, его язык ворвался внутрь как вихрь, оставляя после себя беспорядок из обрывков мыслей. Одна рука покинула затылок, зато вторая так же сильно держала ее голову, не давая и шанса оторваться от поцелуя. Впрочем, этого и не хотелось, чувствовать его власть над собой ей было так же приятно, как и раньше.

    Вторая рука подхватила ее за попу, и подняла девушку вверх. Продолжая целоваться, он понес ее в комнату, где ранее ожидал. Оказавшись там, Даша упала на свою кровать, а Вова оказался над ней. Их губы после недолгой разлуки снова сомкнулись. Опираясь рукой о кровать, второй рукой пролез под спину девушки, и, приподняв ее, немного повернул так, чтобы она лежала поперек постели, а ее бедра оказались на краю. Затем его ладонь прошла по ноге, забираясь под пушистый халат, и нашла там резинку от трусиков. Вова опустился на колени, на пол, и двумя руками стянул с нее трусики до колен, задирая ее ноги наверх и прижимая их к груди.

    Продолжая держать ее ноги так сильно, как будто она хочет вырваться, он склонил голову и жадно обнял губами нижние губы. Чувствуя запах свежевымытого тела, он языком прошел там, где рождается влага. Даша задрожала, как трава на ветру, вбирая в себя воздух, когда он достиг наивысшей точки. Она чувствовала, что тает, как мороженое у него во рту, а он жадно ел, стараясь успеть съесть лакомство, иногда сжимая зубами маленькие кусочки ее плоти, пока оно полностью не растаяло у него в руках.

    Трусики окончательно покинули ее ножки, Вова легко развязал крепко завязанный узел на поясе халата и скинул с себя пиджак с рубашкой. Стоя на коленях, он просунул руки под спину, и поднял девушку в сидячее положение, скинув с нее халат. Поцелуй со вкусом мороженого был сладок, но продолжался недолго, потому что Вова встал, и расстегнув ремень брюк, стянул их с себя вместе с трусами. Возле ее лица вырос ствол, рот наполнился им, когда взяли ее голову в руки. В этот раза Даша видела в полумраке комнаты, как ему нравится у нее внутри. Она дотронулась ладонями до его напряженного тела, и старалась не мешать ему управлять ее головой. Он не стал глубоко проникать, и ее губы то и дело ощущали границу между двумя частями накаченной страстью плоти.

    Даша чувствовала, как во рту он становился все тверже и тверже, но он не дал ей себя довести до оргазма. Чувствуя, что на пределе, покинул ее рот, и тут же занял его поцелуем. Обняв ее за спину одной рукой, прижал ее грудь к себе, опуская ее спину на постель. Даша ощущала его разгоряченное тело на, и его страсть, с которой он, постанывая от удовольствия, целует ей шею. Она раздвинула ноги пошире и прижалась лобком к его животу. Его пресс напрягся, и он, держа девушку, перевернулся на спину вместе с ней. Даша оказалась сверху, Вова направил свое оружие, и, держа ее за талию, принудил сесть на него.
    111.jpg
    Это чувство проникновения унесло обоих по ту сторону осознания мира. Они видели друг друга руками, дышали как единый организм в агонии страсти. Их тела бились друг о друга, как камни в руках древнего человека, высекающего огонь. Вова держал ее крепко за ягодицы, и как в шторм, прибоем вгонял волну за волной в бухту наслаждения, осыпая все вокруг брызгами.

    Девушка уже не пыталась удержаться на плаву, чувствуя, как одна огромная волна накрывает ее целиком, и выталкивает в небо. Вова не дал ей придти в себя, и все время ее оргазма, когда тело выгнулось, а из груди рвался крик, двигался в ней на пределе своих сил, крепко держа за ягодицы. Пока его руки не прижали ее дрожащие тело к себе со всей силы, пока из его груди не вырвался стон, пока внутри нее не взорвался фонтан.

    Вова гладил по спине лежащую на нем Дашу, и на ушко шептал слова любви. Он все еще был внутри нее, и она прижималась к нему, не желая, чтобы ее покинули.

    - Пошли в душ, и спать? - Предложил Вова, нежно взял ее голову, и поцеловал в губы.

    Даша нехотя встала, и слегка пошатываясь, направилась в ванную.

    Уже чистыми, но все еще обнаженными, они уснули в тесной кровати. Даша прижалась к своему мужчине, искренне радуясь, что он рядом.

    ***
    333.jpg
    (Одна из моих читателей откликнулась на просьбу и прислала мне фотографию по которой я нарисовал этот рисунок. Спасибо тебе большое, мне очень приятно украсить рассказ реальной девушкой, которая читает мое творчество.)

    Проснувшись обнаженной, поверх одеяла, она попыталась рукой найти любимого, но его не было. Даша вскочила, и, не одевшись, пробежалась по всей квартире в поисках Вовы, но даже и следа, что он был у нее вчера, не смогла найти. Только повязку, которой Вова завязывал ей глаза, обнаружила у себя в руке.

    Пришло осознание, что ее надо одеть, и тогда она сможет найти свою потерю. Вслепую девушка дошла до своей комнаты, и стоя посередине, пальцем приподняла повязку над одним глазом. Прорезался свет, но комната была пуста. Даша вернула обратно ткань, и подумала, что еще сделать, чтобы он захотел оказаться у нее дома, пожелал дотронуться до ее обнаженного тела.

    Упав на колени, девушка раздвинула ноги, и дотронулась пальцами между ног. Лаская себя там, она мысленно представляла, как Вова смотрит на нее. Он протянет руку, дотронется до нее, а она поймает его и ни за что не отпустит. Но этого все не происходило.

    "Может он на кухне?" - вдруг осенило девушку.

    Даша встала, так же на ощупь добралась до места, где они впервые занялись сексом. Опустилась на колени, начала делать то же самое, что и у себя в комнате. Но ничего не происходило, тишина, только чавкающие звуки от проникающих внутрь пальцев.

    - Вовочка, ну где же ты...? - отчаявшись, с мольбой позвала его.

    Даша легла на спину, широко раздвинув ноги, пальцами развела в стороны половые губы, на сколько смогла, подумав, что он захочет сразу в нее войти.

    - Милый, ну отзовись, пожалуйста... Если хочешь, накажи меня, сделай все что пожелаешь...

    Тишина...

    - Пожалуйста... - сквозь подкатывающий к горлу комок произнесла Даша.

    Тишина...

    Сорвала с головы повязку, встала, озираясь вокруг... она одна, только на столе записка, которую она раньше не увидела. Схватив ее дрожащими руками, с мизерной надеждой стала вглядываться в строчку сквозь накатывающиеся слезы.

    "Прости меня, Дашенька, и прощай. У меня жена и двое детей".

    Она посмотрела в окно, пасмурный день готов разродиться дождем из свинцовых туч.

    Нашла свой телефон, но он, как назло, не хотел включаться. С пятой попытки она включила его, и набрала Вову. В ответ сказали:

    -Набранного вами номера не существует....

    Она набрала номер Леши.

    - А, Дашка, и как тебе совесть позволила мне позвонить, после того, как ты легла под Вовку? - ехидно спросил он.

    - Прости, дай, пожалуйста, новый номер телефона Вовы, - чуть ли не рыдая, попросила Даша.

    - А не пойти-ка тебе куда подальше, у него семья! Забудь его и меня, прощай!

    Короткие гудки били по мозгам, Даша швырнула телефон о стену, и, крича на весь мир, стала топтать ногами разбитый телефон.

    - Тише, милая, проснись... - послышался чей-то голос. Ее трясли за плечо и гладили по голове, - Да проснись же.

    Даша издала вопросительный звук, осознавая себя в постели, и что рядом лежит Вова и ее успокаивает. Он понял, что она проснулась, и, укутав ее одеялом, прижал к себе.

    - Это всего лишь страшный сон, не бойся, я с тобой, любимая.
    Z Girl и Abbs нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Люшечка
    Люшечка
    5/5,
    Обожаю хороший конец у рассказов)