История одной феерии

История одной феерии

  1. Добрый Друг
    Самое главное в любом маскараде - вовремя сорвать маски.
    Итак…
    Разрешите представиться: Алёна - Легкий сумбур.
    Все, кто догадались сами, - молодцы! Только не забывайте, что не все ваши догадки - истина, а то корона будет жать и спинка зачешется))))


    Фрагменты текста, выделенные жирным шрифтом, написаны моей верной подругой - бесподобной любовницей - полноправной соавторшей Алёной.

    Переписка с Алёной возобновилась практически сразу после моего возвращения в Энск. Был разбор полетов, почему Алёна не согласилась на интимную встречу.
    - Мне не нравятся мужчины ниже меня ростом.
    - Это кто ниже ростом? Сама небось была на каблуках. Мне так не показалось, я б сказал наоборот, ты на пару см ниже.
    - Мне не нравятся курящие мужчины.
    - Бросить не обещаю. Но если дело дойдет до нашей встречи, ты и не почувствуешь, что я курю.
    - Ты слишком официально держался, я не заметила интереса ко мне как к женщине. У тебя один раз только блеснули глаза.
    - Я не набрасываюсь на женщин в общественных местах. Да и в уединении обычно все бывает плавно и постепенно. А когда у меня блеснули глаза? Когда возле перехода я поцеловал тебя?
    - Нет. Ты что-то рассказывал мне увлеченно, и вдруг поднял глаза и тааак посмотрел на меня: и нежно, и пылко одновременно.
    (Вот же плутовка! Расшифровала мысленный трах с ассистентками-официантками)

    Вскоре после знакомства с DD, я решила воспользоваться советами читателей и найти себе любовника в Москве. И как? Все мужчины в моей не слишком обширной личной жизни появлялись сами по себе, ну или по воле судьбы )))) Вот тут DD оказал и продолжает оказывать мне неоценимую поддержку и заботу. Он много консультировал меня, начиная от выбора сайта знакомств и заканчивая конкретными ситуациями, где я не понимала поведение мужчин. Спасибо тебе, дорогой, за это время ты стал мне другом! Но сейчас не об этом.

    Наши разговоры, конечно, очень часто касались темы секса. Тактика DD была крайне проста: как он уехал со словами, что в его следующий приезд мы обязательно дойдем до секса, так и продолжал в течение нескольких месяцев. А ведь подействовало))))) И я смирилась с тем, что иногда секс может быть одноразово-бесперспективно-дружеским.)))))))

    Началось обсуждение будущего секса. Мы ловили какой-то особый кайф в обсуждении деталей и переборе вариантов, хотя вирта не было. Мы нагнетали и вкушали атмосферу предчувствия… Хотелось сделать все неторопливо, нежно, показать друг другу все, что знаем, умеем…

    Совершенно случайно получилось так, что я могла не ночевать дома, поэтому было решено снять квартиру. DD нашел по интернету два варианта недалеко от моего дома, прозвонил, мне оставалось только зайти и оставить залог.



    ВЕЧЕР ДНЯ ВСТРЕЧИ

    - Алёна, я буду свободен к 20-00.
    - Это значит, на месте будешь через два часа только. Тот магазин, про который я тебе писала, уже будет закрыт.
    - Мне очень неудобно, но я хочу тебя попросить. Может, ты сама купишь вино, фрукты и чего еще сама хочешь?
    - Вот мужчины пошли! Квартиру им сними, продуктов купи, всю ночь ублажай, а наутро даже «спасибо» не скажут, уедут и забудут.
    - Скажут-скажут, Алёнушка! И никогда не забудут.


    НА ПУТИ К МЕСТУ ВСТРЕЧИ

    - Я все, что надо, купила. Думаю насчет ужина. Нам с тобой явно мало будет вина и фруктов.
    - Там поблизости нет мест, где можно пиццу заказать или курицу-гриль или что-то в этом роде?
    - Найдем, не проблема. Ты к хозяйке за ключами сам подходи, меня не жди. Я и так достаточно там засветилась за последние дни.
    - Конечно, не переживай. Я, считай, доехал уже. Не буду ждать маршруток, да и пешком неохота идти. Возьму такси. Через 10 минут буду там. Что-то еще надо?
    - Купи минеральной воды без газа. А презервативы у тебя есть?
    - Да.


    ВСТРЕЧА

    И вот, наконец-то, уладив благополучно все формальности с квартирной хозяйкой, залогом и квитанциями, слышу Алёнкин голос вначале в трубке мобильного, затем домофона, и вскоре после звонка последнего – звонок в дверь. Открываю. Нагруженная пакетами Алёнушка оставляет впечатление скорее вернувшейся домой после трудного рабочего дня супруги, которая должна первым делом накормить заждавшегося мужа, чем идущей на романтическое свидание любовницы. Однако чёртики в ее глазах так и скачут, и сквозь деловитость и озабоченность техническими параметрами встречи так и рвется наружу радость и довольство собою, мною, нами. Ведь сумели, несмотря на многие обстоятельства, организовать нашу встречу, увидеться в спокойной обстановке, предоставить друг другу максимально возможную длительности встречи.

    Вот тут он прав. Это была пятница насыщенной как никогда недели. Я успела заскочить домой, и в планах у меня было переодеть джинсы на что-то более женственное. Но сил не было. И я решила, что сойдет и так. Ассортимент и качество фруктов в магазине около снятой квартиры, мягко говоря, оставляли желать лучшего, поэтому пришлось взять лишнего, про запас, на случай если что-то будет совсем несъедобно. Вообще я ощущала себя хозяйкой, которой обстоятельства мешают достойно принять гостя )))))))

    Еще не унося пакеты на кухню, а положив их на тумбочку в прихожей, говорю:
    - Я должен тебя поцеловать. Здесь и сейчас. Иначе за себя не ручаюсь.
    - Целуй!

    Какие ласковые губы у Алёнушки! И сладкий язык! И чистое дыхание! И шелк волос! И нежная кожа под ними на шее! И на спине и боках под задранным топиком тоже! А что это тут такое грубое? Ткань джинсов на шикарной попе? Ну-ка, долой ее! Хлоп, получаю я по рукам, и поцелуй на этом завершается.
    - Поцелуй с порога – не секс с порога, - язвительно мне напоминает Алёнка о терпении. – Я потная и уставшая, с работы бегом домой, из дому бегом в магазины, из магазинов сюда. Душ, душ, душ – сейчас только душ, все остальное потом.

    Тем не менее, до душа доходит еще нескоро. Она хозяйничает на кухне, моет фрукты, кладет в морозилку мороженое, накрывает легкий десертный стол из купленных ею продуктов и принесенных мною национальных сладостей. Время уже – за 10 часов вечера, мы оба не ужинали, и голодны не только в сексуальном плане, но и гастрономическом, что проявляется в попеременном таскании кусочков со стола при том, что еще и не садились. Заказываем салат и пиццу, но узнав, что доставят через час-полтора, решаем не дожидаться их, а осуществить водные процедуры, затем пригубить вино с десертом, побеседовать о том, о сем, дождаться уже нормальной еды и потом только приступить к утолению сексуального голода. Ведь правда же, если немного отложить начало секса, зная, что он неминуем, тем слаще он будет?

    Вошла в квартиру и разнервничалась. Ааааа чужой мужчина, да еще южных кровей, и что, у меня с ним будет секс? ))))))) Я честно тянула время, а он отправился в душ.

    Чёрт возьми, каких только непонятных систем не бывают водонагреватели в этой странной Москве?! Вроде бы три кнопки и два огонька, а какую после какой надо нажимать, чтоб пошла теплая вода – непонятно. Пришлось звать на помощь Алёнку. Она с полпинка разобралась в сложной технике и невинным тоном поинтересовалась:
    - А ты про это тоже напишешь? Как не смог включить теплую воду и позвал на помощь героиню?
    - Напишу.

    Не знаю как кого, а меня вид голого, беспомощного в борьбе с водонагревателем мужчины успокоил совершенно. Я каким-то чудом включила и впрямь затейливый агрегат и гордой амазонкой ушла из ванной комнаты.

    Вышел, обсушился и кручусь возле ванной. Жду, когда начнет обнажаться Алёнка. А она, вот же плутовка, нарочно время тянет, то на кухне что-то доделать якобы надо, то в телефоне что-то проверить, то в комнате диспозицию посмотреть. Но … без душа никак, пришлось и ей, краснея, раздеваться под моим пристальным взглядом и ощупывающими ее грудь, бока, живот, спину руками, но раздевшись до нижнего белья, шоу закончилось. Я был прогнан на кухню, следить за ее телефоном, на который должны были позвонить разносчики пиццы.

    Сидим на кухне: она в коротенькой ночнушке-комбинации, я в трусах. Пытаюсь открыть бутылку вина. Штопор тут тоже какой-то странный. Не просто ввинтить и вытащить пробку, а еще надо какие-то действия проделать, какие-то рычажки нажать, что-то провернуть и наклонить. Опять приходит мне на помощь Алёнушка, смеясь, показывает, как надо управлять этим агрегатом и не преминув заявить, чтоб этот эпизод тоже был обязательно упомянут в рассказе. Вот, дорогая героиня-подруга-соавторша, упоминаю! Как подтверждение моей концепции – писал, пишу и буду писать правду, только правду и ничего, кроме правды, - какими бы смешными, нелепыми, дискредитирующими или подчеркнуто невероятными, утрированно порнографическими, преувеличенно эмоциональными ни казались мои тексты разным читателям. На том стою и не могу иначе!

    С каждым выпитым глотком вина, с каждым словом беседы, с каждым умышленным или случайным касанием друг друга накал нашего влечения сильнее, градус взаимного желания выше. Уже не чмоки наши поцелуи, а глубокие взасос. Уже не легкие прикосновения к ее бедрам осуществляют мои руки, а откровенные ласки ее междуножья, уже не легкие поддевания ногтем ее сосков поверх ткани ночнушки, а явное теребление-покручивание, уже не легкая игра с ее стороны с моим грудным и ножным мехом, а прямая дрочка моего члена, правда, в замедленном темпе, как бы подчеркивая – это еще не секс, это только прелюдия, причем вынужденная, в ожидании пресловутого разносчика пиццы, лишь бы не по кличке Годо.

    Чтобы как-то отвлечься от всепоглощающего желания, идем в комнату, убираем покрывало, осматриваем траходром, оцениваем интерьер, прикидываем оптимальную освещенность во время предстоящего процесса. Понятно, что верхний свет будет слишком резким, свет в прихожей при открытой комнатной двери будет таким же неприятным, а при закрытой – иметь нулевую эффективность. Моя практичная Алёнушка и тут проявляет сметку. На дальней тумбочке обнаруживается ночник. Щелк – и комнату заливает мягкий, спокойный свет, создающий какой-то особый уют и романтичный настрой.

    И вот представьте: интимный полумрак, широкая кровать, полураздетая женщина, мужчина с репутацией Казановы. Они слегка распалены взаимными ласками… Что они будут делать? Предаваться страсти? Как бы не так! Первым делом мы померились ростом! И я оказалась выше не целый сантиметр! И гордая, тут же оказалась в жадных объятиях моего мохнатого друга.

    Да пошел он к чертовой матери, этот разносчик! Мы долго целуемся посреди комнаты, затем ее ночнушка и мои трусы улетают в разные стороны, и мы валимся на кровать, продолжая страстно целоваться и жадно ласкать друг друга, стараясь не упустить ни единого сантиметра плоти желанного тела. Несколько перекатов по кровати и мой вздыбленный член оказывается перед ее лицом. С огромным желанием и страстью, с беспредельной нежностью и лаской Алёна берет его в рот и начинает сосать. Она гладит меня по попе и теребит яйца, она то вбирает глубоко до горла, то играется одними губами, она доставляет мне огромное удовольствие и кайф. Глажу ее волосам и шепчу:

    - Моя девочка, моя сладкая крошка, моя вкусная Алёнка, как же мне приятно, как же классно ты сосешь, как мне все это нравится!
    Алёна на секунду выпускает член изо рта и вносит цензорскую поправку:
    - Не нравится мне это слово, честно тебе скажу.
    - Тебе не нравится сосать? – удивленно откликаюсь я, не врубившись сразу в смысл ее фразы. Вроде бы по всем нашим предыдущим беседам не возникло у меня впечатления ее антипатии к минету.
    - Сосать мне нравится, - уточняет Алёна. – Мне не нравится слово «сосать». Потому что это не «сосать», это совсем другое, это оральные ласки, нежности, минет.

    И сочтя объяснение достаточным, продолжает сосать, эээ… пардон, делать минет. А я, стоя на коленках посреди кровати, продолжаю блаженствовать. Под мягким светом ночника видна склонившаяся передо мной фигура Алёны с неутомимо ходящей вперед-назад головой. Царит тишина, иногда прерываемая моим вздохом от наслаждения и типичным для данного процесса чмокающим звуком. Руки мои продолжают получать вспомогательный кайф, гладя ее волосы, а основной кайф получает член от ее умелых губ, тут же передавая эти ощущения в мозг, который, в свою очередь, заставляет восторгаться весь организм. Минет в Алёнкином исполнении великолепен!

    - А к слову «лизать» у тебя нет претензий? – спрашиваю я спустя некоторое время, ибо не хочу доводить акт до конца всего лишь минетом, да еще и так быстро после начала интима, а приступать к классическому либо анальному сексу пока не хочется, раз подспудно довлеет мысль, что нам обязательно помешают.
    - Нет, оно верное, - выпустив член изо рта, но продолжая его подрачивать, отвечает Алёна. – Куни и «лизать» - синонимы, а вот «сосать» и минет, да не обидится на меня знаменитый писатель DD – нет. На мой личный взгляд, конечно!
    - Ну тогда ложись поудобней! Сейчас я буду тебя лизать!

    Не утруждая себя разворотом, чтобы положить голову на подушку, Алёна тут же ложится поперек кровати, разводит ноги и берется руками за свои соски. Поигравшись с ее животиком и бедрами, я сползаю ниже и ниже, развожу пальцами упругую мякоть половых губ, подметив с удовлетворением ее обильное увлажнение, и вначале медленно, с чувством-толком-расстановкой, а затем постепенно убыстряя, приступаю к тому самому процессу, который был обещан ей, который она, по ее же словам, так и не распробовала, ощущая в себе и немалое удовольствие от лизания ее клитора и половых губ, пытаясь по мере возможности и проникнуть языком вглубь влагалища, и в то же время тщеславно надеясь, что сумею своими ласками доставить ей незаурядное удовольствие с пиком-оргазмом.

    Удовольствие-то она получает, тут сомнений нет. Пощипывания своих сосков, охи-вздохи-стоны, краткие восклицания «Да! Хорошо! Давай!», попытки взъерошить остатки волос на моей лысине, поддавание тазом то навстречу мне, то скольжение по постели, не оставляют в этом никаких сомнений. А вот удалось бы мне довести ее так до оргазма, даже если предположить, что не раздался бы звонок в самое неудачное время, когда мы оба полностью были погружены в процесс, гадать не буду. Если захочет, пусть сама Алёнка и ответит. Но звонок (на ее телефон) раздался, и было понятно, что это не беспечные подруги и не коллеги-трудоголики беспокоят ее почти в полночь, а прибыла наша пицца.

    Нехотя отрываюсь от моей вкусной девчонки, бегу на кухню, отвечаю на звонок, даю указания, по какому домофонному номеру позвонить, на какой этаж подняться и куда повернуть. Затем наспех одеваюсь, встречаю разносчика, принимаю еду, расплачиваюсь и выпроваживаю. Мне пока не до еды, снова раздеваюсь до трусов, спеша вернуться в комнату и продолжить ласки, но открыв дверь комнаты, вижу, что Аленка в ночнушке.
    - Ты почему оделась? – и предположив, что гастрономический голод сильней сексуального, предлагаю, - хорошо, давай тогда быстренько покушаем и вернемся.

    Затуманенный от желания взор Алёны выдает и ее аналогичные мысли по отношению ко мне. Мол, мне не до еды, но наверное DD кушать хочет, раз не снял трусы, и надо перекусить, а затем со свежими силами продолжить ласки.
    - Да, пойдем поужинаем.

    А вот тебе, читатель, и Алёнкин прокол. Если салат был вкусный, то пицца… нет, я понимаю, что есть любители и такого. Но чтобы мясная (ну хорошо, колбасная) пицца была с ломтиками ананаса? И соленость сочеталась со сладостью, ввергая пищевой аппарат в смятение – хозяин, ты что творишь, от трех бокалов вина так опьянел или от этой девчонки-пампушки, кидаешь в меня все подряд, а запросы табачного дыма для утрамбовки гасишь безвкусной минералкой?

    Пицца был гавайская стандартная: ветчина с ананасами. Правда, не лучшего качества, ибо ананасы были сладкими, явно из компота. Каюсь. Но я ее не готовила, только заказывала ))))))))

    Но вот, ужин позади. Что же мне рассказать про эту ночь безграничной нежности и сладостной ласки, ночь бурного желания и яркой страсти, ночь откровенных бесед и взаимного доверия? И стоит ли? Ведь каждый из вас изведал такие чудные мгновения, когда летишь с партнершей на одной волне, когда все действия желанны и приемлемы, когда забыто прошлое и неважно будущее – ты живешь здесь и сейчас, ты стараешься ради нее, она отвечает полной взаимностью, и жалеешь лишь о том, что не имеешь магической власти над временем, чтобы воскликнуть: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!».


    НОЧЬ

    Поужинав, мы вернулись в постель и немедленно приступили к сексу. Однако шикарная, просторная кровать оказалась пригодна только для малоактивных ласк. При переходе к активным, она начинала скрипеть так, что мозг автоматически застревал на мысли, как же нам сейчас завидуют соседи)))))) И так как групповухи мы не планировали))))))), нужно было искать решение проблемы. Беремся за углы матраса и размещаем его на полу. Подушки наши упираются в дверь, ноги почти касаются кровати, справа меня ограничивает стена, а Алёну слева журнальный столик, но это все ерунда.

    Я уже не упомню, какие позы каких видов хронологически следовали один за другим. Но всего было много, очень много, более чем много… и все равно мало. Мы крутились и вертелись как душе угодно, мы ласкали друг друга то с жаждой путников в пустыне, нашедших воду после многодневного путешествия, то с пресыщенностью изнеженных сибаритов. Я трахал Алёну то в киску и попку, то в ротик и между грудей. Она то скакала на мне победной амазонкой, то вставала в покорную коленно-локтевую. Неоднократно озвученная Алёной мысль о том, что она не кончает во время первой встречи с новым мужчиной, избавляла меня от необходимости подыскивать ключи к замку ее оргазма: я просто от души наслаждался великолепным трахом и гармоничной партнершей. И тем приятней был сюрприз, когда вдруг тональность ее стонов во время очередного вагинально-анального фрагмента с чередованием члена и пальцев в разных дырочках стала неконтролируемо учащаться, тело задергалось, ногти оставили следы на моих руках и боках, и издав протяжный всхлип-вскрик, Алена безвольно распростерлась, широко раскинув руки и ноги в стороны.

    Бурный трах перемежался откровенными разговорами, которые в свою очередь, вновь возбуждали нас. То я начинал ласкать соски ее груди, когда вроде утихомирившись после очередного захода, она лежала на боку, прижавшись ко мне спиной. То она, смотря мне в глаза затуманенным от желания взором, впивалась мне в губы страстным поцелуем, обжигая мое тело прикосновениями своих ладошек, словно электрическими разрядами. Я теребил ее клитор, проникал в вагину и анус пальцами, и снова вторгался в неё прошеным захватчиком. Она дрочила и сосала член, смазывала его гелем и садилась на него попой, лаская одновременно свой клитор и дерзко глядя мне в глаза как глава приглашенной оккупационной власти.

    Мы несколько раз говорили друг другу, что надо бы поспать немного, чтобы утром со свежими силами приступить ко второй части нашей феерии, но никак не могли отлипнуть друг от друга, чтобы свернувшись калачиком каждый в своей части постели, погрузиться в сон. Уснуть же, держа друг друга в объятиях, казалось немыслимым. Зачем спать, если можно еще и еще ласкать друг друга? Зачем закрывать глаза, если можно восторженно смотреть друг другу в глаза, и упиваться телами друг друга? Зачем отключать слух, если можно продолжать говорить, задавать вопросы и отвечать на них, доверять друг другу очевидные и невероятные случаи из своей жизни? Зачем гасить тактильные ощущения, если можно по ходу беседы ненавязчиво гладить друг друга, целовать мимоходом, зарываться пальцами в шелк ее волос и мех моего тела?

    Наконец, на ее очередной вопрос:
    - Ну когда же мы уснем? – отвечаю
    - Может быть, я кончу, на некоторое время потеряю интерес к сексу, и тогда усталость после трудного дня возьмет свое?

    И Алёнка со знанием дела приступает к минету. Пройдясь ласковыми поцелуями во всему моему телу: от груди и живота до бедер и колен, она играет с яйцами и щекочет ногтями ягодицы, затем берет член в рот. Плавно и постепенно меняя темп: от медленного ласкающего минета до бурного и нацеленного на кончание отсоса, она упорно трудится над моим оргазмом, только и видно взлетающие вихрем волосы: вверх-вниз, вверх-вниз. Член кайфует в ее умелом ротике, а мозг рассылает эндорфины по всему организму: миг наивысшего блаженства все ближе и ближе. И тут случается нечто, что невозможно никак запрограммировать заранее и только благодаря удачному стечению обстоятельств реализуется. Кажется, от наплыва кайфа я забываю сказать «Стой!» и только руками на секунду торможу ее голову. Каким-то случайным движением ее губ или языка крайняя плоть немного наползает на головку и только после этого следует первый выплеск семени. И насколько могу мысленно смоделировать процесс, получается, что вместо тугих, быстрых и дискретных струй спермы ей в рот начинает литься тягучий, непрерывный и медленный поток любовного эликсира. Не звучит и «Давай!», вместо этого я убираю руку с Алёнкиной головы, давая знать, что можно продолжать в ускоренном темпе, и чувствую, как она быстро-быстро высасывает из члена и глотает сперму, причмокивая и стараясь не пролить ни капли.

    А вот вам антитабачная реклама. Сперма была с привкусом табака. И это притом, что DD мужественно воздерживался от курения весь вечер и всю ночь!!!!!!!!!!

    Лежу несколько минут в блаженной истоме, пока не чувствую прижатие прохладного тела вернувшейся из душа Алёны и ее благодарный поцелуй в губы:
    - Пойдем еще выпьем вина? И перекуси тоже, восстанови силы. Они тебе еще понадобятся. Ты так легко от меня не отделаешься. Давай-давай, не ленись, я оставила воду открытой.

    Посещаю санузел, принимаю душ, натягиваю трусы и следую на кухню, где Алёна в своей ночнушке возбуждающего оранжевого цвета уже разлила по бокалам очередную порцию вина и воткнула две ложки в брикет мороженого. Нежная моя девочка, хозяюшка-хлопотунья, как же ты мне близка и дорога, как я ценю твою ласку и страсть! Положив ей руки на плечо, целомудренно целую в щечку и сажусь рядом, трапезничать то ли очень поздним ужином, то ли очень ранним завтраком.

    …И вновь продолжается бой! Мы возвращаемся в комнату, ложимся, и этот ее поцелуй – совсем не «спокойной ночи, дорогой». Его можно перевести как «эх раз, да еще раз, да еще много-много раз». Что подтверждается вскоре ее взятием в рот и активным сосанием вяловатого, по правде говоря, члена.
    - Знаешь, он так скоро не встанет, наверное, - осторожно предупреждаю я.
    - Ну, мы это еще посмотрим, - усмехается Алёна. – Дело мастера боится.

    Ну да. Русская народная поговорка не обманывает. Дело мастера боится. Тем более мастеров. Так и есть. И еще два часа, пока не стало светать за окном и ранний летний рассвет не заставил поблекнуть свет ночника, мы трахались и сосались, мы ласкались и болтали, мы кайфовали и наслаждались всего в паре десятков сантиметров выше уровня пола. Однако прагматично. Ни в какой позе не боишься слететь с кровати и брякнуться оземь всем весом в центнер с лишним.

    И только когда женский организм воспротивился этому марафону (Алёна была вынуждена намазать член гелем для введения во влагалище), а натертый и немного даже покусанный член стал подавать в мозг сигналы о желательности перерыва, мы, не сговариваясь, прервали очередной акт (Алёна скакала на члене, сидя спиной ко мне), она рухнула набок, плотно прижавшись спиной к моей груди, я уткнулся ей в шею и положил руку на грудь, и Морфей доказал, что раз ему подвластны бессмертные боги, то простым смертным тем более никуда не деться.

    Всё правда. Написал столько и так, что и добавить нечего. Помню только свое удивление, когда посмотрела на часы и обнаружила четыре часа утра. А мы еще не ложились))) То есть, конечно ложились, но не засыпали)))))))))


    УТРО

    Три с половиной часа я проспал как убитый. А на исходе четвертого Гипнос послал мне удивительное и очень приятное сновидение. Якобы я лежу на боку, обнимаю прижавшуюся ко мне спиной аппетитную молодую женщину, ощущаю ее одуряющий и возбуждающий запах. Сжатый в руке ее сосок крепнет и заставляет восстать мой член, который тихой сапой раздвигает ее большие и малые половые губы и с удовольствием, не спеша, вдвигается в сочное, мягкое, влажное нутро ее женского естества. Открываю глаза. Нет, это не сон. Или, вернее, продолжение сна. Мой утренний стояк и отдохнувший организм Алёны помогли члену практически незаметно войти в ее киску, и наше утро началось с медленного, ласкового, проникновенного и прочувствованного классического секса в позе «ложкой».

    Ох уж эта мужская (ну ладно, пусть будет DD-шная) тяга к разнообразиям! Ну что мне стоило так и трахать Алёну: долго, сладостно, неторопливо, ощущая, как она кайфует от продолжительного утреннего секса? Минут через десять мне взбрело в голову достать член, повернуть ее на спину и взобраться на нее в миссионерской позе. И не сообразив спросонок смазать член гелем (вот же дурень, ну открой же глаза, протяни руку, вот он тюбик, стоит на журнальном столике), въехал ей с размаха в попу. Алёнка вскрикнула и моментально отстранилась:
    - Что ты делаешь? Порвешь, не надо! – на лице у нее явно читалась боль и сбитый настрой.
    Попытка исправить ситуацию с помощью смазывания и повторного захода была неудачной. Алёна поморщилась, снова отстранилась и сказала с подначкой:
    - Больно, не надо в попу! Так тебе и надо, трахай пока только куда положено.

    Что ж поделать? Виноват? Виноват! Отдувайся и доказывай делом свое искреннее раскаяние. Пришлось так и поступать. Трах был продолжен в той же миссионерской позе, но в миссионерскую дырочку, благо утренний стояк все длился и длился – вот она, польза от позднего засыпания. Постепенно строгое выражение лица моей подруги стало сменяться блаженствующим и довольным. Прикрыв глаза, она тихонько поддавалась навстречу моим движениям, задышала чаще, стала гладить ладонями мое лицо, шею, плечи. Затем, ухватив за затылок, резко привлекла к себе, поцеловала взасос, и когда уже открыла глаза, я увидел в них ту самую поволоку, стремление получить и дать максимальный кайф от интимной близости, которые были мне уже хорошо знакомы по вечеру и ночи.

    И снова, почти до 11 часов утра (квартира была снята до полудня) пошла наша круговерть нежных ласк, бурного секса (но уже в две дырочки, покамест попочка побаливала) и откровенных разговоров. Лишь на излете времени, возможно, чтобы показать мне, что она больше не сердится на меня за неудачное проникновение в попу, а возможно и потому, что такой фрагмент ей нравился больше всего, Алёна обильно смазала член гелем и вставив себе в анус, поскакала амазонкой, не забывая натирать клитор, постанывая все чаще и чаще от того, как я в том же ритме, крепко сжав, дергал ее соски и покачивал на весу груди.

    - А как ты управляешь своим оргазмом? Почему говоришь, что можешь кончить на заказ?
    - Вообще-то да, я могу кончить тогда, когда захочу. Могу через минуту. А могу и через несколько часов. Кстати. Хозяйка мне сказала, что мы можем продлить аренду, если захотим. Не обязательно на сутки, можно и на несколько часов. Может, позвонить и продлить, пока не поздно?
    Алёнушка некоторое время думает, смотрит на настенные часы и с сожалением качает головой.
    - Нет, DD. Не могу никак. Я б сама с удовольствием. Но объективно невозможно. Тем с большим желанием будем ждать нашу следующую встречу.

    Каюсь, я сбежала не только потому, что боялась перетраха, я знала, что у него свидание вечером с другой женщиной - старой подругой, и не хотела передать ей измочаленного мужчину.
    - Скажи, а ты как-то подстегиваешь себя, когда надо быстро кончить?

    - Ну да. Я же не робот, чтобы поставить срабатывание реле на определенное время и ни о чем больше не беспокоиться. Какие-то мысли подстегивают наступление оргазма, какие-то (не сексуального, а бытового, рабочего, служебного порядка) отдаляют.
    - Ну тогда начинай свои эротические думки. Значит, говоришь, за минуту кончишь? – улыбается коварно.
    - Нуу… не надо так буквально все понимать с точностью до секунды. Но за несколько минут, две-три, самое большее пять – кончу без проблем. Мы точно потом одеваемся и уходим? Нет никаких вариантов продолжения.
    - Точно.
    - Тогда приступай. Развернись только так, чтоб я мог параллельно гладить твою попочку и целовать бедра.
    - А расскажи мне, что ты воображаешь, когда тебе надо срочно кончить? – спросила Алёна, развернувшись в требуемую позу и взяв член в рот после нескольких секунд дрочки и облизывания.
    - Какую-нибудь мою реальную знакомую, но с которой секса пока не было. Например, коллегу, соседку, клиентку, родительницу или учительницу из школы, где учатся мои дети, в общем, такого плана. Никакие смазливые певички или топ-модели не влекут меня. Во всяком случае, настолько, чтоб в такой ответственный момент еще и фантазировать попусту.

    Вряд ли минуту, но точно никак не больше пяти минут длился финальный минет этой нашей незабываемой встречи с Алёной. Моя четкая нацеленность на кончание и ее безупречная техника привели за короткое время к желанному результату. На сей раз я не забыл сказать «Стой! Давай!» и сжав ее руку возле основания члена, дал прочувствовать нужное мне давление для получения максимального кайфа. Не отступила теперь и она от обещанного и дозволенного. Приняв в рот все извержения до самого конца и дождавшись моего выдавливания из канала всей находящейся там спермы, она ловко поднялась и побежала в ванную, пока я лежал в блаженной прострации пару минут, перед тем как посчитать секс завершенным и приступить к плановому отходу на заранее заготовленные позиции.



    СМС-ки СРАЗУ ПОСЛЕ ВСТРЕЧИ

    Она проводила меня до станции, сама еще идет пешком домой, я уже в метро.
    - Забыла спросить, а какой номер? Ответь, пожалуйста!
    Я открыл блокнотик, занес порядковый номер, записал ее настоящее имя и в скобках ник «Легкий сумбур». И ответил:
    - 134-я.
    - Ты прелесть, DD!
    - Я восхищен тобой, Алёна!

    P.S. от DD. Что мне больше всего запомнилось в этой феерии? Конечно же, поволока ее глаз, когда в очередной раз тянулась губами к моим, возбуждая и возбуждаясь, звук ее меняющегося при этом дыхания, теплые ладони, оглаживающие мех моего тела, от прикосновения которых меня словно пронзали разряды электрического тока, и было уже неважно, после этого поцелуя куда проникнет мой член: во влагалище, анус или рот. Вот этот взгляд, дыхание и прикосновения рук – те самые картинки, с предельной четкостью возникающие в моем мозгу, когда я вспоминаю Алёну. Именно их и хочу изведать еще и еще раз, поставив на себе эксперимент, будут ли повторы так же приятны, как и тогда? И еще - реализуем ли те фантазии, о которых писали друг другу, но для воплощения не хватило времени? Мне кажется, что да, а может и еще больше! Что скажете, читатели? А ты, Алёна?


    ИЗ ПЕРЕПИСКИ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПЕРЕД ПУБЛИКАЦИЕЙ

    Не хочешь ли написать P.S. от Алёны?
    Не хочу!!!!!!!!!!!!!! И так много!
    Z Girl нравится это.