Четырехполюсник восьмого года

Часть 4. Трехфазная вспышка

  1. Добрый Друг
    ЧЕТЫРЕХПОЛЮСНИК ВОСЬМОГО ГОДА


    Часть 4. Инга, или Трехфазная вспышка



    ИЗ ПЕРЕПИСКИ НА МАМБЕ

    - Уговаривать ты умеешь. Я с тобой встречусь. Там посмотрим, сможешь ли выполнить мою просьбу. На словах все вы крутые, а как до дела доходит – сразу в кусты. Нет, здесь не скажу. И по телефону не скажу. Ничего, не горит, я подожду! Через два дня, в два часа дня, (там-то) ночной клуб (такой-то). Явишься?
    - Там разве ночной клуб? По-моему, кафе, нет?
    - И от этого человека, не знакомого со злачными местами Эмска, я жду исполнения своего заветного желания? Днем кафе, вечером ночной клуб. Фамилию директора сказать?
    - Гнать с работы таких директоров! Раз не в силах удовлетворить потребности клиенток, и те вынуждены обращаться к посторонним добрым дядькам.
    - Это ты хорошо сказал «посторонним». В этом вся суть, DD!
    - Понимаю, Инга, всё отлично понимаю! Ничего не обещаю, но постараюсь.


    ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ, В ДВА ЧАСА ДНЯ

    Ночное кафе днем – жалкое зрелище. Официанты ползли как сонные мухи; уборщица лениво шкрябала шваброй тут и там, почти не влияя на чистоту пола; утомленные нарзаном подсобные рабочие, матерясь шепотом, устало крепили снежинки к окнам и вешали подпотолочную мишуру: восьмой год был на двенадцатом месяце, девятый уже пихался локтями, оживленно проталкиваясь на белый свет. А народ в едином порыве готовился к его встрече.

    Инга предупредила смс-кой, что чуть задержится, поэтому я, не томясь в бесплодном ожидании, занял отдельный кабинет с отдернутой шторкой и заказал себе кофе с соком. Закурил сигарету, и стал рассеянно озирать окрестности свысока (кабинеты находились на своеобразных возвышенностях по левую и правую стороны от общего зала, который и превращался по вечерам в танцпол), погружаясь во влажные фантазии и реальные проблемы, которые мне предстоят с Ингой. Может, девственница… и хочет стать женщиной? Одобрям-с! Или, с учетом особенностей национального менталитета, и того круче: оставив право дефлорации будущему мужу, изведать прелести орального и анального секса? Бурный одобрям-с! А если, допустим, девчата с ее курса поручили старосте Инге найти исполнителя курсового проекта по программированию и отблагодарят меня не материально, а морально (вернее, аморально), проведя сногсшибательный секс формата ЖЖЖЖЖЖМЖЖЖЖЖЖ? Эх, DD, наивный ты мечтатель: science fiction иногда сбывается, дроч-fantasy – никогда! Ты лучше подумай, что будешь делать, если она попросит решить проблему с каким-то несговорчивым преподом не по твоей компьютерной части, а допустим, по электротехнике? Или, мило улыбаясь, попросит купить ей модный телефон? Просто так, без обязательств, в ответ на предлагаемый тобой секс без обязательств. Или приведет с собой безусых бородачей, которые обвинят тебя в посягательствах на честь сестры? Надеюсь, я случайно не забыл взять с собой черный пистолет красные корочки.

    …А вот интересно, я тоже на своих пассий произвожу такое разное впечатление от общения в Инете и в реале? Судя по тем крохам бытовых деталей, которые мне удалось узнать на Мамбе, Инга должна была выглядеть высокой, серьезной, немногословной, рассудительной девицей в очках, в определенном смысле «синим чулком», которая только-только, на старших курсах, в 20-21 год, начинает интересоваться физической подоплекой взаимоотношений между полами. Возможно, тому причиной моя информированность в том, что она не гуманитарий, а технарь; плюс безукоризненная грамотность в письменной речи и практическая безакцентность в устной. На самом же деле Инга оказалась шумной, вертлявой, невысокого роста и субтильного сложения непоседой, пестро разодетой, с разными висюльками-бирюльками в ушах, на шее и пальцах, с контрастной челкой в коротких каштановых волосах, ассоциативно приводящие на ум слово «эмо». Заказав с третьего подхода устраивающее сочетание кофе, сока и десерта, она подвергла критике мои никотинонасыщенные и смолоопасные сигареты, достав из сумочки свои ЗОЖ-ные – длинные и тонкие, и вроде даже немного удивилась, что я поспешно щелкнул зажигалкой, дав ей прикурить, сказав «спасибо» не для проформы, а вполне прочувствованно. Затем стала оживленно рассказывать о плюсах и минусах как этого ночного клуба, так и других, о том, как весело она с друзьями и подругами проводит свободное время, отрываясь и отжигая, какие они имеют планы на предстоящий Новый Год. Но – без гламурного пафоса и упоенного самолюбования, ровно в той мере, в которой молодость не нуждается в модных брендах и прекрасна сама по себе. В общем, увидел я типаж «девчонки-рубахи-своего парня», с которой можно весело тусить и отрываться, шуметь и шалить, сплетничать и делиться сердечными тайнами, даже не подозревая, что у нее самой могут быть таковые. «Слышь, бро, а чё Инги не видать в последнее время? Дык влюбилась она в того чувака с потока, небось с ним милуется, вишь как друзей позабыла. Да ну, ты гонишь, не может быть такого, заболела, наверное». Утрированно, но по сути как-то так.

    Растормошенный юной собеседницей, оживился и вальяжный DD, вспомнил кое-какие проделки из своего студенческого прошлого. Инга задорно хохотала. Поделился своими мыслями-опасениями накануне ее прихода. Инга развеселилась еще пуще. Тщательно выбирая формулировки, разоткровенничался до конца, озвучив мысли-фантазии. Смех прекратился, уступив место смущенной улыбке и особому блеску в глазах, когда тематика разговора стала сексуальной.

    Выяснилось следующее (разумеется, полностью с ее слов). Недостатка в сексе Инга не ощущает, необходимость беречь девственность для мужа давно уже не актуальна, она уверена, что если полюбит парня и тот ее, то количество партнеров до брака никакого влияния на их чувства и совместную жизнь не окажут. О групповухе с девчонками из ее группы мечтать можно, но бесполезно. Но есть у нее заветное желание, идея-фикс, давняя мечта, не дающая покоя уже много лет. Она не может обратиться с такой просьбой к своим партнерам или друзьям, тем более подругам, потому что… ну просто не может и всё! Возможно, мне тоже такое покажется верхом наглости и пределом распущенности, она знает, что жизнь и порно-фильмы – разные вещи, и, тем не менее, вдруг я смогу?

    - Что смогу, Инга? Давай конкретней. Фильм надо снять, что ли? Я-то с радостью, но сразу скажу, оператор из меня никудышный.
    - Нет! – Инга загасила очередную сигарету, отпила глоток сока, сделала вдох-выдох, словно набираясь решимости. И не отводя взора, пленяя меня отчетливо ощущаемым блеском-желанием в глазах, твердо и раздельно произнесла. – Я хочу видеть, как ты занимаешься сексом. Чтобы на моих глазах ты имел другую женщину. Без подглядывания, явно. Сможешь?

    Однако! Неожиданно и даже очень! Тут же вспомнилась Ангела, поставившая условием секса с собой организацию МЖМ. Но тогда звезды расположились удачно, я смог быстро разыскать третьего участника, а для ЖМЖ найти третью не в пример сложнее. Есть ли у меня подруга, которая согласна на ЖМЖ? И вообще, ЖМЖ ли имеет в виду Инга? Или ее желание еще извращенней – посмотреть секс, но не участвовать?

    - А потом, на ее глазах, я занимаюсь сексом с тобой. Правильно я понял, Инга?
    - Ну да, - с недоумением подтверждает она. Мол, а как же иначе? И опасаясь, как бы наконец клюнувшая рыбка не сорвалась с крючка, поспешно добавила, - я тебе обещаю, DD. Как только ты начнешь ее трахать, я разденусь и присоединюсь. Только смотри, - хихикнула, - чтобы она тебе сцен ревности не устроила.
    - Небось не устроит! – отозвался я, скрывая ликование напускной небрежностью, будто для меня это самое обычное дело. И, в стремлении расширить грани дозволенного, внес уточнение, - а ты с ней тоже будешь ласкаться? Ты же би-ориентации?
    - Ну типа да, - без особого воодушевления тянет Инга, - ой, да я еще та бишка, больше на словах, чем на деле. Так что обещать ничего не буду. Как получится, может захочется, может нет. Не взыщи, если что. Да и твоей даме вдруг я не по нраву придусь.

    Ясно, разберемся на месте! Теперь еще бы понять, когда Инга рассчитывает на трио. Если на сегодня и сейчас, то как бы не обломился весь предвкушаемый кайф: я всего лишь предполагаю, которая из моих подруг согласится на группу, но точной договоренности-то нет, как нет даже квартиры – я приехал из Энска на пару часов специально для встречи с Ингой, иные свидания на сегодня не запланированы. Уточняю, и снова удача с нами! Конечно же, сегодня уже нет, но до конца декабря (не так уж много и осталось, кстати), в любой будний день, начиная от 2-3 часов пополудни и до 7-8 часов вечера, она будет свободна и с удовольствием реализует свою мечту.

    - DD, - робко прикасается Инга пальцем к моей руке, и это касание сейчас для меня сексуальней танца живота в исполнении группы «ВИА Гра», - ты правда сможешь? И она? Не обманывай меня, пожалуйста!
    - Ты армянский коньяк любишь? – спрашиваю я вместо ответа. – Мне летом привезли несколько бутылок, качество – во! – показываю большой палец. - Одна еще осталась. Я возьму ее с собой, и мы ее втроем разопьем…

    Инга молча улыбается, а в глазах у нее разгорается огонек страсти и предвкушения. Я пересаживаюсь с кресла на диван, и мы целуемся. Недолго, но очень страстно, с языками вперехлест, покусыванием губ и едва сдерживаемыми стонами. Моя рука гуляет поверх джинсов, по бедрам и между ними, и Инга ничуть не противится, даже, как мне кажется, слегка их разводит, чтобы мне было удобней. Но на улице зима, холодно, ткань плотная, ни черта не чувствуется, и я вполне логичным движение тяну руку наверх, пощупать грудь, навскидку неплохую такую двоечку, которая, туго топорща ткань, давно уже дразнит меня своим видом и мелькающими висюльками. Однако эта ласка почему-то Инге кажется неподходящей в данных обстоятельствах, она отстраняется и говорит: «Ну все, на сегодня хватит!».

    Инга просит (и обосновывает, а не просто ради вежливости отнекивается) не провожать ее, так что, собственно, на этом свидание заканчивается. Расплатившись и одевшись, выхожу и я на свежий воздух. Зимний день короток, сумерки надвигаются быстро, но ветра нет, редкие снежники падают долго и нехотя, словно чего-то ожидают. Я тоже жду, пока согреется машина. С остальными планами я уже определился. Ну что, восьмой год двадцать первого века, преподнесешь мне под занавес долгожданный подарок – фейерверк трехфазной вспышки? Или так долбанешь током, мало не покажется? Прекрасные девчонки, не будьте ж вы жестоки!


    ИЗ РАЗГОВОРА С ВИКОЙ ЧУТЬ ПОГОДЯ

    - Ну ты даешь, DD, я уже сто лет в группе не участвовала. Даже не знаю. Рекомендуешь тряхнуть стариной? Ага-ага, талант не пропьешь, я в курсе, а как же! – смеется иронично, но потом заинтересованно. - И что, говоришь, она совсем молоденькая? И симпатичная? Еще и опытная? Три в одном – слабо верится, это не косметика. Ну ладно, попробуем, чем черт не шутит. Заграничный коньяк нам поможет, точно! А вот когда – тут надо серьезно подумать. Еще и Новый Год на носу. Я тебе позвоню. Да-да, до начала выходных, конечно!


    ЧЕРЕЗ ТРИ ДНЯ, В ТРИ ЧАСА ДНЯ

    По первому бокалу солнечного напитка мы с Ингой отведали, не дожидаясь Вики. Та никак не смогла освободиться к трем, позвонила и сообщила, что как только – так сразу, и приедет на квартиру сама, а мы можем начинать. После второго тоста Инга перебралась ко мне на колени, и параллельно поцелую взасос, я запустил руку ей под платье (молодец, девочка, поменяла джинсы на более подходящий гардероб), проник под лосины (так же называются теплые непрозрачные колготки?), и, сдвинув кромку трусиков, с наслаждением погрузился пальцами в более чем влажную вагину. Можно начинать не только пьянку, но и секс? Я тоже так подумал. Ан нет, ничего подобного! Инга, как и в кафе, не допустила моих рук до своей груди, решительно воспротивилась попыткам раздеть ее, и напомнила, что я добровольно согласился на условие - секс с ней будет только после секса с Викой. Единственной уступкой, на которую она пошла в ожидании третьей, была дрочка моего члена (не до кончания, естественно), извлеченного из ширинки, когда она отсела на свою табуретку (стол был накрыт на кухне). Логично, петтинг – не секс!

    И тут, пожалуй, надо упомянуть про еще один бзик молодой и симпатичной, но воистину малоопытной студентки. А то читатели, привыкшие к стилю секса DD, будут удивлены отсутствием ниже тех фрагментов интима с Ингой, которые более чем часто встречаются при описании близости с другими партнершами. Когда, прощупывая ее воззрения насчет минета, считает ли она его петтингом или уже сексом, неприятным сюрпризом прозвучало вот что:

    - Ты, конечно, иди мойся, DD! И я после тебя, все равно ждем, чтобы потом не терять время напрасно. Но я не сосу. Вообще. Никому и никогда. В принципе. И не лижу. Скажешь своей подруге, чтоб без обид, - и понесла дальше какую-то ересь насчет того, как ей противно брать в рот или касаться языком тех мест, которые предназначены для туалетных функций.

    Злить вопросом про анал я не стал, ответ был достаточно предсказуем, но решив стоически вынести удары судьбы, спросил насчет обязательности презервативов (они у меня были, но я надеялся обойтись без). К счастью, в этом вопросе Инга подсластила горькую пилюлю секса без минета, сказав, что только в том случае, если я непременно хочу кончить в нее.

    - И вообще, DD, - смягчив тон от категоричного до просительного, положив свою ладошку мне на руку, произнесла она, - у меня заинтересованность сегодня другая. Посмотреть, как занимается сексом другая пара. Побыть зрительницей, и, совсем чуточку – эпизодической участницей. Ну или помощницей. Но в главных ролях – вы и только вы. Ферштейн?
    - Ферштейн! – ответил я с напускным энтузиазмом. Ибо – а куда ж я денусь? Назвался груздем – лезь в кузов.

    …Вика явилась – не запылилась, в половине пятого, если не позже. Мы с Ингой к тому времени, искупавшись порознь, но все равно одевшись, сидели на кухне, болтали о том, о сем, не спеша отпивали из бокалов, заедали разными сладостями, покуривали, попивали кофе (черт, не догадался взять атрибуты для заварного, пришлось довольствоваться растворимым), и временами, для поддержки тонуса и должного настроя, лениво и расслабленно целовались взасос, лаская параллельно гениталии друг друга: я напрямую, преодолевая платье, лосины и трусы, она – поверх брюк. Подействовал ли коньяк – на самом деле отличный, настоящий, достойный смакования, а не поспешного глотания для скорейшего получения алкогольного эффекта, или погода за окном жарко натопленного помещения - за хороводом снежинок, сопровождаемым легкой метелью, несвойственной нашим краям, просвечивала праздничная новогодняя иллюминация большого магазина напротив, но настроение было благостное и умиротворенное, словно летом на пляже. Хотелось обнять девушку и, не трахая, уснуть в обнимку, согреваемый с одной стороны ее горячим телом, с другой – палящими лучами солнца.

    Итак, раздался дверной звонок – явилась Вика. Нет, Вика не явилась. Вика ворвалась словно цунами, шторм, буран. Отряхиваясь от снега и непрерывно болтая, она взбаламутила нас своей энергией и энтузиазмом, овеяла зимней свежестью, прошлась вихрем по квартире, успела высказаться по всем подразумеваемым вопросам:

    - DD, я ж не бездельница, сказала сама приеду – вот как успела, так и приехала. Новый Год на носу, вам-то мужчинам что, ешь-пей-гуляй, а нам (я ж права, милочка) – женщинам, покупать, готовить, убираться, мечемся, как белка по замкнутому кругу, к празднику ничего уже не хочется. Этот наглый тип не обижал тебя случайно? Ты только скажи, мы его быстро в оборот возьмем. Ой, как вы тут накурили, давайте я окно открою, от форточки тут пользы ноль. Тебя как зовут, Инга? Очень приято, я Вика. Инга, в, - назвала магазин, - новогодняя распродажа косметики от (допустим) Л'Ореаль, знаешь, нет, если пользуешься, загляни, не пожалеешь. И если что-то нестандартное понадобится, обращайся – помогу. DD, ну где твой хваленый коньяк? – опрокинула бокал одним махом, как рюмку водки, подмигнула, занюхала пародийно кусочком шоколадки, бросила его в рот, разжевала, проглотила, облизала эротично губы и томно, с французским прононсом, произнесла, - шарман, прелестно, прелестно! – и уже обычным тоном. – Ну что, молодежь, рассказывайте! Какие планы на сегодня и вообще?

    Было видно невооруженным глазом, насколько Инга изумлена таким напором от неугомонной тетеньки. Глаза широко раскрыты, округлившиеся губы словно готовы к удивленному восклицанию, но они все больше и больше растягиваются в веселой улыбке: мне повезло в очередной раз – Инге понравилась гиперактивная тетушка Виктория, ей стало ясно, что они в разных нишах и разных весовых категориях не только в прямом смысле слова, интриговать и ревновать, строить козни и перетягивать одеяло на себя бессмысленно, надо расслабиться и получить удовольствие.

    - Она всегда такая… оживленная? – подобрав удачное слово, тихонько спросила меня Инга, когда Вика на минутку отлучилась.
    - Ты еще не знаешь, какой она становится словоохотливой во время секса, - усмехнулся я. – В случае чего чтоб не удивлялась.
    - О-о-о… - только и смогла протянуть озадаченная девушка.

    Когда Вика вернулась, я провозгласил тост за взаимопонимание, он был скреплен тройным поцелуем нависших над столом участников грядущего трио, и мы перебрались из кухни в комнату.

    Если у комнаты был дизайнер, он бы получил заслуженный приз за «минимализм». В спальной, которая одновременно являлась гостиной, детской, столовой и еще чем угодно, так как квартира была однокомнатной, находилась только кровать – большая, двуспальная (мне она даже почудилась большего размера, если и не трехспальной «Ленин с нами», то двухсполовинной точно), застеленная белоснежным бельем без малейшего пятнышка или подобия узоров, но и только. Ни тумбочек, ни стульев, ни шкафов. Голый функционал. В какую-то секунду меня озаботила мысль «А где будем раздеваться? В коридоре, что ли?» (там был одежный шкаф). Но мои практичные напарницы, моментально сориентировавшись, занесли из кухни в комнату по табурету. Вика поставила его рядом с кроватью и стала складывать на него свою и мою одежду. Инга разместила его у противоположной стены, и, не раздеваясь, уселась на него, смотря на нас во все глаза, стараясь не упустить ни малейшей детали в рамках ролевой игре «зрительница».

    Верхний свет мы не включали, комната освещалась лампочкой из коридора и, сквозь кисейную занавеску на окне, всполохами новогодней иллюминации от магазина через дорогу. Шумели внизу автомобили, слышался гомон голосов покупателей, активно посещающих крупный торговый центр в преддверии праздника, и на этом романтично-реалистичном фоне мы приступили…


    РАСКАДРОВКА

    Не хочу описывать весь процесс секса ЖМЖ, нивелируя словами магию действия. Приведу лишь несколько кадров, запечатлевшихся намертво, кои и сейчас, восемь лет спустя, волнуют кровь и будоражат чувства, пробуждая в глубинах памяти отзвуки того волшебного вечера и страстного переплетения тел.

    1) Недолгий поцелуй взасос, и голая Вика, опустившись на колени возле бортика кровати, берет в рот мой член и начинает сосать. Поглаживаю кудри черных волос, пропускаю временами пальцы между локонами и задаю темп, иногда притормаживаю ее движения и сам трахаю в рот, вроде все как всегда, но сейчас непроизвольно кошусь вбок – как реагирует Инга на вид минета вживую? Инга старается не выдать свою возбужденность, сидит неподвижно, лишь скрещенные на груди руки еле заметно, в такт наблюдаемым фрикциям, движутся вверх-вниз (предполагаю, что возбуждают соски через два слоя ткани). Жестом приглашаю присоединиться, но она качает головой: дескать, нет, дорогой друг DD, минет – это не секс, следующий номер программы, пожалуйста!

    2) Вика стоит раком на краю кровати, я ее трахаю. Сдерживаемое во время минета в силу понятных причин звуковое сопровождение уже потихоньку проявляется (забегая вперед, отмечу для справедливости, что в тот день Вика в меру сил тормозила свою словоохотливость, заметив, видимо, что для Инги такое поведение непривычно). И вот он – момент истины. Привстав, Инга задирает подол платья и начинает снимать свои белые плотные лосины. Белой молнией мелькают перед моим взором ее трусы и спелые, манящие, неожиданно полные для ее миниатюрного телосложения бёдра. Затем она снова садится, скатывает лосины до конца, снимает, встает, аккуратно сложив, кладет на сиденье. Снимает платье, встречается глазами с моими, жадно пожирающими ее ладное тело, плоский живот, талию, гитарным изгибом переходящую в поясницу, улыбается смущенно-победно (ты сдержал свое слово, держу и я), опять-таки, не спеша, словно дразня меня, складывает его на табурет, и сразу же, не медля ни секунды, снимает трусы! «Ах, как хорошо! Ох, как классно!» - хочется мне воскликнуть в унисон с Викой, но я, разумеется, молчу, и сладострастным взглядом отслеживаю каждый сантиметр пути Инги к нам.

    3) Вика стоит раком на краю кровати, я ее трахаю. Рядом, прижавшись горячим бедром к моему, стоит Инга. Обняв меня одной рукой за спину, она типа помогает мне трахать напарницу, подталкивая меня ею и двигая своим тазом вперед-назад, повторяя мои движения. Раздвинув Викины ягодицы, я показываю молодой партнерше, как во влажной глубине снует туда-сюда живой поршень. Некоторое время Инга смотрит на это с таким же упоением, как я несколько секунд назад наблюдал за ее неполным стриптизом (лифчик пока на ней). Спускает руку с моей спины ниже, хватает за мохнатое полупопие, от избытка чувств то ли щипает, то ли пытается ухватить крепче, то ли теребит, подбрасывая на ладони. Какой мессидж она пытается таким образом донести до меня, могу только гадать; но убрав правую руку с Викиной попы, перемещаю ее на ягодицу Инги, тискаю с громадным кайфом, потом проникаю двумя пальцами сзади в ее мокрющее влагалище, и еще одним умудряюсь скользить по клитору. Инга прижимается ко мне плотнее, тянется губами к моим, и я, продолжая трахать Вику членом, а ее – пальцами, сливаюсь с ней в сладчайшем и вкуснейшем поцелуе, краем сознания улавливая ее еле слышное постанывание, ничуть не менее заводное, чем дифирамбы от Вики. А вот и апофеоз: Ингу пробивает мелкая дрожь, влагалище пульсирует, она крепко обнимает меня, делает хаотичные движения тазом и обмякает. Еле слышно просит: «я немного полежу, хорошо?».

    4) Трахаю Вику в миссионерке. На кровати. Оклемавшаяся Инга рядом. Теперь, как мне кажется, обращает внимание не на контакт половых органов, а на мимику моей взрослой партнерши, пристально всматриваясь в ее лицо и пытливо заглядывая в глаза. Из-за этого Вика напряжена и непривычно молчалива. Но – молодчина – находит гениальный выход. Она делает зрительницу участницей. Вика тянется к Инге губами, и та не отстраняется, не увиливает, вначале просто подставляет губы, потом втягивается, и теперь – подо мною и рядом – очередной вау-кадр: я трахаю одну подругу, которая в этот момент целуется с третьей. Так началось первое лесби в моей жизни, несмотря на имеющийся опыт ЖМЖ и «пара на пару». Но в тех эпизодах женщины не были бишками, и я впервые наблюдаю реально, в считанных сантиметрах от моего лица, откровенный поцелуй двух женщин. Притом с достаточно большой разницей в возрасте: Вика запросто годится Инге в матери. И как понимаю, их ласки поцелуями не ограничатся. Повезло, что тут скажешь? Так, надо мне менять позу или отвлечься от распутных мыслей, а то вот-вот кончу, а это в мои планы пока не входит. Ну-ка, девочки, а давайте теперь так…

    5) Зеркалка с кадром №4. Трахаю Ингу в миссионерке. Вика рядом. Целую то одну, то другую, то они смакуют губы друг друга. Меняю позу, оказываюсь как бы в сидящем положении на собственных пятках, продолжая натягивать Ингу, открываю Вике более полный доступ к ее телу. И только теперь Вике удается, применяя нежные поглаживания и ласковые словечки, снять с Инги лифчик. Ну да, если сравнивать с эталонными образцами, Инге было чего стыдиться. Груди у нее разного размера и выглядят не очень красиво. Но мы с Викой тоже далеки от античных статуй Венер и Аполлонов, поэтому, ничуть не смутившись, припадаем губами к ее соскам. Которые в полном согласии с женской физиологией твердеют, наливаются и предоставляют хозяйке ожидаемые преференции от ласк. Снова откинувшись назад, предоставляю Вике возможность ласкать обе груди, чередовать их с поцелуями, и потихоньку пробираться шаловливыми пальцами ниже, пробовать клитор на упругость, раскрывать складки половых губ, меж которыми размеренно скользит туда-обратно мой член, как хобот довольного слона.

    6) Может, правы малолетние дрочеры, уверенные, что слово «лезбиянки» произошло от глагола «лезать»? Тихой сапой отстранив меня от заманчивой дырочки молодой девушки и немного пососав мне член, чтоб не бухтел особо, Вика примостилась между ног Инги, медленно, предвкушая и примериваясь, поласкала пальцами окрестности от пупка до бедер, и уверенно припав к межножью, стала активно ее вылизывать. О, как почти сразу заметалась по постели Инга! Заскулила, заохала, задвигала руками. Впивалась до боли в мои губы, вталкивала язык до упора, подставляла свои груди для моих ласк, моментально забыв об эстетике их внешнего вида. Брала Вику за волосы и типа трахала ее в рот. Разумеется, заслуженный оргазм не заставил себя долго ждать. Вика с сияющим лицом, перемазанном соками девушки, показала мне украдкой большой палец, и была вознаграждена моим страстным поцелуем… это было незабываемо!

    7) Мужикальная пауза на кухне. Допиваем коньяк. Вика болтает о чем-то постороннем, то ли о погоде, то ли о покупках. Я украдкой посматриваю на часы, сколько еще осталось времени для беспредельного кайфа. Инга будто отсутствует; все-таки напялив лифчик, она витает в облаках, забывая стряхнуть пепел с сигареты. Лицо ее то озаряется смутной улыбкой, то показывает усиленную работу мысли. Не отвечает на какой-то обыденный вопрос, когда хочу повторить, Вика пихает меня локтем, мол, оставь ее в покое, девочка в смятенных чувствах, небось первый раз у нее был нормальный секс, а не «сунь-вынь» с юнцами-скорострелами.

    8) Девочка созрела, вот и они - ответные ласки со стороны Инги по отношению к Вике! Нет, лизать она не стала. Но после привычных поцелуев взасос, она приникла к мощной груди тетушки Виктории и стала посасывать сосок одной, теребя другой пальцами. Затем эта рука спустилась вниз и, пусть для проформы или ответной вежливости, недолго и неумело поигралась с клитором. Продолжая словесно поощрять Ингу и гладя ее по волосам и спине, Вика мне подмигнула, и подпустила томности в свою интонацию. Увы, не помогло. Тело до пупка Инга ей несколько раз поцеловала, но опускаться языком ниже не стала.

    9) Были, конечно, и отдельные фрагменты типичного ЖМЖ, как до, так и после паузы. Вика сосет, а Инга играется с моими яйцами и типа сдрачивает ей в рот. Инга трахается раком, а Вика разводит ей ягодицы. Трахается раком Вика, а расшалившаяся Инга покачивает ее грудь, как бы оценивая ее вес, еще и озорно смотря на меня, мол, вот это бюст так бюст, одной рукой не удержать. Но лесби-эпизодов вроде больше не было.

    10) Ну, и наконец, кончания. Мое и Викино. Викино, как обычно, в ванне, под струями душа, от ласк клитора своими и моими пальцами. Можно даже сказать, при косвенном участии Инги. Ибо она, удивленная происходящим (такая темпераментная женщина и такие заморочки с оргазмом, кто бы подумал), стояла рядом со мной, опять в лифчике без трусиков, и смотрела во все глаза, как я довожу Вику до пика. Затем настал мой черед. Я забрался в ванну, Вика опустилась передо мной на колени и стала сосать. Но настроя принимать сперму в рот у нее не было, поэтом достаточно скоро она вынула член изо рта и они с Ингой в две руки довели меня до брызгов. И если уж формально, то самые последние движения делала только Инга, ибо Вика поддерживала снизу свою тяжелую грудь, орошаемую белыми густыми каплями, выплеском которых и ознаменовался финал той памятной встречи: восьмой год свой новогодний подарок сделал! Всем спасибо!


    ЭНЕРГЕТИКА ЭЛЕКТРОТЕХНИКИ

    Вике удалость-таки уговорить Ингу на ознакомление с новинками парфюмерии и косметики. Быстренько, в четыре руки, наведя порядок на кухне, они ушли вдвоем, озвучив намерение посетить профильные бутики в центре напротив и сделать сравнительный анализ цен. А я, опьяненный не смешной дозой в треть бутылки коньяка, а чем-то иным, еще пару часов пролежал одетый на постели, и мечтательно улыбаясь, вспоминая то одно, то другое, переживал заново весь тот восторг и упоение, которые царили только что на этом самом месте.

    Задетый мимоходом оброненными словами Инги (сказанными то ли в кафе, то ли на квартире, но до прихода Вики): «Ой, да зачем я тебе? Серьезно. Ведь только для секса и никак иначе!», я на протяжении следующих двух-трех лет позванивал ей. Не очень часто, несколько раз в год. Поздравлял с праздниками, узнавал текущие новости: насколько успешно сдана очередная сессия, куда устроилась на работу после окончания вуза, как живется в замужестве? Мой номер c именем она в мобильник, видимо, не вносила, поэтому каждый разговор начинался с радостного узнавания моего голоса, продолжался взаимным благожелательным интересом и завершался просьбой передать привет Вике. Рациональная часть моего ego понимала, разумеется, что повторения не будет, но эмоциональная, подстегиваемая воспоминаниями, пробуждаемыми ее голосом, бывало, что брала верх и начинала ненавязчиво интересоваться, как бы еще разочек ухитриться встретиться. Втроем, вдвоем, вчетвером, хоть как... Инга не обижалась и не возмущалась, но смеялась и отнекивалась, приводя причиной то занятость, то скорую поездку, то ревнивого мужа.

    И когда стало ясно, что четырехполюсник восьмого года был заряжен единственной вспышкой трехфазки, контур II был заземлен и передан для штатной эксплуатации иному постоянному потребителю.

    DIXI
    Z Girl нравится это.