Мой учитель минета

Реальная история любви студентки и преподавателя

  1. Ялынка
    Был у меня учитель. Только не смейтесь - имени опять не помню). Зато помню фамилию. Редкая такая, двадцатибуквенная.

    Кстати, после той "картошки" все и было. Сижу на занятиях, с кем-то переговариваюсь. А до этого недели две пропустила, по болезни. И тут он говорит: Ялынка! Я же для тебя специально тему повторяю, а ты разговариваешь.

    Урок был русской литературы. Запомнилось, что шла речь о том, что декабристов назвать интеллигенцией не корректно.

    А после занятий осталась что-то уточнить. Да...история готовая.))

    ***

    А началось все с моих восторженных глаз.

    Первые дни занятий, ощущения Смольного института благородных девиц. Благо и само здание - бывшая женская гимназия. Старинный особняк в историческом центре. Здесь училась моя бабушка,после войны тётя и мама и совсем недавно - сестра, но уже как в музыкальной школе. И вот в этом здании снова только девушки - педучилище. На удивление много мужчин-преподавателей. Но не по физкультуре и труду. )) А как раз почти по всем школьным дисциплинам. Вот по профильным - да, женщины. Педагогика, психология, методики...
    Но русский, математика и физика, история и география и даже классное руководство - мужчины.
    Как же по разному они к нам, девчонкам 15-18 летним, относились!

    Классный руководитель следил, чтобы поели на большой перемене, были тепло одеты зимой и не наваливались грудью на парту- зацвярдзение грудзей може бути!

    Математик после уроков бесплатно(!) оставался и объяснял совершенно не интересные нам теоремы и аксиомы.

    Но русский нам был интересен. И русская литература тоже. Ведь ее читал не просто красивый мужчина, но и самый молодой из всего преподавательского состава. Внешне это был тип Пьера Безухова. Да, чуть крупноват, полноват слегка, очки и неожиданно длинные волосы, крупный нос и пальцы, и низкий, глухой голос. Но очарование его улыбки и легкость в движених больше напоминали молодого льва, нежели тюленя, тем более, что и "грива" имелась.

    Перед его уроками и расчески, и тушь с зеркальцем перемещались по классу от одной, страстно желающей понравиться, к другой юной сооблазнительнице.
    А я на первой парте, сразу от входа, жду и совсем не робею. Программа перечитанна давно и не раз, тон в разговоре с учителем простой и непринужденный и совсем не обременена желанием понравиться. Кому?? Ему же за тридцать! Старик!

    Но он-то меня как раз и выделяет из класса. Мы с ним собеседники.)) И город родной для меня, ещё двух девочек и его ( чего не скажешь об остальных 22 ученицах). И:

    Сpедь оплывших свечей
    и вечеpних молитв,
    Сpедь военных тpофеев
    и миpных костpов
    Жили книжные дети,
    не знавшие битв,
    Изнывая от мелких
    своих катастpоф.
    Детям вечно досаден
    Их возpаст и быт,-
    И дpались мы до ссадин,
    До смеpтных обид.
    Hо одежды латали
    Hам матеpи в сpок,
    Мы же книги глотали,
    Пьянея от стpок.

    Если, путь пpоpубая
    отцовским мечом,
    Ты соленые слезы
    на ус намотал,
    Если в жаpком бою
    испытал, что почем,-

    Значит, нужные книги
    ты в детстве читал! (с)


    Kниги, выходило, я читала нужные.

    И уже тогда, улыбка взаимопонимания сблизила нас, объединила меня, ученицу, и его, учителя. Во-всяком случае тогда я была уверена - выделяет он меня из всего класса.
    Но это был год моего флирта и петтингов по этажам корпусов универа. Потом лето "Солнышка лесного".
    Наверняка в глазах моих играл бесенок, и почувствовать это молодому мужчине было легко.

    И вот прошел год, второй. Мне уже 17. Позади поездка всей группой на картошку. Думаю в учительской разговоры тоже велись. И хотя я шифровалась со своим деревенским другом, но внимания ко мне на танцах, и девичьего злословия и наушничанья было предостаточно. Думаю и до него дошли слухи, потому как, заходя в класс, стал класть руку мне на плечо, типа невзначай:
    -Садитесь, девушки!
    Во время диктантов наклонялся и, касаясь чуть-чуть, поправлял ошибки.
    А поздней осенью, после моей болезни и двухнедельного отсутствия я поняла, что соскучилась по его тяжелой руке на плече. И стала мечтать о нем и превращать его в героя моих ночных фантазий.

    ...После занятий остаемся в классе вдвоем. Он за учительским столом. Я подсаживаюсь спиной к двери, упираясь коленями в его бедро. На столе тетради. Мои колени через брюки касаются его бедра. Сначала я робко их прижимала, потом стала слегка разводить и сводить их, лаская его таким ритмичным и нежным движением. Он трогал мою руку на тетрадке и расспрашивал о моих мальчиках, о " поварихе на картошке" и что-то при этом писал в моей тетрадке. Со стороны все было благочинно. Но его жаркая ладонь показывала всю глубину его желания. О, как же мне это нравилось! Да и сейчас это приводит в восторг! Первые касания, приближающийся жар к щекам, к груди, к животу...
    Дошли с ним мы до того момента, когда стало ясна видна неизбежность более близких и интимных встреч.
    Меня несло, распирало от желания узнать и почувствовать такого взрослого мужчину.

    Его ДР, ему 35, цветы и конфеты, и какие-то поделки учениц, и подарки коллег на столе в учительской. Мы с девочками вызываемся отнести их ему в машину. Наклоняюсь, укладывая на сиденье цветы и первый раз его рука у меня под юбочкой. Замерла, наслаждаясь...

    Буквально два слова: его адрес и вопрос во взгляде, моя улыбка и кивок головой. Всё, всё решено...

    Через полчаса я у его двери. Она не заперта. Вошла. Его шаг ко мне и такая привычная рука на моем плече и поцелуй в губы. Я прижата ко входной двери, его рука уже под пальто и юбкой. Сжимает мою попу и сосет мои губы и молчит, все время молчит. Чувствую что он выпил и понимаю что тоже хочу попробовать. Упираюсь в его грудь руками, отодвигаю его и прошу:
    -А мне можно тоже выпить?

    Он качает отрицательно головой, снова ни слова и начинает меня неторопливо раздевать. Я что-то говорю, спрашиваю, но уже начинаю понимать. Ему надо прямо сейчас, сразу, все разговоры потом.
    Не знаю, принимал ли он душ, но мне не дал. Раздел догола, отнес на руках из прихожей в спальню. Положил на диван, поперек, раздвинул мои ноги и, просто приспустив брюки и трусы, натянув презерватив, резко вставил и замер, запрокинув вверх подбородок. Я ждала движения, но он...кончал. Кончал рывками, со стоном удивительно нежным, коротким как выдох. И я чувствовала его горячие бёдра, руки на моих коленках, его пульсацию во мне и видела что это длится и длится.

    А потом был и душ, и мои оргазмы и надорванные упаковки от презервативов по всей квартире. И его расспросы о моем первом разе, о позах предпочитаемых другими, о размерах членов и моих шалостях с пальчиком. Впервые я это сделала не наедине с собой, а для мужчины. А он, глядя на меня, сняв презерватив, кончил на колени моих раздвинутых ног.

    Через несколько встреч и мой первый настоящий минет. Не робкий поцелуй головки и не ласки уздечки, чуть касаясь эрегированного члена, а именно минет, долгий, со взглядами снизу вверх, с порывами вынуть изо рта и ответным желанием дать наслаждение. С кашлем и слезами и постепенным привыканием и пониманием важности темпа и нежности.

    Я на коленях между его ног, руки то ласкают, то обхватывают его ноги снизу, то держат член. А он держит меня коленями и одной рукой за шею, задавая темп и глубину. Крупный нос и пальцы не обманули. Не менее крупный и член. Широкий, с большой головкой, постоянно цепляю зубами краешки, при этом мою шею больно сжимают его пальцы. Стараюсь, хочу, безумно хочу его тихого стона, знаю, что под эту музыку кончу и я. Боюсь задохнуться, глотаю и плачу от счастья и страха и первого оргазма от горячего пульсирующего члена во рту. Смотрю на нас со стороны, мысленно, и кончаю и дрожу от представляемой в воображении картинки: мужчина и девочка у его колен с членом во рту, глотаюшая сперму и текущая собственными соками по ногам...

    Потом мы снимали со стены зеркало, прислоняли к креслу и я, кося глазам на наши отражения, кончала долго и с криком и выгибаясь от внутреннего спазма.

    Вечерами он отвозил меня прямо к дому или на занятия в танцевальный ансамбль. Иногда ждал там же. И после, в машине, ласкал меня между ног. Ему нравилась моя разгоряченность после танцев и неуемная жажда.

    Так прошла зима, весна, а летом мы не видились. Осенью, на последнем курсе, он у нас уже не читал. Стало сложнее общаться и к тому же у меня поменялись обстоятельства. Несколько раз он писал записки, звонил домой. Но это не настойчиво, а скорее вопрошающе .
    И вот свойство девичьей памяти. Я помню только его фамилию. А имя! Которое сто раз повторяла и на уроках в классе и на "уроках" в постели стерлось из моей памяти.

    Мой учитель))
    катя1245, Просто на, Unix и 2 другим нравится это.

Пoследние рецензии

  1. MrRomio
    MrRomio
    5/5,
    Класс!!! Захотелось стать учителем ))) А минета захотелось ещё больше))) Отличный рассказ
  2. Olvit
    Olvit
    5/5,
    так держать)
  3. Добрый Друг
    Добрый Друг
    5/5,
    Замечательно написала, Ялынка! Тем более, уроки оказались и приятны, и полезны (на будущее).