Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Хочу вот так!

Тема в разделе "Женское доминирование", создана пользователем Twisted, 11 окт 2008.

  1. Twisted

    Twisted Sister
    Команда форума

    Известный факт - чем ярче мы мечтаем, тем больше шанс нашим мечтам сбываться. Поэтому, давайте здесь поделимся фантазиями, особо понравившимися цитатами из рассказов, можно даже иллюстрации, но желательно с комментариями, что именно Вас в этом зацепило...

    Короче, выкладывайте сюда всё, что вы хотели бы, чтобы с вами обязательно произошло в реальной жизни.
     
  2. oleole

    oleole Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Тема страпона меня очень волнует очень хочеться чтоб женщина приучила меня к анальному сексу да же сны бывает сняться.
     
    Twisted нравится это.
  3. otsos

    otsos Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    хочу попробывать взаимный орал с мужчиной
     
  4. jekan

    jekan Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Я хочу, чтобы я приходил домой и моя девушка стягивала с меня всю одежду и извращала. Короче хочу заниматься сексом круглосуточно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
     
    Арина4 нравится это.
  5. No control

    No control Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Самым примечательным в ней были ноги. Без единой капли жира, мускулистые и при этом странным образом стройные и длинные, они до середины ляжек были обтянуты короткой юбкой, а внизу от щиколоток до колен обвиты золотистой цепочкой от туфель на шильно острых каблуках. В верхней части ноги переходили в мощные выпуклые ягодицы, расщелина меж которым угадывалась сквозь ткань при каждом лёгком движении девушки. Впереди сквозь ткань отчетливо проступал выпуклый юный лобок.

    «Сколько ей лет? – подумал Цент, – Восемнадцать-то есть? Надо же, какие кадры в этом клубе».

    Он с трудом оторвал взгляд от затянутых в шелковые чулки плотных бёдер и сразу почувствовал себя неуютно под пристальным, оценив и каким-то словно решающим приятную задачу взглядом, медленно скользящим по его телу. Глаза у неё был холодными и при этом необъяснимо жадными. Именно так. Она жадно смотрела на него сверху вниз, возвышаясь над ним на полголовы, и Цент невольно потупился перед ней.

    – Садись! – это почему прозвучало не как приглашение, а как приказ.

    Слегка смущенный, Цент опустился в странно широкое, словно для двоих, кресло и сразу провалился в нем почти до пола. Теперь девушка возвышалась над ним как гора. Она тоже присела в кресло, но её кресло было выше, и теперь, чтобы посмотреть на неё, Центу приходилось запрокидывать голову. Ее туго обтянутые шелком колени были прямо перед его лицом. Юбка натянулась, отходя назад, и Центу на миг показ, что под ней нет ничего, кроме пояса для чулок.

    – Девочки сказали, что ты стажёр из секс-газетёнки и пришёл за интервью. Интервью посторонним мы не даём, а всё знают о нравах нашего клуба лишь наши рабы, которые никогда отсюда не выйдут. Значит, придётся тебе стать рабом. Девочки подразумевали именно это: очень уж ты им приглянулся на твою беду, – она щелкнула зажигалкой и глубоко втянула в себя табачный дым. Цент в недоумении смотрел на неё, думая, что ослышался

    – Но у нас мужчины не смеет задавать вопросы женщине. Так что я лучше все расскажу сама, а ты прилежно записывай, как полагается рабу.

    – Я ещё не ваш раб, – попытался пошутить Цент, заглядывая снизу в бархатистые глаза.

    – Это скоро будет исправлено, – девушка произнесла фразу совершенно серьёзно, и по спине Цента прошёл холодок.

    – Вкратце так: мы любим избивать, пытать и насиловать мужчин. Впрочем, – она весело улыбнулась ему сквозь сигаретный дым, – мы не отказываемся опустить и выебать также девушку или ребёнка. Попадают разные людишки, но финал всегда один. Ещё не было человека, который, пройдя через все стадии ломки, не превратился бы в полностью раздавленное и покорное нашей воле существо. С некоторыми приходится повозиться, но финал всегда один. Учти это на тот момент, когда я начну ломать тебя, – она вновь сказала это без всяк шутливости, и Цент ощутил настоящий страх, – чем быстрее ты покоришься, тем меньше я тебя буду мучить, – она еще раз оглядела его с головы до ног и облизнула красным языком точеные упругие губы. Стадий опускания жертвы у нас несколько. Всё начинается с того, чтобы заставить объект сделать девушке куннилингус. Не скрою, это один из самых приятных лично для меня моментов: когда ты начинаешь ломать совершенно свободного человека и заставляешь его сделать первый шаг по пути рабств а, из которого нет возврата. Я обычно очень возбуждаюсь в сам процессе ломки, и когда новый раб, наконец, начинает лизать мне пизду, получаю восхити оргазм. На тебя у меня встал уже с первого взгляда, так что когда тебе придется мне вылизать, я получу особое удовольствие.

    Цент растерянно молчал. Она, что, серьезно? Уже в который раз повторяет, и так уверенно, словно выебать его в рот для нее лишь вопрос времени.

    – Следующий этап, когда расслабившейся и отдыхающей после оргазма девушке раб лижет и обсасывает ноги, – спокойно и неторопливо продолжала девушка. – Тут тоже есть внутренний барьер для раба, но принудить его к этом уже легче, так как в его памяти ещё жив ужас перенесённых мучений при ломке на лизание пизды. Затем, чтобы было легче ломать раба на следующие этапы, девушки пускают его по кругу. Это означает, что раба насилуют несколько десятков девушек, непрерывно сменяя друг друга. Девушки получают удовольствие, уходят, вместо них приходят другие, а раб все насилуется и насилуется: и в рот хоть пиздой, хоть фаллосом, и в жопу, и на перевязанный член. При этом многие девушки, прежде чем начать насиловать раба, его избивают, чтобы возбудится – они любят затаптывать, пинать мужчин, это их возбуждает. Очень скоро, после нескольких часов непрерывного насилия, раб доход до полумертвого состояния. И тогда ему дается передышка.

    После чего раб ставится на обычный конвейер, то есть его используют все кто хочет и как хочет. Он постоянно присутствует в клубе наготове для любой девушки, которая захочет получить оргазм. Так продолжается долго – до тех пор, пока раб не надоест всем. Рабы знают, что после этого они вступают на путь к концу и поэтому стараются ублажать девушек как можно лучше, чтобы продержаться в мире как можно дольше. Но рано или поздно его перестают брать для утех, и тогда приходит очередь жопок. Это особ стадия, так как после нее раб считается полностью опущенным и может квалифицироваться лишь как игрушка. Жопкам многие сопротивляются, но конечном итоге... сам понимаешь, система есть система, она отработана и справляется с любым. Суть стадии в том, что многие девушки имеют сексуальный центр не в клиторе, а в заднем проходе. Дело раба дотянуться языком сквозь отверстие заднего прохода до этого центра и удовлетворить девушку. После этого раб тоже довольно долго используется лишь в этом качестве, поскольку для обычной ебли его уже не берут, он теперь опущен ещё на одну ступень, и ебать его нам западло, да и зачем? Мы же непрерывно объезжаем и приспосабливаем к делу все новых и новых рабов

    Наконец, он надоел и жопкам. Теперь в туалет. Там его для начала используют как биде, то есть его задача дочиста обсасывать пизду каждой очередной помочившейся девушки. Он лежит, зафиксирован в специальном устройстве, девушки садятся на сиденье над его лицом после мочеиспускания в рот другого раба, сиденье регулируется, чтобы пизда была достаточно близко ко рту раба, и он мог обсосать её дочиста. Мочатся девушки, как я уже сказала, в рот другого раба, который лежит в похожем устройстве рядом, но используется как унитаз. Раб-биде знает, что рано или поздно он займет его место, и девушки наслаждаются рабской мольбой в его взгляде на них снизу, мольбой избавить его от участи унитаза, и это его отчаяние и мольба , и осознание девушкой того, что ему никуда не деться, что он обречен, возбуждает их и частенько даёт возможность дополнительно кончить, пока раб выполняет свои функции биде.

    Разумеется, настает момент, когда раба переводят в унитазы. Ты не волнуйся, Цент, – она опять слегка улыбнулась и вновь облизнула тугие губы, – никто в рот рабу не срет, мы только ссым, просто из эстетических соображений, так что гавна нашего ты не попробуешь, а вот мочи придётся нахлебаться до самого горла. И, наконец, пора от раба избавляться, – девушка глубоко вздохнула и слегка расставила ноги, она заметила, что Цент посмотрел именно туда, куда она хотела, и удовлетворённо улыбнулась. – Он уже никому неинтересен, весь его потенциал использован, его пора ликвидировать, чтобы лишнего не болтал. К таким рабам существует довольно большая очередь особых девушек, которые дико кончают в момент смерти раба. Вот они-то тебя и возьмут в самом финале.

    Но перед этим его в камере смертников выебут десятки девушек, которые. обожают ебать обреченных на смерть. Сама экзекуция происходит медленно, чтобы исполнительницы могли получить максимум удовольствия. Либо тебя повесят так, чтобы ты слегка касался пальцами ног пола, и пока ты будешь хрипеть и изгибаться, стараясь дотянуться до пола и прожить лишнюю секунду, сразу три девушки буду насиловать тебя умирающего – у виселицы есть приспособления, которые позволяют девушке подъехать промежностью вплотную к высунутому от удушья языку раба, и она будет с кайфом тереть об него мокрой пиздой, а член при смерти от удушения встает сам, так что друг девушка будет тем времен ездить на твоём члене. Либо тебе зафиксируют в ванне и медленно пустят набирать воду. Голова твоя будет зажат, вода будет все больше приближаться к твоему рту, а рот тем временем буде занят женской вульвой, на зубах у тебя будут резиновые накладки, чтобы ты не мог кусаться, рано или поздно ты начнёшь захлёбываться, и в это момент обе девушки, и на рту и на члене, кончат. Или есть кровососки, с ними удобнее, поскольку в человека довольно много крови, и если вену надрезать слегка, то кровь вытекает медленно, девушки пьют из раны кровь и одновременно насилуют человека – прежде чем он сдохнет, успевают получит удовольствие несколько девушек. Или, возможно, тебе будут медленно перерезать горло, одновременно насилуя спереди, сзади и в рот. Или… в общем, вариантов хватает. Вопросов нет?

    Цент ошеломленно молчал. Листки и ручка в его руках мелко дрожали, он с ужасом смотрел в сумасшедше весёлые глаза, разгорающиеся пламенем похоти и жестокости. Литые, мощные девичьи ноги маячили перед его лицом, почти касаясь его коленями.

    – Почему бы тебе на поцеловать мои ноги? – вдруг нежно улыбнулась тёлка. – В знак покорности.

    Цент все молчал, не зная, что ответить.

    – Значит, предпочитаешь изнасилование? – подытожила девушка. – Начнём, пожалуй, – и с этим словами нажала какую-то кнопку.

    Спинка кресла резко опрокинулась под Центом назад, так что он упал вместе с ним на спину и забарахтался в мягких поролоновых объятиях, тщетно пытаясь встать, и тут же резиновый захват вполне неторопливо выдвинулся откуда-то из его макушки, проскользил над лицом и заскочил под подбородок, миг – и тугая поверхность захвата легла на его горло, прижав затылок к подголовнику, в следующий момент девушка, уже стоявшая на ногах хлестнула его поперёк груди невесть откуда взявшимся гибким стальным прутом. Боль была такая, что он не смог даже закричать, только захрипел и на миг утонул в алом мареве, вспыхнувшем в его глазах.
    Когда он пришёл в себя, спинка кресла уже вновь была приведена в нормальное положение, но каким-то образом кресло теперь располагалось совсем низко, и теперь лицо его было на уровне обвиты цепочками и туго обтянутых шелком голеней. Неторопливо курящая девушка смотрела на него откуда-то с недосягаемой высоты.

    – Оклемался? – равнодушно спросила она. – Пора тебе работать. Конечно, когда я долго предвкушаю наслаждение, потом оргазм бывает более бурным, но иногда отъебать пацана по-быстрому тоже неплохо. Выбирай: или ты сейчас скромненько, старательно и послушно вылижешь мне пизду, или я, – она ехидно улыбнулась, – приму адекватные меры.

    Цент молчал. Отчаяние и чувство полной безысходности переполняли его. Он попытался пошевелиться, но быстро понял, что руки и ноги крепко привязаны – не вплотную к креслу, а с выпущенными концами сантиметров в 20, как стреноживают коня, позволяя ему передвигаться мелкими шажками, и он не смог не оценить изысканной жестокости этого – сохранялась иллюзия свободы, но вырваться из пут он не мог.

    – Я жду, – холодно напомнила девушка и, выпустив струйку дыма, наклонилась вперёд. Длинными пальцами с ярко накрашенными ногтями она неторопливо расстегнула на нем рубашку, удерживая дымящийся окурок в правой руке. Гладкая юношеская грудь Цента обнажилась и в тот же миг девушка без всякого предупреждения начала медленно затушивать сигарету о его сосок. Цент захрипел от сдавившей его горло боли и забился в свободных путах, изгибаясь телом из стороны в сторону, пытаясь вырваться из под беспощадного раскаленного острия сигареты, а девушка, возбужденно задышав, все так же не спеша погружала все не затухающую сигарету в его кожу, словно в воск, в одно и то же место, следуя кончиком за всеми его рывками в сторону, не давая выскользнуть из под огня. Наконец, сигарета потухла. Но боль осталась, глубокая горелая рана на груди Цента пылала болью и слабо дымилась. И прежде чем боль начал затухать, Цент понял, что это всё – ему отсюда уже не выйти и сопротивляться этой бездушной насильнице он не сможет. Если в самом начале пытки он так близок к обмороку, то что будет, когда за него возьмутся всерьёз. А то, что за него возьмутся он не сомневался, это было видно по похотливым глазам девушки и по тому, как часто она стала облизывать красные полные губы

    – Можешь не говорить, – вновь нежно улыбнулась девушка, – разговоры рабов вообще не приветствуются. Достаточно кивнуть головой или… заплакать. Мой огромный опыт подсказывает, что плачущий мужчина – полностью мой, – она вдруг слегка загрустила, – а ты не представляешь, какой большой у меня опыт. Это просто удивительно, сколь я всего за три года, начиная с 14-летн возраста, затрахала насмерть девушек, юношей, мужиков, детей.. Они все были молоды и имели жизненные планы. Но у меня планы на них были другие, поэтому им пришлось умереть в мучениях ради того, чтобы я могла на них кончать, кончать и кончать. Некоторых я почти любила. И тем дольше и изысканней я их насиловал и мучила, чтобы успеть получить от них побольше удовольствия, прежде чем они испустят дух, – она вновь вздохнула с какой-то светлой грустью и поднялась. – Готов? – спросила она, и Цент заплакал от отчаяния и жалости по свой загубленной жизни. Девушка стояла перед ним с удовольствием смотрела на его залитое слезами лицо.

    – Неплохо, – одобрила она, – по мокрому лицу пизда скользит лучше. Я иногда специально избиваю или пытаю жертву, чтобы довести до слез, перед тем как сесть ему на рот. Он вновь придав какую-то кнопку, и спинка кресла медленно стала наклоняться назад. Спинка остановилась не в полностью лежачем положении, а под небольшим углом. Цент устало и отстранённо подумал, что она, наверное, предпочитает ебать мужчин в рот именно под таким углом, и тут же забыл свою мысль. Перед ним разверзалось страшное будущее, и все его мысли были поглощены этим.

    В это момент девушка встала над ним прямо на спинку кресла, расположив ступни в остронос туфельках на острых каблуках с двух сторон возле его головы

    – Ты ведь заметил, что спинка кресла широковата, – донесся сверху её голос, – это чтобы при изнасиловании в рот колени девушки не соскальзывали.

    Она взялась за ткань тесной юбки на боках и начала стягивать ее вверх, юбка была тесной и сползала с мощных бёдер и выпуклых ягодиц неохотно, так что девушке приходилось раскачивать тазом из стороны в сторону, высвобождая нижнюю часть тела из плена одежды.

    Цент смотрел на неё вверх. Он теперь видел, что был прав – на девушке не было трусиков. Густо заросшая солнечно-светлыми курчавыми волосам пизда с выпуклым лобком под плоским юным животом и могуч ягодицы медленно открывались его взору.. Пизда была мокрой. Крупные капли похоти висели на курчавых волосках, покрывающих половые губы. Гладкая ткань чулок блестела в свете ярких, словно в операционной, ламп. Груди девушки, обтянутые строгим пиджаком, отсюда, снизу, казались небольшими. Наконец, девушка задрала юбку до пояса и встала на колени над его лицом, заслонив телом льющийся с потолка свет. Теперь Цент смотрел на ее пизду с близкого расстояния . Она пахла дорогим мылом и дорогими духами и нависала над ним густо волосатой, полной влаги расщелиной. Расщелина по-хозяйски глядела на него в упор единственным зрачком, полным страсти, скрывающим страшные кровавые тайны. «Господи, – с тоской подумал Цент, – сколько же невинных людей умерло позорной смертью под этой тварью».

    Девушка, хрипло и глубоко дыша и скрипя кожей дивана, не спеша устраивала колени возле его щёк, стараясь найти наилучшее положение для первой объездки нового раба.

    – Язычок! - донёсся до него приказ откуда-то сверху. Цент лежал, не шевелясь, и все смотр на волосатую вульву с проступившей по всей длине щели влагой. В следующий миг девушка резко и сильно ударила его кулаком в лицо.
    – Я сказала, высунь язычок, – совершенно спокойно напомнила она. Цент обречённо моргнул и высунул кончик языка.

    – До конца высунь, – приказала девушка и нажала на свой живот, слегка подтягивая на нем кожу, так что пизда чуть сместилась наверх и разомкнула полные мохнатые губы. Когда мокрая расщелина коснулась покорно ждущего её мужского языка, сверху донесся прерывистый вздох, словно стон, и Цент испытал странное чувство – словно сама пизда теперь была его хозяйкой – мыслящей, алчной, страстной, беспощадной, жаждущей жестокого наслаждения – края пизды сладострастно причмокнули, раскрываясь на его языке, когда девушка полностью села на лицо юноши, и чрево влагалища слово всосало в себя язык, туго обхватив мускулистой трубой до самого корня.

    Несколько мгновений девушка почти не двигалась, лишь тяжело дышала и мелко подрагивала всем телом, чуть наклоняясь корпусом вперёд. Цент покорно ждал, продолжая удерживать погружённый в её недра язык высунутым до отказа, и бездумно смотрел снизу вверх сквозь заросли курчавых и золотистых лобковых волос на далёкое бледное лицо с алыми разомкнутыми губами, в углах которых слегка пузырилась слюна, как у пожирающей ещё живую жертву львицы – пожирающей с утробным урчанием, наслаждающейся последними судорогами добычи прямо в чавкающей, непрерывно жующей пасти.

    В кабинете стояла тишина, нарушаемая лишь хриплым дыханием девушки, ровный яркий свет люминесцентых ламп был мертвенно-бледным и придавал происходящему какую-то нереальность. Цент лежал под ней полностью раздавленный и лишённый воли, мучительно жаждущий лишь одного – чтобы она побыстрее кончила и оставила его в покое, внутри раскалённой вульвы с тяжёлым ритмичным гулом пульсировала горячая кровь, неспешный, вязкий поток пиздятины медленно стекал по его щекам к ушам на спинку кресла.

    Наконец девушка коротко и резко дёрнулась всем телом, осела мокрой, вновь причмокнувшей пиздой ещё глубже на его язык, хотя миг назад это казалось невозможным, плотно сжала ствол его языка мышцами влагалища и, наклонившись телом вперёд ещё немного, так что полы её свесившегося над лицом Цента пиджачка окончательно, словно стены темницы, скрыли от него внешний мир, с силой провела гуттаперчево твёрдым скользким клитором по все длине его языка – провела с такой силой, налегая на клитор всем весом, что язык весь согнулся вниз к подбородку и упёрся в нижние зубные резцы той частью, которая, как Цент прекрасно помнил, вся переплетена синими трубочками тонких вен – девушка давила на язык всем своим крепким молодым телом, вдавливая его в нижние зубы, и от этого сознание Цента вновь затуманила острая режущая боль, он испугался, что сейчас вены лопнут под этим давлением или вообще сам язык окажется отрезанным под такой тяжестью к ебеням, и в отчаянии и мольбе попытался закричать, надеясь умолить свою мучительницу о пощаде, но лишь мычание и слабые заглушённые стоны вырвались из-под тугой мокрой пизды, распластавшейся на его лице, словно огромная горячая жаба.

    – Да, да, задыхаясь, – прохрипела сверху девушка, – стони, плачь, бейся подо мной, старайся вырваться, чем больше стонов и всхлипов в пизду, чем больше конвульсий, тем богаче ощущения, ох… ох… плачь, кричи, – тварь вновь с воющим звуком глубоко втянула в лёгкие воздух и поправилась: – Пытайся кричать!

    Она уже ерзала на нём ритмично и тяжело, натирая клитор о притиснутый к зубами подбородку мужской язык, она раскачивалась, как всадница, и полы её пиджачка то распахивались, на миг открывая затуманенному слезами взору жертвы белёсый, жгучий свет, то вновь смыкались, хороня его в темноте, как в могиле… плоский и широкий мускулистый живот тускло, словно глазом мертвеца-циклопа, сверкал брошью в пупке и непрерывно сокращался над его лицом, возвышаясь кверху, словно стена, и яростный скрип кожаного кресла под шёлковыми коленями возле его щёк почти заглушал всё усиливающиеся женские стоны, временами уже срывающиеся в визг.

    Цент продолжал стонать и плакать, охваченный смертным ужасом от осознания того, в какую страшную, бесконечную и мучительную для него пытку превращается сладкое наслаждение насильницы, он всё вспоминал её слова о том, что его будут непрерывно насиловать новые и новые девушки, и он не мог себе представить, как можно такое вынести, уже даже одна, эта первая девушка довела его до полумёртвого состояния, и он был уверен, что не выдержит больше никого… в этот момент девушка на нём вдруг словно захлебнулась воздухом, замерла, остановив фрикции, тихонько засипела, мелко содрогаясь всем телом, снова резко и сильно качнулась, с удвоенной силой надавила горячим мокрым клитором на его язык, и Цент почувствовал языком как пизда бабочкой затрепетала, конвульсивно содрогаясь в оргазме, ещё до того, как тёлка завыла и забилась на нём, резко покрывшись испариной по всему телу…

    Она сидела на его лице, тяжело дыша и временами содрогаясь низом корпуса, и при каждом содрогании пизда тоже конвульсивно сокращалась – он это чувствовал ртом – по затухающей, всё слабее и слабее. Кажется, пытка подходила к концу. Во всяком случае, Цент, с полностью утонувшем в её плоти и влаге языком и губами без всякого доступа кислорода, трепетно на это надеялся, часто и с мукой втягивая носом воздух сквозь густые заросли лобковых волос и с беспокойством стараясь разглядеть её бледное, как у вампирши, лицо, маячащее где-то недосягаемо высоко в проёме чуть распахнувшихся полов пиджачка.

    Тело насильницы начинало остывать, потихоньку высыхала испарина на доступной его взору нижней части живота, тут она расстегнула пиджак и сбросила его вниз и назад на его грудь, теперь взору нового оприходованного раба открылась два холма в вышине, заслоняющие лицо хозяйки, и он увидел, что поначалу ошибся – её грудь была совсем не маленькой. Содрогания и конвульсии девушки повторялись всё реже, дыхание становилось всё размеренней, и он чувствовал губами сквозь её нутро, как гулко бьющееся в недрах её тела молодое сердце потихоньку усмиряет свой бег. Наконец, она глубоко и удовлетворённо вздохнула и расслабилась, продолжая вальяжно и самодовольно сидеть на его лице. Щёлкнула зажигалка, затем почувствовался запах сигаретного дыма.

    Она выкурила сигарету, как изголодавшийся уголовник, в несколько затяжек. Затем вновь скрипнула кожа кресла, когда она, наконец, приподнялась. Всё такая же горячая пизда недовольно чавкнула, нехотя выпуская жертву из захвата, тонкие длинные нити влаги протянулись от неё к губам юноши, и несколько длинных упругих капель с утолщениями на концах повисли, раскачиваясь, над его лицом. Девушка вновь чуть приблизила пизду к лицу распластанного раба и нежно и интимно провела этими каплями по щекам и носу, капли тут же прилипли к коже и тоже вытянулись, теперь он выглядел так, словно его лицо было захвачено в плен какой-то странной мокрой и громадной паутиной, две капли попали ему в глаза и сразу затуманили вязкой консистенцией обзор, а ему остро необходимо было увидеть, какое выражение у вновь склонившегося к нему лица хозяйки. Цент торопливо заморгал, стараясь стряхнуть с глазных яблок плёночку пиздятины, но лишь без толку размазал её по ресницам, и видимость стала ещё хуже.
    Сверху раздался звонкий девичий смех.

    – Да ты не моргай, – сытым голосом посоветовала довольная блядь, – всё равно не сморгнёшь. Потом подмоешься. А пока… Начинай выполнять следующую обязанность. Я ведь никогда не подмываюсь водой, она для меня слишком груба, меня всегда подмывают рабы. Ротиком. Должна тебе сказать, что человеческая слюна обладает кучей прекрасных косметологических и антисептических качеств – испокон веку люди, ещё когда были животными, сами облизывали себе гениталии. Но я сама себе облизать писечку не могу (Господи, подумал Цент, она так и сказала «писечку»! Она свою страшную, безумную, неукротимую в достижении оргазма громадную волосатую пизду назвала «писечкой»), так что придётся тебе этим заняться.

    «Только бы она не взялась по втором кругу», – с мукой подумал Цент, но это не имело никакого значения, он знал, что если ей вздумается трахнуть его ещё раз и ещё раз, и ещё раз, ничто не сможет её помешать.

    Кожа дивана скрипнула, когда она развела ляжки как можно шире и приблизила взъерошенную распахнутую промежность к его «ротику». Цент устало прижался к дышащей влагой и жаром пизде губами, во всю ширь распахнув рот, и начал из последних сил её обсасывать, втягивая в горло и сглатывая женскую слизь. Казалось, запасы выделений в её нутре неисчерпаемы, Цент всё сосал и сосал, всё глотая и глотая, а слизь всё не кончалась, легко скользя в пищевод сплошной упругой лентой, словно огромная змея. «Ничего, – подбадривая самого себя, подумал Цент, должна кончиться. Всё когда-нибудь кончается». На этой философской сентенции он ощутил, что вульва действительно становится всё суше и поток пиздятины в его рот ослабевает. Затем девушка приподнялась и вновь приблизила промежность к подмывальщику уже как-то боком.

    – Вокруг тоже надо всё обсосать, – подсказала она. – Половые губы, волосы, нижнюю часть ягодиц… Чтобы я была совершенно чистенькой, сухонькой, полностью готовой к ебле следующего гостя. На тебя ведь я села чистенькой. Это заслуга того, кого я объездила перед этим. Долг вежливости обязывает, чтобы ты подготовил меня для другого.

    Она говорила радостно и игриво, явно наслаждаясь послеоргазменным чувством, и с удовольствием смотрела сверху на затравленные глаза юноши. Цент опять взялся за работу. Об обмыл ртом весь ареал вокруг вульвы, слизав с гладких ляжек каждую капельку, старательно обсосав каждый светлый волосок. Несколько курчавых волосков попало ему в рот и они теперь мешались внутри между щёками и языком, мучительно хотелось их выудить, но языком не получалось, а руками в свободных путах он не мог дотянуться.

    Наконец, хозяйка осталась довольной его работой и встала с кресла, выпрямившись гладким и гибким, как у ящерицы, телом в полный рост.

    – Пожалуй, сосать мне ноги ты будешь в следующий раз, – задумчиво произнесла она, направляясь к своему столу. – Там девочки в очереди, наверное, уже извелись. Осталось последнее.
    И Цент увидел, что она вновь идёт к нему, держа в руке что-то круглое.

    – Это электрошоковый ошейник, – объяснила хозяйка. – Вернее, он многофункциональный: в нём раба можно и подвешивать, им можно душить или можно просто придушивать, чтобы раб бился в путах, но не умирал, иногда это бывает приятно, под него можно пристраивать ленточку с шипами, его можно нагревать до мучительной (очень мучительной) для раба температуры… – девушка наклонилась и стала неторопливо оборачивать ошейник вокруг его шеи, – но основное его предназначение именно такое: бить раба током. Там очень мощный аккумулятор. Если раб пытается удрать из здания, ему это не удаётся, везде установлены датчики и, придя в контакт с датчиками ошейника, они посылают смертельный электрический разряд. Я видела парочку таких умников, у них были совершенно обугленные шеи. Так что не пытайся удрать. Не умирай, пока мы не получим от тебя максимум удовольствия. А вообще ошейником можно и пытать током для развлечения хоть до смерти, хоть не до смерти. Вот этим дистанционном пультом, какие есть у всех, – и она нажала кнопочку на пульте в её руке. Электрический удар подбросил Цента на диване, он коротко вскрикнул и забился на диване, вновь, вопреки здравому смыслу, пытаясь вырваться.

    – Не получится, - заверила его девушка. – Эти узлы ещё никто не разорвал. Впрочем, пора тебя так и так развязывать. Теперь ты не взбунтуешься, ошейник тебя усмирит.

    Освобождённый, Цент тяжело поднялся, растирая запястья. Хозяйка стояла перед ним, и теперь казалось, что она выше его не на полголовы, а на целую голову. Или это он, Цент, так поник? Девушка критически рассматривала его лицо.

    –После меня у рабов всегда не вполне товарный вид, – огорчённо сказала она. – Меры я не знаю. Ну, ладно, вытри мордочку влажными салфетками и иди, – с этими словами она потеряла к опущенному юноше всякий интерес, натянула юбку обратно на бёдра и, надевая пиджак, направилась к столу.

    Он вышел в приёмную, едва волоча ноги. Обнажённая грудь мёрзла, саднила горелая рана на месте соска. А в приёмной было весело. Она была наполнена девичьим щебетанием и смехом, не очень громко звучала музыка. При его появлении девушки смолкли и, разом повернувшись, с любопытством уставились на него похотливыми глазами. Именно так они на него и смотрели – с любопытством и желанием, и без всякой жалости.

    – Ну, наконец-то, – обрадованно произнесла рослая стройная брюнетка с короткой стрижкой и сумасшедшим взглядом, – мы тут все почти обкончались, дожидаясь, пока Анка с ним наиграется. Теперь ты не обмани наши ожидания. Для начала я хочу по-быстрому конч…
    – Эй-эй, девочки, – раздалось сбоку, – не нарушайте субординацию.

    Оттуда, из-за широкого стола смотрела на него секретарша. Цент её заметил, ещё когда проходил через приёмную в кабинет, она тогда ещё сладко и ехидно улыбнулась ему. Внешне на свою начальницу она не походила – была смазливенькой и весёлой, с приятным и круглым улыбчивым лицом. Когда она улыбалась, у неё на тугих щёчках появлялись ямочки. Тёмные вьющиеся волосы обрамляли нежное белое личико. И только тело у неё было примерно, как у хозяйки: совершенно без жира, стройное и гибкое, с мощными ляжками и высокой, тяжёлой грудью. Грудь при каждом движении раскачивалась под лёгкой блузкой, и сквозь ткань то и дело проступали крупные соски. И ещё взгляд у неё был, как у всех – страстный и безжалостный.
    – Не забывайте, после Анки всегда я, – меж тем весело продолжала секретарша.
    Хор девушек возмущенно зароптал.
    – Всё-всё, девочки, погуляйте пока. Сейчас я его быыыстренько, – с этими словами секретарша нежно улыбнулась Центу и жадно проскользила взглядом по его телу сверху вниз.

    Девушки, недовольно бурча, начали вытягиваться в коридор, и вскоре приёмная опустела.

    – Наконец-то мы одни, – уже более низким и каким-то вибрирующим голосом произнесла она, всё так же бесцеремонно разглядывая его, и этого голоса Цент испугался, он узнал интонации, теперь было ясно, что эта тёлка его просто жаждет, и ему придётся вновь, даже не передохнув, пройти через муку насилия.

    – Так, для начала тебе следует встать на четвереньки, – играя ямочками на щеках, продолжала сука. – Чтобы я смотрела на тебя сверху.
    Охваченный тоской и чувством страшной усталости, Цент медлил, горбясь перед ней. Она улыбнулась ещё шире.

    – Обычно я ебу рабов действительно по-быстрому, чтобы на отвлекаться от работы надолго и не заставлять ждать коллектив. Но если ты у нас упряменький, я с огромным удовольствием отвлекусь на часок и изобью тебя до полусмерти. Просто ради собственного наслаждения, – она передёрнула плечами. – Ничего личного. Это будет только ради удовольствия. Ты не представляешь, какой это кайф, когда избиваешь беззащитного живого человека сначала кулаками, затем, когда он упадет на колени – коленями, а уж дальше, лежачего, ногами, испуганного, жалкого, стонущего, кричащего, плачущего, уже залитого кровью – избивать и избивать ногами, пинать и пинать, топтать и топтать, – она вздохнула с ноткой грусти, – иногда я не могу остановиться и забиваю пацана насмерть или увечу его до такой степени, что он теряет практическую ценность, и сразу отправляется к девочкам на казнь, а мне приходится быстренько вызывать себе кого-нибудь ещё, чтобы кончить, а как же?, в процессе избиения я дико возбуждаюсь и не могу остаться без оргазма, – говоря всё это, секретарша не переставала легко и весело улыбаться, словно рассказывая нечто лёгкое, о прогулках по пляжу, например.

    Но Цент не испытывал никакого желания слушать её леденящую душу речь дальше, а тем более испытать на себе подобный сценарий. Он тихо и покорно, стараясь не встречаться с насильницей взглядом, опустился на четвереньки. Теперь перед его лицом вновь были девичьи колени, на сей раз без чулок и колготок.

    – Вот и умничка, – насмешливо подытожила блядь. – Конечно, пиздить ради кайфа тебя всё равно будут, но будут другие и не сейчас, а сейчас ты можешь простенько и старательно поработать, чтобы я осталась довольна. Давай подползай. Её круглое и смышлёное, располагающее к себе личико маячило над ним в нимбе чёрных волос, словно луна посреди ночного неба.

    Цент пополз к ней, как можно медленнее, стараясь оттянуть неизбежный миг жестокого сладострастного насилия. Его ладони и колени шуршали по ковролину, в горелой дыре на груди пульсировала боль. Он остановился, почти уткнувшись в её ноги головой.

    – Не здесь, – усмехнулась тёлка, – обползи меня вокруг и заползай под стол. Она сидела на вращающемся стуле боком к столу, и между столом и её левым тугим бедром оставался проём, куда Цент протиснулся, инстинктивно втягивая голову в плечи, потому что ему казалось, что она ударит его по дороге просто для развлечения.

    Под столом было темновато, и ещё темнее стало, когда она повернулась на стуле коленями к нему и заслонила гладкими ляжками проникающий снаружи свет. Но тут слабо щёлкнул рычажок на столе, и пространство под столешницей осветилось светом. Цент был ошеломлён. У неё, оказывается, даже была под столом лампа, специально вмонтированная там на такие случаи.
    – Это чтобы ты хорошо видел объект лизания, – радостно сообщила девица, откинувшись на спинку стула и из такого положения глядя на него промеж ног.

    Цент на неё не смотрел. Он с ужасом оглядывался вокруг в довольно обширном пространстве под столом. Это была настоящая маленькая пыточная камера. Повсюду в аккуратном порядке висели крюки, хлысты, перчатки с шипами, наручники, чёрные маски, кляпы, члены огромных размеров… Несколько электрических проводов с зажимами на концах торчали из разных углов. Сверху свисали цепи-кандалы. Была даже петля из тонкого гибкого провода со скользящим узлом, также свисающая сверху. И ещё много всякого, назначения чего Цент не понял.

    – Удобно иметь собственную маленькую клетку, пусть даже без решёток, – пояснила сверху девушка. – Всегда можно поразвлечься прямо на рабочем месте. Да и зачем мне решётки, вон, смотри, по бокам зажимы для запястий – если зафиксировать в них руки раба, то он никуда не денется. Стол, кстати, раздвигается с помощью мощного механизма, так что можно буквально распять человечка так, чтобы у него почти отрывались руки – нечто вроде домашнего распятия на кресте... Или есть вариант плотно прикрутить его за ошейник вон к тому блоку на, так сказать, потолке камеры. А вон тоже на потолке четыре захвата, расположенных на небольшом расстоянии друг от друга. Это как бы портативная дыба. Выкручиваешь объекту руки за спину и вплотную друг к другу фиксируешь в четырёх держалках под столешницей – в двух за запястья, и в двух возле локтевых сгибов, так что его руки от запястий до локтей в вывернутом за спину положении оказываются намертво притиснуты к столешнице снизу, а сам он висит, почти стоя на коленях: ни подняться, ни лечь, висит и висит часами, – она прерывисто и возбуждённо вздохнула. – Иногда мне такая пассивная пытка нравится: работаешь себе за компьютером, чувствуя тёплое дыхание раба на ногах и слушая его плачь, стоны и мольбы, пьёшь чай, выходишь, заходишь, разговариваешь по телефону, общаешься с подружками и всё это время с наслаждением думаешь, как мучается раб под твоим столом, подвешенный на дыбу или распятый в полную ширь. Потом, когда, наконец, я его освобождаю, он уже еле жив и с большим трудом может отработать во мне язычком, приходится его всё время подстёгивать хлыстом или электрическими разрядами, чтобы он нашёл в себе силы для куннилингуса. Ты перед таким вариантом в большом преимуществе, даже после объездки Анкой в тебе ещё должно оставаться достаточно сил. Ну. Приступай.

    И она развела ноги ещё шире и сдвинулась на самый край кресла. Чуть загудели механизмы, выдвинувшие сбоку кресла подставки для ног. Шлюха скинула туфли, установила на подставках ступни и, глубоко вздохнув, расслабилась.
    – Начинай снизу, - посоветовала она. - Целуй мне ноги.
    Цент приступил к работе. Преодолевая отвращение, он начал механически покрывать мелкими поцелуями её голени. Похоже, она использует неплохой депилятор, подумал он. Кожа была совершенно гладкой, бархатистой и свежей. Госпожа меж тем с придыханиями руководила его действиями сверху:

    – Теперь облизывай их язычком. Не лопаткой, а кончиком языка, как кошечка. И , облизывая, поднимайся вверх, к коленям.
    Когда Цент добрался до колен, старательно выполняя её указания, они были разведены в стороны до отказа, и перед его взором вновь открылась ждущая мокрая пизда в глубине юбки, пизда смотрела на него жестоким взглядом древнего божка – Цент видел где-то на картинке такого божка – с единственным вертикальным глазом посреди лба.
    – Давай, - почти шепнула девушка. – Облизывай ляжки и продвигайся вглубь.

    Покрывая поцелуями и касаниями язычка поочерёдно внутренние части бёдер насильницы, он достиг края юбки, и юбка тут же зашуршала, стягиваемая хозяйкой вверх, Цент продвинулся ещё дальше, и юбка опять чуть отошла назад. И опять. И опять. И вот пизда предстала перед его лицом в полный рост – тоже густо волосатая, как у предыдущей суки, но здесь волосы были чёрные и более жёсткие даже с виду. Пизда была распахнута и наполнена влагой, она чуть шевельнулась, приглашая его к работе, и Цент в этой жидкости чуть не утонул, когда ввёл язык внутрь сразу на всю длину. Пизда, как в прошлый раз, довольно причмокнула и раскрылась, Цент погрузился в её глубину ртом и подбородком полностью, он с мукой и отчаянием взглянул снизу на полуприкрывшую от наслаждения глаза госпожу и начал что есть силы шевелить языком в ароматной раскалённой глубине. Тёлка вздыхала и шевелила тазом, раскачивая промежность на его рту и заливая его пиздятиной, мокрые курчавые волосы облепили щёки юноши, девичьи бёдра непрерывно шевелились, то и дело касаясь его ушей гладкой кожей, её лобковая кость сквозь кожу ощутимо давила ему на нос, царапая сверкающими, как антрацит, волосами, её живот ослепляюще сиял перед его лицом в свете подстольной лампы.

    Сколько это продолжалось, Цент не знал. Он утратил ощущение времени, казалось, час за часом он ёрзает мокрым лицом под этой блядью, его язык онемел от напряжения, губы горели, истёртые и исцарапанные, он тяжело вдыхал носом воздух, когда при каждом движении распалённого девичьего тела нос на мгновение вырывался из плена горячей плоти, и при каждом этом вдохе внутрь ноздрей втягивались тонкие тягучие струйки слизи, забивая носопырки, словно сопли, и мешая дышать.

    Неожиданно что-то изменилось. Девушка вдруг замолчала и перестала подмахивать движениям его рта. Её пизда, он ощутил это и языком, и губами, стала необычайно быстро высыхать – всё по науке, он это помнил из детства, когда читал «Технику секса» и мечтал о живой пизде (глупец, мечтал о пизде, вот хлебай теперь, смотри не захлебнись), там было так и написано – когда женщина теряет возбуждение, её гениталии высыхают необычайно быстро. Всё случилось именно так: миг, и её промежность стала сухой. Она медленно отстранилась, пизда опять причмокнула, выпуская рот жертвы из своего капкана, и Цент застыл с разинутым, измазанным слизью ртом, понимая, что случилось что-то нехорошее.

    – Ах, ты пидор гнойный, – тихим страшным шёпотом сказала тварь, наклоняясь к нему со стула. – Вообще лизать не умеешь, урод, – она вновь резко отклонилась на спину стула и из этого положения ударила его босой подошвой правой ноги в лицо.

    В глазах Цента взорвались белые искры, он, оглушённый ударом, отлетел к внешней стенке стола, гулко ударившись о неё головой.
    – Сучонок!!! – заорала уже в полный голос сука и выдернула его из под стола за отворот рубашки. Теперь они стояли рядом друг с другом в полный рост, и обнаружилась, что эта очередная ёбарька выше его примерно на столько же, что и Анка.

    – Я попробую ещё раз, – в отчаянии взмолился Цент, – позвольте, пожалуйста…
    – Конечно, попробуешь, – с бешенством прошипела ему в лицо секретарша и необычайно грамотным, хороша отработанным движением ударила его коленом по яйцам.

    Цент захлебнулся воздухом от ослепляющей боли и согнулся пополам, и тут же сука ухватила его двумя руками за волосы с боков головы, слегка приподняла вверх и снова резко опустив вниз, ударила юным мускулистым коленом теперь в лицо, потом снова приподняла и снова вниз навстречу удару на сей раз другим коленом. Цент, заливаясь слезами, вскрикивал при каждой вспышке боли, мощные тугие колени мелькали перед его лицом, снова и снова нанося удары, в голове стоял гул, волосы на голове в жёстко удерживающих их нежных пальчиках потихоньку вырывались из кожи с корнем один за другим. При очередном ударе коленом в лицо девушка отпустила его голову, Цент, более ничем не удерживаемый, разогнулся, и девушка, выпрямляя руку с локтя, прямо и точно со страшной силой ударила его правым кулаком в челюсть.

    Цент, отброшенный ударом, с грохотом налетел на стулья возле стены и рухнул на покрытый ковролином пол. Он приподнял голову и, с ужасом глядя на неспешно приближающуюся к нему мучительницу, начал отползать. Но она шла быстрее, чем он шёл, уже через миг она оказалась рядом и начала неторопливо избивать его босыми ногами. Она пинала его, словно месила, скорченного, старающегося прикрыть голову и тело руками, но всё прикрыть он не мог, и удары часто попадали в цель.
    Это продолжалось уже целую вечность, Цент понял, что сейчас она его убьёт и уже смирился с участью быть забитым насмерть сумасшедшей шлюхой, когда избиение прекратилось. Цент лежал на полу, закрываясь руками, всхлипывая и трясясь всем телом. Ему казалось, что у него внутри всё переломано, всё отбито, что он весь в крови. Босая изящная ножка небрежно ткнула его в подбородок.
    – Ползи обратно под стол. Я тебя по-другому. Я на тебе один хуй кончу, даже если придётся тебя удавить. Ну! – последовал ещё один тычок, на сей раз сильнее.

    Цент, постанывая и дрожа, начал приподниматься. Незаметно он вытер лицо рукавом и с удивлением увидел, что крови нет.

    Он несмело взглянул в сторону госпожи, начиная проползать мимо неё, и ужаснулся увиденному. Она вся истекала влагой возбуждения. Её ляжки с внутренней стороны блестели от слизи, длинные тягучие капли свешивались из-под юбки почти до колен. Лицо её было розовым, губы словно воспалились. Она была страшна в своём неукротимом желании насилия и оргазма.

    – Да, да, кстати, – тут же заметила его взгляд под юбку девушка. – Подбери-ка из меня пиздятину, пока я не залила тут все полы, – и она снова наградила Цента пинком по скуле.

    Тихонько заскулив, юноша приподнялся на колени и заполз между ног девушки. Он запрокинул голову и начал ловить ртом сияющие серебристые капли. Они раскачивались и то и дело попадали мимо его рта, налипая на лицо и грудь. Те, что удавалось поймать, Цент торопливо втягивал в себя и сглатывал, давясь от омерзения и с трудом удерживая рвотные спазмы. Он вылавливал их одну за другой, поднимаясь к пизде всё выше и уже готов был приступить непосредственно к её обсасыванию, когда девушка лениво оттолкнула его крепким коленом.

    – Хватит. Сейчас всё равно опять намокну. Давай под стол, – и она первая направилась к своему месту, на ходу упруго раскачивая выпуклыми ягодицами..
    И вот он вновь оказался на месте, с которого началась вся эта мука со второй в очереди насильницей. Лампа горела ровно и равнодушно, все предметы пыток висели на прежних местах.

    – Руку, – приказала девушка и, не дожидаясь реакции, наклонилась и ухватила его за правое запястье. Она дёрнула его руку вбок и установила запястье в боковом зажиме под столом. Зажим был на вкрученном в стенку штыре и крепился на шарнирах, так что, как понял Цент, мог поворачиваться под любым углом. Пока он в полутумане размышлял на эту тему, девушка защёлкнула зажим и ухватила его за вторую руку. Через миг Цент стоял под столешницей на коленях, с руками, прикованными к боковым стенкам стола. Девушка задышала чаще и протянула обе руки куда-то за его голову, словно решив его обнять – её высокая тяжёлая грудь почти упёрлась в его лицо, и юношу обдал запах парфюмерии и животный аромат юного разгорячённого тела – и тут она аккуратно накинула на него петлю, свисавшую со столешницы. Поняв, что это означает, Цент мелко задрожал за мгновение до того, как она затянула петлю на его шее одним резким уверенным движением. Затем она вытащила откуда-то маленькую чёрную дощечку с поперечным прорезом и уже с головой пролезла над его плечом. Чёрные шелковистые волосы накрыли его лицо, он почувствовал, как тонкие пальцы, царапая ему сзади шею ногтями, пристраивают дощечку на гибком проводе петли, и затем его вновь ослепил свет, когда она вылезла обратно.

    – Это ограничитель, - пояснила она. – Чтобы петля не тянула тебя к потолку, а душила прямо возле моей писечки.
    Она вновь устроилась на стуле, учащённо дыша.
    – О, кайф, – прошептала она и придавила на столе кнопку.
    Стол начал раздвигаться. Он раздвигался медленно, но неостановимо, с невероятно мощью, и Цент понял, что этому блядскому устройству ничего не стоит разорвать его пополам. Он вновь заплакал.

    – Не надо, не надо, не надо, - умолял он равнодушную блядь, а та всё удерживала кнопку на столе, и стол всё раздвигался, пока не растянул его руки в стороны до отказа, – не на-а-а-а…, – он застонал, когда связки и мышцы затрещали, натягиваясь в струнки, – аааа…аааа…аааа, – выл юноша, а стол всё раздвигался и раздвигался.

    Когда тварь отпустила кнопку, Цент висел, почти касаясь коленями пола, распятый во всю ширь, и рвущая, застилающая его сознание боль не позволяла ему даже умолять о пощаде: он лишь висел на туго растянутом плечевом поясе своего тела и хрипел, заливаясь слезами. Он не видел, как тёлка придавила ещё одну кнопку, и лишь почувствовал, как легко зашелестела петля, стягиваясь у него на шее, не успел он осознать ужаса этого факта, как петля сжалась на его горле, почти перекрыв поступление кислорода, и его язык сам по себе высунулся от удушья во всю длину.

    – Это называется кислородное голодание, – трепещущим голосом объяснила девушка и, задрав юбку до отказа и задрав ноги, нетерпеливо подъехала на стуле мохнатой распахнутой промежностью к его рту. Она закинула великолепные ноги ему на плечи, проехала вперёд ещё чуть-чуть и, плотно обняв гладкими упругими ляжками голову, насадила горячую дымящуюся пизду на его высунутый от удушья язык.

    Эта тварь ебала его в рот не так размашисто, как Анка. Она лишь плотно притиснула вульву ко рту юноши и, содрогаясь бёдрами, с грудными вибрирующими стонами дёргала низом, расчётливо натирая о мужской язык разбухший толстый клитор, её пизда сладострастно чавкала и булькала, бурля соками на искажённом невыносимой мукой полудетском ротике, а Цент хрипел и задыхался в сдавившей его шею петле, жёстко удерживаемый в распятом положении, не в состоянии даже отклониться немножко назад, он по капельке втягивал в себя воздух, ограниченный сразу двумя удушающим факторами: петлей и половой щелью, его губы и язык мелко тряслись и конвульсивно содрогались, и девушка наслаждалась ещё и этими содроганиями – каждый спазм рта, захваченного её вульвой в мокрый беспощадный плен, добавлял ей более тонких и острых ощущений в промежности, она стонала, вскрикивала, изгибалась на стуле всем телом, всё втирая и втирая пизду в задыхающийся рот, всё дёргала и дёргала пахом – короткими движениями словно нанося клитором удары, как кончиком шпаги, в уже синеющий, но всё равно полностью покорный её воле язык. Вот она начала двигаться всё быстрей и быстрей, уже начав вскрикивать в полный голос, стул скрипел и ходил ходуном под могучей задницей, её ляжки вибрировали на щеках юноши, стискивая их, как капкан, он чувствовал щеками, как сокращаются под атласной молодой кожей крепкие упругие мускулы, затем её тело забилось ещё быстрей и жёстче, ещё крепче охватили голову её ноги, Цент, уже потеряв чувство реальности, тупо смотрел, раскачиваясь в её хвате, сквозь застилающую его глаза чужую слизь на возвышающееся над ним гибкое, бьющееся в экстазе сверкающее тело, тут вновь пришла в движение петля, она затянулась на шее, сдавив горло и полностью прекратив доступ кислорода, он в отчаянии затрепыхался в путах и объятьях, и этим лишь умножил её наслаждение, девушка застонала ещё громче, и завизжала от восторга и кайфа, когда предсмертные судороги пленника электрическим током передались через её пизду в мозговой центр удовольствия, умножая сладость ощущений и усиливая оргазм – кончая, она ощупью нашла кнопку, освобождающую петлю, и когда полузадушенный мальчик в отчаянии попытался вдохнуть, пизда втянулась в него, не давая воздуха, и это ощущение втянутости тугой плоти в мучительно распахнутый, жаждущий кислорода беззвучно кричащий рот заставило её завизжать кошачьим сумасшедшим криком высшего наслаждения.

    Она медленно остывала, всё ещё удерживая мальчика в капкане ног с притиснутой к его рту вульвой, тяжело дыша и продолжая временами содрогаться всем телом. Лицо её сияло выражением сладострастия и наслаждения, полузакрытые от удовольствия очи томно смотрели сверху в бессмысленные, наполненные ужасом глаза раба сквозь почти полностью закрывающие мокрое лицо густые курчавые волосы мощного лобка.

    – Тут… главное… – прохрипела она в несколько приёмов, умеряя потихоньку дыхание, – вовремя… отключить петлю… чтобы… лизунчик… мог достаться… и… другим.
    Она глубоко, освобождённо вздохнула и потянула сигарету из пачки на столе, продолжая обнимать могучими бёдрами голову измученного юноши.

    Она лениво курила, уже полностью расслабившись, и только её пизда продолжала временами конвульсивно сокращаться на лице раба. Слизь, залившая его подбородок, потихоньку высыхала, от пережитого мучения лёгкие горели, в горле поселилась устойчивая боль, растянутые мышцы кричали беззвучным криком. Цент ни о чём не думал и лишь не мигая смотрел тупым взглядом на возвышающийся перед ним плоский мускулистый живот. На столе ровно и чуть слышно гудел вентилятор системного блока. Терпя из последних сил, он ждал, когда хозяйка освободит его из хватов на стенках, а как же, он не сомневался, что госпожа скоро смилостивится над ним, ведь он же полностью ей покорен, он не сопротивлялся и не бунтовал, он удовлетворил её желание. Цент терпеливо ждал, хрипло и тяжело дыша в капкане её ног, а девушка всё так же неторопливо курила, смакуя каждую затяжку и не обращая никакого внимания на направленный на неё из-под юбки умоляющий взгляд.

    Деликатный стук в дверь прервал идиллию. Осторожно раскрылась дверь, и те же четыре девушки, хихикая и перешептываясь, стали просачиваться в приёмную одна за другой.

    – Как объект? – с неподдельным интересом спросила та же брюнетка с короткой стрижкой.
    Секретарша хихикнула и развела ноги, отпустив шею раба. Лёгкая дорогая юбка зашелестела, падая обратно на выпуклые ляжки и оттопыренную задницу, когда она встала со стула, туша сигарету в пепельнице. Цент нервно вздохнул. Его мокрое от пиздятины лицо овеял прохладный воздух, стало легче дышать.

    – Объект доработан, – объявила секретарша. – И причём, извольте заметить, – голос её наполнился гордостью, – сохранён в полностью работоспособном состоянии, на нём ещё можно натереть кучу оргазмов. При этом объект полностью объезжен и послушен, готов выполнять любые указания, так что, девочки, отвязывайте, забирайте и наслаждайтесь, - она чуть вздохнула, – завидую я вам. Вы сейчас будете развлекаться с этим маленьким красавчиком, а мне придётся работать. Впрочем, Анка сказала, что скоро должен подойти ещё один объект, так что я своё возьму. Нельзя же изнурять себя работой совсем без отдыха.

    Окружённый весёлыми возбуждёнными девушками, Цент брёл по коридору. Коридор был пуст, и никого, кроме них, в нём не было. Вдоль коридора тянулись железные двери с крепкими замками. Кругом царил полумрак, словно в тюрьме. Пол тоже был покрыт ковролином, и девушки двигались вдоль коридора совершенно бесшумно, как стайка вампирш, и их прекрасные лица в свете красноватых ламп тоже выглядели вампирскими.

    – Вот здесь, помнишь? – неожиданно сказала девушка с длинными светлыми волосами в виде локонов, ангельским личиком и громадными синими глазами, когда они свернули на лестницу.
    – Что «помнишь», Барби? – переспросила её брюнетка с короткой стрижкой.
    – Да я не тебе, Лёля, – улыбнулась Барби, улыбка у неё оказалась замечательной, светлой и искренней, сразу освещавшей всё лицо. – Мы тут с Нинкой подловили почтальончика-школьника, он подрабатывал в каникулы. Девочки с охраны внизу отвлеклись, они там, как выяснилось, приволокли из подвала свеженького раба, которого приготовили для высокой гостьи: объездили, но не задрючили, так охранницы-дуры вшестером его раз двадцать пропустили по кругу в своей комнатке, а они же здоровые, все под два метра ростом, все культуристки, ну и затрахали свежачок до того, что он уже годился только на туалет, Анке потом пришлось срочно выпускать бригаду в город на охоту за ещё кем-нибудь. А пока охранницы развлекались, почтальончик и зашёл. Слабоват оказался, его даже бить не пришлось, вон туда в уголок зажали, общупали, потом приставили к горлу ножик. Он затрепыхался, ну, я ему горлышко чуть надрезала. Тут он и сломался. И мы прямо здесь, всё оглядываясь, не идёт ли кто, поставили его в позу стульчика мордочкой вверх, и отъерзали ни нём, – она засмеялась, – приходилось всё полушёпотом, чтоб никто не услышал: и ломать, и смеяться, и вопить, когда кончали…
    – Ну, – весело подтвердила девица с интеллигентным лицом в очках, за которыми глаза казались сплошь тёмными, словно у них не было белков. – Он плачет, трясётся, прямо в пизду всхлипывает, приятно, конечно, но ведь могут услышать, вот и та из нас, что ждёт очереди, его по рёбрам пинает и так страааашно шепчет: – «Заткнись, бля!»

    Девушки дружно рассмеялись звонкими молодыми голосами.

    – Мне тоже нравится, когда в опасной ситуации, – подтвердила Лёля, неосознанно тиская на ходу ягодицы Цента, – где вот-вот может кто появиться. Я раз одного на пляже подсняла и в кусты заманила, а там кусты-то одно название, и по ним все бродят, пришлось его по почкам свинцовой дубинкой отстучать, и пока он на спине от боли валялся, сесть на лицо и… быстро-быстро, но сильно не раскачиваясь, чтобы, если чё, подумали, что я срать села. Когда я кончила, там его и оставила, может, подумала, ещё кому пригодится, вещички собрала и съебалась.

    – А он там не умер? – полюбопытствовала доселе молчавшая ладненькая девушка с добродушным скромненьким лицом и курносая, похожая на юную деревенскую абитуриентку.
    – Не знаю, Фая, – равнодушно пожала плечами Лёля, – не сообщали, так, мы пришли.
    С сухим холодным звуком щелкнул замок, и дверь распахнулась, открывая перед Центом комнату, похожую на операционную сверканием никелевых пыточных инструментов на обрезиненных стеллажах вдоль стен двумя параллельно стоявшими кушетками, тоже обрезиненными изголовьями к торцовой стене и большим свободным пространством посередине. Впечатление портили только множество крюков на потолке, с которых свисали петли, цепи, верёвки и непонятные приспособления, а также распятие у противоположной стены между двумя большими окнами с непроницаемыми и явно непробиваемыми матовыми стёклами.

    Центра впихнула внутрь кто-то из девушек небрежным тычком подошвы в зад, примолкшая, сосредоточенная девичья банда втянулась следом, вновь щёлкнул замок, и они все впятером оказались заперты в пахнущей свежестью и стерильностью пыточной палате.
    «У гитлеровских медсестёр в концлагерях, наверное, были такие лаборатории», – угрюмо подумал Цент.
    – Ну-с-с-с! – протянула Лёля, глядя на стоящих вокруг жертвы, с интересом и вожделением её рассматривая, девушек. – Я первая, да?
    В ответ раздался хор протестующих голосов. Лёля весело засмеялась.
    – Ладно, ладно, милые, – покладисто сказала она, – мы его разыграем в пиналку. Но поскольку командир я, то за мою доброту после каждая из вас мне даст по одному разу.
    – Ладно уж, – пробурчала кто-то из девушек, Цент не заметил кто, – командира нужно ублажать. Ну ты и ненасытная, Лёль, я уже весь язык об твой клитор стёрла, как и остальные, наверное, а тебе всё мало.
    – Дисциплина есть дисциплина, – развела руками Лёля. – Амазонки всегда давали своим начальницам, не можем же мы нарушить традиции. Приступим? – и она первая подошла к Центу.

    Ухватив его за запястье, рослая и стройная, полная нерастраченных сил, словно молодая кобылка, она резко выкрутила ему руку назад, и тут же Фая ухватила его за другое запястье и проделал то же самое. Измученные пыткой на распятье под столом секретарши мышцы и связки юноши отозвались новой вспышкой боли, и он застонал, клонясь головой книзу. В следующий миг Барби ударила его ногой сзади в подколенные сгибы. Ноги Цента подломились и он повис в руках девушек, сноровисто и привычно стягивающих ему руки за спиной тонкой шёлковой верёвочкой. Девушки хихикали и перекидывались фразами, которые раб уже не слушал – всё его внимание было сосредоточено на разгорающейся в руках и плечах боли. Когда его поволокли к свободному пространству комнаты, он мелко засеменил ногами, старясь успеть за размашистым шагом обеих девушек, и в мгновение ока оказался посреди какого-то странного круга, нарисованного на полу и расчерченного пронумерованными диагональными линиями от центра к внешнему кольцу. Зазвенело в вышине колёсико блока, холодная сталь крюка коснулась его кожи, и затем он почувствовал, как крюк пропустили под путы на запястьях, и сразу же, не теряя времени, крюк рванулся вверх, поднимая юношу на дыбу.

    Цент повис в центре кольца, едва касаясь кончиками пальцев на ногах пола, стараясь упереться ими в пол, чтобы облегчить муку в вывернутых руках, и медленно поворачиваясь вокруг оси.

    – Условия как всегда, – кратко инструктировала свой отряд Лёля. – У каждой своя зона в четверть круга, за границы свой территории не выходить, на ноги друг другу не наступать. Кто первая пустит ему кровь, та и лишит девственности вот эту замечательную жопу, ай да жопа, вы посмотрите, какие булочки, даже под штанами видно, я на эти булочки уже вся теку.
    – Обувь снимать? – нетерпеливо прервала её, судя по голосу, Барби
    – Да конечно, – ответила ей вместо Лёли Нина. – В туфлях его любая сразу раскровянит, никакого состязания не получится.
    Поняв, что всё это означает, Цент тихонько заскулил, в ужасе оглядываясь вокруг – из согбённого положения ему были видны только окружающие его на расстоянии двух шагов стройные девичьи ноги в разноцветных шёлковых колготках под мини-юбками, и только с усилием запрокидывая голову, он рывками выхватывал взглядом то одно, то другое, выражающее жестокое удовольствие прекрасное юное лицо.

    Всё началось, когда он оказался лицом к Барби – девушка слегка шагнула вперёд и, демонстрируя хорошую паховую растяжку, ударила его ногой, целясь в лицо. Обтянутая шёлком маленькая изящная ступня угодила ему носочком ниже цели, в верхнюю часть груди, Цент шарахнулся было от девушки, но дыба не дала ему отклониться от центра круга, Цент от своего рывка лишь повернулся вокруг оси, слыша, как мелодично звенят наверху шарниры дыбы, и тут же нога Лёли взлетела к его лицу. Этот удар был поточнее, он пришёлся вскользь по скуле и развернул его в другую сторону, юноша опять попал в зону Барби, и она вновь ударила его, теперь другой ногой, но Цент по инерции от предыдущего удара крутился на дыбе слишком быстро, и её нога лишь задела его по уху.

    – Нууу, блииин! – капризно протянула Барби, и звук её голоса исчез, когда следующий удар Фаи попал жертве в подбородок и отозвался гулом в голове и искрами в глазах, заглушив все звуки, и тут же очередной удар Нины пришёлся ему подъёмом ступни в глаз.
    Цент мычал и в отчаянии вертелся в кругу, уворачиваясь, насколько ему позволяли путы, от ударов, дёргая из стороны в сторону головой, старясь не попасть под очередной пинок – это смотрится так весело, когда подвешенный на крюке раб пляшет на дыбе, спасаясь от жестокого избиения, не имея никакой возможности его остановить, и девушки веселились. Всё новые и новые удары сыпались на него снизу, попадая в голову, в грудь, в плечи, девушки смеялись, взвизгивали, пинали его ногами, стараясь выбирать наиболее чувствительные места, переругивались, когда кто-то нечаянно заступал за границу свой зоны, возбуждённо и тяжело дышали и, порозовевшие от удовольствия и веселья, блестя глазами и улыбками, избивали жертву со всех сторон.

    Всё закончилось внезапно, когда скромница Фая со всей силы, аж подпрыгнув при ударе, угодила ему в самую середину наклонённого лица. Удар взорвался в голове Цента настоящей бомбой, мир исчез в тёмной пелене, и юноша повис на вывернутых руках, заливая блестящий пол кровью, хлынувшей из носа и рта.

    Он пришел в себя от резкой обжигающей боли – Барби вместо возни с нашатырём попросту стегнула его гибким хлыстом посреди груди. Он увидел, что валяется на полу, и запыхавшиеся довольные девушки окружают его полукругом возле головы – их стройные ноги возвышались над ним, как мраморные колонны, и у каждой под короткой юбкой смутно блестела в курчавых зарослях протёкшая влагой пизда.

    – Ну, вот, – с огорчением констатировала Барби, отбрасывая в сторону хлыст, – так я хотела порвать эту чудесную полудетскую попку, а повезло Фае. Фай, а может, поменяемся: я тебе двух своих личных рабов на полную ёб-программу, а ты мне этого только на дефлорацию, а?
    Фая смущенно потупилась и зарделась.
    – Оставьте нас вдвоём, – вместо ответа прошептала она…
    Когда за девушками захлопнулась дверь, и вновь щёлкнул замок, Цент приподнял окровавленное лицо и с мукой и ужасом посмотрел на приближающуюся девушку. Она смотрела на него со страстью, глаза её сверкали, как у безумной пантеры, часто вздымалась и опадала высокая юная грудь, лёгкая юбка при каждом шаге раскачивалась вокруг плотных бёдер.

    – Я тебя развяжу, чтобы связанные руки не мешали мне прижаться к твоей спине – я люблю чувствовать, как раб корчится от боли при входе в зад и как дико стучит его сердце, – невинным голоском пропела она, наклоняясь к его путам. Она была чуть веснушчатой и миленькой, русые волосы были собраны на затылке в пучок, и кожа её пахла молоком, тело её было менее изысканным и гибким, чем у всех остальных девушек, оно было более фигуристым, словно вылитым из свинца, и в нём чувствовалась природная сила воительницы.
    Цент не успел даже растереть освобождённые запястья, как девушка, подняв его за шиворот словно щенка, ткнула носом себе под юбку.

    – Подлизывай пока, – небрежно приказала она, даже не потрудившись достаточно широко расставить ноги, и лишь скинула юбку через голову. Цент, мелко дрожа всем телом, старательно протиснулся кончиком языка в рыжие заросли, и её половая щель с лёгкостью раскрылась, мгновенно залив его язык пиздятиной, она смешалась с текущей с его лица кровью, и юноша судорожно вздохнул, взглянув на свою, СВОЮ, кровь на её пизде в курчавых волосах, медленно растворяющуюся в девичьей слизи. Он зажмурился от отчаяния и принялся за работу. Он старательно хлюпал языком в её мокром нутре, стараясь поймать стиснутый половыми губами клитор и, если повезёт, удовлетворить очередную насильницу прежде, чем она перейдёт к тому, что она задумала. То, что неизбежного не избежать, он понял, когда она вдруг широко расставила ноги, с силой провела клитором по его языку и затем ударом колена в лицо отшвырнула назад.

    В руке её был огромный чёрный фаллос на ремнях. Тоненький-тоненький кончик, уже через сантиметр резко расходящийся во всю ширь, венчал эту страшную махину толщиной с руку ребёнка. Фаллос раскачивался, отбрасывая блики, пока Фая затягивала ремни на мускулистых бёдрах и затем аккуратно вводила выступ в его основании себе во влагалище, особенно постаравшись, чтобы он лёг на алмазно твёрдый мокрый клитор под правильным углом, который обеспечил бы наибольшее давление при изнасиловании жертвы. Крупные, слегка волосатенькие соски девушки от возбуждения были твёрдыми, как пули, и тело её то и дело покрывалась гусиной кожей в сладкой истоме предвкушения. Наконец, всё было готово. Тварь скинула лёгкую блузку и осталась совершенно нагой. Её молочно-белое тело лихорадочно сияло в свете ламп. Она торопливо покрывала свой хуй толстым слоем крема. Фаллос торчал из пизды, словно дубина.

    Цент ушибся об стену головой, когда девушка, вновь подняв его с пола, швырнула лицом вперёд, и не успел он подготовиться, как с треском была сорвана с него рубашки и тяжёлые молодые груди коснулись его спины. Затем ароматное литое тело плотно прижалось к нему сзади, и девушка, нежно и интимно обвив руками его бёдра, начала ощупью расстёгивать на нём брючный ремень. Она тяжело дышала, возясь сначала с пряжкой, затем с пуговицами, нависая над ним, и её дыхание щекотало его макушку. От тела её струился нестерпимый жар. Раб часто всхлипывал и, поджимая пах и колени, старался несмело уклониться от властных настырных рук, нетерпеливо проникающих всё глубже под одежду, всё ближе к его трусикам, но от этого лишь ещё больше оттопыривалась кругленькая задница, прижимаясь к навалившийся на него насильнице и возбуждая её всё больше. Когда брюки были полностью освобождены от застёжек и спущены вниз к щиколоткам вместе с трусиками, юноша поёжился от ощущения холода и втянул голову в плечи в ожидании страшного. Он нервно поджимал ягодицы и изо всех сил стискивал отверстие заднего прохода, в отчаянии надеясь не пропустить её внутрь, и , когда остренький кончик фаллоса легонько и скромно коснулся свода его ягодиц, напряг все силы, зажимая задние мышцы.

    – Вынь одну ногу из штанин, - охрипшим от возбуждения голосом прошептала ему в ухо насильница. Цент торопливо подчинился. Что ему оставалось делать – его уже и так много били, и он не хотел умножать свои страдания без всяких шансов избежать того, что сейчас произойдёт.

    Густо намазанный кремом кончик чуть поёрзал по щели меж булочек, словно прицеливаясь, и с лёгкостью скользнул вперёд, раздвигая напряжённые ягодичные мышцы. Он двигался неторопливо и уверенно, по-хозяйски прокладывая себе путь, и через мгновение достиг напряжённого отверстия заднего прохода. Цент в ужасе вскрикнул и попытался выгнуться лобком вперёд, уходя от беспощадного проникновения, но нежные руки девушки сердито дёрнули его за бёдра назад, и гладкие мускулистые колени одно за другим сзади протиснулись меж его ляжек и рывком раздвинули ему ноги во всю ширь, одновременно с этим намасленное остриё её орудия пытки и наслаждения всунулось в задний проход, с лёгкостью проникнув в стиснутое мышечное колечко, Цент в отчаянии застонал, и в этот момент девушка тоже застонала от удовольствия и одним движением всадила громадный фаллос в задний проход на всю длину – отверстие ануса с оглушающим треском лопнуло вверху и внизу, и алая вспышка безумной боли в разорванной заднице заставила Цента захрипеть и вновь изогнуться, пытаясь замедлить проникновение внутрь, но юная дива теперь уже притиснула его к стене вплотную всем телом и вогнала фаллос внутрь до конца, и Цент почувствовал, как острый кончик упёрся изнутри в низ его живота.

    Девушка застыла, трепеща от наслаждения. Цент дрожал в её жадных руках и чувствовал, как горячие струйки крови текут по его яйцам и ногам. Девушка страстно хрюкнула и потянула свой член назад из его попки. Она вытащила член почти до конца, и Цент ощутил жжение и ноющую пустоту внутри, и позыв сходить по большому, и тут Фая снова засадила ему в самую глубину, низким горловым голосом застонав вслух.

    Она не прекращала стонать на протяжении всего процесса ебли раба. Она стонала, хрипела, вскрикивала, изгибалась и конвульсивно содрогалась бёдрами при каждом вторжении внутрь безвольного обмякшего тела. Задний проход жертвы уже разошёлся и, обильно напитанный смазкой, легко пропускал в прямую кишку её громадный член, и это было для неё особенно приятно, теперь выступ на члене давил на её клитор более мягко, придавая ощущениям тонкость и изысканность, да и осознание того, что мальчик полностью в её власти, и что его прежде невинная попка теперь разорвана ею в хлам и, истекая кровью, полностью потакает всем её желаниям, усиливало её возбуждение и придавало ощущениям остроту, и Фая ебала его всё уверенней и сильней, почти пробивая при каждом тычке стенку прямой кишки.

    Цент цеплялся трясущимися руками за стену перед собой и корчился от боли, дожидаясь окончания пытки. Он был потрясён и полностью раздавлен и уже не испытывал никаких чувств, он просто покорно стоял лицом к стене, вздрагивая всем телом в такт движениям насильницы, и тупо смотрел сквозь слёзы прямо перед собой
     
  6. Ник-подрывник

    Ник-подрывник Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Нифига себе рассказ. Мне кажется, все впечатление портит мат. Ну что это такое - бл*дь, е?у...кошмар. Но в целом желание понятно ;)
     
  7. Ganpauder

    Ganpauder Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Желания это тема прикольная. Лично у меня оно не одно. И в разные моменты жизни хочется разных вещей. Иногда возникает желание отсосать член, но у мужика я точно не возьму в рот, думаю я понял для чего придумали гермафродитов. Причем хочется найти красивую, очень симпатичную девушку желательно девственную, и стеснительную. Начать за ней ухаживать, сначала погулять. На другой день пойти в кино. Потом попробовать поцеловать. И так опускаться всё ниже и ниже. Надо влюбить её в себя. она будет боятся своего комплекса. А потом в один день снова поцелуи, ласки груди. И резко залезть в трусы. У неё будет шок, когда она поймёт что меня не смущает её член. Потом стать на колени и сделать отсос.
    А ещё всегда хотел, чтобы меня совратила женщина старше. Приём госпожа. Например попросила помочь что-то поднести к ней домой. Испачкала штаны и предложила выстирать. Я бы подчинился и разделся. Потом она завела бы меня в гостиную, включила видик и ушла загружать бельё в стирку. И даже не заметила что по видаку идеё порнуха, где в главной роли госпожа подчиняет раба. Надо чтобы пульт от видака, выглядывал из под журнала и когда я взял бы пульт, то рядом с ним оказался бы фалоимитатор. И именно в тот момент когда я буду брать увижу фалст должна войти хозяйка обругать меня, дать пощечину заставить стать на колени. обвинить в зазехании на её интимную жизнь и заставить просить прощения, раздется и сделать ей кунилингус. Ну а дальше как карта ляжет.
     
  8. Ник-подрывник

    Ник-подрывник Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Доже ничего :) а у меня много фантазий на тему с медсестрой/докторшей, хотя медицинская тема меня не интересует. Мне даже моя девушка как то двано, год назад наверное, предлагала сходить и купить медицинский халат, поиграть таким образом, но как-то все забылось...надо будет напомнить ;)
     
  9. юный ананист

    юный ананист Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    а я хачу вот так ah) :

    http://erogen.ru/showthread.php?p=344934#post344934
     
    #9 юный ананист, 16 ноя 2008
    Последнее редактирование модератором: 17 ноя 2008
  10. Ganpauder

    Ganpauder Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    :beer): у мя тут даже нету слов для описания чувств. Целых три бутылки на деветерых. :kruto::xaxa:. не знаю что в этом хорошего. то что побили или то что трусы на голову надели. Здоровя на деветирых у мя точно не хватило бы. Это надо быть не зню кем. А вообще думаю вся тема фуфло. В курортном городе на море, и месные девки голодные???? :donkknow: очень сомневаюсь. Хотя чем Ч.. не шутит.
     
  11. Вихтор

    Вихтор Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Мне тоже хочеться попробовать, чтобы моя девушка трахнула меня страппоном.
     
  12. Ник-подрывник

    Ник-подрывник Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Так попроси - я не думаю что откажется, только как-нить так...поосторожнее, издалека подходи к этому :) с клипов начни, картинок...случайно, ненароком :)
     
  13. юный ананист

    юный ананист Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    Ganpauder, а помоему очень правдоподобно. хотя это и не важно ah)
     
  14. Далида

    Далида Странник

    Ответ: Хочу вот так!

    jekan
    Так найди себе такую.
     
  15. нетимени

    нетимени Странник

    а я много чего хочу... сего словами и не выразишь...
     
  16. malek83

    malek83 Странник

    хочу просыпаться от минета
     
  17. Кот ученый

    Кот ученый Корифей наук

    На другом форуме девушка рассказала замечательную историю. Она сказала мужу, что хотела бы проснуться от орального секса... И в результате проснулась от того, что муж пытался засунуть член ей в рот
     
  18. alina220

    alina220 Странник

    Фантазия, наверно, глупая, детская, но всё равно хочу так.
    Представила, будто лето, так солнечно, небо голубое-голубое.
    Я в коротенькой джинсовой юбке, черной майке и балетках. Мы с X. болтаемся в ТЦ «М..». Я тащу его в мужской туалет, мы закрываемся в одной из кабинок, он садится на крышку унитаза, расстегивает ширинку, достает свой член, у него так стоит нереально. А я задираю юбку, снимаю трусики, швыряю их ему в лицо и прыгаю ему на член…
    Мы трахаемся, быстро и проворно, как кролики, он еще мои трусики нюхает и стонет. Потом кончает, и мы выходим.
    Я подхожу к зеркалу помыть руки, и мужики, которые стоят у писсуаров, с торчащими членами, так смотрят на меня. Кто-то смущается и пытается прикрыться. А я смеюсь и совсем не обращаю на них никакого внимания.
    Потом мы уходим с X., держась за руки.
     
  19. Aphrodite

    Aphrodite Странник

    а ты не кончаешь в своей фантазии?
     
  20. alina220

    alina220 Странник

    Aphrodite, вообще-то я не думала об этом
     
  21. alina220

    alina220 Странник

    Aphrodite, всмысле думала, что это само собой
     
  22. Aphrodite

    Aphrodite Странник

    alina220, а-а-а-а....
     
  23. alina220

    alina220 Странник

    malek83, вообще-то, это моя фантазия, а не Aphrodite...


    нет, нельзя -)
     
  24. malek83

    malek83 Странник

    Aphrodite, прикольная фантазия! Можно вместо Х буду я?:kruto:
     
  25. Aphrodite

    Aphrodite Странник

    malek83, а почему ты у меня спрашиваешь? Это не моя фантазия.
     
  26. ctilik

    ctilik Странник

    Re: Ответ: Хочу вот так!

    фантазия на вольную тему!
     
  27. erf888

    erf888 Странник

    Всем привет. Обожаю тему женского доминирования, частенько мастурбирую и представляю как меня грубо имеет строгая Госпожа. Хотел бы поделиться одной из своих фантазий.
    Хотел бы оказаться в роли служанки-шлюшки на женском дивишнике. Представляю как мы находимся в комнате- трое женщин мирно беседуют о своем а я по их приказу мою пол. На мне женские чулки, трусики и передник. Губы накрашены красной помадой, ресницы и брови подведены, волосы прилизаны и зачесаны назад. Когда я заканчиваю мыть, они критически осматривают мою работу и решают меня наказать. Приказывают снять передник, стать раком и ползти к дивану. Повинуюсь бесприкословно. Домины заставляют лечь животом на диван и стянуть тручы до колен. После берутплетку и медленно и методично лупят меня по заднице. Потом одна Госпожа берет меня за волосы и поднимает мою голову, а вторая снимает юбку и трусики и усаживается на диван так что её прекраная попа оказывается у меня перед лицом. Сильная рука резко толкает мою голову вперед и я оттыкаюсь ртом в анус. Мне приказывают лизать и я тщательно вылизываю анус одной из Хозяек. В это время вторая красотка натягивает страпон и входит в меня сзади, крепко трахает. Вся экзекуция сопровождается грубыми оскарблениями в мой адрес, пинками и шлепками по ягодицам. Потом они меняються и пускают меня покругу, ммм, супер!!!! Страпон входит очень глубоко и резко, доставляя мне желанную боль. Затем, они надевают мне ремень на шею и ведут меня в ванну. Там приказывают мне снять трусики и забраться в ванну лицом вверх, и мастурбировать. Когда я делаю это они поочереди мочаться на меня, поливают мое лицо, грудь , член. Одна из женщин приказывает мне открыть рот и писает мне прямо в рот и заставляет глотать все что смогу… Проглатываю несколько глотков сока и кончаю себе на живот. Это ужасно взбесило моих мучительниц. Они приказывают мне вылезть из ванной и ведут за ремень как за поводок в комнату. Там на меня поднимают и заковывают в кандалы. Одни надевают мне на шею и фиксируют в них руки, а вторыми приковывают мои ноги так что они находятся на ширине плеч. Таким образом я оказываюсь в полной их власти они берут плети и крепко и долго меня лупят. Вот такие вот мыслишки у 30-ти летнего мальчишки
     
  28. nika845

    nika845 Специалист

    Должна тебя несколько разочоровать. Такие фантазии есть у 7 из 10 посетителей тематических сайтов. Хотелось бы услышать от тебя что-нибудь оригинальное - твое собственное. Относящееся дейсвтьетьно к твоей собственной фантазии, а не заимствованной из просмотров рассказов и картинок на тематичеких сайтах. И еще главный вопрос - что ты с этими фантазиями собираешься делать? Тихо фантазировать в кулачок или искать воплощения их в жизнь... Есть рабы виртуальные (их, я думаю, миллионы в мире - подсчитать это невозможно) и есть рабы реальные (достаточно смелые) - их тысячи, отсилы дестки тысяч избранных... Вот они-то Тему всю на себе и держат... и достойны за это всяческого уважения...
    Только, не дай Бог, не воспринимай мой пост как агитацию за вступление в Тему. Это дело исключительно твоего выбора и твоего вкуса...
     
  29. erf888

    erf888 Странник

    Вот что мне с этим делать дальше я и обратился к вам в личку nika845, очень надеюсь на ваш совет :flowers:
     
  30. nika845

    nika845 Специалист

    я тебе еще вчера ответила в личке...
     
  31. NI4EY

    NI4EY Странник

    фантазии... все только фантазии... я живу в Екатеринбурге, но найти здесь верхнюю, не проститутку, практически не возможно, все кто тут есть - уже заняты, остальные просто ищут секс заденьги, так бесит когда Тему превращают в проституцию... Хочется БЫТЬ но не рабом а сабом, чтобы помимо темы присутствовала любовь, уважение, и все что из этого вытекает... историии про рабство конечно возбуждают, но внутри холодеет, неоправданная жестокость, отношение к человеку как к вещи (атрибуты, так сказать практикующей Аспажи), мне кажется с этим нужно идти в клинику... я могу понять многое, даже когда зоофилы в период оргазма разрывают растленных бурундучков на части... но убить человека, морально и физически... это уже слишком... если есть девушки из ЕКБ отпишитесь пожалуйста, можно в личку, скажите свое мнение, да и не из ЕКБ тоже пишите) буду рад всем кто в адеквате)ah)

    Я хотел продать совесть, но она никому не нужна, решил обменять честь на подлость, но мне запретила совесть, я выгнал любовь за дверь, но она сказала что я не смогу без нее жить, она стучится дождем в окно...
     
  32. nika845

    nika845 Специалист

    Да причем здесь эти инетовские страшилки? Это же просто литература. Тематические рассказы имеют столько же общего с реальной Темой, сколько научная фантастика - с реальной наукой. Читать интересно, но кроме чисто внешних совпадений, никакого отношения к жизни не имеет.
    Домины никого не только не убивают, но даже травм нижних всеми силами стараются избегать. И их даже в садо-мазо (я не беру экстрим - это за гранью Темы и ближе к клинике, как ты правильно заметил) гораздо меньше, чем спорте. Поверь мне - я скоро уже 7 лет в Теме.
    Беда в том, что широкие массы черпают инфу о Теме из инета, а там фантазии гораздо больше, чем действительно инфы.
    С другой стороны - благодаря инету массы вообще узнали о таких отношениях, это тоже имеет положительное значене. Тема все равно стала частью современной культуры - от этого не уйдешь...
    Ты противопоставляешь понятия Саб и Раб. Четкого определния оба эти понятия не имеют, в принципе. На Западе просто редко употребляют слово раб (slave), чаще - саб (submitted - подчиненный), но смысл абсолютно тот же.
    У некоторых домин на Западе я встречала разделение на рабов и сабов. Саб, в отличие от раба, не занимался бытовым рабстом (уборкой, стиркой руками, глажкой, приготовлением ванны и т.д.). Я не кверена, что такое различие существует. Термин не столь важен. В Теме отношения выстраивают индивидуально верхняя и нижний, а потом они становятся обязательными для нижнего при служении подругам-доминам и для подруг становятся рамками служения им нижнего.
    Из того, что ты написал, я поняла, что ты ищешь не Тему, а скорее, - партнершу для ролевых игр.
    Тогда тебе не следует искать среди домин вообще. Ищи ванильную девушку с властным, капризным характером, склонную к эспериментам в сексе. И постепенно приучи ее к твоему поклонению, а там и ко всему, чего ты ищешь в тематических играх. И не парься с инетом. По-моему, гораздо интереснее и реальнее найти в жизни.
    Нинет, по моим наблюдениям, - вообще опасный соблазн. Он делает мужиков ленивыми и инертными. Легче, конечно, стучать по клавишам, чем девушку реальную завоевывать... но это же на 90% - только иллюзия общения. Редчайшая удача - найти кого-то стоящего в инете. Ты не согласен?
     
  33. NI4EY

    NI4EY Странник

    полностью с тобой согласен, благодарю за разъяснение, я в реале был уже 2 раза женат... просто не везет с людьми... можно сказать 2 раза нарвался на шизофрению... ты права, я и ищу ваниль с наклонностями доминирования, но мне все девушки говорят что я слишком хороший, мол не пью, не курю, не гуляю, а им нужно чтобы молодой человек разделял их "интересы"... бред... вот уже полтора года в поиске, но результата никакого, я могу знакомиться по 7 раз за вечер - толку ноль... кстати... во мне многое видят только те кому за 30... и как назло то замужняя влюбится, то та которая намного старше и с 15летним приданым... или та которая где нибудь в гондурасе... ровесники же и те кто моложе - это финиш... ни ума ни фантазии, я даже стал немного уважительнее относиться к проституткам... те хотя бы не скрывают что и как, а эти лицемерят, и живут по проститутским законам... продамся тому кто богаче... я уже просто улыбаюсь на подобную ситуацию...)
     
  34. NI4EY

    NI4EY Странник

    nika845,
    кстати надо ответить и на вопрос темы так сказать "по теме" )) я хочу чтобы девушкаменя сломала, но потом все вернула на свои места... часто конечно такую процедуру проводить нельзя... очень сильная нагрузка на психику, у меня было так один раз, (со второй женой) случайно получилось - решили поиграть, а она была под градусом, при этом у нее шизофрения, я думаю вы прекрасно знаете что шизоидам пить нельзя - у них башню сносит сразу... вот она и переборщила чуток... чувства и мысли после всего этого - просто неописуемые, думаю что грамотная домина сломает и превратит в раба любого мужчину, если потребуется... как же хорошо что тут все на добровольной основе...)
     
  35. nika845

    nika845 Специалист

    Поскольку мы тут обсуждаем фемдом, я не хочу особенно лезть в твои ванильные проблемы. Но и смолчать - не очень честно, ведь со стороны всегда виднее... Ты можешь мои слова сразу мысленно отправить в корзинку для мусора...
    Позиция: "мне просто не повезло", "так случилось, что мне попались обе шизофренички" - это желание зарыть голову в песок. А почему именно тебе они попались? Неужели ты веришь в 2 таких совпадения подряд?
    Искать причину неудач в недостатках других - это для слабаков. Сильный ищет и находит причины в себе. А главное даже не в этом. Первый подход тешит и успокаивает наше эго, но он не конструктивен. Пожалеть себя несчастненького, не понятого - приятно, но мало что дает. Это любимый конек алкашей.
    Ищи причину и имей мужество смотреть на себя объективно. Почему тебя могут оценить те, кому за 30 и не могут ровесницы? Потому что опытная женщина лучше видит и глубже разбирается. А молодые не видят, потому что в тебе твоя личность чем завалена, захламлена, не проступает... Чем-то, что отпугивает молодых, напрягает, не соответствует их представлениям. Только не торопись быстренько все свалить на девушек. Этим ты ничего не изменишь. А вот, изменив что-то в себе, ты можешь помочь себе очень даже. А ведь кроме себя мы в этом мире все-равно никого изменить не можем...
    Наш век меркантилен. Это не значит, что все девушки продаются и покапаются... не впадай в старческое ворчание, рано тебе еще... Встретишь свою половину, только не суетись и думай, что в тебе не так...
     
  36. nika845

    nika845 Специалист

    В реальной Теме домина сломает и превратит в раба не любого мужчину, а только такого, который очень сильно этого хочет. В твоем вопросе есть еще отголосок инетовских страшилок. Но в большой мере ты прав. Домине приходится сломать, как ты говоришь, кандидата в рабы при опускании. Это связано с несколькими проблемами (и это при условии самого горячего желания опускаемого стать рабом). Самый фанатичный кандидат в рабы полон всяких фантазий и собственных представлений о Теме. В нем полно всякой ванили и он фактически стремится манипулировать Госпожой, чтобы получить от нее то, что доставит ему кайф. Это не Тема, даже если внешне это и похоже. Тема, это когда единственный кайф нижнего - это удобства и наслаждения Госпожи. Ни от чего другого раб не ловит кайф. Достигается это жестью и испытаниями. Не только физическими, но и моральными.
    Отношение к своей Госпоже у настоящего раба - это Страх, Поклонение, Обожание. И полное отсутстсвие своего Я при служении. Самый большой кайф раба после опускания, это мысль о том, что он вещь Госпожи.
    Уверена, что тебя такое определение шокирует, но это потому что ты смотришь на это ванильно. Тем, кто в Теме, это кажется совершенно естественным, потому что они знают, что по другому просто быть не может.
    Способных на Тему без фантазий среди самых горячих мечтателей подчинения оказывается обычно 2-3 на десяток. Остальные опускания не проходят. Они уходят или в ролевые игры с ванильными девушками или продолжают мечтать в кулачок, глядя на инетовские псевдо-тематические ролики и картинки...
    Не знаю что ты подразумеваешь под "сломать". Я тебе описала что понимается под этим в Теме, а что имеешь в виду ты, я не знаю...
    Если объяснишь, смогу представить себе сможет ли это сделать ванильная девушка даже с лвастным характером. А уж что значит "вернуть обратно" - мне еще более не понятно. Скорее всего, это просто ролевая игра. По принципу революционной песни "кто был ничем, тот станет всем". Полежал ковриком под ногами Госпожи, потом встал, распрямился во весь молодецкий рост и провозгасил: "Мы не рабы, рабы не мы!"
    В играх все возможно. Но в Теме нельзя быть рабом на половину, на четверть или на одну восьмую...
     
  37. NI4EY

    NI4EY Странник

    по поводу этого - я всю вину беру на себя - плохо смотрел, не выдержал достаточно времени, смысла обвинять жен в том что они мне попались такие - нет, в жизни бывает всяко...
    теперь по поводу видять - не видят... я ничем не захламлен, и искать причину в себе тут я уже устал, как я уже объяснял им нужен молодой человек "похуже" - это не будет их так напрягать, когда они будут так сказать "оттягиваться на полную", еще одна проблема - я настолько открыт, что девушке кажется что она меня узнала в течении 3х дней общения, у нее просто пропадает всяческий интерес... но дело в том что как раз вот это я не собираюсь в себе менять, лучше пусть мозг себе поменяют те кому это действительно необходимо... мне не интересна игра в любовь, в завоевание, покорение, и так далее... это происходит или само собой сразу, или не происходит вообще... может быть я в чем то не прав, поправь меня...
     
  38. nika845

    nika845 Специалист

    Ну, при чем здесь виноват и беру вину на себя? Виноватые бывают только в очень простых житейских ситуациях. Я просто хотела сказать, что есть всегда 2 пути в жизни. Для сильных - искать причины неудач в себе, менять себя и добиться, в конце концов, цели. И для слабых - объявить все неудачи простым невезеньем. Всех девчонок тупыми или недостаточно чуткими, неспособными распознать какие сокровища в тебе скрыты. Пишу это без всякой иронии. Уверена, что в каждом из нас без исключения заложено очень многое (в том числе и в девчонок вокруг). Проблема в том, что если другие не видят и не чувствуют в тебе то, что ты сам в себе видишь, то что-то не в порядке с подачей себя, в отношении к самому себе. Это сразу чувстсвуют окружающие. Меньше всего я хочу читать тебе мораль. Я и сама не такое уж совершенство в этом вопросе. Но помочь тебе могу только тем, что поделюсь к чему пришла в результате разных событий в жизни, размышлений и поисков. Все проблемы только в нас и мы свои проблемы сами же и создаем. И не убежать от них никуда поэтому... А начнешь искать их вовне - только изведешься, возненавидишь всех вокруг и ничего не добъешься. Как-то прочла у одного восточного мудреца такую фразу: "Измени себя и все вокруг изменятся". И еще: "Если человек не умеет любить себя, он никогда не сможет любить других, - он будет в отношениях с другими пытаться любить только себя, чтобы хоть так получить то, что ему недостает".
    Сначала решила, что это какая-то восточная средневековая заумь. Но жизнь подтвердила необыкновенную мудрость этих восточных афоризмов...
     
  39. Кот ученый

    Кот ученый Корифей наук

    nika845
    Навеяло афоризм Козьмы Пруткова: Если хочешь быть счастливым - будь им!
     
  40. NI4EY

    NI4EY Странник

    :wallbash:
    бли-и-и-н... да люблю я себя, меня уже достали все со словами "ты что то делаешь не так" - спрашиваешь ЧТО!? - разводят руками... то мне нужно что то изменить в себе - то остаться самим собой!
    вы уж определитесь! я и так сам такой, каким хочу быть, я себе НРАВЛЮСЬ у меня нет КУМИРА, я знаю, что хорошо, а что плохо, и слово ЧЕСТЬ для меня очень много значит, я не подстраиваюсь ни под кого! иду на компромисы, в разумных пределах, не более.
    что еще не так?...:wallbash::wallbash::wallbash::oldman::wallbash:
     
  41. nika845

    nika845 Специалист

    Ладно. Я готова признать, что у тебя все так и просто не те девушки тебе попадаются все время. В конце концов, это ни кого не касается кроме тебя самого. Извини за занудство, я действительно хотела тебе хоть как-то помочь. Больше не буду...
     
  42. Luna27

    Luna27 Специалист

    NI4EY,
    зря вы так разнервничались. Я полностью согласна с nika845.
    А тот факт, что вы не можете нейтрально или хотя бы спокойно воспринять ее слова, лишь говорит о том, что правда глаза колет, что вы не конструктивны в своих вглядах.
    nika845 очень грамотный и толковый человек, которого на этом форуме уважают и прислушиваются. В итоге она все равно оказывается права.
     
  43. NI4EY

    NI4EY Странник

    мдяааа... вы не блондинка случаем? "тот факт что правда глаза колет"... позвольте узнать... ГДЕ ВЫ УВИДЕЛИ ФАКТ? ИГДЕ ВЫ УВИДЕЛИ ПРАВДУ? меня просто бесит когда люди говорят ОДНО И ТО ЖЕ на протяжении МНОГИХ ЛЕТ при этом СОВСЕМ МЕНЯ НЕ ЗНАЯ!!! вы просто не в курсе может быть, но человек многое начинает понимать с годами, хотя это тоже индивидуально... может быть все таки по этому те кому за 30 воспринимают меня уже "немного" по другому???
     
  44. Luna27

    Luna27 Специалист

    NI4EY,
    выпейте валерианки, уважаемый :) Нервные клетки не всстанавливаются :)
     
  45. NI4EY

    NI4EY Странник

    кстати... вспомнил один из своих самых любимых мультиков... Кунг-фу Панда... смотрели надеюсь? так вот... в нем есть очень мудрце слова которые говорит черепаха - "иллюзия, что все в мире зависит от тебя" - так вот - это млекопитающее (если я не ошибаюсь), абсолютно право... не все в мире зависит от нас, в доказательство этому хотя бы то что вы не могли выбрать какой вы родитесь, и какие у вас будут родители... очень многое корректируется свыше... если бы не Бог то люди давно бы умерли перебив друг друга...
     
  46. nika845

    nika845 Специалист

    Ребята, спокойно!
    Не надо нам здесь брани и выяснять нам нечего. Мы здесь для общения друг с другом, в конце концов. Тем более - переходить на личности.
    Мифы о блондинках такая же фигня, как например, о горячих эстонских парнях. Моя ближайшая подруга блондинка. Дай Бог всем брюнеткам, шатенкам и рыжим такую голову. Я у нее научилась очень многому и в Теме и в жизни.
    Почитай внимательно мои посты. Я вообще не говорила о тебе лично. Я ведь тебя совершенно не знаю, Говорили о явлении, когда не удается состыковаться с девушками или женщинами определенного круга и возраста. У меня есть некоторый опыт в этом деле, причем он мог бы тебе пригодится поскольку это взгляд с обратной стороны.
    Может, к тебе это все и не относится. Это был чисто отвлеченный разговор о проблемах коммуникации. Ты не должен это воспринимать как нечто относящееся лично к тебе. Ты описал некий случай, я написала свое мнение о способах улучшения ситуации на основании своего опыта, поскольку поняла, что ты ищешь здесь помощи, совета... А то, что это совпадает с чем-то, что тебе уже много лет говорили, я знать не могла. И вообще не парься. Ну, поговорили за жизнь, обсудили всякие проблемы... забудь все, что я там написала - и дело с концом. Эту проблему как раз решить легко...
     
  47. Luna27

    Luna27 Специалист

    NI4EY,
    разговор уже не по теме :) Да и разговариват вы не умеете. Сыплете озлобленными рванными и бессмысленными фразами.
     
  48. NI4EY

    NI4EY Странник

    если вы не способны понять смысл моих простых фраз, я тут вряд ли могу чем то помочь... если бы я сказал, что вам далеко до так называемой "конструктивности", сударыня, то я бы кинул камень в ваш огород, а по поводу блондинки - вас явно задело, я бы даже сказал "правда глаза колет", но вы не блондинка, так что отнеситесь к этому с улыбкой, кстати о блондинках, Ника... у меня лучший друг - блондинка, весьма не глупая девушка... у меня нет трафаретов, и предрассудков...
     
  49. nika845

    nika845 Специалист

    Все верно, и я об этом и написала в одном из постов. То, что с нами происходит- далеко не всегда зависит от нас. Но зато целиком от нас зависит как мы это воспринимаем, что мы в этом видим и чему в результате происходящего учимся.
    Если ты в результате каких-то событий, стал мудрее, терпимее, исправил что-то в себе, то что бы ни происходило, получит совсем другой смысл. И будет только к лучшему, если даже в тот момент причинило тебе боль.
    Наивно думать, что мудрый человек - это везунчик и все у него в жизни идет, как по маслу. Он просто умеет мудро относиться к тому, что с ним происходит...
     
  50. Luna27

    Luna27 Специалист

    NI4EY,
    да я и так сижу улыбаюсь. Вы никак меня не задели, поверьте :) А вот вас цепляет чут ли не каждое слово комментирующих. Учитесь адекватно общаться, милейший,и к вам потянутся тучи баб :) А с такой агрессивностью вам не светит достичь желаемого.
    Говорю это ва абсолютно доброжелательно, но вы ведь все равно не сможете прочитать то на выдохе :)
     
Загрузка...
Похожие темы
  1. alina220
    Ответов:
    106
    Просмотров:
    9.991

Поделиться этой страницей