Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Отмена "не спрашивай, не говори"

Тема в разделе "Социум", создана пользователем LIVE, 19 дек 2010.

  1. LIVE

    LIVE фея с ремнём

    Обе палаты парламента США проголосовали за отмену действующего в американской армии правила "не спрашивай, не говори" ("don't ask, don't tell"). Согласно этому правилу, геи могли служить в армии, если не сообщали о своей ориентации. В свою очередь, сослуживцам и командирам запрещалось интересоваться ориентацией коллег.

    15 декабря отмену за дискриминационной нормы проголосовал Конгресс (250 голосов против 175), 18 декабря - Сенат (65 против 31).


    Накануне голосования в Сенате президент США Барак Обама и министр обороны Роберт Гейтс призвали сенаторов поддержать отмену "не спрашивай, не говори", чтобы завершить, наконец, многолетнее противостояние государства и активистов гей-движения.

    Ранее, комментируя вызвавшую жесткие споры в Конгрессе инициативу Белого дома, Обама отметил, что честь и отвага не могут и не должны определяться сексуальной ориентацией человека, равно как и его полом, расовой принадлежностью и вероисповеданием.

    Правило, о котором идет речь, действует в армии США с 1993 года. Законопроект об отмене "не спрашивай, не говори" является инициативой Демократической партии, республиканцы же до последнего времени блокировали принятие документа.

    по материалам ru_antidogma
     
  2. LIVE

    LIVE фея с ремнём

    Речь Барака Обамы на подписании отмены принципа Don't Ask, Don't Tell («не спрашивай, не говори»)

    Вице-президент Джозеф Байден: Эй, народ, как дела? (Аплодисменты.) Сегодня – хороший день. (Аплодисменты.) Действительно хороший. Как вам подтвердят некоторые мои коллеги, мы долго этого ждали. Но я рад, что он настал.

    Дамы и господа, добро пожаловать. Садитесь, пожалуйста.

    Однажды великий генерал армии и президент Дуайт Эйзенхауэр сказал: «Хотя сила может защитить в чрезвычайной ситуации, только справедливость, честность и уважение, а также сотрудничество могут привести людей в конце концов к началу вечного мира».

    Отменяя сегодня «не спрашивай, не говори», мы делаем большой шаг к воспитанию справедливости, честности, уважения и того настоящего сотрудничества, о котором говорил президент Эйзенхауэр.

    Таким образом исполняется важное обещание, данное президентом и мною во время кампании, а также многими здесь, на этой сцене, обещание, за которое долгое время боролись многие из вас, - обещание по отмене политики, которая фактически ослабляет нашу национальную безопасность, уменьшила нашу способность к боевой готовности и нарушает фундаментальный американский принцип справедливости и равенства, – именно тот набор принципов, который отважные гомосексуальные мужчины и женщины теперь будут иметь возможность открыто защищать по всему миру. (Аплодисменты.)

    Это просто правильно – и с нравственной, и с военной точки зрения. И особенно важно, что этот результат получил полную поддержку у тех представителей военного ведомства, которые наделены ответственностью по воплощению его в жизнь. И я хочу особо подчеркнуть, в качестве личного замечания, свое уважение – как мы говорили, мне позволялось говорить в Сенате, в качестве личной привилегии, - Адмирал Маллен, вы – тот человек, на которого можно положиться. (Аплодисменты.) Я думаю, вы им нравитесь.

    У него уже есть достаточно власти. Не … (смех)

    И это невозможно было бы сделать без этих мужчин и женщин во главе наших военных сил. И конечно, это невозможно было бы сделать без стабильного, преданного и упорного лидерства президента Соединенных Штатов. (Аплодисменты.)

    Господин президент, подписывая этот законопроект, вы свяжете военную мощь с непреходящим чувством справедливости. Вы будете демонстрировать силу, поддерживая честность, и сделаете вооруженные силы Соединенных Штатов настолько сильными, насколько это возможно, в то время, когда нам нужно, чтобы их мощь была наибольшей.

    Дамы и господа - президент Соединенных Штатов Америки, главнокомандующий Барак Обама. (Аплодисменты.)

    Президент США Барак Обама: Вы знаете, я просто потрясен. Сегодня очень хороший день. И я хочу поблагодарить всех вас, особенно людей на этой сцене, но также - всех до единого из вас, кто так напряженно работал для этого, моих сотрудников, которые напряженно работали для этого. Я не мог бы гордиться больше.

    66 лет назад, в густом, покрытом снегом лесу Западной Европы союзнические войска отражали массированный штурм в битве, которая получит название Арденнской. И в заключительные дни сражения полк 80-й дивизии 3-й армии Паттона оказался под огнем. Люди передвигались по узкой тропинке. Они были открыты и уязвимы. Сотни солдат были сражены врагом.

    И во время боя рядовой Ллойд Корвин упал в овраг на глубину 10 метров. Оказавшийся в ловушке, в полной растерянности, он, можно сказать, был уже покойником. Но один солдат, его друг, вернулся назад. Посреди приземляющихся тут и там снарядов, дыма и хаоса, криков раненых людей этот солдат, этот друг спустился по ледяному склону, рискуя собственной жизнью, чтобы помочь рядовому Корвину перебраться в более безопасное место.

    До конца своих дней Ллойд говорил, что этому солдату, этому другу по имени Энди Ли он обязан своей жизнью, зная, что один он никогда бы не смог спастись. Когда после войны прошло уже полных четыре десятилетия и два друга, уже в пенсионном возрасте, воссоединились, Ллойд узнал, что человек, спасший ему жизнь, его друг Энди – гей. Он понятия не имел об этом. И не очень этим интересовался. Ллойд знал, что важно на самом деле. Он знал, благодаря чему он выжил; благодаря чему у него появилась возможность вернуться домой, и завести семью, и прожить оставшуюся часть своей жизни. Это был его друг.

    И сегодня с нами - сын Ллойда. И он знал, что отвага и самопожертвование ограничены сексуальной ориентацией не больше, чем расой, гендером, религией или верой; то, что сделало возможным его выживание на полях сражений в Европе, – это причина, почему мы сегодня здесь. (Аплодисменты.) Это причина того, что мы здесь сегодня. (Аплодисменты.)

    Итак, этим утром я горд подписать закон, который прекратит практику «не спрашивай, не говори» (Аплодисменты.) Это закон; этот закон, который я собираюсь подписать, укрепит нашу государственную безопасность и поддержит идеалы, за защиту которых наши бойцы, мужчины и женщины, рискуют жизнью.

    Наша страна больше не будет лишена службы тысяч американцев-патриотов, которых вынудили покинуть вооруженные силы – не считаясь с их навыками, не принимая во внимание их храбрость или рвение, не принимая во внимание годы образцовой службы, – потому что они оказались геями. Для десятков тысяч американцев в форме больше не будет требования вести двойную жизнь или оглядываться через плечо, чтобы служить стране, которую они любят. (Аплодисменты.)

    Как сказал адмирал Майк Маллен: «Наши люди много жертвуют для своей страны, включая свои жизни. Никто из них не должен быть вынужденным жертвовать еще и своей цельностью.» (Аплодисменты.)

    Вот почему я считаю, что это правильно для наших вооруженных сил. Вот почему я считаю, что это правильно. Точка.

    Итак, многие сражались долго и тяжело, чтобы добиться наступления такого дня. Я хочу поблагодарить демократов и республиканцев, которые поставили убеждения выше политики ради совместной работы. (Аплодисменты.) Я хочу особо отменить Ненси Пелоси (аплодисменты), Стени Хойер (аплодисменты) и Херри Рида. (Аплодисменты.)

    Сегодня мы отмечаем поворотный этап в истории, но также и кульминацию двух самых продуктивных лет в истории конгресса, и в немалой степени благодаря их лидерству. И поэтому мы очень им благодарны. (Аплодисменты.)

    Я хочу поблагодарить Джо Либермана (аплодисменты) и Сюзан Коллинс. (Аплодисменты.) И, я думаю, Карл Левин еще работает - (смех) – но я хочу добавить Карла Левина. (Аплодисменты.) Они прилагают множество усилий в сенате. Я так горжусь Сюзан Девис, которая стоит на сцене. (Аплодисменты.) И парнем, которого вы, возможно, знаете, - Барни Фрэнком. (Аплодисменты.) Они поддерживали борьбу в палате представителей. И я должен также выразить признательность Патрику Мёрфи, который сам является ветераном и помог проторить путь для инициативы в конгрессе.

    Также я хочу особо отметить наше военное руководство. Прекращение «не спрашивай, не говори» было темой обсуждения на моей первой встрече с министром Гейтсом, адмиралом Малленом и Объединенным комитетом. (Аплодисменты.) Мы говорили о том, как прекратить эту политику. Мы говорили о том, насколько успех и в прохождении, и в воплощении этого изменения зависит от тесного сотрудничества с Пентагоном. И это то, что мы делали.

    И два года спустя я уверен, что история хорошо запомнит храбрость и дальновидность министра Гейтса (аплодисменты), адмирала Майка Маллена, который говорил от сердца и сказал то, что, по его мнению, было правильным (аплодисменты), генерала Джеймса Картрайта, заместителя председателя Объединенного комитета, и заместителя министра Уильяма Линна, который находится здесь. (Аплодисменты.) А также авторов обзора Пентагона Джея Джонсона и генерала Картера Хэма, которые проделали выдающуюся и тщательную работу (аплодисменты), и все тех, которые заложили основу для этого изменения.

    И наконец, я хочу выразить мою благодарность мужчинам и женщинам в этом зале, которые носили форму вооруженных сил США. (Аплодисменты.) Я хочу поблагодарить всех патриотов, которые сегодня здесь, всех из них, которых вынудили повесить форму на вешалку в результате «не спрашивай, не говори», - но которые никогда не прекращали бороться за эту страну и которые собирались, и маршировали, и боролись за перемены. Я хочу поблагодарить всех здесь, кто стоял рядом с ними в этой борьбе.

    Благодаря этим усилиям, в ближайшие дни мы начнем процесс, предусмотренный этим законом. Сейчас старая практика остается действующей до тех пор, пока министр Гейтс, адмирал Маллен и я не удостоверим готовность военных к применению запрета этой практики. И особенно важно об этом помнить служащим армии. Но я говорил с каждым из военных начальников, и они все преданы идее введения этого изменения быстро и эффективно. Мы не собираемся откладывать это дело в долгий ящик. (Аплодисменты.)

    Сейчас, как и всегда при переменах, есть некоторые опасения. Это нормально. Но как главнокомандующий я уверен, что мы можем добиться того, что этот переход только укрепит нашу военную готовность, что люди будут оглядываться на этот момент и удивляться, почему это вообще было когда-то предметом споров вначале.

    Я совершенно убежден в профессионализме и патриотизме наших военнослужащих. Точно так же, как они адаптировались и становились сильнее с каждой из предшествующих перемен, так, я знаю, произойдет и сейчас. Я знаю, что эту точку зрения разделяют министр Гейтс и адмирал Маллен, как и подавляющее большинство самих военнослужащих. И они так думают, исходя из собственного опыта, включая опыт службы с преданными, помнящими о долге военнослужащими, которые также были геями.

    Как сказал один из представителей войск специального назначения во время проведения исследования для Пентагона – это мне очень понравилось, – это эхо опыта Ллойда Корвина десятилетия спустя: « У нас тут парень-гей в подразделении. Он большой, злой, он убивает много плохих парней.» (Смех.) «Никого не интересовало, что он - гей.» (Смех.) И я думаю, это превосходно описывает ситуацию.

    Наконец, я хочу обратиться напрямую к гомосексуальным мужчинам и женщинам, в настоящий момент служащим в наших войсках. В течение долгого времени ваша служба требовала определенных жертв. От вас требовали нести дополнительное бремя тайны и изоляции. И все это время вы рисковали жизнью ради свобод и привилегий гражданства, которые вам предоставлены не полностью.

    Вы – не первые, кто нес это бремя, поскольку в то время как сегодняшний день знаменует собой окончание конкретной битвы, длившейся почти два десятилетия, всему процессу уже более двух столетий.

    Никогда нельзя будет полностью воздать должное героизму, продемонстрированному американцами-гомосексуалами на службе этой стране; их труд затерян в истории. Сведения о нем утрачены благодаря предрассудкам, утратившим свою силу уже на нашем веку. Но в каждый поворотный момент в нашем прошлом, как мы знаем, гомосексуальные американцы сражались так же яростно, делали столько же для защиты этой нации и идеалов, которые она отстаивает.

    Вряд ли приходится сомневаться, что были солдаты-геи, сражавшиеся за американскую независимость, освящавшие землю в Геттисберге, сидевшие в траншеях на Западном фронте, штурмовавшие пляжи Иводзи́мы. Их имена выгравированы на стенах наших памятников. Их надгробные камни усеивают землю Арлингтона.

    Итак, как первое поколение, которому предстоит открыто служить в вооруженных силах, вы будете представлять всех тех, кто был перед вами, и будете служить образцом для подражания для тех, кто придет после. И я знаю, что вы выполните эту обязанность с честью и принципиальностью, точно так же, как и все другие задачи, которые на вас возлагали.

    Примеры можно найти прямо в этом зале, среди служащих мужчин и женщин: выдающиеся офицеры, например бывший капитан ВМФ Зоу Даннинг. (Аплодисменты.) Морские пехотинцы, например Эрик Алва, один из первых американцев, раненных в Ираке. (Аплодисменты.) Лидеры, например капитан Джонатан Хопкинс, который вел взвод в северный Ирак во время первоначального вторжения, подавив этнический мятеж и получив Бронзовую звезду за отвагу. (Аплодисменты.) Он был уволен, а затем стал получать электронные и бумажные письма от своих солдат, в которых говорилось, что они все время знали, что он гей (смех) и думали, что он лучший капитан, который у них когда-либо был. (Аплодисменты.)

    Таких историй много - историй, которые только подчеркивают важность приема на военную службу всех, кто хочет сражаться за эту страну. Вот почему я надеюсь, что те солдаты, моряки, летчики, морские пехотинцы и служащие береговой охраны, которые были уволены в соответствии с этой дискриминационной политикой, захотят вновь поступить на службу, как только отмена этой политики вступит в силу. (Аплодисменты.)

    Вот почему я говорю всем американцам, гомосексуалам или гетеросексуалам, которые всего лишь хотят защищать эту страну в форме: «Ваша страна нуждается в вас, ваша страна испытывает в вас потребность, и мы будем считать за честь приветствовать вас в рядах лучшей армии, когда-либо известной миру.» (Аплодисменты.)

    Некоторые из вас помнят, что я посещал Афганистан буквально пару недель назад. И пока я шел вдоль ограждения – а за ним стояла большая толпа, около 3 тысяч человек, - молодая женщина в форме жала мою руку, а другие люди хватались за меня и фотографировали. И она прижала меня в объятии и прошептала: «Разберитесь с «не спрашивай, не говори.» (Смех и аплодисменты.) И я сказал: «Обещаю вам, разберусь.» (Аплодисменты.)

    Потому что мы не такая нация, которая говорит: «Не спрашивай, не говори». Мы – нация, которая говорит: «Из многих, мы - одно». (Аплодисменты.) Мы – нация, которая приветствует службу каждого патриота. Мы – нация, которая убеждена, что все мужчины и женщины созданы равными. (Аплодисменты.) Это те идеалы, за которые боролись поколения. Это те идеалы, которые мы поддерживаем сегодня. А теперь я имею честь подписать этот законопроект, сделав его законом. (Аплодисменты.)
     
    #2 LIVE, 25 дек 2010
    Последнее редактирование: 25 дек 2010
  3. Shandor

    Shandor Back to the future!

    Качественная продуманная речь.

    А по теме, даже странно что в США с их либеральностью, было такое правило. Когда человеку находящимуся на службе приходится часто испытывать стресс и это под грифом секретно, из-за того что он другой ориентации. Это ослабляет его как боевую единицу армии.
     
  4. LIVE

    LIVE фея с ремнём

    Shandor,
    предрассудки оказались сильнее. Не смотря на то, что несколько десятков тысяч специалистов были вынуждены уволится из-за нежелания вести двойную жизнь.

    Слава богу, что здравый ум все-таки включился у роководства страной. Да и гуманистические ценности возобладали, ведь как-никак, а мир меняется.
     

Поделиться этой страницей