Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Ultraсказка для детей послешкольного возраста

Тема в разделе "Истории", создана пользователем kamero, 1 июн 2006.

  1. kamero

    kamero Странник

    Некоторые участники форума уже знают этот текст :) Пусть и остальные узнают и станут свидетелями продолжения этой истории в реальном времени.

    Извиняюсь за ошибки и опечатки, т.к. пишу я как правило по ночам, когда хочется спать. поэтому меня хватает только на оформление мыслей.

    разумные поправки и дополнения приветствуются!

    итак, поехали...

    ultraсказка для детей послешкольного возраста.

    intro
    Наверняка многие из вас знают, а если не знают явно, то догадываются, а если не догадываются, то чувствуют, что наш мир не является единственным миром во Вселенной. Каждое мгновение тому назад становится еще одним миром больше, но одновременно на семь зверей меньше. До сих пор человечество не могло понять, что каждая зарегистрированная сверхновая, есть ни что иное, как рождение новой системы, рождение нового обитаемого мира. Но наступил тот миг, когда человечество открыло на своей звездной карте Лабиринт. Спустя 7 земных секунд после открытия, орбитальный телескоп Хаббл вышел из строя, а дежурный получивший последний пакет данных о Лабиринте, исчез из лаборатории.

    1. Посвящение Зверей.

    - Седьмой доставлен, Cтарейший. - Голем тяжело ступил на вибрирующий виток Спирали и бережно опустил бесчувственное тело Седьмого.
    - Приветствую тебя, человек! - выступил Cтарейший, когда Седьмой открыл глаза и жадно вдохнул обогащенный кислородом воздух. - Не бойся, тебе не причинят вреда.
    - Где я? - последовал закономерный вопрос человека дизориентрованного в своем местоположении.
    - Сейчас не важно где ты находишься. Важно то, где ты скоро окажешься.
    - Но..
    - Терпение, человек. Я сейчас все объясню. И попытайся меня не перебивать.
    Седьмой раскрыл было рот, чтобы выразить свое негодование, но увидел что он здесь не один такой. Рядом с ним находилось еще шесть существ, которые также как и он не могли понять где они и что с ними случилось. Чуть успокоившись он приготовился слушать.
    Каждые три тысячи лет по вашему летоисчислению, начал Старейший уже обращаясь ко всем, семь разумных рас отбираются Лабиринтом для великой миссии. Выбор происходит случайным образом. Но по определённым правилам. Каждый из вас принадлежит определенному временному отрезку и максимально удалены друг от друга. И каким бы высоким не было ваше техническое совершенство, вы никогда не встретитесь лицом к лицу.
    Ваша миссия - это поход в Лабиринт с целью найти и активировать Сферу - могущественный артефакт созданный самим Творцом еще на рассвете нашей Вселенной. Одним из главных критериев отбора является ваш набор способностей, сумма которых поможет вам преодолеть препятствия и пройти Лабиринт. Лабиринт по - своему доброжелателен, но сохраняет абсолютный нейтралитет и поэтому последний критерий - это предрасположенность, то есть высокая вероятность того, что вы сможете стать одной цельной командой и пройдете Лабиринт.
    Сейчас я представлю вас друг другу и потом расскажу главное.
    - Грифон. Созвездие Орла, планета Горра. - торжественно произнес старейший. - Грифон великий Воин Горного Королевства и самый успешный полководец и стратег.
    С пола поднялось могучее крылатое создание. Львиное тело покрывало множество шрамов, на орлиной голове в некоторых местах не росли перья - это чернели пятна ожогов. Зато умные и добрые глаза с золотистым отливом светились в полумраке Спирали, а огромные грязно-серые крылья с двумя суставами широко расправились, показывая непревзойденную силу и уверенность их обладателя. Существо сложило передние лапы в знаке приветствия и склонило голову в поклоне. Седьмой с благоговейным ужасом и восхищением глазел на существо из старых земных сказок и преданий. Так они действительно существуют! Но как??? Но сюрпризы для Седьмого (впрочем как и для остальных) только начинались.
    - Арсури. Созвездие Иггдрассиль, планета Крона, - продолжил Старейший. - Повелитель органического и растительного мира. Верховный Друид-целитель.
    В центр Спирали вышло существо с кожей похожее на древесную кору. Полурастение-полуживотное, фигурой напоминающее человека, только ростом метра под три. Воздев над косматой головой четыре руки и хлопнув в ладоши, в радиусе метра вокруг него начали расти зеленые стебельки, а потом набухли почки и распустились листья и цветы невиданных окрасок и размеров. Еще чуть-чуть и казалось, что услышишь щебетание неземных птиц и ощутишь дуновение чужого ветерка. На душе стало легко и спокойно, и Седьмой услышал приятный низкий голос:
    - Приветствую вас, друзья. Мое имя Arsuarius Mandra'gora Officina'rum. Но вы можете звать меня просто Арсури. Моя планета - это цветущий зеленый сад, куда я вас приглашаю отдохнуть и полюбоваться на двойной закат после нашего приключения.
    Существа радостно встрепенулись, наконец начиная осознавать, что никто здесь не желает зла и напряжение начало рассеиваться. Даже мрачноватый на первый взгляд Грифон, придвинулся поближе и по-кошачьи свернувшись, улегся положив голову на могучие лапы.
    Тем временем, Арсури вернулся на свое место, оставив после себя цветущую уютную полянку, а Старейший продолжал:
    - Кейннари, система газовых гигантов Семнадцать Небес.
    Седьмой вздрогнул когда увидел это существо. По наклонной Спирали из тени вышла смуглая девушка необыкновенной красоты. Прямые черные волосы, перехваченные тонким золотым обручем, украшали редкие косички с вплетенными ленточками. Грудь и внутреннюю сторону бедер прикрывали ленты расписанные рунами, на ногах сандалии с декоративным шнуром охватывающий икры до колен, а за плечами - роскошные крылья цвета раннего заката. Кейннари вышла в центр и приветливо улыбнулась.
    - Кейннари дети Рассвета. Мудрая и добрая раса. Они прекрасные духовные наставники и ценители дикой природы, являются прямыми потомками эльфов. И ее магия Света вам может сильно пригодится, - пояснил Старейший.
    - Ммм.. Привет! - игриво поздоровалась Кейннари.
    - Привет! - не ожидая от себя отозвался Седьмой и виновато оглянулся. Остальные звери улыбались. Даже уголки клюва Грифона приподнялись вверх.
    Кейннари упорхнула на верхний виток Спирали и Старейший представил следующее существо:
    - Леверси. Созвездие Эа, планета Эхо.
    Сначала все услышали мелодичный звон и в центре Спирали появился небольшой пульсирующий шар. По бокам его были небольшие выступы напоминающие жабры и на верхнем полюсе выступали три подвижных длинных тонких отростка похожие на роговые усы или антенны. Существо оживленно перемещалось по поляне Арсури и мелодично жужжало, звенело и потрескивало меняясь в размерах и окраской в зависимости от тональности и громкости звука.
    - Как вы уже догадались, Леверси - акустик. Он легко взаимодействует с тем, что состоит из акустических волн. Он сам состоит их звука. И скоро вы почувствуете его необходимость, когда окажетесь у Лабиринта, где разрешающая способность Спирали понимать чужие языки иссякнет.
    Леверси тем временем беззаботно метался около повеселевшего Грифона, касался цветов своими антеннами, кружился и напевал. И каждый зверь узнавал привычные для своего мира мелодии и звучание родных музыкальных инструментов.
    "Живой синтезатор!" - усмехнулся Седьмой и вдруг заметил, как что-то высокое и черное входит в центр Спирали.
    - Садхака, - тихо произнес Старейший, когда Звери обратились во внимание. - Система Дарклоу, Мертвая планета. Адепт Черной магии.
    Звери молча смотрели в центр Спирали где появилось темное существо. Высокая стройная фигура укутанная в черный балахон, бесшумно прогуливалось по полянке, не проявляя ни малейшего интереса к остальным. Седьмой, подумал, что сейчас вся зелень завянет, но нет. Растения никак не отреагировали на темное существо. Зато звери смотрели очень настороженно. Еще бы! Все они представляли собой светлые или нейтральные Силы, а тут - ТЕМНЫЙ, с которым предстояло спускаться в загадочный Лабиринт. Но тем не менее, это существо не казалось враждебным. Скорее оно было просто ДРУГИМ. И раз Лабиринт выбрал его, значит все это неспроста.
    - Прошу вас, не смотрите на меня так, - неожиданно произнес Садхака. - Я не враг вам. Я не сказочный некромаг или собиратель душ. И я не состою на службе у Князя Тьмы.
    - Не заговаривай нам зубы, черное отродье - резко вскочив, заскрежетал Грифон. - Я чувствую в тебе Зло. - Глаза Грифона пылали и выступившие когти оцарапали податливый материал Спирали. Звери забеспокоились. Кейннари слетела с верхнего витка и встала возле Грифона, обнажив тонкую шпагу. Но никто не двигался с места, лишь сверлили друг друга взглядом. И странное дело, но Старейший не вмешивался и не призывал к порядку, как этого ожидал Седьмой. Вместо Старейшего это сделало следующее существо.
    - Драгонавва! - почти закричал Старейший. И стало вдруг холодать.
    На ставшую традицией поляну, опустилось гигантское драконообразное существо. Оно еле вмещалось в этом сегменте Спирали и похоже, что чувствовало себя от этого не комфортно. Гибкое тело покрытое серебристой чешуёй и огромные перепончатые крылья заполнили все пространство так, что зверям пришлось потесниться и прижаться друг к другу.
    - Дракон! - вырвалось у Седьмого и звери отозвались эхом.
    - Это не простой дракон, друзья мои, - произнес Старейший. - Это стихийный ледяной Дракон. Созвездие Бэта Центавра, звезда малая Альгея.
    Могучий зверь склонил шипастую голову и проревел:
    - Я Драгонавва. Мир вам, Звери.
    Звери не знали как себя вести и что отвечать. Перед ними была живая древнейшая легенда, которая вот так вот запросто свалилась на голову. Даже Грифон бывший самым крупным, сейчас был в десять раз меньше доисторического ящера. Но самообладания он не терял и гордо стоял на четырех лапах, выпятив грудь и расправив крылья.
    А Седьмой, уже не пытавшийся найти всему этому рациональное-космическое объяснение, пришел к сказочному заключению и решив скорее с этим покончить и, наконец, проснуться вышел к дракону.
    - Человек, Ян. Солнечная Система, планета Земля. - объявил Старейший.
    Чувствуя на себя взгляды существ из мифов и легенд, Ян сильно засмущался. Он чувствовал себя совершенно лишним, ведь человек не обладал магическими свойствами. Ян, в частности, не был ни храбрым воином, ни целителем, ни уж тем более повелителем стихий.
    - Не стоит стыдится себя, человек, - прочитав его мысли сказал Старейший. - в будущем ты стал бы великим астрофизиком и ученым. Твой ум - главное достоинство и величайшая Сила человечества. Ни одно из присутствующих здесь существ, не способно аналитически мыслить, так как ты. И ты один из всех знаком с электроникой, механикой, физикой и прочим, чем напичкан Лабиринт. И скорее ты сам поведешь зверей в Лабиринт, чем они тебя, - понизив голос, добавил Старейший.
    Старейший развернулся к существам и объявил:
    - Друзья, теперь вы представлены друг другу. И я, как и обещал, приступаю к инструктажу. Итак, что такое Лабиринт. Лабиринт - это планетоид с пригодной для дыхания атмосферой. Сила притяжения может изменяться и атмосферный состав неоднороден. Диаметр Лабиринта примерно равен ста километрам. Но вот состав породы неизвестен. Известно лишь то, что его не удается разрушить ни магией, ни одним видом оружия. Внутри Лабиринта не действует магия Времени, Перемещения, Поиска и Телепатии. Лабиринт порождает существ, которые могут или помочь или завести в ловушку. Не доверяйтесь им целиком и полностью. В тот момент, когда вы войдете во врата, за вами начнется охота. Древняя Тварь будет преследовать вас.
    Прохождение Лабиринта возможно только при соблюдении его трёх условий.
    Условие первое. Лабиринт нейтрален. Он не строит козни против вас, если вы не строите козни против него. Не пытайтесь его обмануть, так как ваш обман будет мгновенно раскрыт и вы останетесь в Лабиринте навсегда.
    Условие второе. Лабиринт коварен. Это не просто ходы и тупики. Он полон загадками и ловушками. У вас будет только одна попытка, чтобы решить загадку или обнаружить ловушку. Только взвесив все решения и выбрав верное, вы сможете пройти дальше.
    Условие третье. Лабиринт милосерден. Только вместе, суммируя ваши способности и помогая друг другу, вы сможете пройти Лабиринт. Если же вы потеряете любого члена вашего отряда, вы не пройдете его. Все что вам необходимо для жизнедеятельности, вы получите от Лабиринта.
    Старейший замолчал, выравнивая дыхание. Даже он сам – хранитель Лабиринта и бесстрастный его слуга, каждый раз волновался, отправляя Зверей в его недра. Он уже бросил подсчет избранных семерок сгинувших в Лабиринте, но к каждому существу он чувствовал симпатию и уважение, каким бы странным оно не было и каким бы неприятным для глаза оно не казалось. Таковы правила, Лабиринт избирает только лучших и достойных его.
    Хранитель обвел взглядом Зверей и глубоко вздохнул. Сейчас начнется последняя часть ритуала Посвящения Зверей.
    - Я рассказал вам все, что мне велено и дозволено рассказать. Но сейчас каждый из вас вправе задать ОДИН вопрос и получить на него правдивый ответ. У вас нет времени на размышления. Вопрос должен лежать на поверхности.

    - Сколько нам отведено времени? – спросил Грифон.
    - Жизнь каждого из вас есть Время. Прохождение Лабиринта не ограничено часами пребывания. Ваш организм может умереть от старости, прежде чем вы дойдете до конца – ответил Старейший.
    - Что будет за нами гнаться и почему? – спросила Кейннари.
    - Древняя Тварь. Чистильщик Лабиринта. Она ненавидит все чужеродное и живое. – Почти шепотом ответил Старейший.
    - Что еще мы можем найти в Лабиринте кроме Сферы и Смерти? – с сарказмом прошипел Садхака.
    Старейший улыбнулся, оценив хороший вопрос, и ответил:
    - Артефакты, древние знания и ответы на сокровенные вопросы.
    - Можно ли пожертвовать собой, ради продвижения остальных? – спросил Арсури.
    - Нет. Это запрещено. Кроме того, это ничего не даст. Какая-то уникальная способность будет утеряна навсегда и цепочка порвется. И активировать Сферу вы сможете только всемером, – жестко ответил Хранитель.
    - Сфера охраняется? – прошелестел Леверси.
    - Да. Ее охраняет Страж, – последовал быстрый ответ.
    - Страж и Тварь смертны? – прорычал Драгонавва.
    - Они оба ключевые порождения Лабиринта, а следовательно – бессмертны, – бесстрастно ответил Хранитель.
    Драгонавва злобно рыкнул и возмущенно ударил хвостом по нижнему витку Спирали. Его негодование можно понять. Драконы принимают честный бой, а когда заведомо известно, что противник бессмертен, оскорбляется честь воина. Грифон также как и дракон понурил голову, и было видно, как нервно дергается кончик его хвоста.
    - Последний вопрос человека, – напомнил Старейший.
    Ян боялся. Услышав страшные ответы, ему сильно захотелось быть подальше от всего этого. Зачем он здесь? Почему именно он? Какай еще к черту Лабиринт? В голове кружились лишь риторические вопросы и ни одного полезного. Поднявшись на ноги, и посмотрев на ждущих его решительно настроенных Зверей, Ян спросил:
    - Что такое Сфера?
    - Сфера – это конструктор, – ответил Хранитель и исчез.
    Пока Звери недоуменно молчали, витки Спирали начали сжиматься и стягиваться подобно гигантской пружине. Поднялся гул неведомого механизма, внутри Спирали зажигались и выли звезды. А потом ослепляющая вспышка и все быстро стихло. Но Зверей внутри уже не было…


    2. У Врат.

    Второй раз за последние несколько часов, Ян открыл глаза и глубоко вдохнул безвкусный воздух. Поднявшись и прождав приступ головокружения, он огляделся. Черное небо и белая земля, будто день и ночь спаянные кромкой горизонта. И больше ничего. Ни звезд на небе, ни камешка, ни какого-нибудь банального кратера. Только ветер гоняет белую пыль с места на место шлифуя и без того идеально гладкую поверхность.
    Звери уже начали подниматься, осматривая друг друга и вглядываясь в горизонт. Дракон первым делом взмахнул крыльями, проверяя, удержит ли его воздух. И благополучно взлетел, стремительно набирая высоту. Ян залюбовался полетом ящера, восхищаясь отточенности и грацией его движений. Но дракон выполнил круг и мягко опустился рядом с отрядом.
    - Ну что, куда пойдем? – спросил Ян и увидел вопросительные взгляды существ. Он совсем забыл, что вне Спирали они перестали понимать друг друга. И в эту секунду Леверси начал странно себя вести. Он хаотично двигался и вращался вокруг своей оси, издавая странную череду звуков. Ян прислушался к этой какофонии и вскоре начал различать искаженные звуковые фразы, похожие на рев дракона, нежное сопрано девушки-птицы, шипение Садхаки и гипнотизирующие низкое дрожание Арсури. Да ведь он пытается переводить! И, правда, Леверси расшифровывал чужие звуки, пропуская их через себя и возвращал преобразованные волны в понятную для всех речь.
    Начался галдеж. Все стали наперебой предлагать направление, но быстро затихли, увидев, что Леверси мелко вибрировал и переливался тысячью оттенками красного. «Перегрузился, малыш» - догадался Ян. И Леверси так знакомо качнулся вверх-вниз, подражая утвердительному кивку людей, что Ян понимающе улыбнулся и уселся на белую твердь.
    Звери поняли его жест. Грифон с Кейннари начали разминать крылья, дракон растянулся на брюхе и со скучающим видом выращивал вокруг себя забор сосулек, которые быстро таяли, а Садхака с Арсури пытались объясняться жестами. Их активная и резкая жестикуляция ясно давала понять, что это отнюдь не дружелюбная беседа, но и не бомбардировка угрозами. Видимо просто о чем-то спорили.
    Наконец, Леверси окрасился в спокойный серый цвет и слабо запульсировал.
    - Готов? – благодушно спросил Ян.
    - Готов! – резво прозвенел Леверси.
    - Драгонавва, что ты видел с высоты? – спросил Ян, обращаясь к дракону, стараясь говорить медленно и разборчиво.
    - Вррррата ррррядом, – рыкнул ящер и мотнул головой, указывая направление.
    - Тогда надо двигаться, если вы конечно не против, – обратился Ян к остальным.
    - Выступаем! – скомандовал Грифон и легкой трусцой побежал по указанному направлению. За ним отправилась Кейннари, потом двинулись отчаянно жестикулируя Садхака и Арсури, за ними Ян и Леверси, и самым последним поднялся в воздух Драгонавва.
    Идти было легко. Ноги не проваливалась, не скользили и не спотыкались о несуществующие камни и кочки, температура была умеренной – не холодно и не жарко и в лицо не дул свирепый ветер. Но зато никаких ориентиров, даже следы за спиной тщательно заметались поземкой. На горизонте на все 360 градусов уже долго ничего не менялось. И чтобы скоротать время, Звери тренировались с Леверси. Вскоре, тот уже мог спокойно преобразовывать 2-3 лексических языка одновременно. Но с фонетическим ревом дракона и свистом – хрипением Садхаки пока были трудности. Но Ян почему-то был твердо уверен, что забавный летающий шарик справиться.
    Прошло уже некоторое время и Ян начал уставать от монотонной ходьбы и забористого темпа заданным Грифоном. Далеко ли еще? Ведь Драгонавва сказал, то Врата рядом. Хотелось бы Яну поточнее знать меру расстояний драконов. Но кричать высоко летящему ящеру и спрашивать его сколько осталось топать, означало опозориться перед Зверьми. А Яну очень не хотелось в самом начале путешествия предстать перед ними капризной неженкой.
    Рассуждения Яна прервал рев дракона. Грифон отозвался взволнованным клекотом и ускорил шаг.
    - Врата! – перевел Леверси.
    Ян напряг зрение, вглядываясь в светящуюся линию горизонта, но так и не смог ничего различить. От напряжения уже слезились глаза, но он лишь ускорил шаг и продолжал искать то неведомое, что приведет их всех или к гибели или к неизвестному могуществу.
    * * *
    Перейдя на крадущийся шаг, Звери осторожно подошли к Вратам. Черный коридор, вырезанный словно лазером в белоснежной породе, полого уходил вниз. Вот почему его не видно с поверхности. Но к чему такая маскировка? И маскировка ли это вообще? В голове Яна опять закружились риторические и бесполезные сейчас вопросы.
    Врата больше походили на пещеру, только идеально ровно вырезанную в породе. Никаких створок крепостных дверей, приглашающих надписей, фонтанчиков и уж тем более скамеек здесь и в помине не было. Из этой дыры не веяло холодом, не распространялись зловония и никто оттуда не кричал. Лишь тишина и неровное дыхание Зверей. Дракон фыркнул и первым нырнул в черный провал входа. Остальные шагнули одновременно.
    Вот теперь створки двери, которую так ожидал увидеть Ян, бесшумно сомкнулись за их спинами. Ян уже бывал в пещерах – земных лабиринтах. Когда он был ребенком, родители брали его с собой в походы. И они спускались в пещеры и исследовали глубокие гроты. Тьма там стояла точно такая же. Поэтому Ян не растерялся и не испугался. Он был к этому готов. А вот Кейннари сильно занервничала.
    - Мы сюда стоять пришли, – по своему обыкновению просвистел Садхака. – Или мы уже куда-нибудь пойдем? Кстати, впереди есть дверь, - добавил он и двинулся вперед.
    - А здесь всегда так темно? – дрожащим голосом спросила Кейннари.
    - А я откуда знаю, – огрызнулся Садхака и толкнул ногой дверь.
    Но дверь не поддалась. Тогда Грифон навалился на нее всем весом, но дверь опять не сдвинулась.
    - Ты думаешь, мы должны открыть ее грубой физической силой, полулев? – усмехался Садхака.
    - А какие будут предложения, – злобно ответил Грифон.
    - Давайте сначала подумаем, – предложил Ян. – Еще не факт, сможем ли мы ее вообще сломать. Надо поискать какой-нибудь рычаг или кнопку. Шарьте по стенам, должен быть выступ или впадина.
    Обшарив темницу снизу доверху, они ничего не нашли. Стены были одинаково гладкими как пол и потолок. Все, кроме Садхаки, расселись на полу в легком замешательстве - Лабиринт их не впускал просто так. А черный маг, пристально изучал дверь. Он единственный из всех, кто видит в кромешной темноте. Даже Леверси акустически ослеп, так как стены здесь поглощали ультразвук.
    Сопя и кряхтя, маг буквально обнюхал всю дверь, объявив, что он не чувствуют никакой магии, но чувствует какой-то механизм внутри двери, и вдруг деловито спросил:
    - У кого-нибудь есть что-нибудь плоское? Здесь есть замочная скважина похожая на символ. Очень необычно, я такую никогда не видел, наверно поэтому сразу и не заметил.
    - Как она выглядит? – спросил Ян.
    - Длинная узкая прорезь по вертикали, ниже нее под прямым углом вправо уходит пунктирная линия из пяти точек, две из которых заметно крупнее остальных трех. И от точек вверх поднимается волнистая линия.
    - Ну ты описал… - заклекотал Грифон.
    - Иди и сам посмотри, раз непонятно, – прошипел Садхака.
    - Тихо! – не выдержал Ян, – думайте лучше, что за ключ откроет этот замок. И тут его осенило. Он резко вскочил и слегка дрожащим голосом попросил:
    - Драгоннава, мне нужна твоя чешуйка, Кейннари и Грифон, одолжите пожалуйста по одному перу из ваших чудесных крыльев, Садхака и Арсури, готовьте по одному волосу.
    - Но у меня нет волос, человек, - прошипел маг.
    - Тогда дай мне, что-нибудь типа ресницы или уса.
    - Кажется, я догадался, человек, - довольно просипел Садхака и выдернул что-то у себя под капюшоном.
    - Садхака, я прошу тебя собрать у остальных всё что я попросил, а то я ничего не вижу.
    - Будет исполнено, человек.
    Послышалась возня, короткие вскрики существ, выдирающих у себя роговые отростки. И спустя пару минут, Ян держал в руке два пера, серебристую чешуйку, жесткий длинный ус и что-то похожее на короткий прут. Он вырвал у себя волос и вложил все это в руку черного мага.
    - Садхака, вставь все это в замочную скважину и захвати с собой Леверси, - решительно попросил он.
    - Считай что уже сделано, - ухмыльнулся маг и направился к двери, ведя за собой удивленно жужжащий шар.
    Возились они не долго, подобрав отверстия и вставив в них соответствующие элементы, раздался писк Леверси, потом щелчок, и дверь открылась. В глаза Зверей ударил яркий свет тысячи свечей.
    - Вот и всё! – счастливо жмурясь, победно заявил Ян, - Лабиринт, мы идем! – добавил он и шагнул в светящийся в темноте прямоугольник.

    3. Первая загадка Лабиринта.

    Лабиринт встретил Зверей по-королевски. Необъятных размеров зала, массивные колонны, зеркала, библиотека, статуи в доспехах и десятки тысяч свечей золотили своим светом коллекцию этих странных и чужих предметов. На стенах, затененные сумраком, висели гобелены и картины великанских масштабов, изображающие битвы, катастрофы и рождения миров, которые произошли давным-давно или которым еще предстояло произойти.
    Звери рассыпались по залу изучая, его богатства. Слышались восторженные крики Арсури и черного мага, они бродили по библиотеке и видимо нашли какие-то свои магические книги; уважительно цокал Грифон, оценивая расстановку вооруженных фигур на огромном разлинованном столе. Леверси с драконом увлеченно рассматривали картины и восторженно «перерыкивались». А Ян с Кейннари просто прогуливались по залу, ни на чем надолго не задерживаясь.
    Когда, наконец, все было осмотрено, Звери собрались в самом освещенном месте зала, чтобы обсудить, куда двигаться дальше. Ян с Кейннари обнаружили на каждой из стен по одной двери. Каждая дверь имела свой цвет и символ. На черной двери была изображена ветка терновника, на серой – трилистник, а на белой – капля воды.
    - Нам предстоит решить еще одну загадку, - предположил Ян.
    - А мне кажется, что эти двери никак не связаны, больше похоже на то, что они указывают на три дороги, - возразила Кейннари.
    - Проще попробовать открыть каждую и посмотреть куда они ведут, - прямолинейно как всегда предложил Грифон.
    - Почему никто из нас не догадался спросить у Старейшего про карту? – подал голос Леверси. – Я уверен, что она есть, ведь без карты мы можем здесь бродить годами! И если брать в расчет то время, которые мы будем тратить на споры, рассуждения, решение загадок, то мы здесь застрянем на века, - уныло прошелестел он.
    - А ведь Леверси прав, - поддержал его Арсури. – Должна быть карта. Может поищем ее здесь?
    - А может мы сначала перекусим? – неожиданно пророкотал Драгонавва.
    И все охотно с ним согласились. Усевшись (некоторые улеглись) прямо на пол, устланный пушистыми коврами и паласами, Звери застыли в ожидании магии Лабиринта. Каждый из них хорошо помнил слова Хранителя, что все необходимое для жизнедеятельности им даст Лабиринт. Но Лабиринт не торопился выполнять свое обещание.
    - Может нужно как-нибудь его попросить? – нарушила тишину Кейннари.
    - Давайте дружно кричать, что мы голодны, - сардонически ухмыляясь, заявил Садхака.
    - Прекрати, тёмный! – вступился за девушку Грифон, - Я думаю, что сидя без дела, мы не заслужим обед.
    - Мне тоже так кажется, - поддакнул Ян.
    - Значит, будем двигаться дальше и искать столовую, - просипел Садхака.
    А что касается Леверси, то он, похоже, был единственным, кому не требовалась материальная пища. Все необходимое он брал из окружающего мира. К примеру, одного звука сердцебиения дракона, хватало на очень долгое время.
    - Итак, у нас есть три двери, – начал излагать Ян. - Опережаю вопрос Грифона, ломать мы их не будем, непонятно как отреагирует на это Лабиринт. Я думаю, что Лабиринт предлагает нам три дороги. Черная дверь подразумевает сложный, но короткий путь, белая – легкий, но длинный путь, ну а серая – золотая середина. Но меня смущают символы. Здесь не трудно догадаться, что два символа представляют фауну - растения, а третий – элемент, частичку воды. Вот это меня и настораживает. Лабиринт усложняет нам задачу, закодировав решение дважды, и пытается нас запутать. Еще больше меня смущает, что среди нас есть существо, которое более чем в ладах с растениями, и в тоже время, наш дракон также может воздействовать на воду. – Ян умолк, ожидая хоть какую-нибудь реакцию Зверей. Пока никто не возражал.
    - Я не думаю, что Лабиринт создает загадки для определенных существ. Как сказал Хранитель, мы должны суммировать наши индивидуальные качества, а не запускать друг друга в ловушку, дескать, твоя стихия, ты и разбирайся, - закончил мысль человек.
    Звери молчали, обдумывая слова Яна.
    - Я согласен с человеком, - прогудел Арсури. - Меня тоже насторожило, что на дверях изображены колючий терновник и трилистник, символизирующие беду и удачу. Но в то же время ни одно растение не обходится без влаги. Человек, я не советую тебе сбрасывать со счетов этот показатель. Все-таки двери связаны между собой. Эта связь невидима и тонка, но она есть.
    - Нам всем нужна вода, - прошептала Кейннари.
    - И там где есть вода, есть и пища, - перебил ее Садхака.
    - Может быть… - влез в спор Ян, - но я бы не торопился с таким выводом. И с этими словами Ян подошел к черной двери и осторожно открыл ее. Дверь отворилась совершенно беззвучно и без сопротивления. Но разглядеть, то куда она открыла ход, было невозможно. Там царили абсолютная тьма и тишина. Затем, Ян открыл среднюю дверь. Она поддалась также как и предыдущая, но за ней уже можно разглядеть просторный коридор, тонувший в полумраке. Видно было шагов на пятьдесят, но Ян последовал к последней двери. Открыв ее, все увидели такой же коридор, но залитый светом. Где находился источник света Ян так и не понял, казалось, что сами стены излучают свет. Не заморачиваясь раньше времени на природе Лабиринта, Ян затворил дверь и вопросительно взглянул на Зверей.
    - Мне больше понравился последний вариант, - весело заявила Кейннари.
    - А мне – первый, - передразнил ее Садхака.
    Грифон бросил на мага испепеляющий взгляд, но промолчал.
    Тем временем, Арсури молча подошел к черной двери и начал пристально ее изучать. Дверь была подогнана идеально. Рисунок терновника выполнен просто, скорее даже схематически. Закрученная в спираль ветка, два листика и с десяток колючек заключенные в окружность. Арсури погладил дверь руками-ветвями, что-то непонятное прошелестел и сокрушительно покачал своей косматой головой.
    - Не нравятся мне эти колючки, - наконец, изрек он и переместился к серой двери. Закрыв ладонью трилистник, Арсури закрыл глаза и прошептал:
    - ххоооташшштааууургааа…
    Леверси никак не отреагировал на эти звуки, ибо магическая речь не поддается преобразованию.
    Арсури отнял руку, и знак трилистника на мгновение обрел цвет и снова потускнел в серый барельеф.
    - Я не чувствую ничего враждебного, - растерянно проговорил Арсури, - это обычные двери, за которыми обычные коридоры. И с этими словами он подошел к последней – белой двери. Приложив ладонь к символу воды, и прошелестев своим заклинанием, снова подтвердил свои последние слова: «Пути открыты и безопасны».
    «А может устроить голосование?» - подумал Ян, но тут же отмел эту мысль. Загадки Лабиринта не должны быть такими примитивными, чтобы их можно было решить количеством поднятых лап или рук. Тут что-то другое. Какой-то вызов или провокация. Ян посмотрел на Грифона. Тот угрюмо и последовательно испепелял двери взглядом золотистых глаз. Кончик его хвоста нервно подрагивал, а когти вышли из пазух и оцарапали пол. Его природа требовала честного и открытого боя. Кейннари подошла к магическому зверю и опустила свою тонкую ручку на его шею. Грифон тут же успокоился и втянул когти.
    Воцарилась относительная тишина. Семь существ застыли изваяниями в совершенно чужом мире, распутывая его логические цепочки и гадая, какое действие привлечет старушку Смерть. Свечи уже почти догорели и тени Зверей сгустились, слившись в сумасшедший хоровод.
    - Отведенное нам время на исходе, - тихо и печально произнес Арсури.
    И его слова подтвердил стук. Глухой и тяжелый стук раздающийся откуда-то сверху.
    Потребовалась ровно одна секунда, чтобы Звери вскочили со своих мест и удивленно переглядываясь, обратились в слух.
    Но серия ударов прекратилась, и раздался Вой. Леверси сразу сжался в маленький комочек и упал на пол. Слишком много интонаций было заключено в этом звуке. Остальным тоже было не легко. Ян, зажав уши, упал на колени и закричал, Кейннари застыла с остекленевшими глазами, Арсури ссохся и привалился спиной к стене, Садхака отшатнулся в тень. И только Драгонавва с Грифоном прижавшись к полу, внимательно следили за потолком.
    Вой не прекращался ни на секунду, он высасывал силы, оглушал и рвал в клочья сознание и звучал как приказ: «СТОЯТЬ!»
    - Садхака, где же тебя черти носят? – заревел Грифон, - ты же маг, сделай же что-нибудь! Я не могу двигаться!
    Но первым среагировал дракон. Он перевернулся на спину и начал крыльями нагнетать воздух вверх. Стало холодно и на потолке начала образовываться ледяная корочка. Дракон все ускорял и ускорял темп, крылья уже превратились в две свистящие сферы, а корка все росла и росла. Постепенно «оплавила» потолок и переползла на стены.
    Звери начали приходить в себя. Вой не умолк, но переносить его уже было чуть легче. Леверси успел прийти в себя, но он все еще мелко вибрировал и переливался волнами красного цвета.
    - Надо что-то делать! – Закричали Ян и Кейннари в один голос.
    - Ваши предложения? – задыхаясь, прохрипел Садхака.
    Но ответить никто не успел. Их внимание привлекла открывающаяся дверь с символом терновника и высунувшаяся из черного проема маленькая сгорбленная фигурка с керосиновым фонарем в руке.
    - Фонарщик! – изумился Грифон, - не может этого быть!
    Маленькое создание потрясло лампой, будто колокольчиком и поманило к себе. Звери недоуменно переглянулись. Осторожно и недоверчиво смотрели они на непропорционально сложенную фигурку цверга, так неожиданно появившегося перед ними.
    Существо снова брякнуло лампой и приоткрыло дверь чуть пошире, настойчиво приглашая идти за ним. Звери не решались. Каждый из них помнил предостережения Старейшего. Но раздался нестерпимый скрежет и что-то широкое изогнутое, как крюк, вспороло ледяную кору, на секунду задержалось и исчезло.
    - Это Тварь, - задумчиво прохрипел Садхака. – Надо убираться отсюда и поскорее!
    Будто услышав его призыв, Тварь погрузила в потолок все свои когти и начало с диким остервенением рвать неуничтожимую материю Лабиринта. Огромные куски белого камня глухо падали на пол, принося с собой всхлипывания и вой рассерженного хозяина этих мест.
    Фонарщик распахнул дверь нараспашку и таращился на исчезающий в фиолетево-багровом свечении потолок. Керосиновая лампа сразу оказалась на полу и жидкое пламя жадно кинулось на новое угощение. Зал разделился на две яростные стихии: голодное пламя, пожирающее его убранство и взбесившийся лед стихийного дракона, пытающийся зарастить его страшную рану в потолке. Воздух со свистом улетал в эпицентр свечения, захватив с собой последние и самые легкие жертвы.
    - Бежим за Фонарщиком, - заклекотал Грифон, увлекаемый ветром. Выпустив когти, он начал пробираться сквозь бушующий ветер по направлению к черной двери. Удивленные Звери все же потянулись за ним, и образовали собой сжимающийся клин с Грифоном во главе. Постоянно усиливающийся ветер оттаскивал семерку назад, но Звери остервенело рвались на мелькающую сквозь огненную завесу, дверь.
    Яну показалось, что его сунули прямиком в Ад. Просто взяли за шкирку и бросили туда, где в лицо бьет жар, а спину обжигает холод. Он опустил глаза и прикрыл их рукой, защищаясь от мощной волны жара и света, но успел заметить как впереди расправились мощные крылья Грифона и ударили по стене огня. Движение продолжилось. Грифон молотил крыльями сбивая обожравшееся пламя, и отряд, не замедляясь, вошел следом за ним в огонь. Страшный жар сомкнул свои удушающие объятия. Ян тут же потерял ориентацию и согнулся пополам от нехватки кислорода. В глазах потемнело, и пропал звук.

    Когда Ян открыл глаза, то не увидел ровным счетом ничего. Будто и не открывал их вовсе. Ян покрутил головой в разные стороны и видел везде одно и тоже – бесконечную и объемную тьму. Рядом было слышно только шумное дыхание Зверей и ничего больше. Он осторожно поднялся на ноги и тихонько позвал:
    - Грифон, где мы?
    В ответ он услышал, как камень чиркнул о камень, потом короткое шипение и увидел слабенький язычок огня. Дрожащее пламя выхватило из темноты сморщенное лицо Фонарщика и брызнуло капельками кристалликов на стены. Отраженная волна света пробежала по тоннелю и скрылась в его изгибе. Цверг довольно улыбался и неопределенно кивал головой на встающих вокруг него, Зверей.
    - Добро пожаловать в Лабиринт! – услышали они его сдавленный кряхтящий голос.
    Немного придя в себя, отряд, возглавляемый фонарщиком-цвергом, двинулся прочь от белой двери с символом песочных часов.

    - Нестандартная ситуация получилась, - сказал Фонарщик.
    - Нестандартная? – переспросил Ян.
    Леверси довольно быстро разобрал простую фонетику цверга и легко переводил в оба направления.
    - Мдаа… Нестандартная. Не знаю как объяснить. Но я очень давно такого не видел, чтобы Тварь так себя вела. Обычно она не проявляет своего присутствия, а старается атаковать исподтишка. А тут такое… - угрюмо закончил он.
    Ян понял по интонации, что лучше сейчас не беспокоить нежданного провожатого. Двигаться продолжали в мрачной тишине. Отряд плутал по извилистым тоннелям, они то спускались, то поднимались, останавливались на отдых и снова вставали и брели. И все это под постоянным присмотром всевидящих стен.
    Голод все чаще напоминал о себе, и уставшие Звери еле передвигали ноги и лапы. Но оставаться на длительный отдых и полностью расслабиться, в этой глазастой пещере очень не хотелось. Каждый в душе наделся, что это всего лишь длинный переход и скоро они придут в уютный закуток, где они окажутся в сравнительной безопасности. Но переход никак не хотел закончиться. Он лишь то сужался, то раздувался до гигантских размеров гротов, в которых разминали крылья Драгоннава и Грифон.
    Фонарщик шел впереди, иногда не надолго останавливаясь, чтобы проверить механизмы фонарей и высечь обреченный огонь. Фонарные столбы стояли не так часто, как в городах, и на первый взгляд были натыканы как попало, но все же они подчинялись простой системе. Самое частое скопление фонарей - в изгибах тоннелей, и, особенно в огромных залах. С нескрываемым интересом рассматривали Звери причудливые формы и нелогичные конструкции, сложные цветовые гаммы и технические решения каждого фонаря.
    - Каждый фонарь уникален, - вдруг заговорил цверг, – и моя работа следить за исправностью каждого, - заключил он и гордо приосанился.
    - Цверги отличные фонарщики, - согласился знающий Грифон.
    - Ведь фонари не просто светят. – Загадочно изрек цверг, добавив еще немного веса в свою значимость.
    - А для чего же еще? – спросила Кейннари.
    - Всему свое время… – Еще более загадочно и самодовольно прокряхтел Фонарщик.
    - Почему ты решил нам помочь? – спросил Арсури.
    - Я сам не в ладах с Тварью. – Нехотя ответил Фонарщик. – Она всегда передвигается слишком быстро в моем сегменте. А от ее стремительности гаснут фонари. И мне лишний раз приходится вставать и идти зажигать их снова.
    - Неужели это так необходимо? – продолжал удивляться Арсури.
    - Это моя обязанность! Фонари должны гореть постоянно! – раздраженно ответил цверг и надолго замолчал.
    - Интересно почему? – настойчиво спросил Арсури.
    Фонарщик остановился, медленно повернулся ко всем, и заговорщиским шепотом произнес:
    - Потому что это Навигационный Зал.
    - Навигационный? – хором переспросили Звери.
    Но Фонарщик, сгорбившись развернулся, перехватил лампу в другую руку и двинулся дальше. Лампа мерно раскачивалась, бросая на стены теплые волны света, вкрапленные кристаллики подхватывали их и тут же уносили прочь. От этих световых эффектов, казалось, что туннель пульсирует и разносит информацию по всем каналам и соединениям.
    - Мы пришли, - нарушил молчанку Фонарщик и остановился у неприметной дыры в стене. И посмотрел сначала на Драгоннаву, а потом на вход.
    - А куда мы пришли? – осторожно спросил Ян.
    - В мою скромную берлогу, - деловито ответил карлик и что-то тихо зашептал.
    Проход начал нехотя расползаться и в итоге, достигнул внушительного диаметра, способного пропустить крупного дракона.
    Фонарщик махнул рукой, дескать, идите за мной, и вошел в проход. Звери уныло поплелись следом. Коридор оказался темным – здешние стены поглощали свет не оставляя ни малейшего блика, но не длинным. Через десяток шагов, коридор вывел их в небольшой грот. Сводчатый, идеальной формы потолок, покатые стены, ровный пол и невообразимое количество всяких железок, склянок, формочек, винтов, заклепок и прочего хлама, покоящегося в диком беспорядке на многочисленных полках. В дальней от входа стене, вырезан камин, на огне которого стоял большой котел, источающий аппетитные запахи. Рядом – вертел, на котором поджарилось до хрустящей золотистой корочки, мясо.
    - Располагайтесь, - добродушно распорядился карлик, - а я пока займусь ужином.
    Звери подошли поближе к огню, и расселись тесным полукругом. А тем временем, Фонарщик забегал вдоль рядов полок и стаскивал всякую кухонную утварь. Довольно скоро и ловко, он сервировал стол, открыл бочку с вином и разлил, так сказать, аперитив.
    Пока Звери пили легкое вино, разыгрался следующий диалог:
    - Что это за Навигационный Зал такой? – спросил Садхака.
    - Ну, это собственно карта Лабиринта, - охотно ответил Фонарщик, - только эта проклятая карта сама запутанная, как Лабиринт. Сколько раз уже все переделывалось… - задумчиво добавил он и неожиданно продолжил:
    - Но есть к этой карте ключ – Легенда Цвета. Каждый сегмент Лабиринта имеет свой цвет. Точнее соцветие. Эта система была принята, так как является самой простой и надежной.
    Садхака недовольно фыркнул, ибо он видел только в инфракрасном диапазоне. А Леверси наоборот радостно гудел, он мог спокойно отличить колебания световых волн с фантастической точностью. Для него они делились на четкие тональности.
    - Каждый цвет имеет свой звук, - поучительно прозвенел он.
    - Прекрасно! – перебил его Садхака и снова обратился к Фонарщику, - и где нам найти это Легенду Цвета?
    - А вот она. – Карлик открыл сундучок и вытащил нечто очень похожее на запутанный клубок оптоволокна. Поднес его к лампе и замер. Центр клубка засветился белым светом и заструился по всем нитям, раскладываясь на соцветия в изгибах и вырисовывая вполне различимые пути. Фонарщик задел одну из нитей бледно-фиолетового цвета и произнес:
    - Мы вот здесь. – Нить вздрогнула и засветилась ярче. - А вот здесь, вы вошли в Лабиринт, - карлик тронул еще одну нить и провел между ними линию. И Звери увидели свой путь от начала и до этой пещерки.
    - Удобно, - протянул Ян.
    - Еще бы! – хмыкнул Фонарщик и продолжил, - ведь в цвет закодирован не только путь, но и его сложность.
    Звери непонимающе уставились на карлика. Тот вздохнул и принялся рассказывать, одновременно протягивая тарелки с горячим угощением.
    - Все очень просто. Лабиринт – это многомерное замкнутое пространство, которое существует по своим законам, но придерживается определенной системе и качеству – упорядоченности. Понимаете ли, Лабиринт, такой же живой организм, как и вы. Он растет, учится, познает, творит, стареет, умирает и перерождается. При этом некоторые его сегменты отмирают, и на их месте возникают новые. Он постоянно теряет какие-то способности, но взамен, получает новые.
    А Навигационный Зал – это что-то вроде нервной системы Лабиринта, в которой и происходит маршрутизация внутренних команд и сообщение сегментов. Можете так же называть его транспортной сетью. Суть от этого не изменится.
    Да вы угощайтесь, угощайтесь!
    Звери с аппетитом принялись за еду, а Фонарщик продолжал говорить:
    - Вам не понять природу Лабиринта, как не могу понять даже я. Не стоит даже и пытаться понять его намерения и смысл его бытия. Он слишком другой. Это целая несбалансированная Вселенная, с другим взглядом на Жизнь и Существование.
    Фонарщик замолчал, словно, обдумывая слова, и закончил:
    - Не Черная и не Белая…


    - Ты можешь дать нам Легенду? - спросил Арсури.
    - Это моя Легенда. Свою Легенду вы должны найти сами, - отрывисто ответил Фонарщик.
    - И где нам ее искать? – хором спросили Звери.



    4. Легенда Цвета.

    Вход в пещеру затянулся до своего обычного диаметра и отрезал дорогу назад – в уютную пещерку цверга. Бережно держа засаленный лист пергамента, Ян двинулся по пульсирующему ультрамарином тоннелю. Следом за ним потянулись Звери.
     
    Касана и MARIKA нравится это.
  2. MARIKA

    MARIKA Эксперт

    kamero,
    Бегом в издательство!!! Оч неплохо,современно и со вкусом!Литературные критики оценят!Тем более фэнтэзи оч популятно!Короче,ты-молодец!:flowers: :kruto:
     
  3. Кики

    Кики Эксперт

    блин, по привычки ошибки начала проверять ;) есть...
    а на счёт самой сказки - молодеЦ!
     
  4. Касана

    Касана Специалист

    сказка просто супер!... И я уже говорила тебе,и еще раз повторюсь-попробуй издать ! обратись в клую литераторов... !
     
  5. Кики

    Кики Эксперт

    да издаст он, чё вы переживаете!!!!
     
  6. Aisor

    Aisor Странник

    МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ !!! ТАК ДЕРЖАТЬ !!!:love:
     

Поделиться этой страницей