Знакомства для секса!

На реке

FLR-отношения

  1. feyerverk
    НА РЕКЕ

    1.

    Дача, август. Мы загораем после купания.
    - Знаешь, мне кажется, я понял, что такое счастье! - нарушаю я тишину.
    - Что же? - ты щуришься на солнце, улыбаясь.
    - Счастье - лежать вот так с тобой, здесь и сейчас!
    - Я тоже очень счастлива с тобой, очень-очень...
    Спустя мгновение я продолжаю:
    - Но...
    - Но что?
    - Понимаешь...
    - Пока нет, - улыбаясь, ты приподнимаешься на локте, переворачиваешься на бок и обращаешь ко мне лицо, - Я внимательно тебя слушаю!
    - Это утро и эта река... Это пение птиц... Деревья... Этот покой... Все это как-то не вяжется с нашим образом жизни... Точнее, с одним из его аспектов...
    - Да? А я как раз на березки поглядываю у тебя за спиной. Думаю домой пару прутиков срезать... - ты подавляешь утренний зевок, прикрывая ладошкой рот, - Это я так шучу, дорогой, не обращай внимания.
    - Милая, выслушай! Я хочу поговорить с тобой серьезно!
    - Конечно, дорогой, прости, что перебила...
    - Пойми, я страшно благодарен тебе за все, что ты для меня делаешь. И сам стараюсь по максимуму. С тех пор, как мы ввели наши правила, у меня будто выросли крылья! Черт, я, наконец, стал нравиться сам себе!
    - Не чертыхайся.
    - Прости, не буду. Так вот. Дела у нас, по-моему, идут все лучше и лучше. Ты все реже бываешь мной недовольна...
    - Да, милый, это именно так...
    - И я тоже доволен всем, что происходит! Но, кажется, есть одна проблема... Мне с каждым разом все сложнее и сложнее принимать от тебя наказания...
    - Наказание должно быть наказанием.
    - Конечно. Я не об этом. Просто наказывать можно по-разному.
    - Тебя не устраивает арсенал моих средств? - ты улыбаешься, - Надо его расширить?
    - Я хотел поговорить о телесном наказании. О наказании розгами... В последнее время, когда ты так со мной поступаешь, мне все сложнее и сложнее принять сам этот факт... Я не говорю о физической боли. Это глубже, сложнее. В первую очередь, ты заставляешь меня пройти через страх. Когда ты сообщаешь мне, что я буду наказан, что это решенный вопрос, когда назначен день и час... Все оставшееся время я только этим и живу! Ни на чем другом просто не могу сосредоточиться! Ты, правда, с этим считаешься, и обычно назначаешь наказание на вечер того же дня, то есть предвкушение обычно не растягивается более чем на сутки. И чем ближе наказание, тем чаще бьется сердце, тем сильнее страх сковывает по рукам и ногам... Когда просишь раздеться и лечь, за меня это делает будто кто-то другой, а я - лишь наблюдатель... Прежде чем начать, ты обычно выжидаешь минут десять, даешь мне побыть одному в комнате, в позе готовности...
    - Да, это я на одном сайте почерпнула такую методику...
    - Затем дверь приотворяется, ты заходишь, в руках у тебя - розги; все внутри замирает от ужаса... Но высшая точка ужаса и какого-то необъяснимого уныния, тоски, чувства беспомощности и безысходности - наступает тогда, когда ты, по своему обыкновению, пробуешь розги на прочность и гибкость, свистишь ими в воздухе, то одной, то другой, выбирая подходящую... Ну а дальше остается только вытерпеть наказание. Пожалуй, это даже не самая сложная часть.
    Между нами повисает пауза.
    - Да, - наконец произносишь ты, - Да, дорогой... Ты не поверишь, я как раз прокручивала в голове все то же самое... Прежде, чем ты заговорил о счастье. Фундамент нашего счастья - твои страдания. Милый, я это прекрасно понимаю. Так быть не должно. Я сама все утро думаю, что нам уже пора обходиться без порки. Я вижу, насколько тебе приходится нелегко, не думай, что я не обращаю на это внимания. Но все равно - спасибо, что поделился.
    - Да? Значит, мы с тобой могли бы жить как-то по-другому?
    - Ну, здесь от тебя все-таки больше зависит. В твоей власти полностью исключить розги из своей жизни. Я буду только рада.
    - Правда?
    - Конечно, милый!
    - Значит, будем считать, что мы об этом договорились?
    - Дорогой, мы об этом уже давно договорились. Тебе прекрасно известно, за что бывает порка. Не делай этих ошибок. Просто не делай их никогда. И в этом случае больше никогда в жизни ты не будешь наказан розгами.
    - Но ведь есть и другие наказания!..
    - Я не договорила. Не перебивай. Но если хоть один раз - слышишь, хотя бы один раз - ты забудешься, нарушишь данное мне обещание, допустишь хоть раз поведение, заслуживающее розог - я накажу тебя розгами. И так будет всякий раз. И ты снова и снова будешь испытывать это чувство тоски и безысходности. Пойми, эффективность порки для тебя превосходит все остальные виды наказаний раз в пятьдесят! Штрафные упражнения, работа по дому, отлучение от тела, угол, горох - все средства хороши в зависимости от ситуации. Но есть такие вещи, за которые надо пороть. Увы.
    - А знаешь, что мне пришло сейчас в голову?
    - Что?
    - Ты сказала: "увы", но я сомневаюсь, в самом ли деле ты об этом сожалеешь...
    Мне иногда кажется, что тебе нравится меня наказывать... Что если отменить порку, тебе будет чего-то не хватать...
    - Знаешь, пойду-ка еще окунусь. А ты подумай над своими словами.

    2.

    - Ну, чего надумал?
    - Как сплавала?
    - Божественно. Только течение сильное. Ну, что? Ты не передумал? Ты по-прежнему считаешь, что мне нравится тебя наказывать?
    - Ну, возможно, ты "отпускаешь" так накопившиеся эмоции... Гнев...
    - Ничего подобного. Я жду, когда эмоции улягутся, и только тогда наказываю. В здравом рассудке и трезвой памяти. И ты об этом знаешь. Стыдно, если не знаешь.
    - Я говорил о другом! Возможно, это не тот гнев, что связан с моим проступком... Возможно, задействуется более глубокий пласт... Возможно, это вообще такие эмоции, что не связаны лично со мной...
    - Только не говори, что я была травмирована в детстве, и от этого все мои патологические наклонности!
    - Ни в коем случае, оставим дешевую психологию... Но наклонности-то имеются? Сама сказала только что!
    - Дорогой, а почему бы нам не поговорить о твоих наклонностях? Мы пока что-то не обсуждали, за что, собственно, я тебя так жестоко наказываю! А между тем, хорошо себя вести - твой единственный шанс.
    - Милая, я прекрасно понимаю, как сильно огорчаю тебя по временам! И благодарен за каждое наказание! Скорее всего, мое плохое поведение - для тебя намного худшая боль, чем для меня - любое, самое строгое наказание!
    - Именно так, дорогой.
    - Но давай не будем на насилие отвечать насилием! Длить дурную бесконечность! Разорвем порочный круг!
    - Ты сказал - насилие. Что именно ты считаешь насилием?
    - Мое плохое поведение и твоя реакция на него.
    - Ты огорчаешь меня, обижаешь, не уважаешь - без всякой просьбы на то с моей стороны! Пожалуй, соглашусь, насилие. Но о наказаниях мы договаривались заранее. Ты, можно сказать, сам меня просил. Говорил, что мысль о наказании тебя возбуждает.
    Мы улыбаемся.
    - Кто мог знать, что все так повернется... - продолжаешь ты, - Что реальность окажется куда прозаичнее мечты. Но я вижу результаты. Наказания тебе полезны. Только сам ты не всегда это осознаешь. Все тебе неймется, все срываешься на свой маленький и трогательный бунт. Хотя сам все прекрасно понимаешь. Дорогой, ты, в сущности, еще не вырос. Как же мне тогда перестать наказывать тебя розгами?
    - Я против наказания детей!
    - Я тоже. Но ты сам меня попросил.
    Я ищу, что ответить, но ты продолжаешь, не дождавшись:
    - И это - не насилие. Хирургическим скальпелем можно перерезать горло, а можно спасти жизнь. Думашь, почему после порки мы всегда спим раздельно?
    - Наверное, это дополнительное наказание...
    - Конечно, милый. Но есть и другая причина. Я не хочу показывать тебе свою слабость. После наших наказаний мне всегда очень плохо. Помнишь, когда мы заплакали вместе?
    - Да...
    - Милый, ты себе не представляешь, насколько тяжело мне дается каждый удар! Твоя боль - моя боль. Но ты не оставляешь мне другого выхода. Наказывать тебя - мой страшный, тяжкий долг. Перед тобой, дорогой. Так я пытаюсь отплатить за твою любовь.
    - Но почему розги? Почему порка?! Родители в детстве меня и пальцем не тронули!
    - И очень напрасно, считаю.
    - Но ведь и тебя никто никогда так не наказывал! Ни разу в жизни! Да ты вообще не представляешь себе, насколько это больно!!!
    - Дорогой, ну я же наблюдаю за твоей реакцией, - ты улыбаешься, - Врачу не обязательно самому переболеть всеми болезнями, которые он лечит, проходить лечение на самом себе. Я вижу положительный результат. Этого достаточно.
    - А давай немного пофантазируем! Как ты думаешь, тебе шли бы на пользу такие наказания?
    - Решил поменяться ролями? Примерить статус главы семьи? Тебе вряд ли понравится... Слишком большая ответственность. Или тебе приспичило меня выпороть? Око за око, зуб за зуб? Признайся, тебя это возбуждает!
    - Ну, вряд ли я бы смог тебя ударить... Сделать больно...
    - А ты знаешь, как мне больно, когда ты разучиваешься себя вести!
    - Я имею в виду, сознательно причинять физическую боль. Я, кажется, на это не способен.
    - Да уж, тут нужны крепкие нервы.
    Повисла тишина.
    - Дорогой, - продолжаешь ты, - Мне не нужны наказания. Я более собранный и ответственный человек. Я женщина. В нас заложен материнский инстинкт, позволяющий концентрироваться на заботе о другом человеке. В данном случае речь идет о тебе. И хотя я верю в твои взаимные чувства, я в то же время ясно вижу, что ты не способен на проявить ту степень чуткости, внимания и заботы, которыми одариваю тебя я. Мужчины вообще эгоисты.
    - Ну, знаешь, существует множество пар, где глава дома - муж! И наказывает жену за провинности.
    - В добрый путь. Как бы то ни было, это не наш случай.
    - Значит, все по-старому? Ты не идешь мне навстречу? Может, хоть поменьше ударов будет, или послабее, или паузы будешь делать подольше, дорогая, любимая...
    - Дорогой. Давай закончим этот разговор. Я устала. Ты какого-то зверя из меня делаешь, какого-то монстра! Забывая о собственных демонах. Одеваемся, и - по коням! По-моему, сегодня нас ждет много всего интересного! Не будем о грустном!
    Через пять минут мы уже катим на велосипедах по просеке в сторону дома.

    Изображения

    1. 0_92a78_774b571d_XL.jpg