Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

На озере Разлив у Шалаша

Почти сон, или Кошмары воздержания

  1. Смирнов Анатолий
    Необитаемый дальний берег Разлива. Сейчас там роскошные особняки . А тогда, особенно вечером, пустое безмолвие. Туристские автобусы к Шалашу уже отходили, а рейсовых и в помине не было. Я жил летом на даче в Тарховке, а оттуда до Шалаша по озеру на вёслах полчаса. Тогда я, школьник, по утрам и вечерам ставил себе задачу пересекать всё озеро по диагонали и назад. Тренеры сказали, не помешает. А там можно было купаться в чём мать родила. Никого.

    «Был летний вечер, был поздний час, одна луна...» и т.д. Вот такое танго и лёгкий дивертисмент здесь случились. Моя лодка в камышах, я опустил взор к рукописному листу. Строчки юного дилетанта поползли, торопливо толкая друг друга.

    Берег Разлива чёрный очерчен дальний
    луной поэтично,
    а что Ильич за камышом,
    к чёрту его, вторично.
    Взор он сквозь воды бросает голодно-печальный,
    привычно.
    Ах, там же девушка и нагишом,
    поза её опасна и так эротична!


    То есть, наверху ещё оставались некие признаки одежды, но и они, в конце концов, покинув тело, бесшумно опустившись на песок. Такое может только присниться. Первая мысль – назначить себя секьюрити (устаревш. СТОРОЖ) того, что осталось на берегу и ожидать развития событий. Вторая – более достойная настоящего мужчины.

    Я окинул побережье. Кроме души подводника Ильича - ни души. Я живо стянул полосатые домашние трусы (сухие, они ещё сгодятся), и, затаив дыхание и воровато озираясь, глубокими бесшумными выпадами последовал за русалкой. Вода уже достигла её колен, когда она нагнулась, чтобы омыть руки и шею.

    Не в силах более сдерживаться и, зажав в кулаке раскалившийся огнемёт, я в два прыжка настиг жертву и плотно обхватил сзади. Ни звука… Только тяжёлые удары сердца подстёгивают: давай, парень, действуй, не упусти, размазня!

    По воде стелились лунные круги и дурманящий пар-туман с терпким запахом луговых цветов. Сон? Какое там, реальнее не бывает! Ладони сжимают упругие груди, её тело дрожит в слабой попытке выпрямиться (из моих клещей не уйдёшь), рука скользит по впалому животу, ниже, ниже. Вот густые курчавые волосы, вот пальцы уже готовы погрузиться в горячую бездну. Я чувствую ответную податливость тела, слышу частое жаркое дыхание.

    Но что это? Там нечто выступающее, кишкоподобное, твёрдое, я недоуменно разворачиваю её за плечи… О, ужас! Передо мной похотливый оскал монголоидного лика, а под животом – отвратительно горячий, невесть откуда взявшийся половой член этого перевёртыша, и он зазывно подкидывает его на своей ладошке. И это педрило ещё вертело задницей, как пропеллером, ввинчиваясь в мой лобок. Ах ты, сука! Ах ты! Оно присосалось ко мне и вкладывает свою мерзость мне в руку. Потом нагибается. и его губы касаются моего причинного места. А Ильич, всплыв на перископной глубине, сверкнул пустыми глазницами и разразился беззвучным сатанинским хохотом.

    Ах ты! Я, плюясь и крича, отталкиваю, чем могу эту нечисть… Я бью ногой его в подбородок, а ему хоть бы что!

    Я в поту, стена гудит от удара ногой, нога гудит от удара в стену, внутри что-то дёргается и стучит с перебоями. Вот уж проклятая виртуальная реальность!

    Но в кулаке-то действительно, мать твою… член!


    © Copyright: Анатолий Смирнов, 2009
    Свидетельство о публикации №1909140916