Присоединяйтесь к нам

в Facebook и ВКонтакте

Рассказы, которые задели душу

Тема в разделе "Читальный зал", создана пользователем Chip, 11 апр 2007.

  1. Chip

    Chip Hell is...

    Андре Моруа - Кукушка

    Вот нарыл в недрах своего копьютера сей рассказ...Мне он очень нравится! Отлично поднимает настроение!
    P.S. Перевод с французского мой...))))


    Андре Моруа

    «Кукушка»

    Однажды вечером, когда до нового года оставалось чуть больше недели, я получил письмо от моего старого друга генерала Брамбля. Он просил меня провести новогодние праздники в их имении за городом: «В этом году я приглашаю только моего свояка, Лорда Тюллока, и мою свояченицу; время, проведенное у нас, не будет самым веселым в вашей жизни, и я заранее за это извиняюсь; но если вы не боитесь ни одиночества, ни английской зимы, мы будем счастливы снова встретиться с вами и вспомнить старые добрые времена.»
    Я знал, что мои друзья пережили в этом году ужасную потерю: их восемнадцатилетняя дочь погибла, упав с лошади во время охоты. Генерал Брамбль и его жена мне нравились, я им сочувствовал и хотел с ними повидаться, поэтому я принял их приглашение.
    Лорд и Леди Тюллок поначалу немного меня пугали, но с тех пор, как я лучше узнал их, я был рад встрече с ними. Генерал Брамбль может в течение нескольких часов оставаться почти неподвижным, сидя у камина, куря свою трубку и не говоря ни слова. Миссис Брамбль обычно вышивает или занимается домашними делами, тоже молча. Лорд Тюллок - приятный собеседник, так как раньше он был послом. Он побывал во многих странах и, что удивительно, казалось, что он их видел; его жена обладала некрасивой, но полной грации внешностью, и была небогато одета, что ей очень шло.
    Лицо миссис Брамбль хранило следы слез, от которых у нее под глазами образовались небольшие морщинки, но она ни слова не сказала мне о своем горе. Лишь в день моего приезда, когда я поднимался в свою комнату, она внезапно остановилась перед дверью в комнату, предшествующую моей, сказала: «Это была ее комната» и отвернулась.
    В сочельник, вечером, мы сидели в библиотеке; в камине трещали поленья; просторная комната была освещена лишь свечами; сквозь окна, состоящие из красных квадратов, обрамленных свинцовыми рамками, можно было увидеть купающийся в лунном свете сад, на который медленно опускался парящий в воздухе снег. Генерал молча курил свою трубку; миссис Брамбль вышивала; Лорд Тюллок рассказывал о новогодней ночи:
    - Уже больше пятидесяти лет, - говорил он, - старые крестьяне в моем графстве верят, что в эту ночь животные говорят человеческим языком. Я помню, что в детстве слышал от своей няни историю одного слуги, который был очень недоверчивым и, чтобы проверить легенду, спрятался в новогоднюю ночь в конюшне. Ровно в полночь, с первым ударом часов, он увидел, как одна лошадь повернула голову к другой:
    - Да, придется нам поработать через восемь дней, придется... - сказала одна.
    - Да, - ответила вторая, - этот слуга тяжелый.
    - Он тяжелый, - повторила первая, - и подъем к кладбищу долгий.
    А через восемь дней этот слуга умер.
    - Фуф! - присвистнул генерал. - А ваша кормилица действительно знала этого человека?
    - Да; это был ее брат...
    Некоторое время Лорд Тюллок молчал; я смотрел на потрескивающие языки пламени в камине, развевающиеся, словно знамена на ветру. Генерал Брамбль не шевелился. Игла миссис Брамбль выводила красивые длинные узоры ярких цветов.
    - В Швеции, - заговорил наконец Лорд Тюллок, - я часто видел, как крестьяне из Далекарли* готовили ужин для духов умерших. Там, в новогоднюю ночь, мертвые возвращаются в дома, в которых жили. Крестьяне, перед тем, как идти спать, разводят огонь в камине, ставят новые свечи, накрывают стол чистой скатертью, вытирают мебель и уходят в свои комнаты. На следующее утро крестьяне находят на столах комья земли; тарелки и чашки оказываются передвинуты, а в воздухе витает странный запах...
    - Ну и ну! - тихо произнес генерал...
    Мне показалось, что Лорд Тюллок вел себя нетактично. Я взглянул на миссис Брамбль; она казалась спокойной, но мне захотелось сменить тему разговора.
    - А моя точка зрения на новый год ближе к точке зрения Шекспира. Помните?
    And then, they say, no spirit dare stir abroad,
    The nights are wholesome; then no plaints strike,
    No fairy takes, nor witch has power to charm.
    - Ну мы-то знаем, что тут Шекспир ошибался, - сказала серьезным тоном Леди Тюллок... - Эдвард, дорогой, не хочешь ли ты рассказать всем о том, что случилось в Тюллок-Касл*?
    - Я буду рад об этом услышать, - сказал я.
    - Well, - начал Лорд Тюллок, - ровно пять лет назад, в новогодний вечер 1920 года, у меня сильно болела голова. Погода стояла прекрасная, было холодно и сухо, и ближе к полуночи я решил прогуляться и вышел из дома. Подойдя к ограде парка, я свернул на небольшую тропинку, по обеим сторонам которой располагалась высокая живая изгородь, ярко освещенная луной. Пройдя по этой тропинке около полумили, я заметил вдалеке темную полосу на белом снегу, пересекающую дорогу. Приблизившись, я с удивлением заметил, что это была кровь. Я начал искать, откуда шел этот след, и обнаружил, что изгородь в этом месте образовывала входящий угол, и что в этом углу на земле неподвижно лежал человек. Я присмотрелся и внезапно понял, что это был труп. Испуганный, я прибежал домой и позвал своих слуг. Одних я послал позвать полицию, другим приказал взять факелы и идти за мной. Мы пошли по той же тропинке и шли довольно долго, даже слишком долго, как мне казалось, но ничего не увидели. Напрасно я искал кровавый след - он исчез. Наконец, пройдя по меньшей мере две мили, я сказал слугам: «Это невозможно; я не мог зайти так далеко; должно быть, мы пропустили это место; вернемся.» Мы вернулись. «Ищите лучше,» сказал я... «Это место легко найти: там изгородь образует угол.» Но никто из слуг не мог вспомнить описанное мною место. Мы снова пошли вдоль изгороди, и на протяжении всего нашего пути она была прямой.
    Лорд Тюллок внезапно прервал свой рассказ. За окном неторопливо падал снег. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь треском огня.
    - Может быть, у вас были галлюцинации? - спросил я.
    Генерал повернул ко мне голову, но ничего не сказал.
    - Я думал так долгое время, - ответил Лорд, - потому что напрасно потревожил полицию, соседей, прохожих... В ту ночь не было совершено никакого преступления на дороге к нашему замку; не было никакого несчастного случая... Четыре года прошло с тех пор, я уже верил, что в тот вечер у меня на мгновенье помутился разум, как вдруг я получил письмо от одного моего друга, археолога. Вот что говорилось в том письме: «Дорогой Лорд Тюллок, этим утром, во время проведения мной исследований в Британском Музее, я обнаружил один очень интересный факт, напрямую связанный с той странной историей, которую вы мне рассказали в последний раз, когда я имел удовольствие провести у вас week-end*. Случайно наткнувшись во время моих исследований на старый журнал вашего поместья, я прочитал в нем, что 24 декабря 1820 года в шестистах ярдах от Тюллок-Касл бандитами был убит сэр Джон Лэси, католик. Злодеи прятались в изгороди, которая в те времена образовывала местами углы. В одном из этих углов они и спрятали труп, предварительно обокрав свою жертву. После этого преступления Лорд-Лейтенант графства приказал убрать все углы в ограде, и с тех пор она прямая.»
    - Хотела бы я , - сказала Леди Тюллок, - чтобы вы видели радость Эдварда, когда он читал мне это письмо.
    - Его можно понять, - с важным видом произнес генерал.
    - Да, - повторила миссис Брамбль, - его можно понять.
    Я посмотрел на всех с удивлением.
    - То есть вы верите, что мертвец вернулся туда через сто лет после своей смерти?
    - А вы в это не верите? - взволновано спросил Лорд.
    Генерал и миссис Брамбль посмотрели на меня с таким видом, что я сразу же замолчал. Учитывая их состояние, им, возможно, просто хотелось верить во все эти истории. Я встал и спросил разрешения пойти спать.

    ***
    В моей комнате в камине горел огонь. Комната была заполнена прозрачным дымом. Мне не спалось. Я лежал на своей кровати, когда в соседней комнате кукушка прокуковала полночь. Я чувствовал себя усталым, но в то же время по моему телу разливалась приятная истома; у меня было такое чувство, как будто чье-то незримое присутствие принесло в мою комнату интимную атмосферу. Каждый час в соседней комнате пела кукушка, и я слышал ее до рассвета, когда мне наконец удалось уснуть.
    Когда на утро я спустился завтракать, миссис Брамбль спросила меня, как я спал.
    - Если говорить совсем честно, то я очень мало спал. Но мне это не доставило неудобств, и кукушка составила мне компанию.
    - Что??? - воскликнул генерал, - вы слышали кукушку? Вы понимаете, Эдит? - сказал он с усилием, обращаясь к своей жене.
    - Ну... да, - ответил я, удивленный тоном генерала.
    - Я должна вам кое-что объяснить, - сказала миссис Брамбль, и лицо ее покрылось слезами, - в комнате, соседней с вашей, стоят часы с кукушкой. Моя дочь получила их в подарок в детстве и очень их любила. Она каждый вечер сама их заводила. После ее смерти никто не притрагивался к этим часам, и не притронется. Но вчера... вчера была новогодняя ночь...

    *Далекарли - район в Швеции.
    *Тюллок-Касл (от английского castle - замок).
    *week-end (англ.) - конец недели ( суббота и воскресенье).
     
    Михай и J_7 нравится это.
  2. Gertruda

    Gertruda Let it be

    Re: Андре Моруа - Кукушка

    Молодец!
     
  3. Chip

    Chip Hell is...

    Re: Андре Моруа - Кукушка

    Gertruda,
    А я еще и скромный... ah) :)

    А где это леди цитату взяла? -)
     
  4. Gertruda

    Gertruda Let it be

    Re: Андре Моруа - Кукушка

    Chip,
    У одного скромного молодого переводчика)))
     
  5. erix

    erix Активист

    Паутина мыслей

    Web of Ideas
    “Паутина мыслей”

    В помещении царит темнота , ручка и лист бумаги лежат на старом исцарапанном столике…

    Это последние строки , которые я поведаю миру. Своя история , которая убила всю мою жизнь. И как нелепо это бы не выглядело , я рад что умру. Я молодой человек , недавно исполнилось 26 , провожу последние сутки в своей камере… Мысли которые посещают меня, это не сбывшееся мечты и наверно страх перед смертью, хотя нет , это наверно большая иллюзия которая поселилась в меня с того момента, как я увидел тебя.
    Мне всегда казалось что притяжение между людьми, это выдуманная иллюзия, придуманная людьми. Что нету тех, которых не возможно забыть… Но я глубоко ошибался… С недавнего времени я перестал управлять собой. Во мне развился страшный комплекс, и мысль о суициде . Я стал диким эгоистом… Физическая боль не имела для меня никакого значения, я знал что попав под машину , меня спасут в госпитале, получив ножевые ранения, меня соберут по частям из донорских органов. Деньги для меня не имели никакого значения. Я рос в богатой семье , где не было проблем с покупкой нового Крайслера. Меня преследовала паутина мыслей, которая не давала мне спокойно выпить чашку кофе , и насладиться пением птиц… Ты убила меня изнутри, вывернула меня на изнанку. Я понял что такое боль, что такое неизбежная мука, я мог назвать себя психом , и час смотреть в 1-ну точку , собирая все мысли воедино.
    Я выезжал в поле, чтобы уединится с ветром в одно целое, я кричал от боли разлуки, мне не хотелось жить. Я готов был на всё, даже на убийство, только чтобы удержать тебя с собой.
    Я полюбил тебя, и даже когда ты всадила пулю мне в грудь, я не переставал тебя любить , я не знал за что тебя люблю, по этому пришел к выводу что “Любовь Любит не за что” © Илия Шугаев.
    Я всегда задавал себе вопрос что такое “Одно целое” / и пришел к выводу , что это Плоть которая воссоединяется в 1-но целое, это то без чего тело не будет жить, и любовь существовать…Через 22часа 17минут я отправлюсь в Ад , и все мои мысли уйдут с физической болью, никогда я не чувствовал себя так хорошо и спокойно.
    Я помню всё как сейчас...
    Ты была несомненно прекрасна , на тебе было белое роскошное платье, которое подчёркивало твои изящные тёмные волосы; Я помню твои глаза в ту ночь, те глаза которые отражали сияние звёзд…Которые заставили меня купить колье в 10 каратов, женщине, которую я увидел в 1-й раз. Я думал всё продаётся , зависит только от цены. В очередной раз я ошибался… Ты была неприступной , твои мысли сочились так глубоко мне в голову, что я переставал верить в реальность. Это была Любовь, как не странно я не боялся признать себя влюблённым слюнтяём, который был готов в лепёшку разбиться ради мечты ,,, мечты быть с тобой!
    Каждая минута и секунда проходила вместе с тобой , я жил мечтой , и казалось никто не сможет меня переубедить в обратном, переубедить в том , что я по уши завяз в этой трясине, которая так приятно пахла…

    Дни и ночи без тебя становились неимоверно длинными, я не мог сомкнуть глаз, в голове крутилось твоё имя, я был одурманен тобой. И был уверен, что лекарства нет , мне это жутко нравилось… Ты была такой же восхитительной на протяжении всех 5 лет, которые мы провели вместе… Я мог любому заявить что со временем чувства не гаснут, и доказать это в дикой схватке интеллигентов. Моя голова была забита Романтикой, я постепенно взлетал в небеса, в то время как ты была готова отрубить мне крылья. Я не мог предположить , что “Одно целое” разобьётся на знаменатель и числитель. В котором я буду лишь чёрточкой…

    Странная штука Иллюзия , заставляет верить в то , чего нету.
    Думал любовь , думал это именно то,,, за что боролись великие люди… Оказался обман , ОБМАН который разбил в секунду то, что строилось на протяжении долгих лет. Как я уже раньше сказал, я потерял веру. В единую секунду, я понял насколько я был слеп и наивен, что мной овладело чувство обмана, может это кара за мои поступки, я не знаю... Когда мои глаза увидели тебя в том офисе , я не мог остановить слёзы. Я смотрел на тебя и на него, , ты улыбалась ему такой же голливудской улыбкой как и мне ,ты обнимала его и целовала.
    Я начал бежать, бежать без оглядки крича что есть сил…Я пробежал порядка 2-х километров и упал лицом в грязь, я не мог смерится с мыслью, что у тебя есть другой, что всё это время я был лишь игрушкой.
    Странное чувство, я хотел смерти , смерти всем окружающим людям. Я шел обратно, смотря на солнце, понимая кем я стал в единицы времени, перед глазами прошла вся моя жизнь, все моменты.
    Это последние строки и твой единственный выстрел мне в сердце. Садясь в новый Chrysler Sebring ,я оторвал золотой крест, прикреплённый к лобовому стеклу , и выкинул его в окно. Нажав на газ, я закрыл глаза, и вот я тут, в камере на посмертную казнь… А ты там, где никто не сможет забрать тебя у меня…Встретимся мы с тобой или нет , рассудит только тот, кто придумал нашу судьбу…



     
    #5 erix, 30 мар 2008
    Последнее редактирование: 31 мар 2008
  6. Sweety girl

    Sweety girl el praliné

    Ответ: Паутина мысле

    Писатель :)) Молодец!Хорошо читается ))
     
  7. Вера_из_Майкопа

    Вера_из_Майкопа Странник

    Ответ: Паутина мысле

    "я знал что попав под машину , меня спасут в госпитале, получив ножевые ранения, меня соберут по частям из донорских органов". - Неправильно построенное предложение. Попадёт под машину и получит ранения кто? Герой рассказа. А спасут и соберут его по частям кто? Врачи.
     
  8. Асмодей

    Асмодей Специалист

    Ответ: Андре Моруа - Кукушка

    Chip,
    Клёвая история. Как раз из разряда таких, которые можно просто почитать "в удовольствие" без особой нагрузки на мозг. Спасибо!
     
  9. Ежик

    Ежик Странник

    Рассказ «Двое в большом городе»

    Двое в большом городе

    В этот последний декабрьский день, когда люди торопятся кто куда – кто в магазины за продуктами к праздничному столу или за подарками, кто с работы пораньше домой прийти, чтобы вместе с семьей готовиться к встрече Нового года – снег шел не переставая. Вообще уже четвертые сутки в городе стояла мерзкая погода. То валил снег, то капал дождь. На улицах было грязно и неприятно. Люди то и дело проваливались то в снежные сугробы, то в лужи. И от всего этого беспрестанно матерились, не обращая внимания на детей.
    Игорь вышел из подъезда, остановился и прикурил сигарету. Ему было сорок пять лет. После развода с женой, бросившей его ради другого, он вот уже семь лет жил один, так и не найдя достойную спутницу жизни. Детей у них не было, хотя Игорю всегда хотелось иметь сына. Игорь работал простым слесарем в ЖЭУ, получал гроши, и жена Ирина постоянно бранила его за это. В конце концов, она собрала вещи и ушла. Игорь не стал удерживать ее. Но и не начал пить с горя, как это часто бывает. Он мужественно перенес развод и продолжал работать. Зарплаты хватало ему одному. И проблем с оплатой коммунальных услуг и с пропитанием у Игоря не было.
    В этот день, 31 декабря, Игорь вышел просто прогуляться, купить бутылку пива и немного продуктов, чтобы спокойно в одиночестве встретить Новый год. Он не собирался никого приглашать в гости, и идти сам тоже никуда не собирался. Прикурив сигарету, Игорь неторопливо пошел по улице в сторону магазина. Идти было недалеко, но Игорь не спешил. Он шел медленно, стараясь не угодить в грязь.
    Зайдя в магазин, он подошел к прилавку, за которым стояла его давняя знакомая. Поздравив ее с праздником, Игорь положил все купленное в пакет, заплатил деньги и вышел из магазина.
    Пройдя несколько метров, Игорь услышал что-то похожее на плач. Он оглянулся, но нигде никого не увидел. Неподалеку стояли мусорные баки, а за ними был заметен слабенький синий дымок. Похоже, кто-то жег небольшой костер.
    «Бомж какой-то греется» - подумал Игорь и пошел дальше. Но идти ему предстояло как раз мимо этих баков. И чем ближе подходил он к бакам, тем громче слышал плач. Игорь решил заглянуть и посмотреть, вдруг, кто-то упал, сломал себе что-нибудь и не может встать. Но то, что увидел Игорь в следующую секунду, повергло его в шок.
    Прижавшись к железному мусорному баку, на какой-то картонке, весь трясущийся от холода, сидел мальчонка лет семи и жег маленький костерчик, пытаясь хоть как-то согреться. Одетый кое-как: жалкое разорванное пальтишко шестидесятых годов, простые детские штанишки, на голове старая потрепанная спортивная шапочка с надписью «Динамо», на ногах обычные маленькие кроссовки – он своими крохотными грязными ручонками он то и дело вытирал застывающие от мороза слезинки.
    У Игоря сжалось сердце. Он поставил пакет на землю, подошел к мальчику и присел на корточки перед ним. Увидев взрослого, малыш отполз подальше и смотрел на подошедшего испуганными глазами.
    - Не бойся, не бойся. – Ласково проговорил Игорь. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Как тебя зовут?
    - Сссережжа. – Еле выговорил мальчик.
    - Сережа? Очень хорошо. А меня дядя Игорь. Ты, наверное, потерялся? Где твои мама, папа?
    - Нет, дяденька, я не потерялся. – Ответил малыш, снова подползя к костру. – А мамы с папой у меня нет.
    - А брата, сестры тоже нет? Бабушка, может?
    - Неа.
    - Совсем один-одиношенек? Бедный. – Игорь взял пакет, достал хлеб и колбасу, отломил по куску и дал мальчику. – Вот, возьми, поешь. Есть хочешь, вижу.
    Сережа схватил продукты и жадно принялся жевать. Он ничего не ел уже два дня.
    Игорь снял с себя куртку и накинул на плечи мальчика. Потом собрал небольшие ветки и подбросил в костер. Молча присев рядом, он смотрел, как жует данные им продукты малыш. Потом перевел глаза на костер. Они были наполнены слезами, и Игорь не хотел, чтобы Сережа их видел. Сколько же по всему городу, по всей стране таких вот маленьких, никому не нужных детишек сидят точно так же, у мусорных баков и жгут костры, чтобы согреться. И никому нет дела до того, что они голодные, что им холодно. Все куда-то спешат, все куда-то едут на дорогих машинах, разговаривают по дорогим сотовым телефонам, едят пиццы, биг-маки, хот-доги… И никто не обращает внимания на таких, как Сережа.
    Игорь повернулся к мальчику, который уже закончил жевать, посмотрел на него и совершенно неожиданно для него, а главное, для самого себя, сказал.
    - Вставай, Сереженька. Пойдем со мной, малыш.
    - Куда? – Вытаращил глаза мальчик.
    - Пойдем-пойдем. Будешь жить у меня.
    - Как??? Как это, дяденька???
    - А очень просто. Мы с тобой будем жить вдвоем. – Ответил Игорь, подняв мальчика и отряхнув от снега.
    - А Ваша жена? – Растерянно смотрел на Игоря Сережа. – Она же будет ругаться…
    - У меня нет жены.
    - Вы живете один?
    - Да. – Сказал Игорь, взял пакет. Но малыш вдруг отстранился от него. Игорь взглянул на Сережу, потом перевел взгляд на пакет, куда смотрел мальчик, и все понял. Сережа смотрел на бутылку пива, этикетка от которой просвечивалась через пакет. Игорю не надо было спрашивать ни о чем. Он понял, почему малыш так испугался бутылки пива. Видимо, все его детство прошло среди таких бутылок. И, видимо, именно из-за них он лишился родителей и живет теперь здесь.
    Игорь вынул бутылку, подержал ее несколько секунд в руке и швырнул в ящик с мусором. Бутылка разбилась, и все содержимое вылилось наружу. Игорь взглянул на Сережу. Тот смотрел то на разбитую бутылку, то на него. Игорь спокойно протянул руку. Малыш взялся за нее, и они пошли.
    Снег продолжал идти, не переставая. Люди продолжали торопиться кто куда, постоянно попадая ногами в лужи и матерясь. В окнах светились гирлянды, виднелись елки. Дети играли в снежки, катались на санках, гоняли шайбу.
    Но среди всего этого по улице, держась за руки, шли два счастливых человека – Игорь, наконец обретший сына, которого не смогла, да и не хотела дать ему жена, и семилетний Сережа, который после долгого проживания на улице возле мусорки наконец обрел отца.
    Пусть не родного, но все же отца…


    Вячеслав Егоров
    2007 год
     
    Nepara и koketka нравится это.
  10. Benedetta

    Benedetta Странник

    Ответ: Рассказ Двое в большом городе

    Ежик, Так чувственно!Просто шикарно!Спасибо тебе за рассказ!Он словно проникает в душу и обволакивает каждую ее стеночку, заставляя наворачиваться слезам на глаза, и биться сердце быстрее!Еще раз спасибо!!!!!!
     
  11. Ежик

    Ежик Странник

    Ответ: Рассказ Двое в большом городе

    Benedetta,
    Спасибо за добрые слова! И за отзыв!
     
  12. Benedetta

    Benedetta Странник

    Ответ: Рассказ Двое в большом городе

    Ежик, За хорошее дело просто нельзя не похвалить!
     
  13. koketka

    koketka Странник

    Ответ: Рассказ «Двое в большом городе»

    а я ещё хочу..
    и ещё ...так бы хотелось,что бы каждый ребёнок с улицы,обрёл дом, свой дом..
     
  14. Zlobnaya Vitaminka

    Zlobnaya Vitaminka Странник

    Выкладываем дорогие, нее стесняемся:)
     
  15. Zlobnaya Vitaminka

    Zlobnaya Vitaminka Странник

    В прохладный летний день на кладбище собралась горстка в траурном одеянии…
    - Сегодня мы провожаем Любовь… – завела заунывную песнь Печаль.
    Цинизм прикурил папиросу и, сплюнув табачинку, громко оборвал речь:
    - Да перестань! Ну и на хрен она такая нужна была? В цепях родилась и без крыльев. Урод уродом. С Ложью по закоулкам шастала, да Обман вечно на шее висел у нее. С Агонией недолго билась и ладно. Вот еще одна душа сгорела в ее огне. Кто тут хотел шашлыка? Торопитесь, пока угли не остыли…
    - О покойниках либо хорошо, либо никак, – оборвала его Нравственность. – Я ее, конечно, тоже осуждала, но это все-таки Любовь, а не Похоть и не Распутство, и какой бы ни была, она достойна того, чтобы о ней хотя бы помолчали.
    - Она была близкой подругой Искренности, – всхлипнула Жалость. – Я никогда не смогу заменить ее.
    - А ведь это все Обида, со своим дружком Непрощением. Это они ее убили. Больше некому, – раздался голос Смятения.
    - Теперь я буду жить в ее доме, – вскинула голову Пустота.
    - А говорят, Надежда умирает последней, – хохотнул Цинизм, глядя, как зашлась в кашле Надежда, заботливо поддерживаемая Иллюзией. – Скоро еще одни похороны. А что-то я здесь Страсть не вижу…
    - Она в коме, - тихо произнесла Правда. – О покойной я знаю больше всех вас и постараюсь, чтобы Память сохранила ее искрящиеся от улыбки глаза и трепетное биение сердца, когда потерялся Покой. Поставим ей памятник из обломка рухнувшей Мечты…
    Поцелуи с Прикосновениями стояли в стороне, прижавшись к Нежности. Ласка, теребя платочек, не решалась подойти.
    Неизбежность тихонько закрыла крышку. Немая Справедливость потупила взгляд, когда опускали гроб.
    - Спи спокойно.
    И Гордыня кинула первый ком земли…
     
    Nepara нравится это.
  16. cephalalgia

    cephalalgia Странник

    Я слышать про твою любовь не могу!

    "…Я тебя очень прошу, не говори мне про любовь.
    Я слышать про твою любовь не могу.
    Пойми уже наконец, когда ты говоришь: «Я тебя люблю», так ты в эти слова один смысл вкладываешь, а я совсем другой смысл из них извлекаю.
    Как будто ты кладешь в шляпу апельсин, а я из нее достаю кролика.
    А ты меня потом спрашиваешь: ну как, вкусно?
    И я сразу в ужасе: мне что, его убить нужно?
    И съесть?
    А я его, наоборот, морковкой кормлю, и у него нос шевелится, и уши розовые просвечивают на солнце.
    А ты, ну так, между прочим, предлагаешь: давай я тебе его почищу.
    Я это себе представляю, и мне сразу дурно делается.
    Тошнит, голова кружится…
    Ну ладно, говорю, почисть…
    И ухожу из дома, чтобы этого не видеть.
    Возвращаюсь через час, а ты сидишь в кресле, весь пол в апельсиновых шкурках, а кролика нет нигде.
    Ты мне вкладываешь в рот дольку апельсина, и меня немедленно рвет от вкуса свежей крови.
    Я думаю: убийца.
    Ты думаешь: истеричка…"

    Гала Рубинштейн ©
     
    Nepara нравится это.
  17. Валенок13

    Валенок13 Странник

    Размышляя о женщине

    Нет, Сашка не страдал боязнью замкнутых пространств. Прекрасно знал, что когда-нибудь, да вытащат. Если верить статистике, самое долгое, через два часа. Да и то если о себе не напоминать. Компанию в лифте Сашке составила миловидная, но с эротичной червоточиной, рыжеволосая девушка. В принципе, поговорить есть с кем. Девушка, как оказалось, ее звали Марго, чувствуя долгое нахождение в лифте, еле заметно, а потом заметнее и заметнее заигрывала с Сашкой. Так для коротания времени.

    -Сашенька, вы совсем не обращаете на меня внимания.- Огорченно молвила Марго, слегка покусывая нижнюю губу. Отдельно о губах - это целая поэма чувств и желаний; сочные, красные от помады, поблескивали, завораживая игрой бликов. Легкая припухлость губ, сквозь которых просматривались белые ровные зубки, манящие своей правильностью. Если рассматривать с точки зрения конюха, то породистая была кобылка- эта Марго. Всяк мужик проходящий, слюни пускал, возжелав ее тело, сексуальность, эротизм. Стремление окунуться в рыжие, пушистые, вьющуюся волосы до конца ее обнаженных лопаток. Девушка, которая привыкла к внимаю мужчин, и отмахивалась от них по привычке как от мух, была уязвлена бесчувственным вниманием Сашки.

    -Марго, я вас внимательно слушаю,- отозвался учтиво Сашка.- Мое внимание, за отсутствием других раздражителей, полностью ваше. Мы можем разговаривать о чем угодно, о вас обо мне, о межмолекулярных связях.
    -Ну, раз так,- обрадовано замяукала Марго, хлопая своими длинными, скорее от природы, ресницами.- Давайте перейдем на «ты» для удобства разговора.
    -Марго, с вами на вы только из-за уважения к вашему возрасту…
    -Фи, как некрасиво говорить девушке о ее возрасте!- вспыхнула Марго, показывая всем видом, что еще в возрасте Христа женщина может оставаться желанной девушкой.

    -Что ты Марго,- учтиво ответил Сашка, перейдя на более близкие разговорные слоги.- Ты очень соблазнительна, не много моих знакомых ровесниц могут сравниться с тобой. Твой загар сведет любого мужчину с ума, вплоть до увеличения сердцебиения с последующим инсультом.
    Можно долго продолжать беседу двух умных людей, так глупо застрявших в лифте. Так что перейдем к итоговой концовке, когда Марго хочет, но не может, а Сашка может, но не хочет.

    -Саша,- грудь Марго томно дышала рядом с животом Сашки, приводя его в сладкую истому, раздражая нервную систему до испепеления. Соски просачивались сквозь платье и раздражали своим видом до потери сознания, в хорошем для мужчины смысле слова. Дыхание было настолько близко, что по коже проходила сладостная волна желания. Все это не могло подействовать на Сашку.- Скажите, скажите правду…я вам нравлюсь?- Секунду промолчав, добавила,- как женщина? Как цветок, который вы хотите сорвать и насладиться его ароматом?

    -Марго, я чувствую твой запах сексуальности, страсти.- Сашка действительно все это чувствовал.- Но я честно тебе признаюсь, я гомосексуалист. Мне тоже нравятся мужчины.
    -Как?- Страшно удивилась Марго.- Такой красивый, мужественный мужчина. Не разочаровывай меня, скажи, что это неправда. Будь со мной, будь во мне.- Слезы искренности, капля за каплей, скатывались на подбородок и, скапливаясь в небольшое озерцо, падали на грязный пол лифта. Марго, чувствуя потерю самолюбия, склонила голову на грудь Сашки и обвила его талию. Немного так постояв, Марго медленно подняла мокрые глаза, встретилась с его глазами.- Нет, Сашенька ты мне нужен, ты чувствуешь, как в моей груди горит огонь страсти, только ты в силах его потушить. Ничего не говори, иди ко мне.- Марго сильнее притянула к себе Сашку, возбуждающий аромат заполнил шахту лифта. Отблески пота на теле Марго делали её еще сексуальнее и желаннее.


    -Марго, как я могу пойти против природы…
    -Можешь. Можешь Сашенька.- Промолвила Марго, уже поглаживая Сашкину спину под рубашкой.- Мужчина создан любить женщину, страдать ради нее, сгорать в ней, чувствовать ее. Будь мужчиной поцелуй меня, разве не этого ты так хочешь. Твои губы мокрые, хотят меня, мою плоть и душу. А я желаю тебя, всего, до кончиков пальц, до иступляющего соития. Мы созданы друг для друга. Иди ко мне мой мальчик, поцелуй. Ну же, давай, я вижу, ты хочешь. Ближе, ближе, иди в мои объятия, объятия моих губ.

    Сашка, не в силах держаться, нежно обнял Марго. Его губы вонзились в горячую плоть ее губ, слизывая с нее помаду. Стон, легкий стон желания, страсти возбужденной женщины пронесся по шахте лифта. Её грудь колыхалась от возбуждения, стараясь выскочить из платья, показать свою красоту, которую редко видит, но о которой все мечтают. Платье потихоньку стало подыматься выше колен, бедер, обнажив всю красоту загорелого женского тела. Красные, кружевные трусики пытались соскочить от возбуждающего пота. Еще немного, чуть-чуть…Мокрая ткань, стыдливо закрывающая женскую красоту, медленно сползала.

    -Сашенька, давай же.- томно шептала на ухо,- возьми меня, будь настоящим мужчиной. Я вижу в тебе необузданного льва…приручи свою новую киску. Ну же, ну же. Не медли, не медли дорогой. Я здесь, рядом…ааа, даваййй, даваййй…

    Лифт задрожал и с последним толчком поехал вниз. Ощутив перемену, Марго и Сашка резко отстранились друг от друга, поправляя одежду. Вспыхнувший пожар двух тел, вмиг угас.
    Выйдя синхронно из лифта, отдышавшись, Марго порылась в сумке. Ее масляные глаза смотрели на Сашку, а в руке протянутая визитка. Она еще раз притянула его к себе, поцеловала, визитка оказалась в кармане Сашкиных брюк, а ее ручки плавно и медленно застегивали его ширинку. Потом, опять же резко отстранила Сашку, и пошла от него.

    -Позвони мне,- сказала она в половину оборота,- я буду ждать.
    Сашка, глядя на удаляющуюся Марго, пробурчал:
    -Какой я нафиг гомосексуалист, кошу просто под него. Геев в армию не берут, а тебе я еще позвоню, мое солнышко. Ты меня вряд ли забудешь.
    Не буду продолжать, что там было, это совсем другая история. Написанная и рассказанная уже не мною. Хотя кто его знает, может, и расскажу вам как-нибудь вечером, зимой у камина.

    Размышляя о женщине

    «Мир не сложнее кубика Рубика, надо правильно покрутить, что бы собрать».- Так когда-то сказал друг Сашки. Слова вспомнились как то неожиданно, между седьмой и восьмой сигаретой, в ожидании Марго. Вообще приятно сидеть в открытом кафе в парке, любоваться видом вековых дубов. Наблюдать, как сеет мелкий дождь, орошая листву деревьев. Пить кофе из доминиканских зерен с коньячным вкусом.

    Он не злоупотреблял табаком и алкоголем, не настолько творческая личность, что бы потом в алкогольно-наркотической эйфории под светом лампочки Ильича писать фундаментальные стихи, которые будут читать желторотые птенцы своим пассиям в надежде на внимание и поцелуй в щечку. Не то что бы он не романтик, сколько прагматик, который не мог понять, зачем все это; стихи, цветы, надписи на заборе и асфальте. Может он был действительно черствым и сухим человеком, а может еще никто не затронул струны его души, что бы была возможность раскрыться миру, показать свое действительно я.

    Нет, он не был изгоем в обществе женщин. Слишком милый, эрудированный, веселый. Притягивал их к себе как огонек свечи мотыльков, но вел себя как девушка, что нравится быть успешной у противоположного пола, но при этом не хочется прыгать в объятия первому встречному.
    Почему он позвонил Марго? Кто ж его знает. Видно интуиция предложила такой нетривиальный ход решения, какой-то задачи, условия которой он не знает, но которую придется решить. Как все четко, не жизнь, а сплошной математический анализ.

    Так плавно от созерцания, Сашка перешел к размышлению о Марго, если еще точнее - к размышлению о женщинах. Сколько из-за них, любимых было уничтожено государств; разрушено городов. Сколько судеб ломает случайная встреча с женщиной, которую мужчина возводит на пьедестал своей любви. А если бы этой встречи не было? Мужчина бы пил пиво по вечерам с друзьями и смотрел футбол.

    Как интересно складывается жизнь. Благодаря женщине, косвенно происходит прогресс человечества. Из желания показать себя с лучшей стороны перед слабой половинкой, доказывая превосходство перед другими самцами, мужчина работает до потери пульса, предынфарктного состояния, когда ослабевает инстинкт самосохранения. И все из-за чего? Из-за слабой, маленькой женщины, которой хочется сделать приятно, подарить мир на ладони, сделать свое королевой, восхищаться и боготворить.

    Сашка не следил за женщинам. Он за ними наблюдал. Каждая, мимо проходящая, была по-своему красива и неординарна. Своя личная изюминка в наряде, в речи, поведении. Личный индификатор индивидуальности.
    Прикуривая очередную сигарету, Сашка заметил, как останавливается дорогая машина, из нее вылезает Марго. Не так ярко одетая, как лифте, но со вкусом достойного похвалы. Он не любил безвкусно одетых людей и еще больше не любил это в женщинах. Не для того они созданы, что бы быть похожи на доярок савхоза «Светлый путь».

    Все так же, загорелая, прямые рыжие волосы, минимум макияжа, симпатичный бежевый костюм. Все гармонично и идеально, не всякая женщина может похвастаться этим. Марго, увидев Сашку, сидящего в открытом кафе, неспешно шла, видимо по дороге изучая его и продумывая тактику и стратегию боя, если конечно свидание с едва знакомым человеком так можно назвать. Странно, как сильно стало биться сердце. Волнение? Не может быть?! Нет, может. Он действительно волнуется, небольшая дрожь в суставах, необъснимая волна жара. Сашка докуривал сигарету, когда Марго подошла, поцеловав его в щечку, села напротив.

    - Привет,- заговорила первой Марго.- Я то думала, когда ты позвонишь. Надеялась, что пересилишь свой страх перед красивой и уверенной девушкой и позвонишь.
    -Марго, я тебе не мог не позвонить. Ты меня заинтересовала,- ответил Сашка.
    -Интересуются стоимостью проезда в метро.- Отрезала Марго,- а меня любят и боготворят.
    -Не будем препираться друг с другом, давай прогуляемся. Если ты не против конечно. – Сказал Сашка, туша окурок в пепельнице.
    -От чего же против, я согласна. Красивая девушка, красивый мальчик.- Улыбнулась Марго,- чем не пара для прогулки по парку.
    Сашка встав, подал руку Марго и та в одобрительной улыбке, приняла помощь, тем самым показывая не безразличность к мальчику. Они рука об руки, как давние знакомые, направились из кафе вглубь парка. Видимо первое знакомство давало о себе знать, Марго вела себя сдержанно, немного отдаленно, чего-то стесняясь.

    Сашенька, я не знаю, что со мной произошло тогда,- прервала молчание Марго.- Но ты меня чем-то привлек. У меня такого давно не было. Все мужчины одинаковы, а в тебе что-то такое есть, что притягивает. Я ощущаю тебя чем-то для себя родным, нужным мне и только мне.
    - И как давно такого не было?- Сухо поддержал беседу Сашка.
    - Ты неисправим, сними маску черствости, когда с тобой я.- Обиделась Марго.- Если ты думаешь, что я такая ветреная, что вцепилась в первого встречного, то ошибаешься. Я вполне успешная женщина у мужчин…
    - И тебе не хватает экстрима.
    -Что?
    -Экстрима,- ответил Сашка, секунду промолчав, добавил,- как в лифте.
    -Сашенька. То, что произошло в лифте, со мной произошло впервые. Я не позволяю себе необдуманных поступков.
    -Но все-таки позволила,- продолжил Сашка.
    -Да, позволила,- согласилась Марго.- Может это побег от обыденности. Мне надоело играть роль той, кем я являюсь сейчас. Хочется быть самой собой, чувствовать рядом близкого человека. Хочется, в конце концов, полюбить человека, с которым буду жить всю жизнь, как бы это не банально звучало.
    -Не боишься, что быт убьет все твои чувства?- спросил Сашка.
    -Сашенька, милый мой мальчик.- Улыбнулась Марго,- я была в браке и знаю, каково это. Меня уже туда не затащишь так легко, как десять лет назад.
    - И как там, в браке?
    -Ты хочешь знать?
    -Да хочу, мне интересно, как мужчина не смог жить с такой женщиной.
    -Точно хочешь?
    -Да.- утвердительно ответил Сашка.
    -По началу, все было не плохо. Романтика, цветочно-конфетный период плавно переходящий в первую брачную ночь. Клятвы верности, любви, обещания помогать друг другу. Не бросать в трудную минуту. Все было очень хорошо…
    -И что же нарушило такую идиллию?
    -Если подумаешь - быт, то ошибаешься,- ответила Марго.- Все куда более прозаично. Ты не против длинной беседы на эту тему?
    -Да нет, с удовольствием послушаю.
    - Любовь в наших сердцах постепенно успокаивалась, мы привыкали к привычкам друг друга. Притирались, понемногу раскрылись друг перед другом. Я была хорошей женой, готовила, стирала, убиралась. Подбадривала мужа, когда ему было плохо или его постигали неудачи в работе. Жили как все - просто, но счастливо. Мечтали о собственном жилье, машине, отдыхе в Турции или Египте.- Тяжело вздохнула Марго.

    -И что помешало вашему счастью, которое, как я смотрю, сделали из тебя преуспевающую бизнес-леди.
    -Ты удивишься, но именно вот такие прекрасные взаимоотношения и разрушили мой брак. Все было слишком хорошо, до такой степени хорошо, что мы сами завидовали своему счастью. Но в какой-то момент, не помню какой, мы что-то упустили. Незаметно, муж стал поздно приходить с работы, якобы ссылаясь на стремление заработать. Не скажу что врал, это была правда. Потом, что бы расслабиться, стал чаще покупать вино, и мы вдвоем сидели на кухне, наслаждались вечером, будущим успехом, нашим маленьким счастьем. Но постепенно, к вину добавилось пиво, потом осталось только пиво. Я стала забывать, когда муж последний раз помогал мне по хозяйству. Больше сидел у телевизора и пил пиво, а через несколько часов раздавался храп; полупустая банка пива каталась по ковру, а его слюни смачивали подушку. Я думала, временно. Но к этому, следом прибавились посиделки с сослуживцами в барах, поздние возвращения домой…
    -Пока он тебе не изменил.- Продолжил Сашка.

    -Да,- дрожащим голосом подтвердила Марго. Начал крапать мелкий дождь, они остановились под дубом, - раз за разом, Сначала валялся в ногах, просил прощения. Прощала! Потом, уже не обращая внимания на мои чувства, считая, что все хорошо и так должно быть, приходил пьяный, в губной помаде, с запахом чужого парфюма. А я как Золушка, убери, подай, накорми, постирай. Я перестала быть женщиной, чувствовала себя семидесятилетней старухой.
    -И ты ушла?- спросил Сашка.
    -Саша.- Промолвила она, смотря прямо ему в глаза. Зеленые, блестящие от слез, иногда пропадающие за схлопыванием пушистых ресниц.- Обними…обними меня пожалуйста.
    -Все будет хорошо,- Сашка нежно обнял Марго, поцеловал в мочку,- я тебя провожу до машины, отдохнешь и поедешь домой.
    -А ты поедешь со мной?- С мольбой спросила Марго.- Ты будешь со мною рядом?
    -Да, Марго.- Ответил Сашка, - я буду с тобой рядом. Я тебя провожу, пошли дорогая, не надо больше слов.
     
  18. Эллиии

    Эллиии а солнце синее,как.....

    Re: Размышляя о женщине

    Воспоминание о будущем….
    Когда мне будет 80 лет, и я решу уйти со сцены, после немыслимо-блистательной и фантастически-успешной карьеры кинозвезды, певицы, соблазнительницы и общественного деятеля, ко мне, на набережную Круазетт, придёт молодая журналистка.
    Мой седьмой муж уедет на Формулу-1 (Ах, дорогая, даже в сорок – они все такие мальчишки!), и в доме никого не будет. Мы поговорим о том, каким был двадцать первый век в его начале, выпьем по рюмочке хорошего коньяка с крепким сладким чаем и лимоном, и она задаст самый главный вопрос, ради которого пришла.
    Она спросит, как мне удалось, дожив до преклонных лет, сохранить столь очевидную молодость тела и очарование юного духа, угадываемое в каждом взгляде и движении.
    И мы станем, как разноцветные бусины в шкатулке, перебирать, мои секреты.

    Секрет 1 : О Мире
    Я понимала, что Вселенная зеркальна, и смотрит на меня с той же теплотой, что и я на неё. Что нужно любить Мир, деревья и цветы, детей и взрослых, чутко внимать ему, с удовольствием пробовать его на вкус.
    Танцевать в одиночестве, двигаясь не по заданным извне правилам, а подчиняясь внутреннему ритму своего тела. Принимая ванну с ароматическими солями, зажигать свечи... Пить на подоконнике горячий шоколад с плюшками, глядя в ночное небо. Перечитывать про Мэри Поппинс. Украдкой снимая под столом туфли, рисовать большими пальцами ног кораблик. И ещё, деточка, – скажу я, – Если у вас нет поклонника, покупайте себе живые цветы сама...

    Секрет 2: О Косметике
    Да, я знала экономные лазейки в Красоту, и не брезговала ими: умывалась минеральной водой, протирала лицо кубиком льда из ромашкового чая или долькой яблока, обогащала недорогие кремы миндальным маслом. Но, деточка, никогда не экономьте на духах и нижнем белье. Продемонстрируйте миру серьёзность своего намерения быть Шикарной Женщиной, и он предоставит вам возможности для его выполнения, уверовав в то, что вы распорядитесь ими лучше других.

    Секрет 3: О Еде и вредных привычках
    Ах, как я любила поесть: всего по чуть-чуть – и песочный торт, и свинину с черносливом, и грейпфруты, и устрицы. Не боялась ни пышного хлеба, ни поджаристого мяса: если за основу рациона взяты овощи, крупы и рыба, маленькое отступление не повредит. Большой бутерброд с котлетой и соусом не превратит женщину в чудовище, а вот непрестанный ужас перед калориями воспитает нервическое, претенциозное существо.
    С другой стороны, зайчик, – замечу я, – когда мне приходило в голову похудеть, усилием воли я переставала есть всё вообще, кроме фруктов и соков... ну и, может быть, дольки тёмного шоколада... А бокал вина выпивала с удовольствием.
    Деточка, поверьте старой перечнице, так называемые вредные привычки становятся вредными, когда чрезмерны. В ложке лекарство, а в чашке – яд. Не увлекайтесь ими, это вредит цвету лица. Но и воинствующая добродетель вредит ему не меньше...

    Секрет 4: О Мужчинах
    Я любила мужчин, деточка, и они отвечали мне взаимностью. Я любила состояние физической близости. Объятия и ласки. С любимыми ли в течение долгих лет, с желанными ли – в короткие вспышки секунд...
    Я не рассматривала своё тело как пешку в социальной игре, я не отдавалась за деньги, или удобства, а телом платила за тело, нежностью за нежность, желанием – за желание.

    Андре Моруа говорил, что старость начинается в тот день, когда умирает отвага, и был прав... Но старость Женщины начинается в тот день, когда в ней умирает нежность. Не оскудеет рука дающего, не увянут плечи, и бедра, и грудь, хранящие Знание о лихорадке желания, об истоме утоления.
    Не страшитесь себя потратить, желайте страсти в полную силу, наслаждайтесь счастьем соединения мужского и женского. Иначе первые морщинки натолкнут вас на грустную мысль, что вы – слишком мало любили...

    Секрет 5: Об Учении
    Учиться, и узнавать, и понимать новое... Колесо катится вверх или вниз, а при остановке – падает набок. Используя свой мозг на 5 процентов, мы пренебрегаем дремлющей силой оставшихся девяносто пяти. А ведь наш мозг – мощное, великое оружие.
    Посмотрите, деточка, что люди придумали к две тысячи пятидесятому, и это на двадцатой части своего потенциала. Развивайте свой мозг, нагружайте его, воспитывайте, будьте справедливы к нему, но строги.
    Служа таламусу, освоившему только использование шаблонов, помните о ваших лобных долях, готовых к нестандартным решениям, ярким воплощениям. Ведь мозг даёт сигналы каждой клеточке вашего тела.
    Как знать, возможно, включившись на 6 процентов, он начнет вырабатывать гормоны, противостоящие старению?
    И улыбнусь. И смахну с белоснежных брюк невидимую пылинку.

    Секрет 6: О Работе
    Постройте империю своей мечты, триумф своих усилий! Сколь невелик бы он ни был, он не может быть мал. Осознав её песочным замком, оставив оплывать, начните снова.
    Творите! Заработайте много денег, и ещё больше потратьте. Не проводите времени в праздности, запрягите каждую лошадку-минуту, вспененными губами глотающую воздух, в колесницу летящую, скачущую, ползущую к вашему Успеху.
    Освоив секрет № 1, вы, деточка, научитесь впитывать в себя энергию Мира, как морская губка. Но ничто не исчезает в никуда, и не возвращая её Миру, вы погибнете.
    Станьте чуткой, созидательной мембраной в трубе мирового энергетического потока, принимайте, преобразуйте и транслируйте. Выражайте себя, и назначайте за это цену, и заслуживайте её.
    Если у вас нет Работы, а есть служба ради заработка, и вы не стараетесь исправить такое положение вещей, вы закладываете первые каменные блоки в основание своей Старости....

    Секрет 7: О Хороших и Плохих
    Видно так на роду завещано, что от Бога и черта женщина. Не будьте, зайчик, слишком хорошей – искушайте, и требуйте, и утекайте. Не слушайте никого, кто скажет, что вы – не можете, и не стоите, и не должны пробовать. Забывайте обо всех, кто умышленно портит вам настроение, лишает вас сил, чтобы размешивать на палитре краски Мира, окунать в них кисти, творить полотно вашей жизни!
    Есть только один способ потерпеть неудачу – это пытаться быть хорошей для всех. Бейтесь, и беснуйтесь, и разбивайте, и уничтожайте, и выметайте из своей души осколки тех, для кого вы выбрали быть плохой...
    Помните, что время обнимать чередуется со временем уклоняться от объятий. Помните, что "хорошая женщина" – самый частый комплимент в адрес тех, на ком не женятся.
    Помните, что в тот момент, когда ваш внутренний ангел умирает от слабости, и не в силах поддерживать огонь в камине вашей души, можно попросить угля и жара у чёрта!... Не верьте, деточка, что они - враги: когда ангел, согревшись, шевельнет порозовевшими губами, чёрт оставит свою силу и вашу душу в его нежных пальцах, за что заслужит застенчиво-признательный ангельский вздох. На этом построен мир...

    Так, отдав должное Richard Hennessy, мы соберем всю нитку разноцветных бус моего 80-летнего опыта, и я застегну на её юной шейке крохотный замочек.

    Секрет самый главный

    Испытывайте интерес, деточка. Ко всему, что вам приходится делать: к выбору блюд или платьев, к разговорам, к своим и чужим мыслям, к словам и книгам, к труду и сражениям. Если вы не чувствуете в себе горячего любознательного тока к какой-то из областей своей жизни – меняйте её, разрушайте, выстраивайте другую!...

    Скука влияет на сосуды хуже холестерина, скука сгибает ваш позвоночник, скука сковывает ваши пальцы артритом, скука облепляет складками ваш живот. Бегите, деточка, всегда бегите!...

    Время милостиво лишь к тем, кто движется в его излюбленном ритме упоительной скачки!... Кто умеет тратить его во благо, щедро и радостно – на праздник. Стремитесь превратить в интересное захватывающее действо самую рутинную из своих хлопот, если она необходима. Иначе – найдите способ её избежать.

    Пойдемте, деточка, я покажу вам свои ирисы?... Это уорлийская Юнона… а это японские, видите, какие крупные… Скажите, вы знали, в Японии из ирисов делали магические амулеты для мальчиков, охраняющие от болезней и вселяющие отвагу, а слова «ирис» и «воинский дух» обозначаются одним иероглифом?...

    По легенде, первый ирис расцвел несколько миллионов лет назад и был так прекрасен, что полюбоваться им пришли все звери, птицы, вода и ветер, которые затем разнесли созревшие семена по всей земле…

    А здесь, на горке, у меня Ирис Альберта… и сиреневый, и белый. Сейчас мы их подкормим. Вам пора, деточка?... Ну что ж, бегите. Бегите!
     
  19. lom83

    lom83 Странник

    Дневник врача скорой помощи

    Жестко местами чернушно Как к этому относиться каждый решит сам Судить этих людей не стоит


    Часть 1


    "Но ведь это правда, рейсфюрер…"
    Шелленберг - Гиммлеру, 1-ая серия.



    Замглав по скорой.
    Путает ИВЛ с ВВЛом.
    Не видит разницы между клинической и биологической смертями.
    Лазит в укладки, считает ампулы, сверяет со списком. Найдя заначки, рисует выговоры.
    Заслуженный врач РФ.
    На скорой не работал ни дня.
    Ей-богу, не вру!

    ***

    Менты пьют. Зверски. А прокуроры ещё круче. Те, кто выживут, станут к старости каяться, раздирая перед людьми рубища…
    Впрочем я, скорее всего, наивен.

    ***

    При просьбе лечь на спину, девять пациентов из десяти переворачиваются спиной вверх…

    ***

    Вечерний звон. Завал. Прорвало. Весь стол в адресах.
    И всем - срочно. Немедленно. Иначе Матвиенко, Райздрав и горячая линия.
    Час.
    Второй.
    Третий…
    Диспетчер вдруг стекленеет, блуждая зрачками с телефона на телефон. Те надрываются.
    Минуту.
    Две.
    Две с половиной.
    Диспетчер начинает смеяться.
    Ему откликаются.

    ***

    Часто, посреди ночи, прикоснувшись, участливо спросят: "Много вызовов сегодня?"
    Хочется взять сочувствующего за лицо и отпихнуть как Высоцкий Садальского.

    ***

    Непосвящённые, замирая от предвкушения, интересуются о неприятном в работе. Отвечаю обычно: "Знаете, как у старух ноги воняют?"
    И тема сворачивается.

    ***

    Многие, в натуре, не помнят:
    - названий своих лекарств
    - собственного диагноза
    - профиля отделения, на котором лежали
    - номера больницы
    При этом говорят "я не знаю", "нам сказали" и "как бы".

    ***

    Полковники невыносимы.
    Снисходительное "ты" свысока.
    Даже если одёргивать.
    Даже когда чехлятся.
    Холуи трёхзвёздочные.

    ***

    Пришедший к доктору робок и подобострастен.
    Вызвавший - развязен и хамоват.
    Это в крови.
    Поэтому, лучше сразу, с порога, на них наорать.
    Во избежание.

    ***

    Старательнее всех болеют цыгане. Самозабвенно и артистически.

    ***

    Иной раз звонят - кол в груди, не иначе, а приезжаешь - панариций.

    ***

    Разогнали студентов.
    Всех до единого.
    Под корень.
    Статистику, стервецы, портят. Сертификатов-то нет - откуда?
    Студенты выходили с семнадцати. И до восьми.
    Как их ждали…

    ***

    Стало привычным:
    В комнате, помимо больного, юноша у компьютера.
    "В контакте", как правило.
    Внимает рассеянно, просьбы выполняет предварительно дочитав.
    Если увозим, спрашивает: "с тобой ехать?"
    Понять можно.
    Две сотни друзей.
    Всем написать надо.
    Про болезнь близких.

    ***

    У них здесь корректировщик. С биноклем. На дереве. Настроился на частоты и слушает. Даёт отзвониться, даёт вернуться. А возьмёшься за ручку двери - даёт отмашку: звони!
    Вызов.
    В тот район, откуда приехали.
    Никак его, гада, не вычислить.

    ***

    Сорок пять лет, юрист, два высших образования. В двадцатисекундной речи тринадцать раз использовала конструкцию "как бы"…


    ***

    Норма десятилетий - бригада на десять тысяч. Районы растут, вызова лежат на задержке.
    Выход нашли - одна на четырнадцать.
    Задержки те же, но виноватых, если что, найти проще.
    Нас, то есть.

    ***

    Четверо вместо восьми, и лавина звонков: утром сел - утром приехал.
    А Райздрав нынче праздновал что-то - допоздна у кабака бригаду держали, на всякий случай.
    А остальные три ...

    ***

    Не курить невозможно.
    К нулю раскуриваются даже самые стойкие.
    Потому что адреналин.
    Нервы.
    Оттого и язва у всех.
    Голодные же всё время.

    ***

    Коллега. Спокоен и флегматичен. Тридцать лет стажа, видел всё. Непрошибаем.
    Ан нет!
    Оскорбили на вызове. Ничего особенного - пьяные люмпены, всё как обычно… Но молча вышел, надел перчатки, отыскал, благо недолго, кус мороженного говна и запустил в форточку.
    Потом всю ночь пил коньяк.
    Один.
    Весь пузырь выдул.

    ***

    Во ВСЕХ больницах Санкт-Петербурга на входе в приёмный - порожек. Поднимаешь передние колёса - ы-ы-ых! - коллега приподнимает задние - ту-дух, ту-дух! - закатили. Порожка нет только в морге Судмедэкспертизы где, по большому счёту, глубоко похеру…

    ***

    Ночь. Вызов. Через минуту повтор: скорей! Подрываешься и летишь. Диспетчер по рации: Быстрей - скандалят!
    Вываливаешься из кабины, дверь вбок, одной рукой чемодан, другой кислород, на плече кардиограф, дефибриллятор, на другом сумка с реанимацией, папка в зубах, домофон чуть ли не носом: пи-и-и-и…
    КТО ТАМ?
    Всё. Можно отнести кислород, дефибриллятор, сумку с реанимацией. Расставить неторопливо, подключить шланги. Позвонить снова и зевая войти.
    Ничего там нет.
    Проверено.
    Годами.
    ***

    Нельзя брать деньги, если их дают с помпой. А настаивают - тем более!
    Номера купюр переписаны.
    Список, как правило, под телефоном.
    Тоже проверено.
    Неоднократно.
    ***

    Десять лет я считал, что три побудки за ночь - ничего страшного.
    Получив инвалидность, понял что ошибался.
    Теперь подъём в четыре утра на "давление 150, нет лекарств" вызывает смутную симпатию к Менгеле.
    ***

    По коридору надо идти тихо и на пороге чуть задержаться.
    Так, чтоб не видели.
    И не слышали.
    Бесхитростное большинство начинает стенать только при твоём появлении.

    ***

    И не вставать перед дверью.
    Могут пинком открыть.
    ***

    Умное лицо, в глазах разум. Кардиограмма, терапия, слово за слово…
    - А вы можете, как в фильме "Жмурки", пулю из живота вытащить?
    Озадачил.
    - Знаете, если б всё было так просто, как у режиссёра Балабанова, мы бы не потеряли тридцать миллионов в последнюю войну.
    - Нет, ну а всё-таки?

    ***
    Везли с пожара.
    Ожоги.
    Большой процент.
    Юный возраст.
    Тормознули на перекрёстке: проезд кортежа.
    Снеслись с ответственным, тот подтвердил: ждите!
    Семнадцать минут стояли.

    ***
    - Это какой корпус?
    - Не знаю.
    - Но вы же из него только что вышли…
    Постоянно.

    ***

    Восемь утра. Час до смены. "Задыхается".
    Астма - за счастье, а так аритмия или инфаркт с отёком…
    Заканчиваешь в одинадцать, до полудня сдаёшь смену. Дома в час.
    "Контрольное изнасилование" называется.

    ***

    Диспетчера опытны.
    - Нет такого дома по этой улице.
    Взрыв.
    - Да вы… Да я…
    - Паспорт откройте!
    Пауза.
    - Ой, да…
    Не часто, честно скажу. Но извиняются ещё реже.


    ***

    Когда изобретут таблетку от "плохо", во врачах нужда отпадёт.
    Совсем "плохо" - переломил об колено.
    Чуть-чуть - поскрёб ложечкой.
    И в рот…
    - Дорогая моя, вам же шестьдесят лет. Вы прожили такую долгую жизнь - неужели не найти слов, чтоб описать собственное состояние?
    Не-а. Не найти.
    - Тупой какой-то… Ну плохо - что непонятного?

    ***

    Принадлежность к прокуратуре объявляют ещё в прихожей.
    И недоумевают, не встретив подобострастия…

    ***

    Что странно - многим сочувствуешь.
    Против воли порой…
     
    #19 lom83, 2 дек 2010
    Последнее редактирование модератором: 14 май 2012
    Nepara нравится это.
  20. Эллиии

    Эллиии а солнце синее,как.....

    "....Она сразила меня наповал своей неподдельной наивностью. Желая встретиться, никогда не говорила об этом напрямую, а придумывала невинные хитрости, типа — посмотреть на её новую блузку, сумочку или её новые фотографии.

    Такие женщины сильно распускают мужчин. Ты уже знаешь, чувствуешь, что она твоя, и никуда от тебя не денется. Но расставаться с ней не хочешь. К ней всегда можно вернуться. Она тебя любит. Поэтому поймет и простит.

    Трезвый ты всегда с ней. Потому что у неё есть главное качество – верность мужчине, с которым она встречается. Она не умеет вести себя по-другому.

    Ей, конечно, часто жаловался на занятость на работе, и на то, что нет времени. А она верила – почему бы и нет.

    Потом я устал обманывать и сказал, что нам надо расстаться. Ей было тяжело, но она собралась и сказала:

    — Хорошо, если ты так считаешь нужным.
    — Ты не в обиде на меня?
    — Нет, с тобой у меня связаны только хорошие воспоминания.

    Она никогда не писала откровенных, ненужных смс-ок. Позвонила через несколько месяцев только раз. Наивно узнать, не попал ли я в какую-то там аварию на дороге, по которой часто езжу… Сам я слышал про эту аварию в первый раз.
    — Нет, всё нормально.
    Потом, в городе был сильный ураган, что падали деревья. И мне почему-то захотелось услышать её.
    — Привет. Я ждал, что ты сама позвонишь узнать, не упало ли на меня дерево после того урагана… Но не дождался, и поэтому решил набрать тебе сам.

    Она долго смеялась этому. Она по-прежнему была моя.
    Я же, по-прежнему, блудил. Но это тоже рано или поздно надоедает. И вот, я решил вернуться. И однажды вечером позвонил ей… Как оказалось, не вовремя — через минуту в груди, будто бы прошлись бензопилой…
    Не снять трубку она не смогла, и я услышал приглушенную музыку и заспанный, недовольный голос мужчины.
    — Да, привет…
    — Ты можешь сейчас говорить?
    — Нет. Я тебе сама перезвоню.
    Впервые, за многие месяцы она не перезвонила. Ни в этот вечер, ни в следующий… Конечно, я всё понял. Не перезванивал, и не доставал расспросами. Я знал её. Она уже не уйдет от него, и тем более, не будет ему изменять.
    У тебя может быть много женщин. Но навсегда запомнишь ты только одну-двух из них. Тех, которые были тебе верны. Но поймешь ты это только тогда, когда они от тебя уйдут.

    Это только мужчины возвращаются.
    Женщины уходят навсегда...."
     
    Nepara нравится это.
  21. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    *** Берем женщину, которая нравится, берем в конце рабочей недели, берем в прямом смысле — ловим на выходе с работы (из Банка например). Теплую и уставшую… Нет, конечно, она будет упираться, капризничать, норовить сбежать — не слушаем! Больно нужно. Применяем грубую мужскую силу, нежно под локоток, сажаем в машину, тычем в нос букет цветов, рот затыкаем шоколадом… В щеку — поцелуй. И ремнем безопасности фиксируем крепко, чтоб не выскочила. Минут 10 она жует шоколад и осознает происходящее. За это время она успокоится и даже перестанет фыркать … Возможно. И, возможно, даже начнет смеяться и кокетничать … Не расслабляемся! Не поддаемся женской хитрости и чарам. И ни в коем случае не везем ее домой… К ней… Везем к себе… Есть ровно 10 минут, чтобы она успела смириться с неизбежным… Ну, можно рассказать ей про коллекцию плюшевых мишек, которую собирал специально ей в подарок. Или — о том, что недавно нашел эстамп Кандинского, который непременно она обязана увидеть… Дома… Нет, не быстрый секс на столе … Нет, не глинтвейн под Вивальди… Да, горячая ванна, НО! Без шансона и попсы. Добавляем в воду несколько капель ароматических масел, запах по вкусу… Как ее туда заманить — не проблема… Можно предложить посмотреть хомячка, который живет под ванной, можно опять применить грубую мужскую силу, но есть риск, что она вынырнет и мокрой кошкой уедет домой на такси … Навсегда… Необходима фантазия, все в собственных руках! Тем более, что она все и так понимает. Все наши мужские потуги и старания… Теперь, внимание! Самое главное, оставить ее минут на 15-20 одну… Пусть полежит, пусть пропитается маслом, пусть забудет о том, что надо быть сильной, гордой, независимой… Пусть просто отдохнет… Принести стакан сока, если уж совсем хочется подсматривать… Заодно и проверить, запустит она тюбиком зубной пасты или нет … Нет? Отлично, почти приручена, можно приступать к следующему этапу … Берем обычное джонсоновское масло для малышей, добавляем туда немного ароматического, вытаскиваем расслабленное создание на свет божий и начинаем энергично ее растирать этой самой смесью … Ручаюсь — опешит! И не только опешит, но и начнет к вам присматриваться повнимательней… Потом плюнет на обрывки рассудительности и полностью отдаст себя в ваши руки … Внимание! Не расслабляться! Не отвлекаться! Не задерживаться на выпуклых местах! Мысли и желания — в глубину! В данную минуту — массажист. Точка. Быстро укутать ее в махровую простыню, чтобы не успела заметить, как же не хочется быть массажистом… Взять на руки и — в спальню… Упираться не будет, ручаюсь… Ну, дальше — поглядим… Либо — хочется секса на пару раз, либо — отношений на больше… В первом случае — сразу заняться этим самым сексом, не откладывая… Во втором… О…, во втором… — уложить ее клубочком к себе на плечо, погладить по голове, поцеловать в щечку и дать выспаться … «Маленькая моя»… И не важно, сколько ей лет, неважно какой у нее рост/вес. Это все не имеет никакого значения! Сейчас — она маленькая девочка, она защищена, она покойна, она рада, что никому ничего не должна, что не нужно никуда спешить и никого бояться… Не нужно быть отличным работником, образцовой матерью, хорошим другом… Даже любовницей сейчас быть не нужно… Ничего не нужно… Вообще! Ну, то есть — абсолютно! Можно просто выспаться… Просто полетать во сне… И - не важно, сколько она будет спать — час или всю ночь… Отключить телефоны, дать ей побыть маленькой… Когда она проснется — она проснется счастливой! И вот тогда уже решать, чего же хочется: секса, дружбы или просто горячих бутербродов… И когда она, все же, уйдет и, возможно, опять будет вбивать свои гвозди сама, опять будет гордой и независимой, просто знать, что это всего лишь роль сильной и независимой женщины … А на самом деле она — маленькая девочка, которая смешно сопит во сне и улыбается радуге… И глаза у нее, как небо. Такие же светлые и счастливые…
     
  22. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    [​IMG]

    В американском аэропорту Кеннеди журналист проводил опрос на тему: "Что по вашему мнению является самым отвратительным на свете?" Люди отвечали разное: война, бедность, предательство, болезни.. В это время в зале находился дзэнский монах Сунг Сан. Журналист, увидев буддийское одеяние, задал вопрос монаху. А монах задал встречный вопрос:- Кто вы? - Я, Джон Смит. - Нет, это имя, но кто Вы? - Я телерепортёр такой-то компании.. - Нет. Это профессия, но кто Вы? - Я человек, в конце концов!.. - Нет, это Ваш биологический вид, но кто вы?.. Репортёр наконец понял, что имел в виду монах и застыл с открытым ртом, так как ничего не мог сказать. Монах заметил: - Вот это и есть самое отвратительное на свете - не знать, кто ты есть».
     
    Nepara нравится это.
  23. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    НОЧЬ
    Изучать философию следует, в лучшем случае,
    после пятидесяти. Выстраивать модель
    общества — и подавно. Сначала следует
    научиться готовить суп, жарить — пусть не ловить —
    рыбу, делать приличный кофе.
    В противном случае, нравственные законы
    пахнут отцовским ремнем или же переводом
    с немецкого. Сначала нужно
    научиться терять, нежели приобретать,
    ненавидеть себя более, чем тирана,
    годами выкладывать за комнату половину
    ничтожного жалованья — прежде, чем рассуждать
    о торжестве справедливости. Которое наступает
    всегда с опозданием минимум в четверть века.

    Изучать труд философа следует через призму
    опыта либо — в очках (что примерно одно и то же),
    когда буквы сливаются и когда
    голая баба на смятой подстилке снова
    дл вас фотография или же репродукция
    с картины художника. Истинная любовь
    к мудрости не настаивает на взаимности
    и оборачивается не браком
    в виде изданного в Геттингене кирпича,
    но безразличием к самому себе,
    краской стыда, иногда — элегией.

    (Где-то звенит трамвай, глаза слипаются,
    солдаты возвращаются с песнями из борделя,
    дождь — единственное, что напоминает Гегеля.)

    Истина заключается в том, что истины
    не существует. Это не освобождает
    от ответственности, но ровно наоборот:
    этика — тот же вакуум, заполняемый человеческим
    поведением, практически постоянно;
    тот же, если угодно, космос.
    И боги любят добро не за его глаза,
    но потому что, не будь добра, они бы не существовали.
    И они, в свою очередь, заполняют вакуум.
    И может быть, даже более систематически,
    нежели мы: ибо на нас нельзя
    рассчитывать. Хотя нас гораздо больше,
    чем когда бы то ни было, мы — не в Греции:
    нас губит низкая облачность и, как сказано выше, дождь.

    Изучать философию нужно, когда философия
    вам не нужна. Когда вы догадываетесь,
    что стулья в вашей гостиной и Млечный Путь
    связаны между собою, и более тесным образом,
    чем причины и следствия, чем вы сами
    с вашими родственниками. И что общее
    у созвездий со стульями — бесчувственность, бесчеловечность.
    Это роднит сильней, нежели совокупление
    или же кровь! Естественно, что стремиться
    к сходству с вещами не следует. С другой стороны, когда
    вы больны, необязательно выздоравливать
    и нервничать, как вы выглядите. Вот что знают
    люди после пятидесяти. Вот почему они
    порой, глядя в зеркало, смешивают эстетику с метафизикой.

    Иосиф Бродский

    [​IMG]
     
  24. DeazMan

    DeazMan Странник

    И кто, скажите, зверь на самом деле?

    Нашёл этот стих на просторах интернета.Читал и прослезился......

    Он убегал… в него стреляли люди… Проваливаясь лапой в рыхлый снег, Волк твёрдо знал: спасения не будет... И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК… А в этот миг за сотни километров, Был в исполненье смертный приговор… Девчонка малолетняя там где-то Уже четвёртый делала аборт… Малыш кричал!!! Но крик никто не слушал… Он звал на помощь: «МАМОЧКА, ПОСТОЙ!!! Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным!!! Дай мне возможность жить!!! Ведь я живой!!!» А волк бежал… собаки глотку рвали… Кричали люди пьяные в лесу… Его уже почти совсем догнали… Волк вскинул морду и смахнул слезу… Малыш кричал, слезами заливаясь… Как страшно НЕ РОДИВШИСЬ УМЕРЕТЬ! И от железки спрятаться пытаясь, Мечтал в глаза он маме посмотреть. Вот только «маме» этого не нужно… Не МОДНО стало, видите ль, рожать… Она на глупость тратит свою душу… Своих детей «не в падлу» убивать… А волк упал без сил… так было надо… Он от волчицы ВАРВАРОВ увёл… Одна она с волчатами осталась, Когда он на себя взял приговор… Собаки рвали в клочья его тело! Но только душу волчью не порвать!!! Душа его счастливой мчалась в небо!!! РАДИ ДЕТЕЙ ЕСТЬ СМЫСЛ УМИРАТЬ!!! И кто, скажите, зверь на самом деле? И почему противен этот век??? А просто ЧЕЛОВЕЧНЕЕ НАС ЗВЕРИ… И зверя нет страшней, чем ЧЕЛОВЕК!!!
    [​IMG]
     
  25. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    Жил-был человек. Когда он был еще ребенком, бабушка всегда говорила ему: "Внучек, вот вырастешь ты большой, меня уж не будет... Если, вдруг, станет тебе на душе совсем плохо - ты иди в храм, поговори с Боженькой, оно и полегчает".
    Вырос человек. Всяко в жизни было... Но однажды стало уж совсем невыносимо. Вспомнил бабушкины слова и пошел в храм.
    да не успел ещё войти как к нему один подходит: "Не так руки держишь", вторая подбегает: "Не там стоишь!", третья ворчит: "Не так одет!" ,сзади одергивают: "Неправильно крестишься!"… В конце концов подошла одна женщина и говорит ему: "Вы знаете, вы вообще бы, вышли из храма, купили себе книжку о том, как себя здесь вести надо, выучили, а потом бы и заходили!"
    Вышел человек из храма, сел на лавку и горько заплакал.
    И тут подходит к нему Боженька. Присел рядом и спрашивает:: "Ты что так горько плачешь, дитятко?"
    Поворачивает человек свое заплаканное лицо и говорит: "Плохо мне,Боженька! А меня в храм не пускают!"
    Обнял тогда его Господь, тихонько засмеялся и сказал: "Не плачь, дитятко, я везде с тобой... А в храм... в храм они и Меня дааавно уже не пускают..."
     
    Nepara нравится это.
  26. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    Я не могу спокойно читать это, каждый раз слезы текут...Рассказывают, что на параолимпийских играх в Сиэтле девять участников забега на 100 метров, все с физическими или умственными недостатками, вышли на дистанцию. После стартового сигнала все побежали, не с одинаковой скоростью, но с одинаковым желанием показать свой лучший результат, закончить дистанцию и выиграть. Все, кроме одного юноши, который споткнулся, упал на дорожке и заплакал.
    Остальные восемь участников услышали плач, замедлили бег, оглянулись назад и, не сговариваясь, развернулись и пошли к упавшему. Одна девушка с синдромом Дауна помогла юноше подняться, поцеловала и сказала: «Все скоро заживет».
    Вдевятером, взявшись за руки, они пересекли финишную черту.
    Весь стадион встал и аплодировал несколько минут.
     
    Nepara и Эллиии нравится это.
  27. Дитя-ПOPoKA

    Дитя-ПOPoKA Я твой ласковый зверь...

    За эту фотографию ее автор Rocco Morabito в 1968 году получил Пулитцеровскую премию в разделе фото новостей.
    На ней рабочий J.D. Thompson спасает жизнь другому рабочему, который попал под высокое напряжение. Жизнь коллеги была спасена благодаря оказанной вовремя помощи. Фотография вместе с историей обошла мир, и находится в Вашингтонском музее.
    В тот день фотограф отправился снимать железнодорожную аварию, по дороге он заметил двух электромонтёров. Вот что вспоминает сам Морабито: "Я сделал несколько кадров с крыши здания и отправился обратно, чтобы еще пофотографировать. Когда я оказался возле монтеров:один из них, Рэндалл Чампион, висел вниз головой на спасательном ремне, сбитый с ног напряжением в 4,160 вольт. Второй линейщик Джей Ди Томпсон (J.D. Thompson) уже оказывал ему первую помощь".
    Рокко Морабито побежал вызывать скорую, и когда вернулся, увидел, как Джей Ди делает напарнику искусственное дыхание, поддерживая за голову. "Я отступал все дальше и дальше, пока не уперся спиной в дом, и сделал этот снимок", - говорит фотограф. Вскоре после этого Джей Ди Томпсон прокричал: "Он дышит!!!"
    Спасенный J.D. Champion после этого прожил ещё тридцать пять лет, был повторно ударен током, и умер своей смертью в 2002 году.


    [​IMG]
     
    Михай и Nepara нравится это.
  28. bolat

    bolat Эксперт

    Дитя-ПOPoKA, пост №26.

    Аналогичную ситуацию описал американский психолог.
    В диком южно-африканском племени он наблюдал за жизнью аборигенов. Детям сказали, кто быстрее добежит до финиша, тот получит кофеты. Дети... взяли друг друга за руки и добежали до финиша вместе... Когда их спросили, зачем они это сделали? Они ответили: "разве может кто-то из нас радоваться один, а другие - нет?"
     
    Михай и Nepara нравится это.
  29. Александр Канадский

    Александр Канадский Заблокирован

    Очень трогательная история о "их нравах"

    Она заплатила самую высокую цену, чтобы сделать сестру счастливой


    Продавец стоял за прилавком магазина и рассеянно смотрел на улицу. Одна маленькая девочка подошла к магазину и буквально прилипла к витрине. Когда она увидела то, что искала, ее глаза заблестели от восторга. Она вошла в магазин и попросила, чтобы ей показали бусы из бирюзы.

    — Я хочу купить эти бусы для сестры. У вас есть красивая упаковка к ним? — спросила девочка.

    Владелец лавки недоверчиво посмотрел на девочку и поинтересовался:
    — А сколько у тебя денег?

    Девочка вытащила из кармана платочек, развернула его и высыпала на прилавок горсть мелочи. С надеждой в голосе она спросила:
    — Этого хватит?

    Там было всего несколько мелких монет. Но она с вдохновением продолжала:
    — Знаете, я хочу сделать подарок своей старшей сестре. Наша мама давно умерла, и с тех пор только сестра заботится о нас. На себя у нее совсем не остается времени. Сегодня у нее день рождения, и я уверена, что она будет счастлива получить такие бусы, они очень подойдут к ее глазам.

    Мужчина взял бусы, прошел вглубь магазина, принес футляр, положил в него бирюзу, обернул лентой и завязал бант.
    — Возьми! — сказал он девочке. — И неси осторожно!

    Девочка выбежала из магазина и радостно помчалась к дому. В конце рабочего дня порог того же магазина переступила красивая молодая девушка. Владелец лавки сразу же отметил небольшое сходство с маленькой посетительницей, купившей бусы днем. Она достала из сумочки и положила на прилавок знакомый продавцу футляр, затем оберточную бумагу и развязанный бант.

    — Эти бусы были куплены здесь? Сколько они стоили?

    — А! — воскликнул владелец. — Цена любого товара в моей лавке — это всегда конфиденциальное соглашение между мной и покупателем.

    Девушка заявила:
    — Но у моей сестренки было только несколько монет. Бусы ведь из настоящей бирюзы? Они должны стоить очень дорого. Это нам не по карману.

    Мужчина подошел к прилавку, взял бусы, с нежностью и теплотой восстановил упаковку, вручил девушке и сказал:
    — Она заплатила самую высокую цену... Больше, чем мог заплатить любой взрослый: она отдала все, что имела.

    Тишина заполнила маленький магазин, и две слезы скатились по лицу девушки, сжимающей в дрожащей руке небольшой сверток...

    «Если однажды вам придется выбирать между всем миром и любовью, помните: если вы выберете мир, то останетесь без любви, а если выберете любовь, то сможете завоевать весь мир» .

    Альберт Эйнштейн
     
    Михай, barsik и bolat нравится это.
  30. bolat

    bolat Эксперт

    Девочке повезло, что за прилавком стоял сам хозяин товара. Наемному продавцу трудно раздавать подарки за свой счёт. Молодец хозяин товара! Такое в жизни часто происходит. Есть много добрых и умных людей, хорошо, когда они имеют возможность проявить свое благородство.
     
  31. Александр Канадский

    Александр Канадский Заблокирован

    Забыл добавит полсесловие к этой истории:

    «Если однажды вам придется выбирать между всем миром и любовью, помните: если вы выберете мир, то останетесь без любви, а если выберете любовь, то сможете завоевать весь мир» .

    Автор - Альберт Энштейн
     
    bolat нравится это.
  32. Михай

    Михай Не так всё плохо...
    Команда форума

    Джек Ритчи.
    Предупреждение хамам.

    — Сколько вам лет?
    Он посмотрел на револьвер в моей руке.
    — Мистер, у меня в кассе не много, но берите все. Я не подниму шум.
    — Мне не ваши поганые деньги нужны. Сколько вам лет? Он был озадачен.
    — Сорок два.
    —Да,— я прищелкнул языком,— прожили бы еще годиков двадцать или тридцать, если бы потрудились быть вежливым. Он не понимал.
    — Я вас застрелю,— сказал я,— из-за этой четырехцентовой марки и конфет с вишнями.
    Он не понимал, при чем тут конфеты, марку он держал в руке. Ужас исказил его лицо.
    — Вы с ума сошли! Не убьете же вы человека из-за такой чепухи!
    — Убью. И я это сделал.

    Когда доктор Бриллер сказал, что жить мне осталось четыре месяца, я, понятно, растерялся.
    — Вы уверены, что не перепутали рентгеновские снимки?— спросил я.— Такое бывает.
    — К сожалению, нет, мистер Тернер.
    — Или анализы? Может, моя фамилия по ошибке на чужом... Он покачал головой. Было это под вечер, солнце уже заходило. Если действительно время умирать, я предпочел бы утро. Все-таки веселее.
    — В подобных случаях,— продолжал доктор Бриллер,— перед врачом дилемма: сказать или не сказать пациенту? Я своим говорю. Пусть знают. Уладят свои дела, успеют и поразвлечься... К тому же я пишу книгу.— Он придвинул к себе стопку бумаги.
    — Как вы намерены распорядиться оставшимся у вас временем?
    — Право, не думал. Я ведь только что узнал.
    — Да, конечно, пока не к спеху,— сказал доктор Бриллер,— но, когда надумаете, сообщите. Моя книга о том, что делает человек в оставшееся у него время, если знает, когда ему суждено умереть.
    Он отодвинул бумагу.

    Я всегда вел бездумный образ жизни. Я ничего не дал миру, но ничего и не захватил. Я хотел лишь, чтобы меня оставили в покос. Жизнь тяжела и без ненужного общения с людьми.
    Что можно сделать полезного в оставшиеся четыре месяца? Не знаю, долго ли я ходил размышляя, но вдруг очутился на длинном извилистом мосту, который вел к дороге у озера. Звуки механической музыки ворвались в мое сознание, и я посмотрел вниз. Там расположился цирк с аттракционами.
    Я спустился с моста и через несколько минут был на полпути к рядам палаток, где человеческие уродства эксплуатируются и выставляются на забаву детям. Вскоре я уже стоял у цирка и безотчетно наблюдал за скучающим контролером, сидевшим на возвышении возле главного входа. К нему подошел симпатичного вида мужчина с двумя девочками и протянул несколько картонных квадратиков, наверно пропуска.
    Контролер провел пальцем по листку бумаги, лежавшему сбоку. Глаза его загорелись, и он свирепо оглядел сверху мужчину и девочек. Потом со злостью медленно разорвал картонки.
    — Черта с два!— сказал он.— Негодные! Мужчина вспыхнул:
    — Почему?
    — Вы содрали афиши!— рявкнул контролер.— Убирайтесь, шантрапа!
    Девочки недоуменно уставились на отца. Что же теперь будет? Что он сделает? Мужчина стоял не двигаясь, посмотрел на детей, зажмурился и сказал:
    — Пошли, ребятки. Пошли домой. И он увел их. Дети все оглядывались и, видимо, потрясенные, молчали. Я подошел к контролеру.
    — Почему вы разорвали пропуска? Он смерил меня взглядом.
    — А вам какое дело?
    — Может, самое прямое.
    — Потому что он содрал афиши.— Он раздражено изучал меня.
    — Я уже это слышал. Извольте объяснить. Неохотно, словно делая мне одолжение, он сказал:
    — Наш расклейщик афиш проходит через город за две недели до приезда цирка и оставляет их в бакалейных лавках, в обувных, на базаре — всюду, где хотят их вывесить. За это мы даем пропуска, только не все эти люди знают, что мы их проверяем. Если, когда мы прибыли, афиши сорваны, пропуска недействительны.
    — Понятно,— сухо сказал я.— Если кто снял афиши раньше времени или получил ваши пропуска у кого-нибудь, вы рвете их на глазах у этого простака и его ребятишек. Вы совершили одно из самых жестоких преступлений. Вы унизили человека перед его детьми.
    — Вы кто, полисмен?
    — Это не важно. Дети в таком возрасте считают, что их отец самый лучший в мире, самый смелый и благородный, а теперь они будут помнить, что какой-то человек оскорбил их отца, а он промолчал.
    — А почему он не купил билеты? Вы-то кто, городской инспектор?
    — Нет, не полисмен и не инспектор. Не мог он купить билеты и не мог ругнуть вас, как вы того заслуживаете: потому что с ним были дети. Он вынужден был отступить. Почему вы не сказали хотя бы: извините, сэр, ваши пропуска недействительны, почему вежливо и спокойно не объяснили?
    — Мне платят не за вежливость.— Ухмылка обнажила его желтые зубы.— И знаете, мистер, мне нравится рвать пропуска, это доставляет удовольствие. Именно так! Маленький человек, которому дали маленькую власть, и он пользуется ею, как Цезарь.
    — А теперь, мистер,— он приподнялся,— убирайтесь ко всем чертям, а не то я спущусь и погоняю вас через всю площадь.
    Да, это зверь, без души, без сердца. Такой будет чинить зло до конца своих дней. Существо, которое надо стереть с лица земли...

    Я смотрел еще несколько мгновений на его искаженное злобой лицо, повернулся и ушел. На мосту я сел в автобус и поехал на 37-ю улицу в спортивный магазин. Я купил 32-калиберный револьвер и коробку патронов.
    Когда я вышел на мосту из автобуса, солнце уже скрылось и ярко горели карнавальные фонари. Контролер все еще сидел на своем маленьком троне. Как же это сделать? Подойти и застрелить?
    Вопрос разрешился сам собой. Я увидел, что кто-то садится на его место, по-видимому, сменщик. Контролер зажег сигарету и направился в сторону неосвещенной дороги у озера.
    Я нагнал его за поворотом, позади кустарника. Место пустынное, хотя и неподалеку от цирка.
    Он услышал мои шаги и обернулся.
    Глаза его расширились, когда он увидел у меня револьвер.
    — Сколько вам лет?— спросил я.
    — Послушайте, мистер,— сказал он поспешно,— тут у меня в кармане несколько десятидолларовых бумажек...
    — Сколько вам лет?— повторил я.
    — Тридцать два.— Глаза его нервно забегали.
    — Прожили бы еще лет сорок до семидесяти, если бы потрудились вести себя как человек.
    — Вы что, рехнулись?
    — Пусть так. Я нажал курок. Он качнулся и упал на край дорожки. Я присел на ближнюю скамью. Подождал минут пять, десять. Неужели никто не услышал выстрела? Я вдруг почувствовал, что голоден. Я ничего не ел с самого утра, а теперь меня поведут в полицейский участок, и начнется бесконечный допрос. Я вырвал из блокнота листок и написал: "Можно простить человеку грубое слово, сказанное невзначай, но этот человек безжалостно хамил всю свою жизнь. Ему нет прощения. Он заслуживает такого конца".
    Я хотел было подписаться, потом решил, что хватит инициалов. Сложив бумажку, я сунул ее в боковой карман контролеру. Я никого не встретил, когда возвращался по дороге к пешеходному мосту, и направился к Верглеру — одному из лучших ресторанов в городе. Теперь, когда жить мне осталось недолго, можно не экономить.

    После ужина я решил, что неплохо бы прокатиться в вечернем автобусе. У обочины на 68-й улице ждала хрупкая седая женщина. Водитель был человек раздражительный, и пассажиры были для него врагами. Он неохотно остановил машину и открыл дверцу. Женщина поставила ногу на нижнюю ступеньку и, улыбаясь, кивнула пассажирам. Я подумал: она радуется жизни и редко ездит в автобусах.
    — Ну,— огрызнулся водитель,— вы так и будете стоять здесь целый день? Она покраснела и заикаясь произнесла:
    — Извините, пожалуйста. Она протянула пятидолларовую бумажку. Водитель злобно посмотрел на нее:
    — А мельче у вас что, нет?
    — Право, не знаю. — Краска сгустилась не ее лице.— Я поищу. Она нашла двадцать пять центов и робко протянула водителю.
    — В ящик!— рявкнул он.

    Издевательство над женщиной явно доставляло ему удовольствие. Он резко дернул машину, и женщина чуть не упала. Едва успела ухватиться за поручень. Обвела глазами пассажиров, словно извиняясь за то, что была нерасторопна, не сразу нашла мелочь. С дрожащей улыбкой она села. На 82-й улице она встала, подала знак водителю остановить автобус и пошла вперед. Водитель повернул голову и окинул ее свирепым взглядом.
    — Через заднюю! Когда наконец вы все усвоите, что выходить надо через заднюю дверь?!
    Я и сам за то, чтобы выходили через заднюю дверь, особенно когда автобус полон. Но здесь было всего несколько человек; они с ужасающим безразличием читали свои газеты.
    Женщина вышла через заднюю дверь. Вечер был для нее загублен, может, еще много других вечеров, при мысли о происшедшем.

    Я ехал до конца маршрута и был единственным пассажиром, когда водитель сделал круг и затормозил на остановке.
    Это был глухой, плохо освещенный район. Автобуса никто не ждал. Водитель посмотрел на часы, закурил сигарету, потом заметил меня.
    — Ежели намерены ехать обратно, мистер, опустите в ящик двадцать пять центов. Бесплатно не возим! Я встал и медленно прошел вперед к месту, где он сидел.
    — Сколько вам лет?
    — Не ваше собачье дело!— Глаза его сузились.
    — Лет тридцать пять,— сказал я.— Могли бы прожить еще тридцать или больше. Я достал револьвер.
    — Берите деньги!— взмолился он.
    — Мне не деньги нужны. Я думаю о славной женщине, может, сотнях других оскорбленных вами симпатичных женщинах, ни в чем не повинных мужчин, улыбающихся детей. Вы преступник. Нет оправдания тому, что вы делаете.
    И я застрелил его.

    Прошло минут десять, и никто не появился. Мне ужасно хотелось спать. Пожалуй, сдамся полиции после того, как высплюсь, подумал я. На листке бумаги из своего блокнота я объяснил, почему убил водителя, добавил свои инициалы и положил листок ему в карман.

    Проснулся я почти в десять. Приняв душ и позавтракав, я надел свой лучший костюм. Вспомнил, что не оплатил месячный счет за телефон, выписал чек и написал на конверте адрес телефонной компании, но не нашел у себя марки. Ладно, куплю по дороге в полицейский участок, подумал я.
    Я зашел в угловую аптеку. Аптекарь в белом халате сидел и читал газету, а покупатель отмечал что-то в книге заказов. Не поднимая головы от газеты, аптекарь сказал:
    — У них есть отпечатки его пальцев, его почерк, есть инициалы. Хороша полиция, нечего сказать!
    — Какой толк от отпечатков, если их нет в полицейских досье? И что толку в почерке, если не с чем сравнивать? А сколько тысяч людей в нашем городе имеют инициалы Л.Т.— Покупатель закрыл книгу.— Зайду на будущей неделе. Он ушел. Аптекарь читал газету.

    Я кашлянул. Он дочитал длинный абзац, потом взглянул на меня:
    — Ну?
    — Дайте мне, пожалуйста, четырехцентовую марку.
    Он смотрел на меня таким взглядом, словно я ударил его, наконец встал и медленно пошел в конец лавки.
    Я хотел было последовать за ним, но мое внимание привлекла витрина с трубками. Почувствовав его взгляд, я поднял на него глаза. Аптекарь стоял в конце лавки, упершись в бок рукой, в другой, пренебрежительно сощурившись, он держал марку.
    — Вы что, ждете, чтобы я вам подал? И мне вспомнился шестилетний мальчик, обладатель пяти пенни. Было это в те времена, когда конфета стоила одно пенни. Мальчик зачарованно уставился на витрину — чего только здесь не было! — и мысленно прикидывал, что ему купить. Только не конфеты с вишнями, эти он не любил.
    И вдруг он увидел аптекаря. Тот стоял за прилавком и постукивал ногой. Его глаза с раздражением, нет, со злобой были устремлены на мальчика:
    — Ты что, прирос к месту, так и будешь весь день стоять за свой жалкий медяк! Мальчику показалось, что его ударили. Этот человек пренебрег его деньгами, презрел его самого. Неловко, безотчетно он показал пальцем:
    — На пять центов этого. Ему дали конфеты с вишнями. Но не все ли равно. Теперь он не стал бы есть самые хорошие, самые вкусные...
    Я смотрел на аптекаря и видел в его глазах жгучую ненависть, ненависть к любому, от кого не было прибыли. О, он пресмыкался бы передо мною, если бы я купил у него дорогую трубку!
    Я двинулся к аптекарю, стоявшему в конце своей лавки, и достал револьвер.
    — Сколько вам лет?

    На этот раз я отомстил за себя, за мальчика, который много лет назад выбросил кулечек конфет с вишнями. Я зашел в ближайший бар, заказал бренди и воду. Спустя минут десять я услышал вой сирены полицейской машины. Бармен подошел к окну.
    — Совсем рядом.— Он снял халат.— Пойду взгляну, что там происходит.
    Я медленно тянул бренди и наблюдал за подъезжающими полицейскими машинами. А минут через десять вернулся бармен, следом за ним вошел посетитель.
    — Кружку пива, Джо.
    — Стреляли в аптекаря. Похоже, тот, который убивает людей за грубость.
    Он налил пива вошедшему с ним человеку. Тот сказал:
    — А может, это был грабитель.
    — Нет,— Джо покачал головой,— Фред Мастере из лавки напротив, который обнаружил тело, читал записку.
    — Я по нему плакать не стану,— сказал человек, вошедший вместе с Джо.— Омерзительный тип.
    — Никто в районе о нем не пожалеет,— вставил бармен.— От него только и жди неприятностей.

    Я хотел было встать и вернуться в аптеку, чтобы сдаться полиции, но передумал, заказал еще бренди и достал свой блокнот. Я начал составлять список. Имена возникали одно за другим. Из горьких воспоминаний, из своего опыта, но больше из случаев, которые я наблюдал и, может быть, острее переживал оскорбления, чем жертвы.

    Имена... Я забыл имя владельца завода. В тот день мисс Ньюмен и мы, тридцать школьников, отправились на экскурсию. Она хотела показать нам "работу промышленности". Она всегда предварительно договаривалась с владельцами. На этот раз она, по-видимому, сбилась с дороги или мы случайно оказались возле этого предприятия. И владелец прогнал ее. Он обрушил не нее слова, которых мы не понимали, но чувствовали их грубость. Адресованы они были мисс Ньюмен и нам, ученикам, которые ее обожали.
    Она была маленькой, слабой, и она испугалась. Мы отступили. Мисс Ньюмен больше не пришла в школу, а потом мы узнали, что она попросила, чтобы ее перевели в другую.
    Я любил ее и понимал, почему она так поступила: после того, что произошло, ей стыдно было смотреть нам в глаза.

    Спустя полчаса я ушел из бара. У меня вдруг оказалось по горло работы. Хозяина предприятия я отыскал. Я сказал ему, почему он должен умереть — ведь он даже не помнил, что оскорбил женщину и детей.

    Потом я зашел в ресторан неподалеку. Официантка перестала наконец болтать с кассиршей и величественно подплыла к моему столику:
    — Вам чего? Я заказал бифштекс и кофе. Бифштекс оказался жестким, а когда я потянулся за кофейной ложечкой, то уронил ее на пол. Я поднял.
    — Окажите любезность, принесите мне другую ложечку,— обратился я к официантке.
    Она с надменным видом прошествовала к моему столику и выдернула ложку у меня из рук.
    — У вас что, трясучка? Через несколько минут она вернулась и хотела было швырнуть ложку мне на стол. Вдруг какая-то мысль смягчила жестокое выражение ее лица.
    — Извините, мистер,— официантка нервно засмеялась,— если я была нелюбезна. Она извинилась, и поэтому я сказал:
    — Ничего, ничего...
    — Роняйте ложку, когда вам вздумается, мистер. Я судовольствием принесу другую.
    — Благодарю вас.
    — Вы не обиделись, мистер, я вас не обидела?— взволнованно спросила она.
    — Нет, нисколько. Она схватила газету со стола, за которым никто не сидел.
    — Вот, сэр, читайте, пока обедаете.

    Когда она отошла, кассирша оторопело уставилась на нее.
    — Что это на тебя нашло, Мэбл?
    — Поди знай, кто он такой.— Мэбл взглянула в мою сторону.— В наши дни лучше быть вежливой.

    Вечером я посетил доктора Бриллера, а когда вышел из автобуса и направился к себе домой, было почти десять.
    Я уже подходил к ближайшему от дома углу, как вдруг услышал выстрел. На Милдинг-лайн я увидел на тротуаре маленького роста мужчину, склоненного над телом убитого. Я посмотрел на труп.
    — Боже, ведь это полицейский,— сказал я.
    — Да,— коротышка кивнул.— Может, я поступил чересчур сурово, но ведь он ругался последними словами без всякой на то надобности.
    — Вот что,— сказал я.
    — Я поставил машину возле этой колонки. Поверьте, чисто случайно. Полисмен ждал, пока я вернулся. И он обрушил на меня поток брани, назвал идиотом, слепым, машину я украл, а под конец сказал, что я незаконнорожденный. Моя мать была ангел, сэр. Ангел.

    Мне вспомнился случай, который произошел со мной. Задумавшись, я в неположенном месте перешел улицу, и меня задержали. Я покаянно воспринял бы обычное предупреждение, штраф, но регулировщик разразился богохульной проповедью на глазах у столпившихся прохожих. Разве это не оскорбительно! Коротышка посмотрел на револьвер в своей руке.
    — Купил сегодня. Намеревался пристрелить управляющего домом, где я живу. Хулиган.
    — Грубиян,— согласился я. Он вздохнул.
    — Теперь, пожалуй, я должен объявить о себе полиции? Я задумался. Он наблюдал за мной. Кашлянул.
    — А может, оставить записку? Я, видите ли, читал в газетах об этом...
    Я протянул ему свой блокнот.
    Он написал несколько строк, подписал инициалы и засунул этот листок бумаги меж двух пуговиц в куртке полицейского.
    — Не забыть бы купить себе.— Он протянул мне блокнот и открыл дверцу машины.— Вас подвезти?
    — Нет, спасибо,— сказал я. — Прекрасный вечер. Я прогуляюсь.

    Далеко небесспорно тут всё, но зацепило... Ещё в те времена, когда была напечатано, по-моему, в "Литературной газете".
     
  33. Михай

    Михай Не так всё плохо...
    Команда форума

    Пазлы.
    Я умею складывать пазлы. Один к одному. Очень быстро и почти с закрытыми глазами.
    Не то что в детстве: крутишь его вертишь в пальцах и не знаешь куда ткнуть. Поначалу, вообще, долго над каждым фрагментом размышлял. Глядишь, вроде звездочка нарисована, ну, значит космический корабль будет, а в нем Я - космонавт.
    Или самолет-истребитель вдруг сложится, а внутри Я - летчик. Или танк быстроходный со звездой, а командир экипажа - опять Я.
    Лишь вначале мозаика наперекосяк шла. Как ни кладу пазл, а он с предыдущим не совпадает: иду в школу пионером, возвращаюсь комсомольцем. Поступаю в институт, а заканчиваю университет. Засыпаю счастливый с блондинкой, просыпаюсь в милиции с разбитым лицом. Влюбляюсь в Зину, ухаживаю за Ниной, целуюсь с Машей, а женюсь на Свете. Иду на свадьбу - попадаю на похороны. Собираю на машину, покупаю квартиру. Жду сына, рождается дочь.
    Не складывается ни хрена.
    Но потом глянул как другие свои пазлики состыковывают, да и сам приловчился. Теперь один к одному ложатся: направился утром на работу, на работу и попал. Шел к теще на день рождения трезвый - трезвый и вернулся. Решил купить телевизор, его и купил. Плоский. Как моя мозаика.
    И так теперь шустро эти пазлики один к другому падают - просто заглядение. Жаль только, что совсем немного пазлов осталось в коробке. Меньше половины. А вторую коробку мне не выдали.
    Да, а звёздочка потом оказалась фрагментом стодолларовой купюры.
    Вот такие дела...
    (с) Валдис Йодли
     
  34. Михай

    Михай Не так всё плохо...
    Команда форума

    Дорогое Мироздание!
    Пишет тебе Маша Ц. из г. Москва. Я очень-очень хочу быть счастливой! Дай мне, пожалуйста, мужа любимого и любящего, и ребёнка от него, мальчика, а я, так уж и быть, тогда не перейду на новую работу, где больше платят и удобнее ездить.
    с ув., Маша.

    Дорогая Маша!
    Честно говоря, я почесало в затылке, когда увидело строчки про работу.
    Даже не знаю, что сказать. Маша, ты вполне можешь переходить на новую работу, а я пока поищу для тебя мужа.
    Удачи!Твое Мрзд.


    Уважаемое Мироздание!
    Спасибо что так быстро ответило! Но... бабушка моя говорила: кому много даётся, с того много и спросится. Вдруг я буду иметь и то, и это, а за это ты мне отрежешь ногу, когда я буду переходить трамвайные пути?

    Нет уж, давай так - я перехожу на новую работу, имею мужа, но за это я готова вместе со своим любимым всю жизнь жить в съёмной хрущёвке. Как тебе такой расклад?
    Твоя МЦ

    Дорогая Машенька!
    Хохотало, увидев про ногу. Смысл бабушкиной поговорки совсем другой: кому много даётся способностей, талантов, знаний и умений, от того люди много и ждут. У тебя же заначено на двушку в Подмосковье, покупай на здоровье.
    Ногу оставь себе)))
    твоё М.


    Дорогое Мрзд!
    В принципе, я обрадовалась, прочтя про ногу.
    НО: у меня будет муж, ребёнок, любовь, квартира и нога. То есть ноги. Что я тебе буду должна за это ?((( Маша.

    Маша!
    Уфф. Почему ты со мной разговариваешь, как с коллекторским агентством?
    Меня попросили - я делаю. Я тебе где-нибудь когда-нибудь говорило, что ты мне что-то будешь должна?
    М-ие.


    Да!
    То есть нет. Просто не может быть, чтобы было МОЖНО, чтобы всё было хорошо, понимаешь???
    Я сегодня плакала всю ночь: отдала взнос за квартиру. Хорошая, окна на реку. Небось, муж будет урод. Скажи прямо. В принципе, я к этому готова.
    Маша.

    Дорогая Маша!
    Муж, конечно, не Ален Делон, зато и в зеркало так часто не смотрится. Вполне себе нормальный мужик. На днях встретитесь. Да, отвечая на твой вопрос: МОЖНО, чтобы всё было хорошо. В принципе, мне всё равно, хорошо или плохо мне заказывают. Лишь бы человек точно знал, что хочет.
    Мрзд.


    Уважаемое Мрзд,
    А можно чтобы ДОЛГО было хорошо?…. В принципе, если лет пять будет, я согласна, чтобы с потолка протекало…
    Цю, Маша Ц

    Машенька,
    Я тебе отвечу честно. Долго хорошо может быть. ДОЛГО ОДИНАКОВО — нет. Всё будет меняться, не меняется только мёртвое. И когда будет меняться, тебе покажется, что всё плохо. На время.
    цю, мрзд.


    Мрзд!
    Только не ногу. Пусть погуливает муж.

    Мария, кончай со мной торговаться. Как на армянском базаре, ей-богу! Я судьбой не заведую, это в другом филиале с другими задачами. Моё дело- предоставить человеку всё, что он хочет. Счёт тебе никто не выставит. Если так тревожно, можешь ежедневно ругаться с мужем матом. Он начнет погуливать. Шучу, не надо ругаться! Единственная у меня к тебе просьба: когда ты будешь совсем-совсем счастлива, у тебя освободятся силы. Ты классно шьёшь.

    Займись лоскутным шитьём, твои одеяла украсят любой дом, людям будет радость.
    с уважением, М.


    Дорогое моё!
    Я сегодня прыгала от радости. Конечно!
    Я сделаю всё, что ты скажешь. Я ТОЧНО тебе ничего не буду должна? Мне предложили ещё более клёвую работу, а тот чувак из кафе назначил свидание. Йессс!!!
    (так не бывает так не бывает)
    (купила швейную машинку)
    целую тебя!

    Дорогая Маша!
    Всё хорошо. МОЖНО делать всё что хочешь, в рамках Заповедей и УК.
    И тебе ничего за это не будет. Наоборот. Если ты не будешь ныть, мы все (Управление 4562223) только порадуемся. Нытики увеличивают энтропию, знаешь. И возни с ними много. Я от них, честно признаться, чешусь. Так что удачи!

    Я откланяюсь пока. Тут заказ на однополых тройняшек, и опять торгуются, предлагают взамен здоровье. Нафиг оно мне сдалось, их здоровье…

    Твоё Мрзд. Береги ногу! Шутка!


    Мироздание, привет, как ты там?
    Дочку назвали Мирой, в честь тебя. Сшила самое лучшее на свете лоскутное одеяло, заняла первое место на выставке, пригласили на слёт пэтчворкистов на Бали.
    Летим всей семьёй.

    Я просыпаюсь утром, поют птицы…Я иногда думаю- за что мне такое счастье?
    Твоя Маша. От мужа привет)

    Маша, привет!

    Смущённо признаюсь, что я немного промахнулось с сыном, которого ты заказывала, перепутало…но, гляжу, ты счастлива и так) Быть счастливым -это нормально. Воспринимай это не как подарок, от которого захватывает дух, а как спокойный фон твоей жизни. А дух захватывает иногда от таких мелочей, которые каждому даются без всякой просьбы: не моё это дело, заставлять птиц петь под твоим окном. Это по умолчанию полагается каждому, базовая комплектация. Твоё дело - их услышать и почувствовать то, что ты чувствуешь… Эта способность и делает тебя счастливой.

    Всё, дальше думай сама.
    Пиши, если что.
    Твоё Мрзд.


    (с) не знаю
     
    Bishka и Twisted нравится это.
  35. HeadOverFeels

    HeadOverFeels I wish I were a panda.

    Терри Биссон. Они сделаны из мяса
    Анатолий Бойгок
    Terry Bisson
    THEY'RE MADE OUT OF MEAT
    http://www.terrybisson.com/page6/page6.html
    Перевод с английского

    - Они сделаны из мяса.
    - Из мяса?
    - Из мяса. Они сделаны из мяса.
    - Мяса?
    - В этом не может быть сомнений. Мы отобрали нескольких представителей из разных мест планеты, доставили их на борт нашей лаборатории и исследовали их до мельчайших подробностей. Они полностью мясные.
    - Это невозможно! А как же радиосигналы? Послания к звёздам?
    - Они используют радиоволны для общения, но сигналы исходят не от них, а от машин.
    - Так кто сделал машины? Вот с кем нам надо найти контакт!
    - ОНИ сделали машины. Об этом я тебе и пытаюсь сказать. Мясо сделало машины.
    - Это смешно! Как может мясо сделать машину? Ты просишь меня поверить в разумное мясо?
    - Я не прошу, я говорю. Эти создания – единственная разумная раса в этом секторе, и они сделаны из мяса.
    - Может они как орфоли? Ну тот углеводный интеллект, который проходит через стадию мяса?
    - Вовсе нет. Они как рождаются мясом, так мясом и умирают. Мы изучили их в нескольких поколениях, которые очень недолговечны. Как ты думаешь, сколько живёт мясо?
    - Не до того! Хорошо, может они только частично мясные. Знаешь, как веддили. Мясная голова, а внутри мозг из электронной плазмы.
    - И снова мимо. Мы подумали об этом сразу как увидели эти мясные головы, похожие на веддилические. Но я же сказал, что мы проверили их. Они мясные целиком, сплошь.
    - Ну то есть мозга нет?
    - О, у них нормальный мозг. Просто этот мозг СДЕЛАН ИЗ МЯСА! Я давно уже пытаюсь тебе это сказать!
    - Так… а что же думает?
    - Ты что, не понимаешь? Ты не слышишь, что я говорю? Мозг думает! Мясо.
    - Думающее мясо! Ты просишь меня поверить в думающее мясо!
    - Да, думающее мясо! Сознательное мясо! Любящее мясо. Мечтающее мясо. Всё в мясе. Ты начинаешь понимать или мне начать всё с начала?
    - С ума сойти! Значит, ты серьёзно. Они сделаны из мяса.
    - Спасибо! Наконец! Да. Они действительно сделаны из мяса. И они пытаются вступить с нами в контакт почти сто их лет.
    - С ума сойти! Так какое же намерение у мяса?
    - Сперва оно хочет поговорить с нами. Потом, я полагаю, оно захочет исследовать Вселенную, пообщаться с другими разумными, обменяться идеями и информацией – всё, как обычно.
    - Предположим, мы заговорим с мясом.
    - Что ж, это мысль. Вот сообщение, которое они посылают по радио: «Привет! Есть кто там? Кто-нибудь дома?». Как-то так.
    - Значит, они действительно могут общаться. Они употребляют слова, мысли, понятия?
    - Да да! Если не считать, что они делают это мясом.
    - Ты же только что сказал, что они используют для этого радио.
    - Они используют радио, но как ты думаешь, что там, на радио? Звуки мяса! Представь, что ты хлопаешь или машешь мясом, оно будет издавать шум? Они разговаривают, шлёпая одной частью мяса по другой. Они могут даже петь, пропуская воздух через собственное мясо!
    - С ума сойти! Поющее мясо! Это уже слишком! Что ты посоветуешь?
    - Официально или неофициально?
    - И так и так.
    - Официально требуется, чтобы мы вступали в контакт, приглашали и регистрировали любые и все разумные расы и группы в этом квадрате Вселенной без предубеждений, страха и предпочтений. А если строго между нами, то я советую стереть все записи и забыть.
    - Я надеялся, что ты так скажешь.
    - Может это и слишком радикально, но всему есть предел. Действительно ли мы хотим контакта с мясом?
    - Согласен на 100 процентов. Что нам сказать? «Привет, мясо. Как ты там?». Сработает ли это? Вообще, о каком количестве планет идёт речь?
    - Всего об одной. Они могут путешествовать к другим планетам в специальном мясном контейнере, но жить на них не могут. Будучи мясом, они способны к перемещению только в пространстве С, что ограничивает их скорости скоростью света и делает возможность вступить когда либо в контакт довольно слабой. Бесконечно малой.
    - То есть нам нужно только притвориться, что дома никого и Вселенная пуста?
    - Точно.
    - Жестоко. Но ты и сам сказал, кто захочет встречаться с мясом. А как же те, что побывали на нашем корабле, кого вы исследовали? Они не вспомнят?
    - Если и вспомнят, их посчитают сумасшедшими. Но мы проникли к ним в головы и разгладили их мясо, так что встреча с нами стала снами.
    - Снами для мяса! Как-то странно представлять, что мы можем быть мясными снами!
    - И мы отмечаем этот сектор как НЕОБИТАЕМЫЙ
    - Хорошо. Согласен, и официально и неофициально. Дело закрыто. Что ещё? Есть кто заслуживающий внимания на этой стороне галактики?
    - Да, довольно робкий, но приятный разум группы водородных ядер в звезде девятого класса зоны Г445. Он выходил на контакт за два оборота галактики до этого и снова дружественно настроен.
    - Они всегда возвращаются…
    - А почему бы нет? Представь, как невыносимо, как невыразимо холодна была бы Вселенная, если бы мы все были одиноки…

    Скопировал отсюда: https://www.proza.ru/2012/10/19/872
     
    Bishka и Twisted нравится это.
  36. Bishka

    Bishka We're all mad here
    Команда форума

    Шестой айфон и всё такое прочее

    — Тетя Лена, а можно я не умру? — мальчик, лежащий на кровати, полностью лишен волос на голове. Кожа зеленоватого оттенка. Он похож на Фантомаса из французской комедии, вот только не смешно. Ничуть.

    Пожилая, за шестьдесят, санитарка вздрагивает всем телом. Привыкнуть к такому нельзя. Не умеет человек к такому привыкать. Потому он и называется человеком.

    — Ну что ты такое говоришь, мой хороший! Конечно, ты не умрёшь… — а в глазах слёзы.

    — Теть Лен, понимаете, в субботу у мамы будет день рождения. Я вот ей и подарок сделал… сам сделал… а как я ей его подарю, если умру? Можно я до субботы не умру? Можно?

    Онкология. Палата для тех, кто переступил грань между жизнью и смертью. Эти дети — уже мёртвые, хотя выглядят как живые, даже разговаривают… Каждому здесь остались считанные дни. Может быть, недели или даже месяцы. Обреченные дети — если вы скажете, что видели что-то более страшное, я вас ударю.

    Ему ничего не нужно. Его ничто не спасёт, он только хочет дожить до дня рождения своей матери и вручить ей свою аляповатую, из дешевого картона и цветной бумаги, поделку. Самый ценный в его и её жизни подарок. Господи, я в тебя не верю, но помоги матери пережить это! Помоги ей с ума не сойти…

    А у нас — айфоны. Какой там по счету, пятый или уже шестой? У нас — золотые унитазы. У нас — встроенный «чисто ради прикола» в холодильник MP3-плеер. Даже в космос летают не ученые, а туристы. Вся наука выстроилась в очередь, чтобы радостно удовлетворять потребности ходячих желудков и бездонных вагин. Институты красоты. НИИ прокладок и тампонов. Лаборатории крема от морщин. XXI век, вашу мать, а рак, СПИД, да что там, кучу смертельных болезней победить не в силах. И не то чтобы «не можем» — не хотим.

    Журнал «Наука и жизнь» за 1959 год. Сборник фантазий наших предков о завтрашнем дне. Я его сожгу. Потому что… эй, человечество, а вот хрен тебе, а не машина времени, вечная молодость, лекарства от всех болезней и фотонный звездолет в XXI веке. Айфон тебе. И массажер толстой задницы. И элитные презервативы. И таблетки, позволяющие жрать и не полнеть. Жри на здоровье. Суй себе знаешь куда прокладки. Пей «активию». Мажь себе морду кремами. А я…
    (c)
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей