Як

Яичная Коррекция

  1. Лариса22
    Макс лежал в кровати со своей женой, и не обращал на неё никакого внимания, тупо уставившись в телевизор. Так продолжалось уже долгое время, несколько лет подряд. Его молодая симпатичная жена Нэлли находилась в депрессии из-за того, что Макс на неё не обращает нужного внимания, не ласкает её, не хочет её, не любит её так, как бы ей хотелось. Разговоры с Максом ничего хорошего не дали, и Нэлли решила действовать по своему усмотрению. Она разузнала от подруг, что недалеко от их города находится одно очень необычное заведение, в котором перевоспитывают мужчин, - как женщины говорили.


    Нэлли уговорила Макса съездить туда вместе с ней, и проверить, что же это за такое таинственное заведение, раз о нём толком ничего не известно, кроме этой загадочной темы о перевоспитании мужчин. Макс сперва сопротивлялся, но потом его любопытство взяло верх над упрямством. Они легко нашли громадное здание о трёх этажах, немного поодаль от главной дороги к соседнему городу. Найти это место оказалось не трудно. И виной тому было загадочное название этого места: ЯК. На съезде с дороги стоял этот указатель, и Нэлли свернула прямо на него, улыбнувшись Максу. Ей было известно от подруг, что нужное им заведение называлось то ли бык, то ли вол, то ли як.


    - ЯК? Что за ЯК такой? Такого никогда не слыхал. Это что тут, зоопарк? - сострил Макс.


    - Сейчас узнаем, милый, - ответила Нэлли, и припарковалась на стоянке недалеко от главного входа в здание.


    Внутри их встретила молодая женщина, одетая в форму медсестры. На ней было короткое платьице и высокие открытые туфли на каблучках. Макс всегда любил смотреть на красивые женские фигуры, и на этот раз он весь так и растаял, увидев эту хорошенькую медсестру.


    - Добрый день. Меня зовут Рита. Вы к нам на коррекцию приехали? - улыбнувшись им двоим, спросила медсестра.


    - Хм, вообще-то мы бы хотели немного разузнать про ваше заведение. Может быть мы не совсем по адресу…, - смутившись, сказала Нэлли.


    - Какая коррекция?! Никакой коррекции! Вы что себе позволяете? - довольно резко и почти враждебно отреагировал Макс, повысив при этом тон, и злостно глядя на медсестру, изображая из себя главного.


    Рита улыбнулась им обоим снова, и пригласила их к себе в кабинет, для ознакомительной беседы.


    - Вы наверняка хоть что-то да слышали о нас, как я поняла. Мы до сих пор не получили официальной лицензии на свою деятельность, хотя успешно практикуем уже много лет. Дело в том, что правительство находится в шоке от нашей работы, и от наших методов, часто идущих в разрез с более стандартными и консервативными средствами коррекции поведения.



    Макс и Нэлли слушали с открытыми ртами. Они не представляли себе, что всё это такое. Какие методы, какая коррекция?!


    - Так что мы, пока что, полу-закрытая организация. Поэтому нас нет в интернете и других рекламных точках. Однако мы и не нуждаемся в саморекламе. Клиентов у нас и так всегда больше чем достаточно. А сто-процентный успех в коррекции это самая лучшая реклама, - снова улыбнувшись, им сказала Рита.


    Макс слушал, тупо уставившись на красивые и влекущие ножки Риты, рассматривая её педикюр, и наблюдая, как её туфелька властно и методично постукивает о пяточку. Рита сидела закинув ногу за ногу, и рассказывала им о ЯКе.


    - Мы принимаем всех желающих. Поступивших к нам на коррекцию мужчин мы делим на три группы. И в соответствии с этим, мы размещаем клиентов на одном из трёх этажей нашего комплекса. Пропорции примерно равные, где-то по 33 - 35 процентов на каждый этаж, так и получается. И мы всегда заполнены до отказа. Вам, кстати, очень повезло, так как сегодня мы экстренно выпустили одного клиента. Так что одно место как раз свободно, - снова улыбнувшись, отметила Рита.


    - Какое место? Мы вообще-то просто разузнать приехали. И какая коррекция? О чём вы тут? Вы что, следственно-исправительный комитет тут, или как? И что за название у вас? А что случилось с мужчиной, которого вы сегодня экстренно выпустили? - Макс не успевал задать все свои вопросы. А Нэлли с интересом и нетерпением слушала медсестру.


    - Так вот, я уже вижу, что вы тут по верному адресу у нас. И я даже знаю точную причину вашего визита к нам, - Рита снова улыбнулась. - Да да! Я это вполне серьёзно. Не верите? Ну ладно. Вы к нам приехали, потому что мадам не вполне довольна своим мужем, - не так ли?


    Макс и Нэлли опешили от такой проницательности медсестры. Макс заёрзал на стуле, а Нэлли призналась Рите, что да, неудовлетворительное отношение Макса не давало ей спокойно жить в браке с ним.


    - Я сразу заметила это, - сказала Рита. - И более того, это самый типичный случай, к сожалению. Поэтому тут не надо особой догадливости. Около одной трети всех мужчин поступают к нам именно по этому поводу. Жёны приводят к нам своих мужей, подруги приводят своих бойфрендов, начальницы и директорши приводят своих секретарей, даже пожилые дамы иногда приводят к нам своих мужей или любовников, - для того, что бы мы улучшили и отполировали их мужские качества и способности. Вот мы и проводим соответственно индивидуальную коррекцию с каждым из этих мужчин. Другая треть поступающих к нам это одинокие и неудачливые мужчины, которые не могут себе найти женщину, у которых не складывается с женским полом, по ряду причин физиологического или психологического характера.


    Эти мужчины обычно сами приходят к нам, в надежде стать более сильными и привлекательными для женщин, по окончанию нашего курса коррекции. Таким мужчинам мы помогаем стать настоящими мужчинами в буквальном смысле этого слова. Мы придаём им больше мужества, силы, уверенности, в процессе их тренинга. То есть, эти две группы мужчин немного похожи между собой. Ну а третья группа это бывшие уголовники, а так же те мужчины, которые не были судимы, но которые в быту регулярно оскорбляют и обижают своих жён. Эта группа самцов находится у нас на последнем, третьем этаже, и, естественно, нуждается в самой серьёзной коррекции.


    - Вот это да! Ну и дела! - в один голос произнесли Макс и Нэлли. - Ну а что же именно вы делаете тут? Какие у вас методы, способы коррекции? В чём сама суть пребывания тут у вас? - Нэлли опередила Макса, озвучив мучившие их обоих вопросы.


    - В принципе, всё очень просто. И очень странно, что до этого пока что никто другой не додумался. И, кстати, по этой же причине, правительство боится нас официально признать. Ведь тогда те же самые политики, что там наверху сидят, тоже будут к нам попадать на коррекцию. А они ой как этого боятся! Ну так вот, всё дело в том, что мы постепенно корректируем поведение любого попавшего к нам мужчины. Любые отклонения, нарушения, аномалии, слабости, неполноценность и прочее, - исчезают бесследно. Обычно курс коррекции длится около года, у кого чуть короче, у кого длиннее. Но, по окончанию курса, все парни выходят сильно изменившись в лучшую сторону. ЯК расшифровывается как Яичная Коррекция. Да да, всего - навсего коррекция мужских яичек.



    Рита улыбнулась Максу, видя как тот нервно заёрзал на своём стуле, и спокойно продолжала.



    - Мы обнаружили, что самый прямой, простой, и одновременно самый мощный и эффективный метод воздействия на любого мужчину, это путём манипуляции с его яичками. Работает сто-процентно, и эффект остаётся на всю жизнь. Мы укрепляем, тонизируем, закаляем, томим, развиваем, воспитываем, тренируем, дрессируем, нагружаем, накачиваем, увеличиваем, и, время от времени, обязательно наказываем мужчинам яйца. В зависимости от цели пребывания тут, от причины попадания к нам, от характера самого клиента, от размеров его половых органов, и от некоторых других факторов, мы разрабатываем индивидуальный курс коррекции для каждого. У нас есть много направлений работы по коррекции. Но ядром всей программы служит воздействие на яички. Отсюда и наше название.


    Кстати, не зря именно ЯК, так как многие парни по окончанию курса становятся действительно очень похожи на быков, по силе своей страсти, и по состоянию яиц. Обычно мужские половые железы работают всего лишь на 10 - 15% от своей полной мощности, и так и остаются незрелыми, недоразвитыми, слабыми на протяжении всей жизни мужчины. И об этом никто даже и не подозревает. Ведь специальных исследований в этом направлении не проводилось. Это примерно как и мозг. Работают всего каких-то несколько процентов от всей мощности, также как и мускулы, кстати. А то, что женщины дарят мужчинам сексуальное и эротическое удовлетворение, только ухудшает ситуацию. Мы обнаружили, что мужская сексуальная неудовлетворённость является главным стимулом мужчины по жизни. Ведь эта непогашенная страсть стимулирует и мотивирует мужчину во всех сферах его жизни. Поэтому важнейшим принципом нашей практики является постоянный и абсолютный запрет на эякуляцию.


    Таким образом, мы создаём двойную нагрузку на мужские яички. С одной стороны, мы снаружи стимулируем их всеми возможными и невозможными методами. А с другой стороны, мы не даём мужчинам освободить их от внутреннего давления и напряжения. Не выпущенная сперма очень положительно активизирует и укрепляет парней, позволяет им прочувствовать всю прелесть женщины, её красоту и силу. Иначе выражаясь, мужчина ценит, любит и желает женщину намного сильнее, когда ему отказано в удовлетворении. Это парадокс, но факт. Всё это вместе даёт прекрасные предпосылки для коррекции клиента именно так, как мы этого хотим. Наш персонал хорошо обучен, и, повторюсь, абсолютно все без исключения клиенты были успешно скорректированы нашими медсёстрами.



    Макс совсем лишился дара речи. Он такого даже не слышал! Чтобы медсёстры манипулировали яичками парней, с целью коррекции поведения!? А Рита ласково и доброжелательно продолжала свою речь.


    - Со временем, вскоре после поступления к нам, у мужчины полностью наполняются его яички, и это первый важный шаг на пути к успеху. Для многих парней этот процесс довольно болезненный и сложный. И ещё бы! Ведь почти все мужчины привыкли опустошать свои яйца как можно чаще. А здесь, при невозможности этого сделать, мужчина сталкивается с проблемой закупоренности и тяжести в паху. Мы помогаем парням свыкнуться с мыслью о том, что теперь им придётся постоянно испытывать это щекочущее и дразнящее напряжение в мошонке. А также, мы следим за тем, что бы эта неудовлетворённая энергия и страсть была частично перенаправлена в другое русло. Ну и, конечно, мы используем это специфическое состояние для коррекции и перевоспитания мужчины. Иначе выражаясь, мы научились использовать сексуальную озабоченность мужчины для своих целей, для правильных целей. Чего и желаем всем женщинам Земли! Мы надеемся, что вскоре эта наша практика станет открытой, широко известной, и доступной по всему миру. И что она принесёт огромную пользу всем женщинам. Так что не надо бояться. Вот анкета, заполните её, пожалуйста! - Рита протянула Максу анкету для заполнения.


    Макс всё ещё тупо разглядывал Ритыны ножки, пока он слушал, с искренним изумлением, такое вступление. Он посмотрел на Нэлли, в надежде, что она передумает оставлять его тут на коррекцию. Но Нэлли выглядела на вершине блаженства, представив себе на пару минут, каким чудесным Макс выйдет через год, по окончанию такого заманчивого курса. И она подтвердила Максу его опасения. Да, Максу суждено было пройти курс коррекции яичек, хочет он того или нет. Это был единственный и последний шанс спасти их брак и отношения.


    - Да вы не волнуйтесь, Макс! - Рита снова улыбнулась ему. - Вы же не преступник какой-то! И вы наверняка не обижали свою жену умышленно, кроме как из-за недостаточной активности ваших половых гормонов, но в этом вы и не виноваты, в принципе. Так что вам нечего бояться. Вам не будет сильно больно. Немного дискомфорта, закупоренности и тяжести в мошонке, усилившееся сексуальное желание и неудовлетворение, - будут постоянно присутствовать, целый год. И я вам обещаю, что сама лично буду тренировать, нагружать и увеличивать ваши яички. А вы, мадам, не волнуйтесь за него. Мы его исправим.



    Макс полностью обезумел. Эта симпатичная женщина с красивыми ногами будет лично манипулировать его яйцами! А как же с сексом? Ведь она сказала, что тут не разрешается опустошать яички. Нет, Максу это определённо не нравилось. Он весь вспотел и тяжело дышал. Тем не менее, он заполнял анкету. Там были разные вопросы эротического содержания, и Макс краснел, читая их.


    - Не переживайте, Макс! Все парни заполняют эту анкету при поступлении к нам. Но вы должны правдиво отвечать на вопросы. В противном случае, сам курс коррекции может принять для вас не очень выгодное направление, - пояснила Рита.


    Макс отвечал на вопросы. Обе женщины улыбались, видя как Макс краснеет и нервничает, отвечая на вопросы вроде: "Как часто вы мастурбируете? Каковы ваши самые заветные фантазии? Что вас смущает в сексе? Что привлекает? Какие части тела женщины вас возбуждают сильнее? Что бы вам хотелось попробовать и испытать в сексе?" После этого, Нэлли ответила на вопросы своей анкеты, где прямо призналась в своей неудовлетворённости Максом и его отношением к ней. Рита взяла обе анкеты, бегло просмотрела их, и сообщила Максу с Ритой: «Да, Макс. Вы тут в правильном месте у нас. Ваша жена разочарована вами. А ваша анкета показывает, что вы не совсем искренни. Ни со своей женой, ни с нами, как с организацией».



    Рита тем самым намекнула Максу на то, что она увидела неточности и дезинформацию в его ответах на вопросы анкеты.



    - Но ничего страшного, Макс. Лживость и неискренность тоже прекрасно корректируются тут у нас.


    - Тогда вы можете идти, - обратилась Рита к Нэлли. - Если будут какие-то вопросы, у нас, или у вас, то мы свяжемся друг с другом. Примерно через год вы получите Макса назад, причём можете его не узнать. Так сильно он изменится в лучшую для вас сторону! А за пребывание тут, и за саму коррекцию вашего мужа, оплачивает его страховка, - Рита снова улыбнулась, и проводила Нэлли к выходу.


    Вернувшись назад к Максу, Рита провела Макса в его отдельную палату на первом этаже. И обещала ему зайти проведать его, по-позже к вечеру. Предупредив Макса о том, что мастурбировать и трогать себе яйца строго запрещено, Рита оставила его одного. Макс до сих пор ещё не пришёл в себя. Утром он был дома и наслаждался своей жизнью с Нэлли. А теперь он сидит тут, в этой палате, с непонятно какими перспективами на будущее. Осмотрев свою комнату, Макс обнаружил инструкцию поведения, в виде небольшой брошюры. Открыв её, Макс принялся изучать местные правила хорошего тона. Брошюра рассказывала о том, как на разных этажах ЯКа проводятся различные мероприятия по коррекции. А также, об общих правилах и нормах поведения в заведении, о групповых занятиях по физической подготовке, о лекциях на тему правильного поведения по отношению к женщинам, и прочее.


    На первом этаже находились мужчины, жёны или подруги которых решили, что их спутники нуждаются в улучшении, воспитании, развитии. Макс уже понял, что он был как раз одним из таких неудачников. Первый этаж отличался умеренной степенью интенсивности коррекции. Клиенту предлагалось расслабиться, освободиться от своих страхов и тревог, беспрекословно слушаться и подчиняться медсёстрам, и строго настрого не мастурбировать. Тем, кто будет пойман с поличным, при попытке само-удовлетвориться, или же при массаже яичек, тем будет сразу же введён шприц в каждое яичко, как мера наказания и пресечения мастурбации. Далее говорилось, что в арсенале медсестёр имеется множество различных растворов и смесей для ввода в яички. Каждый раствор производит определённый эффект и результат, от самых невинных, к примеру, причиняющих лёгкое жжение и зуд в яичках, до очень неприятных растворов, несущих значительный, долговременный дискомфорт и боль.



    Макс не верил своим глазам…


    Конкретные процедуры коррекции будут индивидуально разработаны персоналом для каждого пациента отдельно. Однако общим элементом, общим знаменателем для всех клиентов, были несколько особо популярных среди медсестёр занятий. По приказу медсестры, клиент должен был делать ей массаж ног, или освежать её ножки у себя во рту. Частым явлением была верховая езда на мужчинах. Потолки в заведении были высоченные, и медсёстры любили запрыгивать на плечи клиентов, что бы те их переносили из места в место, по всему зданию. Это было что-то вроде бесплатного такси. Тем самым медсёстры тренировали парней на силу и выносливость, заставляя их идти быстрее, и как можно более ровно, без качания вверх-вниз и в стороны. Общими для всех были так же сеансы физической подготовки парней. При этом клиенты были совсем голыми во время тренировок. Ну, и как предупреждение, красным цветом было отмечено, что за непослушание или за плохое поведение в целом, медсёстры сурово наказывали непослушных и вредных клиентов. В арсенале наказания было много чего неприятного. Особо популярными мерами наказания среди медсестёр были порка по заднице, набивание яиц, и уколы в яйца.


    Макс хоть и был подавлен такой перспективой, но всё-таки ощущал некоторое сексуальное напряжение в себе. Он уже давно не кончал. А последнее время Нэлли вообще не давала ему. А тут такое! Всё крутится вокруг до около секса, но кроме самого главного. Макс огляделся по сторонам, и тут он медленно и осторожно полез к себе в трусы. Он был приятно удивлён, почувствовав, как конкретно набухли его яйца и член. Забыв абсолютно всё о предупреждениях и запретах, Макс начал тупо мастурбировать...



    Не прошло и секунд десять, как вдруг раздалась громкая сирена. Почти сразу же, в комнату вошли две дежурные медсестры. Макс опешил и перестал дрочить, с опаской и изумлением глядя на девушек. Медсёстры улыбнулись ему, и заставили расписаться на бланке, за то, что он пытался мастурбировать. Макс не хотя подписался. Медсёстры ушли, и вместо них, через минуту, к нему зашла Рита. Она по-прежнему улыбалась Максу, но теперь как-то ещё более загадочно. Рита держала в руке свой медицинский чемоданчик. Она молча положила его на стол возле кровати Макса, и открыла крышку. Макс смотрел, как Рита достаёт из чемодана какую-то бутылочку, шприц, ватки, тампоны. Неужели она будет ему ставить уколы в яйца? О нет, только не это! Макс испугался и съёжился в кровати. Его член, ещё недавно напряжённый и большой, сморщился и втянулся в себя от страха. Рита заметила его реакцию, и успокоила Макса, и коротко объяснив ему суть дела.


    - Макс, я вас предупреждала о том, что тут нельзя дрочить. Ваши яйца должны быть наполнены до предела. А если вы подрочите, что вся терапия ничего не даст. Понимаете, Макс? Поэтому у нас тут строгие правила, и я должна вас наказать за это. Ничего личного. Всего лишь меры предосторожности и воспитания.



    Рита лукаво улыбалась ему. В её тоне не было злости или мести. Была чистая профессиональная корректность. Рита была примерно такого же возраста как и Макс, и она ему очень нравилась. Он бегал глазами, не зная, как реагировать. Перед ним сидела красивая девушка с голыми ногами и красивыми пятками, но со шприцом в руках. Он смотрел, как её босоножки отбивали ритм о её шикарные пяточки. У Макса внутри всё кипело. Бурные эмоции, досада от того, что не получилось промастурбировать, неудовлетворённое желание, страх от предстоящего укола в яички.


    Рита медленно наполнила шприц раствором. Затем она попросила Макса убрать с себя одеяло, и открыть ей свои яички. Макс покраснел как рак. Но он знал, что сопротивление бесполезно, и что если он откажется подставить ей свои яйца сейчас, то, скорее всего, ему предстоят более суровые и жестокие наказания в дальнейшем. Поэтому, после минуты колебания, Макс решился и открыл одеяло. Рита улыбнулась ему, и принялась изучать его половые органы. Сперва она просто смотрела на них, а затем сообщила Максу, что ребята с такими маленькими яичками и членом, как вот у него, находятся в незавидном положении тут в ЯКе. Таким парням труднее переносить перенапряжение в яйцах во время коррекции, как раз из-за их маленького размера. Потом Рита просто взяла Макса за яйца и начала их щупать. Макс ощущал приятное касание её пальцев и ладоней на своих яйцах, и он снова возбудился. Пощупав его яйца с минуту - другую, Рита выпустила их из своих рук, улыбаясь его эрекции.


    - Да, Макс. С этого момента, и примерно целый год, я буду с ними работать. Я так и знала, что они у вас маленькие, слабые и незрелые. Не надо краснеть, Макс. Надо смотреть правде в глаза. Ведь если бы у вас были крупные и мощные яйца, то ваша жена не привела бы вас сюда к нам, не правда ли, Макс?



    С этими словами Рита обмакнула тампон в какую-то жидкость, и смазала им его яйца. Это было что-то типа дезинфекции, подумал Макс. Но не спирт, спиртом не пахло. Затем Рита достала другую жидкость, и обмакнула ею другой тампон. Взяв в руку напряжённый член Макса, Рита осторожно оголила ему головку, медленно откатив назад шкурку крайней плоти. Снова улыбнувшись Максу, она протёрла тампоном головку члена. У Макса потемнело в глазах. Сперва от приятного ощущения Ритыной руки на своём члене, а потом от жжения в головке члена. Жидкость попала в уретру, и там как-то странно пекло.


    - Да, Макс, я знаю, что печёт. Поверьте мне, так надо. Ну а теперь, снова к вашим яичкам.


    Рита поднесла шприц к левому яичку Макса, и медленно ввела иглу внутрь него. Макс слегка вскрикнул, когда игла вошла в яичко, и с изумлением наблюдал, как Рита делает ему укол. Рита немного подождала, пока он свыкнется с этим ощущением, держа его яйцо и шприц как можно более неподвижно, в своих руках. Через минуту Рита начала вводить содержимое шприца вовнутрь левого яичка Макса. Макс чувствовал, как его яйцо начало распирать изнутри, как буд-то оно надувается под высоким давлением. Это давление распространилось на всю область паха. Макс не знал, что хуже, иголка в яичке, или это давление внутри. Процедура длилась несколько минут, после чего Рита медленно и аккуратно вытащила иглу из яичка.


    - Ну вот, Макс. Левое в порядке! Я знаю, что оно распирает и ноет внутри. Другие парни стойко выносят такое, Макс. Так что вы тоже крепитесь.

    Этот раствор всего лишь создаёт лёгкое жжение. В него входит разбавленный пчелиный яд.


    И действительно, через несколько секунд после окончания шприцевания, Макс вдруг ощутил, как в его левом яичке, как будто бы пчела или оса укусила изнутри. Ощущение было невероятное, и у Макса пропал дар речи. Макса кусали осы пару раз, и было очень больно. Но теперь! Это было прямо внутри яичка. От помутнения в глазах Макс начал что-то бормотать, как в полу-дрёме. Рита привела его в нормальное состояние тем, что взяла его левое яйцо в руку и сдавила его. Макс пришёл в себя, и Рита отпустила яичко, оставив его лежать на паху у Макса. Теперь Рита взяла правое яичко, мягко разминая его, подготавливая к уколу.



    - По окончанию нашего курса, у всех ребят увеличиваются яйца, хотят они того или нет. У кого как, конечно, в зависимости от интенсивности терапии. Но вам лично, Макс, я увеличу ваши яйца раза в три.



    - Что? У меня будут огромные яйца?!


    - Да, Макс.


    Рита ввела иглу в правое яичко. Макс немножко встрепенулся и ойкнул. Небольшая пауза, потом Рита ввела раствор, снова то же самое распирание и давление внутри. Снова тот же эффект укуса пчелы. И снова, та же загадочная улыбка медсестры.



    После того, как Макс испытал лёгкое жжение в обоих яйцах, Рита сказала: «А теперь, Макс, запомните себе раз и навсегда, что повторные попытки мастурбации повлекут за собой более жёсткие наказания. Мы с вами скоро снова увидимся, Макс, отдыхайте!»



    И Рита оставила его одного, в полном безумии и оцепенении. Эта девушка держала его за яйца, потом поставила ему туда уколы, привнесла в них ощущение жжения, припугнула его, и оставила наедине! Макс не мог трезво соображать. Он ещё некоторое время фантазировал о Рите и её ногах, и потом забылся в небытии сна.


    На следующий день, Макс очнулся от дискомфорта в паху. Приоткрыв одеяло, он увидел, как оба его яйца стали размером с куриные или даже больше. Они заметно опухли и приятно ломили изнутри. Макс совсем забыл о правилах и предупреждениях, и полез туда руками, что бы помассировать их, погладить. Не прошло и пару секунд, как снова зазвучала сирена, и снова, почти тот час же, к нему вошли две медсёстры. На этот раз, поскольку Макс всего лишь хотел потрогать свои яйца, наказание было по-легче чем вчера. Медсёстры сами тут же его исполнили. Максу предстояло испытать набивание яичек. Девушки открыли свои чемоданчики, и извлекли из них по деревянной лопатке каждая. Откатив кровать с Максом в центр палаты, каждая из медсестёр встала рядом у кровати, одна по левую, одна по правую руку от Макса. Сняв с Макса одеяло, не произнося ни слова, медсёстры перетянули ремешками каждое яичко Макса по отдельности. Мошонка Макса едва ли выдерживала такое напряжение и растяжение. Натянутая до предела кожа мошонки блестела как зеркало. А яйца, отделённые одно от другого и перетянутые ремешками у основания мошонки, гордо торчали на паху.


    Всё так же молча и спокойно, медсёстры начали пороть ему яйца. Удары полетели сверху вниз, потом с обеих сторон яичек, потом по всей площади, со всех углов и направлений. При каждом ударе Макс издавал приглушённый стон. Там, где Макс постанывал сильнее, медсёстры задерживались вниманием, и продолжали прорабатывать ударами именно то место, где Макс сильнее чувствовал боль. Удары опускались на яйца со скоростью примерно одного удара в секунду. Сами удары были не очень сильные. Однако тот факт, что яйца Макса и так опухли, и к тому же ныли изнутри, придавал каждому удару довольно острые ощущения. Через минут десять такой порки, медсёстры остановились, собрали свои чемоданчики и покинули Макса. Весь остаток дня Макс тщетно пытался прийти в себя. К вечеру к нему в палату зашла она, Рита.


    - Макс, добрый вечер! Как вам спалось? Надеюсь, кошмары не мучали? Как вы себя чувствуете? Яички не беспокоят?


    Макс как-то туповато глядел на Риту, тщетно пытаясь сообразить, что ей лучше ответить. А Рита радостно продолжала разговор.


    - Сегодня, Макс, в знак гостеприимства, по поводу вашего поступления к нам, я представляю вашему вниманию нечто особенное для вас. Особенное для вас как для мужчины, который обожает женские ножки. И это очень подходящий для такого случая момент, Макс. Ведь мужские яйца и женские ножки очень тесно взаимосвязаны, не так ли? Так что сейчас, когда у вас определённый дискомфорт в яичках, Макс, я позволю вам освежить у себя во рту вот эти мои ножки. Они как раз слегка подустали и запарились за день, но я специально хранила их только для вас, Макс, не давая их никому другому из наших пациентов.


    Рита улыбнулась, видя как Макс густо покраснел. А Макс думал, что он попал в сказку. Он не верил ни своим глазам, ни ушам, ни голове своей. Единственное, чему он верил, так это своим припухшим яйцам, которые, при упоминании про женские ножки, как-то обрадовались, и ещё сильнее напряглись.



    - Итак, Макс, эта практика очень популярна у нас. Мы любим, когда наши пациенты орально обрабатывают нам ножки. Не краснейте, Макс. Все мы взрослые люди, и все мы знаем, что нормальный мужчина постоянно фантазирует о том, как он целует и лижет женщине ножки. Между прочим, это эквивалент орального секса, Макс. Точно так же, как вам, парням, нравится ощущать свой член во рту у женщины, точно так же нам нравится ощущать наши ножки во рту у вас, мужчин, Макс. Это так, и от этого никуда ни деться. Это вполне нормальные и обыденные вещи.


    Рита подвинулась на стуле по-ближе к Максу. Макс смотрел на её красивые голые ноги, и весь горел желанием. Рита видела это. Кожа на её ногах была мягкой и нежной. Рита пояснила Максу, что массаж стоп губами и языком одновременно и приятен и полезен для женщины. Она поставила свою правую ступню на кровать Макса. Очень медленно она подвигала свою ножку к лицу Макса, и наконец осторожно положила её подошвой сверху ему на лицо. Макс почувствовал приятный аромат женской ножки, и решил, что он в раю. Одно это ощущение стоило целого года мучения его яиц. Рита смотрела на него немного надменно и гордо, улыбаясь своей женской власти над ним. А Макс чувствовал себя каким-то безумным осликом рядом с ней и её ногами, но, несомненно, самым счастливым осликом в мире. И он от удовольствия и безумия приоткрыл свой рот.


    - Молодец, Макс! Все другие мужчины тоже сразу раскрываются моим ножкам. Сперва пососите мне пяточку, оближите мне её хорошенько. На всякий случай, если вдруг вы до сих пор не знали этого, я вам представлю самые типичные нюансы орального сервиса женских стоп мужчиной. Макс, когда женская пятка находится во рту у парня, заполняя собой весь его рот, то парню надо сосредоточиться на том, что бы как можно ласковее и нежнее, обсасывать и облизывать кожу пяточки. Надо спрятать зубы, и совершать сосуще-массирующие движения ртом. Парень сам должен ориентироваться, как сделать женщине приятнее. Женская пятка во рту у парня предполагает его полное подчинение, послушание и готовность выполнить любое женское желание или поручение. А вообще, Макс, женщина может очень просто и легко определить то, как вы к ней относитесь, всего лишь наблюдая, как вы ей лижите пяточки. Вы снова покраснели, Макс…


    Вот видите, у некоторых мужчин иногда проскакивает замешательство или даже некоторое недоумение, - когда речь идёт о женских пятках. Женщина видит то, насколько её ноги манят и возбуждают мужчину, насколько нежно и ласково он отдаётся её ногам, или же, наоборот, насколько он пренебрегает ими. Так что никогда не халявьте, Макс, а не то не видать вам женских ласк как своих ушей. Иногда можно осторожно погрызть пяточку зубами, Макс, но только очень осторожно, и только там, где у женщины немного загрубевшая кожица, как будто стараясь сгрызть эту твёрдую кожу, или, точнее, размягчить её своим ртом. Однако обычно, если мужчина часто лижет ей ноги, то у женщины там и кожа будет идеальная, как вот у меня, например. Далее, когда у мужчины во рту оказывается большой палец ноги, или оба больших пальца, то он должен их усердно сосать, имитируя минет, Макс. Женщине всегда приятно почувствовать освежающую прохладу мужского рта на своих ножках. Не даром принцессы и королевы прошлого, все как одна, не упускали любой возможности ополоснуть свои босые ножки во рту у кого-то из своих слуг или любовников…


    Зубы точно так же надо спрятать, и работать губками и язычком, нежно всасывая пальцы ног себе поглубже в рот. При обсасывании других пальцев женской ноги, техника может варьироваться в зависимости от ситуации. Не надо забывать о промежутках между пальчиками, которые нужно тщательно вылизать. Итак, пальцы ног женщины во рту у парня говорят о тотальном доминировании женщиной парня, и о её полном контроле над его сексуальностью. Так и должно быть, Макс, ведь любая разумная женщина будет держать своего мужчину за яйца, в прямом и переносном смысле. Иногда, особенно если женщина довольно раскована, мужчина вдруг обнаруживает у себя во рту все десять её пальчиков, Макс… Вы снова краснеете… Не надо, Макс. Понятное дело, что мужчине это как-то вроде и неловко и стыдно иногда, но… Но что поделаешь, Макс?! Приходится стараться, и принимать как можно глубже себе в ротик все её пальчики. Эта форма поклонения женщине обычно хорошо вознаграждается. Например, ваша женщина может вам в ответ промассировать ваши неудовлетворённые яички, Макс. Ну, что бы вам не так напряжённо там в паху было…


    Так вот, Макс, кроме обработки пяток и пальчиков, очень важно тщательно пройтись губами и языком, миллиметр за миллиметром, по всей подошве, а потом и по верхней части стопы, как бы массируя и разминая эти места языком. Как вы наверняка слышали, Макс, на стопах находится множество био-активных точек. Вот их и надо массировать и стимулировать языком. Мы это называем оральным массажем ног. Такой массаж очень полезен для женщины, и когда мужчина его совершает, Макс, то он этим показывает глубокое уважение и преклонение перед женской красотой и силой. Поэтому этот вид преклонения и почитания женщины мужчиной лучше всего проводить ежедневно, в течение как минимум полу-часу на каждую стопу. Важно помнить при этом, Макс, что если мужчина халявит, и делает всё это тяп-ляп, лишь бы как, то женщина, естественно, это чувствует. И тогда она, соответственно, не будет ему давать то, что ему от неё хочется, Макс.


    Она долго и упорно будет его воспитывать и дрессировать, пока он не сдастся ей, и не окажется полностью у неё под каблучком… Кроме всего прочего, конечно же, существует ещё много чего, что вы можете делать с женскими ногами. Вы можете их просто лизать, целовать, гладить, массировать. Вы можете мыть вашей женщине ножки, можете втирать ей питательные крема и ароматические эфирные масла, можете делать ей ванночки для ног, и всё остальное, что только вам придёт в голову, Макс! Но все эти прелести и удовольствия, Макс, обычно достаются мужчинам с крупными и крепкими яйцами, - к большому сожалению лично для вас. Поскольку у вас маленькие яички, Макс, то вам не часто представится возможность лизать ножки наших медсестёр. Мужчины с маленькими яйцами обычно вообще не допускаются к ногам девушек. И, как я полагаю, выша жена тоже не давала вам свои ножки, - верно?



    Макс смущённо подтвердил Ритыну догадку. С некоторых пор Нэлли перестала давать ему свои ноги, вызывая сильное недовольство, неудовлетворение и разочарование у Макса. И точно также как и Рита, Нэлли комментировала свой отказ вот так: «Сперва накачай себе яйца, Макс!»


    - Ничего страшного, Макс! Даже мечтать и фантазировать о женских ножках, - и то очень полезно и приятно, не так ли?! Однако, вы должны будете научиться это делать без мастурбации. Постепенно привыкайте к тяжести, переполненности и дискомфорту в ваших яйцах. Поверьте мне, это всё очень и очень полезно для вас как мужчины. Учитесь наслаждаться и этим тоже. Ну а сегодня у вас праздник, Макс. Пользуйтесь моментом, и активнее лижите мне ножки!


    Рита откинулась немного назад на стуле, отдаваясь тем приятным ощущениям, которые Макс ей доставлял своим ртом. Она медленно двигала свою ножку во рту у Макса, подставляла ему то одну, то другую часть стопы, то пятку, то пальцы, то засовывала все пять пальчиков вместе Максу глубже в горло, тренируя его рот и губы, приучая их к более широкому раскрытию, и более полному принятию её ножки. То засовывала по одному свои пальчики ему в рот, иногда говоря ему, где и как конкретно надо вылизывать, то как будто бы прощупывала своей ножкой его рот изнутри. Вторую свою ножку Рита положила Максу на лоб, и слегка направляла ею Максово лицо. Пару раз, когда Макс по неопытности касался Ритыной ножки своими зубами, она несильно стукала его по лбу своей пяткой, как знак о том, что он сделал что-то не то.


    Примерно через пол-часа такого своеобразного наслаждения, при котором в комнате был слышен в основном звук причмокиваний Макса, Рита снова заговорила с ним. Следующие пол-часа Макс всё так же усердно обрабатывал ножки Риты, в то время как она объясняла ему особенности и детали его предстоящей яичной коррекции.


    - Я уже приготовила ваш индивидуальный план коррекции, Макс. Он расписан по дням, в общих чертах. Возможны некоторые дополнения и изменения. Примерно через год у вас будут окрепшие, увеличенные, возмужавшие и полностью развитые яйца. Ваша жена будет от вас в восторге. Но в течение этого года вы должны будете немного потерпеть, Макс. Нет-нет, вас не будут мучить и пытать! Просто некоторые детали коррекции могут иногда причинять вам лёгкий дискомфорт. Поэтому в вас одновременно будут вырабатываться мужество, устойчивость, выдержка, что очень важно для мужчины.


    Рита снова поменяла положение своих ног во рту у Макса, и, как ни в чём ни бывало, продолжала.



    - Примерно через две недели, Макс, у вас будут полностью заполнены яйца. Ясное дело, что вам будет очень сильно хотеться их освободить. За эти же две недели вы немного привыкните к нашим методам коррекции, узнаете нас по-лучше. Это я к тому, что через эти две недели вы будете полностью обкатанным и готовым для вашей коррекции. Да, Макс, мужчину нужно обкатывать так же, как и новую машину, или, скорее, как дикого коня. Я вам буду регулярно ставить уколы в яички, и со временем они станут более крепкими, мощными, выносливыми, крупными и низко-отвисшими. Одновременно с этим я буду проводить с ними и другие процедуры, Макс. В общей сложности, все эти детали не должны вас особо волновать. Это наша забота, наша работа, наша ответственность. От вас только требуется выполнять все наши просьбы и распоряжения, и вообще быть послушным мальчиком. И если вы будете хорошим и послушным, то я буду иногда вас баловать моими ногами, Макс, как сейчас вот. Нравится? Я думаю! На первом этаже всем мужчинам нравятся мои ножки. На втором тоже! Но вот зато на третьем! Там их просто боятся…


    Макс не выдержал, вынул Ритыну ножку у себя изо рта, и спросил её, что же, всё-таки, делается на втором и третьем этажах ЯКа.


    - На втором этаже, Макс, мы помогаем слабым и неуверенным в себе ребятам и мужчинам. Мы тренируем их силу и выносливость, и особенно их сексуальные способности. И конечно же, мы им тоже накачиваем яйца, как и вам на первом этаже, так как крепкие яйца - это залог благополучия мужчины. Мы работаем с их комплексами и недостатками. Убираем острые углы, так сказать. Обучаем общению с женщинами. Я вас как-то приглашу понаблюдать за сессиями на других этажах ЯКа. На третьем этаже, Макс, если у вас психика крепкая, то хорошо. Но если не совсем, то лучше я промолчу.



    - Нет нет, скажите мне, пожалуйста, - попросил Макс, на секунду вынув изо рта большой палец Ритыной правой ножки, при этом причмокнув от удовольствия. Рита как бы свысока посмотрела на Макса, снова окунула свой большой палец ему в рот, и продолжала.


    - Ладно. Макс, там находятся уголовники, особенно те мужчины, которые совершили сексуальные преступления, вроде изнасилований или избиений своих жён и подруг. Вместо обычной тюрьмы, по решению суда, некоторые из них попадают к нам на коррекцию. И конечно же, коррекция таких мужчин довольно жёсткая, Макс. Мы точно так же работаем в основном с их яйцами, но немного в другом направлении. Если на первых двух этажах мы стимулируем, тренируем, увеличиваем и качаем вам яйца, то на третьем мы применяем методы болевой терапии, тем самым заставляя преступников осознать свою вину, ощутить на себе всю тяжесть и боль, и способствуя искоренению у них всяких подобных злобных мыслей в будущем.



    - Что же вы с ними там делаете? - спросил озадаченный Макс.


    - Лучше пару раз увидеть, чем про такое слушать, Макс. Но сейчас, когда у вас у самого яички опухшие, я вам могу сказать сразу, что вы не готовы воспринять эту информацию. Я вам только могу сказать, что мы по-разному мучаем яйца этих злостных уголовников. Да да, Макс, сами преступники называют это издевательством над ними. Но то, что они делают со своими жертвами, это они, почему-то, не называют издевательством.



    Сессия подошла к концу, Рита поблагодарила Макса за оральный сервис её ног, и попрощалась с ним. Макс никак не мог сосредоточиться. Боль в яйцах, безумно ароматные, вкусные и томные ноги Риты, её поучения и рассказы, всё это заведение, вся эта коррекция. Макс думал, что попал в сказку. И ему тут уже очень нравилось. Сексапильные медсёстры, которые тренируют парням яички, необычные ощущения, которые никто никогда в обычной жизни не испытывает! И Макс забылся в сладком сне.


    Последующие дни прошли очень быстро. Рита появлялась со шприцом в руках, умело, быстро, но ласково ставила ему регулярные уколы в яйца, потом немного разминала их ему, как будто бы помогая поглотить только что введенный раствор, спрашивала о его самочувствии и его ощущениях в мошонке, и потом уходила. Макс тосковал по ней, тосковал вообще по сексу, по общению с женщинами. Он понимал, что, как часть терапии, ему не разрешается ни дрочить, ни общаться с женщинами. Иными словами, Макса тут посадили на голодный сексуальный паёк. Но всё же Макс ощущал резко усилившееся желание и влечение, и не знал, что с ним делать, как ему быть. Было ли это из-за увеличения рамера его яиц? Или же Рита вкалывала ему специальные растворы с возбудителями? Или же он просто влюбился в Риту, и от этого сам не свой был? Макс не знал ответа. У него в голове была какофония, и он чувствовал себя обычным осликом, с которым Рита играется.


    Это одновременно и бесило, и возбуждало Макса. Со временем он узнал, зачем Рита частенько смазывала его оголённую головку члена, после чего у него там ужасно пекло. Оказалось, что Рита наносила ему туда специальную едкую мазь, тонким слоем, после чего у Макса временно пропадала эрекция. Условный рефлекс жжения головки перекрывал рефлекс желания возбудиться. Член просто не поднимался после едкой вредной мази, что и было необходимо для успешной терапии. Иногда, во время терапии, когда Рита наблюдала в Максе готовность вот-вот не сдержать себя и разорваться в оргазме, тогда она наносила более толстый слой этой едкой мази, либо же закапывала пипеткой едкий раствор прямо Максу в уретру. Жидкость попадала в мочевой канал, вызывая зуд и щипание. Макс понял, что он влип на целый год. Целый год его будут держать за яйца! Ничего не оставалось, как свыкнуться с этой мыслью, тем более, что, по большому счёту, приятного для Макса тут было намного больше, чем неприятного.


    Прошли первые две недели, и Макс был полностью обкатан, как это сказала Рита недавно. И на самом деле, он чувствовал себя чудесно. Не считая постоянной ноющей тяжести и напряжения в яичках, Макс был полон сил и оптимизма. Общение с Ритой дало себя знать, и Макс уже давно не был таким окрылённым и озабоченным одновременно. Каждый день он получал свои уколы в яйца. В основном это были уколы стимулирующего и увеличивающего свойства. За две недели Рита хорошенько обколола ему каждое яичко со всех сторон. И, сам не веря себе, Макс постепенно стал привыкать к этим экзотическим ощущениям в яйцах, - к постоянным уколам, жжению, зуду, чесотке, давлению, тяжести, и иногда лёгкой, тупой боли.


    Рита часто повторяла Максу, что у всех ребят в Яке, на постоянной основе, слегка болят яйца, и что это нормально и полезно, для воспитания выдержки и мужественности. Надо всего лишь к этому привыкнуть. И вот теперь, по прошествии двух недель, ознакомившись с основами деятельности ЯКа, Макс был готов к тому, что бы быть использованным и перевоспитанным на полную катушку. У него наступил период активной стимуляции, накачки, и увеличения размера яиц. Рита объяснила Максу, что есть временные эффекты, но есть и постоянные. Определённые растворы, введенные в яички мужчины несколько раз подряд, день за днём, увеличивают яйца необратимо, навсегда. Причина этому была в том, что мельчайшие частицы раствора внутри яичек не растворялись, не всасывались, и не могли быть выведены из организма. Они находились внутри яичка много - много лет, обычно всю жизнь, и постепенно расширяли его яйца изнутри, очень медленно и мягко раздвигая клетки тканей, и стимулируя их деление и рост, а также выработку спермы.



    По утрам Рита заходила к Максу в палату, ставила ему уколы в яички, и потом сразу же, легонько но долго, набивала их. Иногда ручками, иногда ножками, иногда деревянной лопаткой. Во второй половине дня она снова навещала его. Но теперь она проводила с Максом своеобразную яичную терапию. Она разминала ему яйца, оттягивала, сдавливала и катала их у него по мошонке туда - сюда. В это время Рита общалась с Максом на разные темы, чаще всего, на тему отношений к женщинам и прилежного поведения мужчины, состоящего в браке. Макс при этом заметил, что когда Рите не очень нравятся его ответы и реакции на её слова, то тогда она доставляет его яичкам чуть больше дискомфорта, чем обычно, как бы принуждая Макса принять то, что она говорит ему. И Макс вынужден был всегда уступать Рите. Уж слишком фантастические ощущения она доставляла его яйцам!


    Вместе с этим, Рита регулярно и методично растягивала Максу мошонку, подготавливая её для удержания яиц большего объёма и массы. И вскоре, в результате регулярных уколов, набивания, порки, разминания, массажа, оттягивания, отягощения, и некоторых других манипуляций с яйцами, - Макс обнаружил, что они у него уже едва ли умещаются в мошонке, и что они по размеру похожи на два крупных яблока. Сексуальное желание и влечение Макса достигало своего предела. Эротическое давление изнутри яиц давило на всё его тело, особенно на мозги. Семенные канатики доблестно удерживали повышенный вес яиц. До предела растянутая кожа мошонки радостно и гордо блестела от натяжения. Но Рита постоянно говорила Максу, что он для неё по-прежнему мужчина с маленькими яичками. Она дразнила его, возбуждала своими словами, своим видом, своими действиями. А то, что она вытворяла с его яйцами, просто сводило Макса с ума.


    Рита ловко и умело разрабатывала их ему. Они действительно накачались у него, как мускулы. Она заставляла Макса привыкать к всё более безумным ощущениям, и ещё более высокому давлению изнутри. Она тренировала даже те маленькие мускулы возле яичек, которые поднимают их в мошонке. Рита обычно подвешивала не слишком тяжёлые грузики на каждое яичко. Затем Макс должен был носить Риту на своих плечах по спорт-залу, с грузиками на яйцах. И не только носить, но ещё и бегать с Ритой на плечах, и при этом не особо болтаться из стороны в сторону и вертикально. После этого Макс приносил на себе Риту в его палату, и они продолжали уже один на один. Рита держала его яйцо за крепление к грузику, и заставляла Макса поднимать яйцо вместе с грузиком. Сперва на миллиметр, затем больше. В конце концов Макс научился совершать подъёмно-опускательные вертикальные движения своими яйцами, в пределах пяти сантиметров. Чего только Рита не вытворяла с его яйцами!


    Бывало, она садила Макса на пол, и просила его как можно шире раздвинуть свои ноги, что бы его яйца свободно лежали на полу. Затем Рита ненавязчиво наступала своей ножкой ему на яички. Со временем она увеличила внутреннее давление в яичках Макса настолько, что они стали словно перекачанные воздухом мячики. Так что Рита постепенно подавала всё больше и больше веса на свою ножку, следя за тем, что бы случайно не раздавить Максовы яички. Иногда она даже пружинила на его яйцах, стоя сверху на них, как на батуте. Рита всегда работала с ним босиком, и Макс мог любоваться очаровательным зрелищем её босых ног на своих яйцах.



    Однажды Рита появилась в дверях его палаты, приглашая его следовать за ней.



    - Сегодня, Макс, как я и обещала вам, я познакомлю вас с двумя другими этажами ЯКа. Прошу вас!


    Они вышли из его палаты, направляясь к лестнице на второй этаж. Если на первом этаже клиенты находились почти всегда у себя по палатам, то тут царил хаос, ажиотаж, невроз, - как это Максу показалось. Рита пригласила Макса в специальную комнату, откуда можно было наблюдать за сессией в соседней палате, при этом оставаясь незамеченными. Через стекло можно было видеть только в одну сторону. С другой стороны была зеркальная поверхность. Рита с Максом присели на стулья чтобы наблюдать часть сессии. Поскольку яички Макса были увеличены и перетянуты ремешками, то они неуклюже торчали у него спереди тела. Из-за этого Макс не мог одеть брюки, и ему пришлось быть в халате, что бы избежать лишнего давления на яйца. Он уселся на стул, широко раздвинув ноги, и положив свои опухшие яйца впереди себя. Рита улыбнулась, видя его лёгкий дискомфорт. Она подсела чуть ближе к нему, и положила свою руку ему на яйца. Во время просмотра сессии, Рита стимулировала Максу яйца рукой. Её пальчики давили, мяли, царапали, кололи, раздвигали, катали, тянули, набивали, постукивали и пошлёпывали по Максовым яйцам.


    За стеклом в соседней палате, молодая медсестра проводила сессию коррекции с мужчиной средних лет. Рита пояснила Максу, что этот мужчина был до сих пор один. У него была крепкая зависимость от мастурбации. Он безудержно мастурбировал по несколько раз каждый день, да ещё и так, что не оставалось ни времени, ни сил, на что-либо другое в жизни. У него, к тому же, был комплекс вины из-за этого. Он думал, что все женщины знают о его мастурбации, и смеются над ним. Этот мужчина не мог установить контакт с женщинами, и постепенно лишался рассудка от такого образа жизни. И вот в ЯКе персонал работает с его комплексами и недостатками, восстанавливая его мужскую силу и достоинство.


    Макс наблюдал, как молодая медсестра массировала увеличенные яички мужчины. Она сдавливала их своими руками, и немного похлопывала с разных сторон. Мужчина сидел перед ней на стуле, совсем голый, со своими припухшими яичками, свешенными между ног, что Максу напомнило о его собственной ситуации. Рита пояснила Максу, что в отличие от него, Макса, этому мужчине просто необходим контакт с женщиной, контакт эротического плана. Медсестра бережно разминала увеличенные яйца. Через пару минут такой разминки руками, она что-то сказала мужчине, и проворно положила свои ножки прямо сверху на его яйца. Они оказались как бы зажатыми между ножками медсестры и краем стула. Макс смотрел, как она теперь разминала большие яйца своими босыми ножками. Пальцы её ног поддевали снизу, надавливали сверху, тыкали прямо в упор, сжимали с обеих сторон, раздвигали в стороны опухшие яйца клиента.


    Затем молодая дразнилка начала вдавливать яйца прямо вперёд в пах клиента, используя для этого всю подошву своих ножек. Она словно ехала на велосипеде, или топтала виноград для вина. Её коленки поочерёдно сгибались и выпрямлялись. Было видно, как из напряжённого члена клиента выделились капельки смазки. Тогда девушка приостановилась, сняла рукой эти капельки, нанесла их себе на пятки, и втёрла их в кожу. Рита пояснила, что персонал использует капли смазки, пред-эякулята, как крем для ног. Но даже эту смазку обычно не разрешалось извергать из себя. И что за это тоже причиталось наказание. И правда, не успела Рита объяснить Максу про такой странный нюанс, как молодая вредина уже держала в руках наполненный чем-то шприц, возле опухших яиц клиента. Видно было, что, так же как и Макс, этот клиент уже свыкся с постоянными уколами в яйца, и спокойно принял свою участь.


    Медсестра бережно, но уверенно воткнула иголку шприца в левое яичко, и опорожнила содержимое шприца вовнутрь. Рита пояснила Максу, что, очень часто, как наказание, медсёстры ставят шприц постоянно в одно и то же место на яичке клиента, тем самым тренируя яичко на боле-устойчивость. Потом девушка ввела шприц в правое яйцо. Подождав пару минут, пока введенный раствор начнёт рассасываться, медсестра начала снова разминать его яйца в руках. Тут Рита напомнила Максу о том, что такой массаж яичек сразу после уколов, улучшает усвояемость введенного раствора, и в целом укрепляет яички, способствуя также постепенному увеличению в размере, ввиду образования и роста новых половых клеток.



    На третий этаж Рита, всё-таки, не повела Макса, опасаясь за его психику. Так что, они ещё немного погуляли по второму этажу заведения, и в это время Рита показывала и рассказывала Максу всяческие новшества и изощрения, пускавшиеся в ход на втором этаже, с целью укрепления мужской силы и желания. Когда Макс полностью пришёл в себя после такой своеобразной экскурсии, он снова с головой погрузился в свою теперь обычную жизнь. Вместе с другими клиентами, он мыл, чистил, пылесосил все покрытия, мыл окна, пилил дрова, чистил и натирал лаком обувь девушек, и совершал другие необходимые работы. Медсёстры постоянно находили что-то такое, что надо было сделать, держа таким образом мужчин занятыми. В течение дня проводились различные занятия по физподготовке. И Макс проводил много времени в тренажёрном зале. Занимаясь со снарядами и тренажёрами, Макс подчинялся командам медсестры, которая контролировала тренинг.


    Иногда это была Рита, но чаще это были другие девушки. Когда клиент доходил до полного изнеможения и усталости на тренажёрах, тогда медсёстра стимулировала его ещё немного, постепенно повышая порог усталости клиента. По началу Макса это бесило, но потом он привык и к этому тоже. Сколько раз случалось так, что он качал себе бицепсы, стоя посреди зала с гантелями. К его опухшим яйцам шла длинная верёвка, другой конец которой был намотан на ножку сидящей поодаль медсестры. Женщина наблюдала Макса, и когда тот доходил до своего предела в поднятии гантелей, и уже собирался положить их на пол и отдохнуть, тогда она вдруг дёргала ножкой его яйца, стимулируя Макса к дальнейшей тренировке. Иногда это была Рита, но вместо верёвки к его яйцам, она просто подходила к Максу, и слегка сдавливала их в своих ручках, смотря ему прямо в глаза. После чего у Макса сразу, откуда ни возьмись, появлялись новые силы для ещё нескольких повторений. Макс полюбил такие тренинги. Он был совсем голым, стоя там с гантелями или штангами. А медсёстры были в коротких халатиках и босиком. И у Макса появлялись новые силы просто от того, что он рассматривал красивые и влекущие ножки девушек.



    Кроме этого, Макс научился прекрасно выполнять роль таксиста в заведении. Много раз он переносил на своих плечах разных медсестёр, с этажа на этаж, вверх и вниз по высоким и крутым лестницам. Женщину надо было нести на себе так, что бы она могла держать в руке полную чашку с чаем или кофе, и при этом ни капли не пролить. Естественно, если бы Макс хоть чуть-чуть дёргался или шатался, то такое было бы невозможно. Но за такого рода неровную ходьбу причиталось наказание. Поэтому мужчины изо всех сил старались носить девушек на своих плечах как можно более ровно и плавно. Большей частью, медсёстры приказывали парням носить их по ЯКу просто так, без особой цели, просто в качестве тренировки. Но иногда это были и переносы с этажа на этаж, или же из одного крыла здания в другое, в соответствии очередным местом работы медсестёр. Как усложнение подобной тренировки в верховой езде на мужчинах, иногда клиентов ставили на четвереньки и садились на них верхом. При подобном варианте передвижения, сама езда была намного более медленной и нудной, однако и тренировка мужчины оказывалась более глубокой, соответственно.


    Макс неоднократно слышал от Риты, что обычно мужчин надо объезжать, дрессировать, тренировать и воспитывать «под себя», на свой лад, с тем, что бы конкретный мужчина мог всё лучше и лучше чувствовать женщину, и, как следствие, всё лучше ей служить и её радовать. И что тут, в ЯКе, у пациентов яичной терапии есть редкая возможность ощутить на себе подобную дрессировку не одной, а нескольких женщин-медсестёр, и что поэтому жаловаться на жизнь в ЯКе мужчинам просто грех. Но Макс уже давно не жаловался ни на что. Он сходил с ума от всех прелестей своей коррекции, и наконец-то понял и прочувствовал всю красоту и глубину женского доминирования. Мошонка у Макса уже не была растянута до предела, как в самом начале коррекции, её кожица теперь свободно и радостно висела вокруг его увеличенных яиц.


    Сами яйца Макса слегка отвисли к низу в мошонке, под действием силы своей тяжести. Они заметно окрепли и возмужали, спокойно выдерживая удар средней силы медсестрой, ножкой в пах. Макс также научился наслаждаться приятным щекочущим ощущением в своих яйцах, при котором его неудовлетворённое сексуальное желание как бы напрягает яички, томит и давит их внутри, но никак не может их покинуть. Макс понял, почему тут в ЯКе придают такое значение развитию мужских яичек, и одновременно почти не стимулируют член. Это был совершенно новый виток в развитии эротики и секса, такой крутой, от которого постоянно кружилась голова.


    Однажды в полдень к Максу зашла Рита, в сопровождении двух совсем юных девушек.



    - Добрый день, Макс! Я пришла вас навестить. А это - наши новенькие практикантки, Макс. Они сегодня созерцают нашу работу на всех трёх этажах. Вам повезло, Макс, что я выбрала именно вас для показательной сессии перед девушками. Почему повезло? А потому что вы получите сейчас двойное удовольствие. Во-первых, от самой сессии, которая, кстати, будет наказательного плана, за то, что вы вчера не достаточно плавно меня носили по этажам ЯКа. А во-вторых, Макс, вам будет приятно видеть то, как вас наказывают эти две симпатичные девушки, - не правда ли, Макс? Я буду проводить с вами сессию, и иногда буду подключать девушек к этому процессу. Они ещё совсем новенькие и неопытные, и поэтому не совсем уверенные в себе. Так что они могут совершать небольшие ошибки, по неопытности. Вы уж их простите, Макс, если они случайно доставят вам чуть больше боли, чем надо. Параллельно с этим, я буду им рассказывать и объяснять, что к чему. Так что вы расслабьтесь, как всегда, и наслаждайтесь ощущениями. Ваши яички уже заметно возмужали, Макс, и они могут воспринимать всё больше женского внимания, не так ли?


    Макс разглядывал ножки обеих девушек. Они были в открытых туфельках, и с красным лаком на ногтях. Девушки поймали этот взгляд Макса, и улыбнулись ему в ответ. Рита пояснила Максу и девушкам ход этой сессии по коррекции Макса. Поскольку Макс всё ещё отличался некоторыми нехорошими чертами характера, вроде лживости и надменности, а так же потому, что его жена, в своё время, не была довольна им как мужчиной, Максу полагалось по-любому получать свою ежедневную дозу наказания. А тут ещё и эта вчерашняя неровная езда! И вот сейчас, Рита собиралась поработать с Максом на нескольких уровнях воспитания, задействуя несколько способов воспитательных мер. И при этом, две практикантки будут активно участвовать, наказывая Макса вместе с Ритой, при этом наблюдая и изучая реакцию пациента на конкретные воспитательные меры.


    - Посмотрите, какие у него яйца, девочки! Макс, уберите ваше одеяло! - скомандовала Рита.



    - Как вы заметили, у большинства наших пациентов тут довольно крупные и крепкие яйца. У Макса же, в самом начале коррекции, его яички были в два раза меньше, чем сейчас!



    Девушки захихикали. Они пристально рассматривали Максовы яйца, как будто бы сравнивая их с другими яйцами, с теми, которые они уже видели и щупали до сих пор.


    - Как вас учили на курсах, девочки, ребята с маленькими яичками - чаще всего неудачники, и вообще по жизни, и в частности с женщинами. И виной тому как раз их яйца. Но мы сейчас не об этом. Я просто хочу вам напомнить, девочки, что таким мужчинам не стоит особо дарить эротические радости, и тем более им нельзя давать освобождать свои яички, а то ведь они вообще сдуются.



    - Макс, сегодня у нас на повестке дня наказания, и совсем немножко такой, уже привычной и приятной для вас, яичной боли.



    - Девочки, мы, как женщины, должны уметь жёстко и глубоко наказывать мужчину. И просто так, в целях профилактики, и тем более, после очередного мужского всплеска эгоизма. А поскольку у мужчины вся его жизнь крутится вокруг да около секса, то именно этим вы и должны его наказывать. Сексом! Точнее, вы наказываете его отказом в сексе, отказом в удовлетворении, в удовольствии. И одновременно, вы немного мучаете его физически. Это ему очень приятно, кстати, в отличие от нас, женщин. И вы посмотрите, как он будет всю жизнь потом на вас молиться! Однако, обязательное условие для успешной коррекции, для успешного воспитания мужчины, как вы помните, это его полные яички. У нас не так много времени тут с Максом, так что начнём. Сперва мы посадим его в кресло, и будем разрабатывать ему яички. Затем мы будем сечь его задницу. Готовы, девочки?


    Макса усадили в специальное кресло, похожее на кресло гинеколога, которое Рита с практикантками вкатила в Максову палату. Ноги Макса были широко разведены в стороны и зафиксированы к ножкам кресла. Туловище Макса довольно туго перевязали бинтами, обеспечивая полную неподвижность на время последующей стадии коррекции. И вот три женщины стояли напротив Макса, который сидел голый в этом кресле и тупо глазел на красивые ножки всех трёх медсестёр поочерёдно. Прошло уже около трёх месяцев со дня поступления Макса в ЯК. И с тех пор Макс не то что ни разу не облегчал свои яйца, но он даже не имел возможности поцеловать женскую ножку, - после того единственного случая, когда Рита подарила ему целый час наедине с её ступнями. У Макса внутри всё горело и кипело от желания, от страсти. Не то что горело, но даже почти взрывалось атомной бомбой, - так оно Максу казалось самому. Его яйца, которые сперва были очень жёстко и резко накачаны и увеличены, теперь немного подуспокоились.


    Однако что-то произошло с ними ещё. Макс не понимал точно, что это было. Появилось какое-то новое для него дикое желание, хотение. Максу казалось, что Рита постепенно вкалывала Максу в яйца конский возбудитель. Но Рита отрицала это, когда Макс её спрашивал. В любом случае, Макс чувствовал себя какой-то мощной секс-машиной, или даже секс-бомбой. Или просто автопокрышкой, надутой воздухом под высоким давлением, намного выше, чем обычно положено. И всё это избыточное давление Макс ощущал у себя и в яйцах, и в голове. Мысли о сексе не покидали его. А то, что Рита и другие девушки отказывали ему в любой форме секса и эротики, кроме стимуляции его яичек, так это совсем сводило Макса с ума. И вот сейчас он сидел на этом странном кресле, раздетый, перед тремя красавицами. Его яйца глупо свисали между ног. Максов член начал вставать, реагируя на присутствие девушек, и на своё положение наказуемого. Но Рита спокойно продолжала инструктировать практиканток.


    - Иногда бывает так, девочки, что у пациента возникает спонтанная эрекция во время сессии. У некоторых мужчин она возникает в связи с дискомфортом или даже болью. Определённые мужчины любят боль в паху. Их называют мазохистами обычно. Однако вы уже знаете, девочки, что каждому мужчине и приятно, и полезно ощущать боль и дискомфорт в яйцах, хотя бы время от времени. Более того, нужно постепенно повышать этот болевой порог у мужчины, тренировать его на выдержку и устойчивость. Вот сейчас у Макса возникла очередная эрекция. Это наверняка связано с тем, что он видит наши босые ступни. Макса это приводит в восторг и безумие. Вы знаете, что феномен обожания женских ножек наблюдается у многих мужчин, даже у тех, кто не признаётся себе в этом. Так вот, естественное желание Макса сейчас, это дойти до оргазма и облегчить свои яйца, освободиться от давления внутри. Только тогда он получит своё удовлетворение. Однако мы не позволим ему этого, конечно же. Клиент должен постоянно находиться в состоянии неудовлетворения и сильнейшего желания. Только тогда терапия и коррекция принесёт результат. Так что на этот раз, в этой нашей ситуации, лучшим способом будет гашение эрекции путём введения специального раствора в уретру члена.



    Тут Рита достала и приготовила пипетку для введения раствора в уретру, и предложила одной из девушек сделать это. Практикантка взяла пипетку и подошла к Максу. Она сперва взяла в руку Максов эрегированный член и немного подрочила его, добиваясь более твёрдой эрекции. Макс застонал от удовольствия. Это был первый раз, когда его член ощутил немного ласки от женщины, за уже очень долгое время. Медсестра улыбнулась Максу, и, с извиняющимся выражением лица, ввела пипетку в уретру Макса. После чего она выдавила из пипетки несколько капелек прозрачной жидкости, при этом поддерживая член вертикально, головкой вверх, и всё ещё подрачивая его. Через пару мгновений Макс почувствовал как внутри члена начинает ныть, щемить и щипать. Эрекция сникла, и девушки радостно захихикали.


    - Прекрасно! - сказала Рита. - Теперь продолжим.



    Рита разделила яички в мошонке Макса, и перевязала каждое верёвкой, прямо у основания. Так что теперь кожа мошонки была туго натянута вокруг перевязанных яиц, а сами яйца резко выступали вперёд.



    - В таком положении лучше и удобнее работать с мужскими яичками, девочки. Сперва хорошенько прощупайте их, - предложила Рита, и вышла из палаты на несколько минут.


    Девушки немного покраснели, и с извиняющимся выражением лица принялись прощупывать Максовы яички. Каждая из практиканток взяла в руки по одному яйцу Макса. Они по-тихоньку мяли, давили, тянули, набивали и царапали яички Макса. Так продолжалось минут десять. Затем появилась Рита.



    - Молодцы, девочки. Я вижу по его лицу, что вы умницы. Теперь начнём более глубокую работу с ними.



    Рита взяла Максово левое яйцо в свои руки.


    - Смотрите. Каждое яйцо имеет свои болевые точки. На самом деле это те точки, где у мужчины, в течение его жизни, возникли некоторого рода блокады и нарушения в кровообращении. Тут также оседают все его подавленные эмоции, страхи, беспокойства. Когда мужчина достигает оргазма, он временно освобождается от всех подобных блокад. Но это достигается за счёт того, что он просто сбрасывает с себя напряжение, давление. Это неверный путь работы с эмоциями и подсознанием. А вот когда вы разрабатываете ему до предела переполненные и перегруженные яйца, то тогда совсем другое дело. Тогда вам нужно постепенно, со временем, отыскать такие болезненные и чувствительные точки на каждом яичке, и очень тщательно и детально их проработать. Вы мне наверное не поверите, девочки, но для мужчины такие острые эротические ощущения зачастую намного приятнее, чем сам оргазм.


    Рита прощупывала левое яичко Макса, проверяя его на болезненные участки. Она внимательно следила за реакцией Макса на её манипуляции. Как Макс ни старался ничего не показывать, он всё же не мог сдерживаться, когда Ритыны пальчики находили подобные чувствительные точки. Заметив реакцию Макса на её касания, Рита приостанавливалась именно в этом месте на яйце, и сперва осторожно, а затем немного грубее и напористее массировала и разминала это конкретное место, попутно отслеживая реакцию Макса.


    - Через некоторое время, после того, как вы разрабатываете ему определённое место, у него должны пройти блокада и напряжение, и вместе с ними проходит и болевое ощущение тоже. Теперь вы, девочки!


    Каждая из практиканток снова взяла в руки по яйцу Макса, но теперь они целенаправленно искали у Макса болевые точки. И конечно же, они их находили. Макс, со своей стороны, никак не мог свыкнуться с мыслью о том, что сейчас эти две симпатичные молоденькие стервочки разминают и исследуют его яйца. Это было выше его интеллекта, и Макс снова чувствовал себя осликом в раю. Так продолжалось ещё около полу-часу. К этому времени Максовы яйца порядком распухли и налились ярким сочным цветом. Девушки хорошенько размяли и помучили его железы. Теперь настало время порки яичек. Рита объяснила девушкам, как лучше пороть парню яички.



    - После долгой разминки руками, в его яйцах сейчас отличное кровообращение, повышенная чувствительность, и повышенное желание. И это самый подходящий момент для порки лёгкими деревянными прутиками. Однако для лучшей фиксации яичек, а так же для более высокой степени напряжения в самих яичках, в мошонке и в семенных канатиках, лучше всего подвесить на яички отягощения, и оставить их висеть на яйцах на время всей порки. Таким образом грузики будут оттягивать его яички, автоматически выпячивая их вперёд для лучшей порки. В результате каждое яичко может быть тщательно выпорото со всех сторон, при этом испытывая четырёхкратное напряжение: от перевязанной мошонки, от тяжести грузиков, от внутреннего давления неудовлетворённого желания, и от самой порки. Это самый эффективный способ порки. Ваша задача сейчас, девочки, постепенно довести яички до их болевого порога, и удерживаться там как можно дольше. При регулярной профилактической порке яичек этот болевой предел постепенно повышается. Это тренирует, укрепляет и закаляет мужчину. Наращивайте силу ударов постепенно. Помните, что ему вовсе не так больно, как это нам кажется. Скорее наоборот, ему это даже приятно! Не зря же парням нравится, когда они получают от девчонок по яйцам! Начинайте!


    Рита снова вышла из Максовой палаты, возможно у неё были ещё другие дела в ЯКе. Она обещала вернуться через пол-часа, для порки Максовой задницы. Девушки переглянулись, заранее попросили у Макса прощение на тот случай, если, по неопытности, они причинят ему слишком много боли в яичках, и начали пороть его. Поочерёдно наносились удары по каждому яичку в отдельности. Девушки старались охватить как можно большую поверхность яичек. Сперва они очень мягко и спокойно били его яйца, но затем увеличили силу ударов. Когда передняя поверхность каждого яичка была полностью выпорота, девушки провернули грузики на 180 градусов, и закрепили их в таком положении к ножкам кресла. Таким образом задняя поверхность каждого яичка Макса была теперь обращена вперёд к девушкам. И они начали обрабатывать прутиками эту часть яичек. После того, как и задняя поверхность каждого яичка была полностью выпорота, девушки сняли грузики с яиц и приготовились к порке нижней поверхности каждого яичка.


    Практикантки сперва не знали, как это лучше сделать. Но как раз в это время в палату зашла Рита, и предложила им отличный выход из положения. Каждая из девушек просто взяла по яичку Макса в одну руку, повернув яйцо нижней поверхностью к себе, а второй рукой, державшей прутик, можно было очень даже удобно хлестать по яйцу. Так они и сделали, и через ещё минут пять Максовы яйца были со всех сторон основательно выпороты. Девушки снова извинились перед Максом за доставленную боль в яйцах. Но Макс был на седьмом небе от счастья. После этого Рита развязала ему мошонку. Теперь Максовы яйца были полностью свободны. Никакого натяжения, давления, боли. Они, правда, снова немножко опухли у него. Рита пояснила практиканткам, что увеличенные яйца помогают мужчине легче переносить сексуальное неудовлетворение.



    - Ведь образуется больший объём яйца. И внутреннее давление спермы, крови, желания, - распространяется по всему этому объёму. Тогда как при маленьких яичках очень трудно вынести такое напряжение. Именно поэтому мальчики с маленькими яичками стараются как можно чаще и активнее освобождаться от этого давления, и мастурбируют. Они просто не могут его вынести. Но, вместе со спермой, из яичек вытекают и его желание, страсть и любовь к женщине. Поэтому в результате страдает женщина, которая рядом. А по сему, девочки, мой вам совет: выбирайте себе парней с крепкими и большими яйцами. А когда уже таких себе выберете, то разрабатывайте им яйца конкретно! И тогда любой мужчина будет навсегда у ваших ног.


    Рита тем временем снова разминала яйца Макса в своих руках. Она массировала их, проверяя реакцию Макса на её касания. Затем она охватила руками его яйца сверху, и стала оттягивать их вниз от тела Макса. По пути Рита пояснила двум девушкам, что для хорошей работы яичек, парню надо регулярно оттягивать его яйца. Ношение грузиков является отличным вариантом такой практики. Но иногда можно это делать просто руками, как вот она сейчас это делала.



    - Растягивая таким образом мошонку и семенные канатики, вы добиваетесь ещё более глубокого эффекта коррекции или терапии. Параллельно, вы укрепляете его силу воли и терпение. В идеале, ваш мужчина должен быть в состоянии выдерживать вес всего вашего тела на своих яйцах. То есть, когда вы висите у него на яйцах, а так же, когда вы стоите у него на яйцах.


    Практикантки снова захихикали, и, вместо Риты, стали оттягивать Максовы яйца вниз. Сессия подходила к концу, и вскоре Максовы яички, к огромному сожалению самого Макса, оставили в покое. Макса развязали, и Рита приказала ему лечь на живот на кровати. Макс молча повиновался. Рита достала из своего чемоданчика свой собственный прутик, и начала сечь Макса по заднице.



    - Девочки, смотрите. Когда сечёте мужчину, старайтесь накладывать удары один на другой, в одно и то же место. Кожа на заднице обычно очень толстая и многослойная. Вы должны дойти до глубинных слоёв кожи, и проработать их. Теперь попробуйте сами, девочки.


    Одна из девушек взяла прутик в руку, подошла к Максу, и начала его сечь, следуя указаниям Риты. Выпоров Максу половинку задницы в течение пятнадцати минут, практикантки поменялись местами, и теперь уже другая девушка порола ему другую половинку. После этого, обработав Максу ссадины и царапины какой-то жидкостью, Макса наконец оставили одного отдыхать.


    Он был на верхушке блаженства от всех прелестей своего нынешнего существования, и молился на Риту за то, что она помогла ему по-настоящему ощутить всю силу и глубину его собственной сексуальности. Теперь, по окончанию года своего пребывания в Яке, Макс ощущал себя самым настоящим яком, быком, буйволом, половым гигантом! Его желание перевалило за все возможные и невозможные пределы, и побило все самые немыслимые рекорды. Его увеличенные и окрепшие яйца гордо висели у него между ног. Он знал, что теперь он сможет вынести любое наказание, и что его яйца смогут теперь всё перенести и победить. Макс просто знал и чувствовал это. А главное, Макс твёрдо знал, что он теперь будет всегда и везде, постоянно и бесповоротно, сильно и крепко, нежно и ласково, - любить и обожать свою жену, как только он окажется с ней рядом дома.



    Его коррекция в ЯКе закончилась. Рита попрощалась с Максом, и отпустила его на свободу, дав напоследок поцеловать свою пятку.
    Con1, VovaM и Bobb нравится это.

Пoследние рецензии

  1. Con1
    Con1
    4/5,
    Хотелось бы подробностей про третий этаж
  2. kotik64
    kotik64
    5/5,
    Интересный рассказ
  3. VovaM
    VovaM
    5/5,
    Класс!!!
  4. Olvit
    Olvit
    5/5,
    То есть поллюций